Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (294) 2009 (тематический номер)

Back to issue

Роль Helicobacter pylori в формировании эндотелиальной дисфункции при дуоденальной язве

Authors: А.Г. Опарин, А.А. Опарин, Н.В. Лаврова, Е.Л. Яковенко, А.В. Благовещенская, И.П. Кореновский. Кафедра терапии, ревматологии и клинической фармакологии Харьковской медицинской академии последипломного образования

print version

В последние годы особое внимание при заболеваниях внутренних органов клиницисты уделяют исследованиям, посвященным изучению эндотелинов [9, 16]. Такой всеобщий интерес не случаен, поскольку в настоящее время установлено, что эти биологически активные соединения, и особенно эндотелин-1, вырабатываемый эндотелиоцитами, оказывают регулирующее влияние на сокращение гладкой мускулатуры макрососудов, гемостаз и иммунологическую реактивность организма больного [1, 10, 17].

Поэтому у больных дуоденальной язвой (ДЯ) определение эндотелина-1 в плазме крови, где роль сосудистого фактора в механизме ульцерогенеза признается многими учеными [4, 5, 7, 11–13], является актуальным. С учетом того что в настоящее время ведущее место в патогенезе дуоденальной язвы отводится хеликобактерному воспалению [3, 8, 14], изучение его роли в состояние функции эндотелия является перспективным. Это и обусловило предмет нашего исследования.

Цель работы — установить роль инфекции Helicobacter pylori (Нр) в механизмах формирования эндотелиальной дисфункции при дуоденальной язве.

 

Материалы и методы

Исследования проведены у 92 больных дуоденальной язвой (80 мужчин, 12 женщин в возрасте от 18 до 45 лет). Впервые выявленная язва двенадцатиперстной кишки (ДПК) диагностирована у 18 больных, 26 человек страдали язвенной болезнью (ЯБ) от 1 до 5 лет, 30 человек — от 6 до 10, у остальных 16 больных язвенный анамнез составлял более 10 лет. Кислотность желудочного сока была повышенной у 76 человек, у остальных 16 пациентов она оставалась в пределах нормы. Язвы диаметром от 0,3 до 1,4 см определялись на передней (у 48 больных) и на задней (у 44 больных) стенке луковицы ДПК. В клинической картине у 57 больных ведущим был болевой синдром, у 16 — в клинике преобладали диспептические расстройства, у 19 пациентов эти синдромы были выражены в равной степени.

Уровень эндотелина-1 определяли в плазме крови иммуноферментным методом при помощи набора реактивов Endothelin-1 Elisa System (code RPN228) производства фирмы Amersham Pharmacia Biotech (Великобритания).

Содержание оксида азота (нитрита) в сыворотке крови определяли спектрофотометрическим методом Грисса — Илосвая с сульфаниловой кислотой и 1-нафтиламином [2].

О состоянии регионарного кровотока в чревном стволе судили по изменению диаметра и скорости кровотока чревного ствола, исследованных с помощью имперсно-волновой допплерографии c цветным допплеровским картированием, выполняемой на аппарате Aloka-SSD-650 и Ultima pro-30. Наличие Нр определяли с помощью гистологического, иммуноферментного методов и уреазного теста.

За норму нами были приняты средние показатели содержания эндотелина-1 в плазме крови, оксида азота в сыворотке крови, скорость кровотока и диаметр чревного ствола у 18 практически здоровых людей того же возраста и пола, как и в основной группе больных.

Результаты исследования обработаны методом вариационной статистики на персональном компьютере с применением стандартных программ корреляционного анализа с вычислением средних арифметических величин: M, m, σ [6]. Достоверность различий средних величин сравниваемых показателей оценивали по t-критерию Стьюдента. Различия были достоверными при р < 0,05. Применяли также корреляционный анализ — метод парной корреляции (r) [6].

 

Результаты исследований и их обсуждение

При проведении исследований нами установлено, что у больных ЯБ ДПК в острый период заболевания значительно повышался уровень содержания эндотелина-1. Диапазон колебаний находился в пределах от 4 до 12 пм/л. В среднем уровень содержания эндотелина-1 в плазме крови статистически достоверно был выше нормы (табл. 1).

