Журнал «Медицина неотложных состояний» 6(7) 2006

Вернуться к номеру

Синдром «острого живота» у детей

Авторы: В.Б. ДАВИДЕНКО, Харьковский государственный медицинский университет
Рубрики: Медицина неотложных состояний, Хирургия
Разделы: Справочник специалиста

Версия для печати


Резюме / Abstract

Синдром «острого живота» у детей включает в себя ряд как хирургических, так и соматических заболеваний, основным проявлением которых являются боли в животе и диспептические явления. Для этой группы заболеваний характерно наибольшее количество диагностических ошибок. Это и дало повод для написания настоящей статьи.


Ключевые слова / Key words

синдром «острого живота», дети,острый аппендицит, неспецифический мезаденит, ошибки, дифференциальная диагностика

Острые хирургические заболевания органов брюшной полости у детей составляют одну из наиболее сложных групп заболеваний в диагностическом аспекте. Большое количество заболеваний у детей (в том числе и брюшной полости) проявляется одним из основных манифестирующих синдромов — болевым синдромом, что и объединяет их в группу так называемого «острого живота», требующего достаточно быстрого дифференцирования, установления истинного диагноза и действий в соответствии с поставленным диагнозом. «Острый живот» — группа заболеваний, при которых совершается наибольшее количество диагностических ошибок, а равно и неправильных лечебных действий, которые приводят к осложнениям и даже к летальным исходам.

Изучение и обсуждение диагностических ошибок – один из наиболее действенных способов совершенствования врачебного мастерства. Еще Н.И. Пирогов говорил: «Описав в подробности все мои промахи и ошибки, сделанные у постели больных, я не щадил себя». Бывают ошибки, которые зависят от недостатков организации обследования, отсутствия современной аппаратуры для исследования и лечения, недостаточно разработанной диагностики того или иного заболевания, а иногда они (ошибки) связаны с невозможностью воспользоваться квалифицированной консультацией. Врачебные ошибки также неизбежны при недостатке теоретических знаний и малом практическом опыте врача. Пробелы в знаниях — частая причина диагностических ошибок.

Особенностью профессии врача является то, что в за­труднительных случаях он далеко не всегда имеет возможность долго размышлять, почитать нужную книгу или посоветоваться. У хирургов такие случаи особенно часто встречаются именно при диагностике острых заболеваний брюшной полости у детей. Очень часто бывает так, что врач должен быстро и самостоятельно принять решение. Поэтому и нужно непрерывно совершенствовать свои знания в этой области. Грубая ошибка в распознавании и лечении болезни (особенно в ургентной хирургии) чаще всего связана с недостаточными знаниями и опытом врача.

Развиваемая сейчас в Украине тенденция к повсеместному внедрению принципов семейной медицины привносит в проблему диагностики острых хирургических заболеваний у детей новые и существенные трудности, связанные с привлечением к этому процессу семейных врачей, которые не имеют опыта общения с больным ребенком, достаточных знаний и опыта в диагностике заболеваний из группы «острого живота», что побудило к написанию этой статьи, целью которой стало желание познакомить врачей с основами диагностики острых хирургических заболеваний у детей.

Наиболее частым острым хирургическим заболеванием брюшной полости у детей является острый аппендицит. Именно при этом заболевании совершается наибольшее количество диагностических ошибок. Детский организм обладает высокой реактивностью на различные внутренние и внешние раздражители. Анатомо-физиологические особенности детского организма, наличие у детей сложных висцеральных рефлексов с отдаленной болевой и функциональной иррадиацией делают понятными те трудности, которые возникают у врача при определении диагноза острого аппендицита у детей.

Аппендицит у детей встречается в любом возрасте, начиная с грудного, но до 2–3 лет он бывает реже. Редкость заболевания в раннем возрасте объясняется многими факторами, среди которых большое значение имеет отсутствие сложившегося пейзажа микробной флоры желудочно-кишечного тракта, характерного для детей более старшего возраста, характер питания и пр. Однако при возникновении острого аппендицита у детей раннего возраста недоразвитие сальника и несовершенная пластическая функция брюшины способствуют быстрому распространению воспалительного процесса в брюшной полости. Бурная реакция, сопровождающая острый воспалительный процесс, уже через 12 часов приводит к деструктивным изменениям в червеобразном отростке.