Одновременно нами отмечено, что с повышением содержания эндотелина-1 у больных ухудшались показатели регионарного кровотока и уменьшалось количество оксида азота. В частности, у этих больных меньше были диаметр и скорость кровотока чревного ствола. Так, если у здоровых людей диаметр чревного ствола находился в пределах 0,80–1,1 см, а скорость кровотока в нем составила от 10–16 см/с, то среди больных ДЯ значения этих показателей находились соответственно в пределах 0,4–0,8 см и 4–9 см/с. В среднем диаметр чревного ствола и скорость кровотока в нем были статистически достоверно ниже, чем в группе контроля (табл. 1).

Уровень содержания оксида азота в сыворотке крови больных ДЯ находился в пределах 0,7–1,9 г/мл, в то время как у здоровых людей содержание оксида азота составило 1,8–3,9 г/мл. В среднем концентрация оксида азота у больных ЯБ была статистически достоверно ниже нормы. Необходимо отметить, что средний показатель содержания оксида азота снижался медленнее, чем увеличивалось количество эндотелина-1.

Более того, у некоторых больных, особенно с впервые выявленной язвой ДПК, содержание оксида азота было, наоборот, выше, чем в контроле, что расценивалось нами как компенсаторная реакция организма на повышенное выделение эндотелина-1. В результате этого средний уровень содержания оксида азота оказался не столь наглядно сниженным, как повышение количества эндотелина-1, хотя по сравнению с нормой эти изменения составили статистически достоверную разницу (р < 0,001). Такая взаимосвязь выявлялась чаще у лиц с впервые выявленной язвой, коротким язвенным анамнезом и преобладанием в клинике диспептического синдрома. У больных с выраженным болевым синдромом высокий уровень эндотелина-1 сопровождался значительным уменьшением концентрации оксида азота, резким замедлением кровотока и уменьшением диаметра чревного ствола.

Одновременно с этим установлена тесная корреляция между степенью выраженности эндотелиальной дисфункции и степенью хеликобактерного инфицирования, которое было особенно выраженным (3–4-я степень обсемененности слизистой Нр) у больных с наименьшими показателями скорости кровотока, и диаметра чревного ствола, наименьшим уровнем оксида азота и наибольшими показателями эндотелина-1.

Следовательно, наличие такой корреляционной связи между повышением уровня эндотелина-1, глубиной нарушений регионарного кровотока и отмеченными изменениями в содержании оксида азота у больных дуоденальной язвой указывает на то, что при данной патологии возникает эндотелиальная дисфункция, «запускаемая», в свою очередь, хеликобактерным воспалением, что необходимо учитывать при составлении плана комплексной противоязвенной терапии.

 

Выводы

1. В период обострения дуоденальной язвы возникает эндотелиальная дисфункция, о чем свидетельствует статистически достоверное повышение уровня эндотелина-1, а также одновременное уменьшение содержания оксида азота, скорости и диаметра чревного ствола.

2. Установлена четкая корреляция зависимость между степенью выраженности хеликобактерного воспаления и эндотелиальной дисфункции, что позволяет рассматривать последнюю как один из патогенетических факторов ульцерогенеза, «запускаемых» хеликобактерным воспалением.

3. Выявленные эндотелиальные нарушения указывают на необходимость включения в противоязвенную антихеликобактерную терапию препаратов, улучшающих функцию эндотелия.


Bibliography

1. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болезней желудка и кишечника. — М.: Триада Х, 1998. — 484 с.

2. Ванханен В.Д., Суханова Г.А. Техника санитарно-гигиенических исследований. — К.: Вища школа, 1983. — С. 236-237.

3. Звягинцева Т.Д., Дахер Джордж М. Эффективность ланзапа в лечении язвенной болезни двенадцатиперстной кишки // Сучасна гастроентерологія. — 2002. — № 2(8). — С. 62-63.

4. Комаров Ф.И., Рапопорт С.И., Малиновская Н.К., Анисимова В.Н. Мелатонин в норме и патологии. — М.: Медпрактика, 2004. — 308 с.