Сложность распознавания аппендицита у детей такого возраста заключается в трудности собирания анамнеза, и врач руководствуется только рассказами родителей. Поэтому тщательность клинических исследований особенно важна — она решает диагноз заболевания.

Остановимся на ошибках диагноза у самых маленьких детей. Они заболевают остро, появляющиеся боли вызывают беспокойство ребенка, он отказывается от еды, плачет, не спит, наступает вялость. Одновременно с болями в животе появляются рвота, повышение температуры тела до 38 °С, тахикардия, нарастает в крови лейкоцитоз. У многих детей появляется жидкий стул.

При объективном исследовании обращает внимание поза ребенка, который старается лежать неподвижно на спине. Живот отстает в акте дыхания. В начале заболевания живот обычной конфигурации, но по мере развития болезни начинает вздуваться. При бимануальной пальпации можно определить слабое напряжение мышц передней брюшной стенки в правой подвздошной области. Во время пальпации ребенок не всегда дает возможность пальпировать брюшную стенку: он отталкивает руку или при продвижении ее к месту наибольшей болезненности начинает плакать. То же происходит и при перкуссии. Симптомы же раздражения брюшины у детей раннего возраста не всегда легко определяются.

Симптоматику острого аппендицита у детей симулируют многие инфекционные заболевания, сопровождающиеся абдоминальным синдромом: корь, скарлатина, ангина, менингит и др. Особого внимания заслуживает правосторонняя пневмония, которая у детей может протекать с явлениями псевдоаппендицита. Это усугубляется тем, что любое воспалительное заболевание у детей, сопровождающееся повышением температуры, может начинаться рвотой. Нередко ребенку, больному пневмонией, ставят диагноз «острый аппендицит», но еще опасней, когда острый аппендицит трактуют как пневмонию и поэтому не оперируют. Любой ребенок с диагнозом «острый аппендицит» должен быть тщательно обследован для исключения заболевания легких.

Осматривая ребенка с неясным диагнозом, нужно обращать внимание на все, даже на мелкие подробности: положение в постели, поведение, окраску лица, дыхание, высыпание на коже. Отметив, как ребенок реагирует на пальпацию, необходимо изменить его положение и снова произвести пальпацию живота. Далее необходимо произвести тщательное всестороннее исследование органов дыхания. Дети с пневмонией инстинктивно для облегчения дыхания принимают полусидячее положение, стонут, дыхание у них учащенное, в нем принимают участие крылья носа, температура высокая, развивается кашель.

При пальпации живота обращает на себя внимание разница в реакции на глубокую и поверхностную пальпацию. При поверхностной пальпации напряжение мышц живота выявляется более четко, а при глубокой — болезненность не усиливается и мышечное напряжение менее выражено. Изменяется также напряжение мышц живота при изменении положения ребенка: оно становится менее выраженным при переходе из горизонтального положения в полусидячее. Лейкоцитоз при пневмонии значительно выше, чем при остром аппендиците.

Грубые ошибки возникают, когда у ребенка диагностируют пневмонию, а в действительности имеет место нераспознанный аппендицит. При обследовании таких детей внимание врача не должно сосредоточиваться только на патологии в легких, необходимо тщательно обследовать живот в динамике заболевания, тогда чаще диагноз может быть поставлен правильно.

Значительные трудности возникают при дифференциальной диагностике острого аппендицита, сопровождающегося поносом. В таких случаях ребенку нередко ставят кишечную инфекцию и лечат в соответствии с поставленным диагнозом. При наличии жидкого стула у ребенка с абдоминальным синдромом необходимо скрупулезно разобраться в характере стула, его кратности, наличии патологических примесей в испражнениях и, в первую очередь, приложить все усилия для исключения острого аппендицита, а затем лечить кишечную инфекцию.

Одним из частых и специфических для детского возраста является острый мезаденит. Воспаление брыжеечных лимфоузлов является малоизвестной широкому кругу врачей патологией. Ее тем более слабо знают медицинские работники первичных звеньев здравоохранения. Это заболевание начинается и протекает с болями в животе, тошнотой и рвотой, нарушением стула, часто напоминая ряд острых хирургических заболеваний, прежде всего острый аппендицит, что требует внимательного обследования в процессе динамического наблюдения.

Причину возникновения мезаденита многие ученые связывают с бактериями и их токсинами, которые поступают в мезентериальные лимфоузлы гематогенным и энтерогенным путями. Имеются сведения о вирусном происхождении острого мезаденита. В связи с дискутабельностью патогенеза до настоящего времени существуют различные представления о симптоматологии мезаденита, что отрицательно сказывается на диагностике и лечении этих больных. В клинической картине мезаденита можно выделить общие, диспептические и местные проявления. И хотя общие характеристики заболевания являются преимущественно субъективными, их правильная интерпретация позволяет лучшим образом раскрыть данные объективных обследований и определить присущие мезадениту признаки в отличие от другой патологии органов брюшной полости.

Из общих данных прежде всего необходимо собрать и оценить анамнез и жалобы, определить самочувствие и состояние ребенка. Сделать это у детей раннего, младшего и даже предшкольного возраста всегда бывает трудно с учетом общих и местных анатомо-физиологических возрастных особенностей.

В клинической картине мезаденита можно выделить два периода:

— начальный («маскирующий»), но склонный к гиперсенсибилизации и аллергическим проявлениям, когда на фоне субфебрилитета возникают катаральные явления со стороны верхних дыхательных путей и конъюнктивита, гиперемии зева, симулируя заболевание этих органов, что продолжается 12–24 часа, а иногда и более 2–3 суток;

— период клинических проявлений заболевания, характеризующийся ноющими, а затем приступообразными болями в средней части живота (область пупка, справа и ниже от него), что выступает на первый план в жалобах детей.

В начальный период при первичном осмотре такого больного легко склониться к выставлению ошибочного диагноза ОРЗ, ОРВИ, грипп и т.д., если не провести тщательную пальпацию живота, при которой можно выявить болезненность в проекции брыжейки кишечника. Этому во многом поможет соблюдение техники последовательной пальпации живота — с поглаживания его, поверхностной пальпации в левой и правой подвздошной областях и средней части, а затем в такой же последовательности проведения глубокой пальпации. Субъективный признак боли в центре живота и объективное определение болезненности в области корня брыжейки тонкой кишки (тем более с обнаружением увеличенных ее лимфоузлов) относятся к ведущему симптомокомплексу мезаденита. Живот при этом бывает симметричным, равномерно участвует в акте дыхания, отсутствует его напряжение. Болевой синдром обусловлен повышенным раздражением нервных рецепторов, которыми обильно снабжена брыжейка кишечника и покрывающая его брюшина, а также спастическими сокращениями кишечных петель вследствие проявления своего рода функциональной кишечной непроходимости спастического типа. Уже в начале заболевания отмечается снижение аппетита, тошнота, а затем рвота. В большинстве случаев заболевание сопровождается одно- или двукратным необильным кашицеобразным стулом с последующим неотхождением газов и умеренным метеоризмом кишечника. В анамнезе может быть указание на недавно перенесенный грипп, ангину, ОРЗ и ОРВИ.

Общее состояние изменяется и чаще соответствует оценке средней тяжести. У преимущественного большинства больных детей с мезаденитом температура тела не превышает 38 °С, однако около 25 % больных имеют и более высокие ее показатели.

Для мезаденита является характерным симптом Мак-Фэддена, заключающийся в определении болезненности по краю правой прямой мышцы живота на 2–4 см ниже пупка. Другим специфичным для мезаденита является симптом Клейна — перемещение болезненной точки в животе справа налево при повороте больного со спины на левый бок, что связано с натяжением брыжейки тонкой кишки. Третьим важным симптомом считается симп­том Штернберга — болезненность при пальпации по линии, соединяющей правую подвздошную область с левым подреберьем, то есть с местами прикрепления корня брыжейки тонкой кишки и наибольшей локализации воспаленных мезатериальных лимфоузлов в ней.