5. Корниенко Е.А. Внежелудочные проявления инфекции Helicobacter pylori у детей // Гастроэнтерология. — 2009. — № 1. — С. 67-69.

6. Кулачев А.П. Методы и средства анализа по данным в среде Windows Stadia. — М.: Информатика и компьютеры, 1999. — 252 с.

7. Линник С.А., Наурбиева Е.Н., Пономарева Е.П. Вариабельность сердечного ритма у пациентов с ишемической болезнью сердца в сочетании с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки // Клин. мед. — 2006. — № 1. — С. 31-34.

8. Маев И.В. Современные представления о заболеваниях желудочно-кишечного тракта, ассоциированных с Helicobacter pylori // Тер. архив. — 2006. — № 2. — С. 15-19.

9. Малая Л.Т., Корж А.Н., Балковая Л.Б. Эндотелиальная дисфункция при патологии сердечно-сосудистой системы. — Харьков: Торсинг, 2000. — 432 с.

10. Патарая С.А., Преображенский Д.В., Сидоренко Б.А. и др. Биохимия и физиология семейства эндотелинов // Кардіологія. — 2000. — № 6. — С. 78-85.

11. Передерий В.Г., Безюк Н.Н., Чернов А.Ю. Существует ли связь между хронической инфекцией Н.pylori и вегетососудистыми расстройствами у больных с функциональной диспепсией // Сучасна гастроентерологія. — 2004. — № 2. — С. 15-18.

12. Пиманов С.И., Макаренко Е.В., Воропаева А.В., Матвеенко М.Е. Динамика морфологических и функциональных характеристик слизистой оболочки желудка после эрадикации Helicobacter pylori у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки // Тер. архив. — 2006. — № 2. — С. 26-31.

13. Погромов А.П., Лашкевич А.В. Гипоксический фактор и его значение в формировании гастродуоденальных заболеваний // Клин. мед. — 1996. —Т. 74, № 1. — С. 3-7.

14. Maltfertheiner P., Medraud F., O''Morain C. Принципы лечения хеликобактерной инфекции. Резюме 3-го Маастрихтского консенсуса 2005 года // Сучасна гастроентерологія. — 2005. — № 5. — С. 87-90.

15. Циммерман Я.С. Этиология, патогенез и лечение язвенной болезни, ассоциированной с Helicobacter pylori: состояние проблемы и перспективы // Клиническая медицина. — 2006. — № 3. — С. 9-19.

16. Tamirisa P., Frisham W.H., Kumar A. Endothelin and еndothelin antagonism: Role in cardiovascular health and disease // Am. Heart. J. —1995. — Vol. 130. — P. 601-609.

17. Nakamura T., Ohyama Y., Masuda H. et al. Chronic blockade of nitric oxide synthesis increases uninary endothelin-1 excretion // J. Hypert. — 2006. — Vol. 15. — № 4. — P. 373-383. 

Similar articles

Authors: Т.Н. Христич, Буковинский государственный медицинский университет, кафедра семейной медицины
"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (348) 2010 (тематический номер)
Date: 2010.12.09
Пептические и симптоматические гастродуоденальные язвы: клинические особенности, диагностические и лечебные подходы
Authors: Дядык А.И., Багрий А.Э., Гайдуков В.О., Чубенко С.С., Хоменко М.В., Зайцева О.Е., Христуленко А.Л. - Донецкий национальный университет им. М. Горького
"News of medicine and pharmacy" 17 (471) 2013
Date: 2013.11.12
Categories: Family medicine/Therapy, Gastroenterology
Sections: Medical education
Основні напрямки персоніфікованої медичної реабілітації хворих із виразковою хворобою
Authors: Сурмило М.М. — к.м.н., доцент кафедри терапії, фізіотерапії, курортології, ДЗ «Запорізька медична академія післядипломної освіти МОЗ України»
"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (527) 2015 (тематический номер)
Date: 2015.05.25
Categories: Gastroenterology
Sections: Clinical researches

Back to issue