Несомненно, у всех детей с подозрением на мезаденит необходимо взять мочу и кровь для общего анализа. Уже в первом периоде заболевания чаще наблюдается лейкоцитоз, нейтрофильный сдвиг формулы крови влево, ускоренная СОЭ. Во втором периоде заболевания патологические сдвиги в крови усиливаются почти вдвое. При наличии интоксикации может быть патологический анализ мочи.

Несмотря на кажущуюся относительную простоту симп­томатики мезаденита, установление диагноза представляется трудной задачей даже для опытного врача. С нею легче справляются детские хирурги, неоднократно встречавшиеся с этим заболеванием и хорошо знающие хирургическую и пограничную соматическую патологию, проявляющуюся болями в животе, диспептическими явлениями.

Однако с такими больными, в первую очередь, встречается врач-педиатр, который чаще всего показывает их другому специалисту ввиду наличия признаков, принадлежащих его патологии (инфекционист, отоларинголог, гастроэнтеролог). В лучшем случае ребенок осматривается хирургом общей практики, который чаще склоняется к соматической гастроэнтерологической патологии.

Такое многообразие ошибочных диагнозов указывает на необходимость более тщательного проведения диф­ференциальной диагностики всех случаев болей в животе у детей, следует помнить также о возможности мезаденита.

Резюмируя вышеизложенное, можно еще раз обратить внимание на многочисленность различных заболеваний детского возраста, которые сопровождаются выраженным абдоминальным синдромом. Провести их детальную характеристику в рамках одной статьи не представляется возможным, однако необходимо настойчиво обращать внимание врачей различных специальностей на необходимость тщательного дифференцирования при постановке диагноза и, в первую очередь, всеми возможными способами решать вопрос о наличии или отсутствии у ребенка такого грозного заболевания, как острый аппендицит.


Список литературы / References

1. Алгоритмы в неотложной детской хирургии / Под ред. И.Н. Григорович. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 1996. — 256 с.
2. Баиров Г.А. Срочная хирургия детей: Руководство для врачей. — СПб.: Питер Пресс, 1997. — 464 с.
3. Боднар Б.М., Шестобуз С.В. Гострий брижовий лімфаденіт у дітей. — Чернівці: медакадемія, 2003. — 108 с.
4. Исаков Ю.Ф., Степанов Э.А., Дронов А.Ф. Острый аппендицит в детском возрасте. — М.: Медицина, 1980. — 192 с.
5. Москаленко В.З., Веселый С.В. Клиническая стандартизация общего адаптационного синдрома у детей с острыми хирургическими процессами живота // Клиническая хирургия. — 1987. — № 6. — С. 42-43.
6. Тошовски В. Острые процессы в брюшной полости у детей. — Прага: Авиценум, 1987. — 471 с.
7. Шестобуз С.В., Боднар Б.М., Брожик В.Л., Кухар­чук О.Л. Диференційно-діагностичні відмінності між гострим брижовим лімфаденітом та апендицитом у дітей // Клінічна хірургія. — 2000. — № 7. — С. 39-40.
8. John S.D. Imaging of acute abdominal emergencies in infants and children // Curr. Probl. Diagn. Radiol. — 2000. — V. 229, № 5. — P. 141-79.
9. Lee J.H., Rhee P.L., Lee K.T., Son H.J., Kirn J.J., Koh K.C., Paik S.W., Lee W.J., Lim H.K., Rhee J.C. The etiology and clinical characteristics of mesenteric adenitis in Korean adults // J. Korean. Med. Sci. — 1997. — V. 12, № 2. — P. 105-110.

10. Puylaert J.B., van der Zant F.M. Mesenteric lymphadenitis or appendicitis? // Am. J. Roentgenol. — 1995. — V. 165, № 2. — P. 490.  

Похожие статьи


Вернуться к номеру