Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Disease and antibiotics" 2 (2) 2009

Back to issue

Сокращенные курсы антибактериальной терапии амоксициллином острого максиллярного риносинусита у лиц молодого возраста. Анализ клинического опыта

Authors: Гучев И.А., к.м.н., начальник терапевтического отделения; Колосов А.В., старший ординатор оториноларингологического отделения ФГУ «421-й военный госпиталь МВО» МО РФ, г. Смоленск

Categories: Family medicine/Therapy, Therapy

print version


Summary

ра в лечении острого бактериального риносинусита (ОБРС). Длительность антибактериальной терапии (АТ) ОБРС определена в пределах 7–14 сут. В то же время ограниченное число исследований демонстрирует сравнимую эффективность коротких 5-суточных курсов АТ. Преимущество подобного подхода заключается в уменьшении риска распространения устойчивости среди респираторных патогенов и в повышении комплайентности пациентов.
Цели. Первичная: оценка эффективности 5–7-суточных режимов АТ ОБРС амоксициллином (АМО). Вторичная: определение чувствительности бактериальных возбудителей ОБРС.
Материалы и методы. Под наблюдением находились пациенты 18–28 лет с легким и среднетяжелым, согласно определению степени тяжести EPOS 2007, острым максиллярным риносинуситом, не принимавшие антибактериальные препараты (АБ) в предшествующие 6 нед. и с длительностью симптоматики ≥ 7 сут. В течение 5 сут. проводилась АТ амоксициллином 0,5 г 3 раза в сутки с оценкой динамики симптомов в день предполагаемого окончания АТ. Критерии прекращения АТ: нормотермия ≤ 37,1 оС, устойчивое снижение симптомов ОБРС не менее 3 сут. Состояние пациентов и симптомы нежелательных реакций (НР) оценивались на момент поступления и ежедневно до выписки из стационара на 15–21-е сут.; рентгенологическое исследование выполнено в момент поступления и при необходимости на 10–12-е сут. При ранней неэффективности АТ (3 сут.) назначался амоксициллин/клавуланат (АКК) 625 мг 3 раза в сутки. В отсутствие критериев для отмены АБ на
5-е сут. терапия АМО продолжалась до 7, а при необходимости — до 10 сут. При пункции максиллярного синуса, выполненной до начала АТ, производился забор материала для бактериологического исследования, проводимого в соответствии с рекомендациями СLSI-2007.
Результаты. Включено 112 пациентов в возрасте 19,4 ± 1,4 года. Клиническая эффективность АМО составила 94,6 % (106/112), в группе сокращенной АТ — 89,3 % (100/112). Средняя длительность АТ в группе клинической эффективности (n = 106) — 5,3 ± 0,4 (Q3 = 5) сут. Возбудители как в монокультуре, так и в ассоциациях выделены у 55 % (62/112). В монокультуре преобладали Haemophilus influenzae (29 %; 32/112) и Streptococcus pneumoniae (12 %; 13/112); их ассоциация выявлена в 3,6 % (4/112), а сочетание H.influenzae с другими микроорганизмами — в 1,8 % (2/112) случаев. Чувствительность H.influenzae к ампициллину и АКК составила соответственно 94 и 100 %, S.pneumoniae к оксациллину (ОХА) и эритромицину — 82 и 100 %. 6 случаев неэффективной АТ было связано с H.influenzae, 2 — со S.pyogenes, 1 — с чувствительными к ОХА S.pneumoniae, 1 — с K.pneumoniae и 1 — с P.fluorescens. В 1 случае возбудитель не выделен. В 2 случаях, связанных с устойчивыми к ампициллину H.influenzae, отмечена ранняя неэффективность на 3-и сут., в остальных лечение АМО продолжалось до 10 сут. с эффектом. Частота легких НР, не требующих отмены АБ, достигла 9,8 %.
Выводы. Основная роль в этиологии ОБРС у лиц молодого возраста из организованных коллективов принадлежит H.influenzae и в меньшей степени — S.pneumoniae, для которых характерна высокая чувствительность к амоксициллину. Сокращенные до 5 сут. курсы АТ амоксициллином характеризуются 89% клинической эффективностью, превышающей продемонстрированный в предшествующих работах эффект плацебо. Это позволяет рекомендовать их для широкого применения у лиц молодого возраста, не имеющих факторов риска инфицирования антибиотикоустойчивыми возбудителями. Возможность неограниченного доступа к медицинскому обеспечению определяет безопасность сокращенного курса АТ АМО.


Keywords

Амоксициллин, амоксициллин/клавуланат, антибактериальные препараты, антимикробная терапия, военнослужащие, ко-амоксиклав, неэффективность терапии, организованный коллектив, острый риносинусит, этиология, Haemophilus influenzae, Streptococcus pneumoniae.

Введение

Острый риносинусит (ОРС) занимает одно из ведущих мест в структуре инфекций дыхательных путей (ИДП). В России доля лиц с ОРС, госпитализируемых в ЛОР­отделения, достигает 36 % [1]. Антимикробные препараты (АМП) занимают основное место в терапии острого бактериального риносинусита (ОБРС). В США частота применения антибактериальных препаратов (АБ) при ОРС достигает 80 % [2], в Европе — 72–92 % [3–6]. По мнению ведущих экспертов, столь частое их назначение является необоснованным, так как значительное число случаев заболевания связано с вирусной инфекцией [3, 5, 6].

Как и при других внебольничных ИДП, основные бактериальные возбудители ОРС представлены H.influenzae и S.pneumoniae. Несколько меньшая роль принадлежит M.catarrhalis и метициллиночувствительному Staphylococcus aureus [7]. В организованных коллективах возможно увеличение частоты b­гемолитических стрептококков. Особенностью бактериальных возбудителей является вариабельность чувствительности к АБ. В последние десятилетия отмечается повсеместный рост устойчивости S.pneumoniae к макролидам и тетрациклину, H.influenzae и M.catarrhalis — к незащищенным аминопенициллинам [8–11].

В условиях неблагоприятной динамики резистентности важное значение приобретает выбор АБ. В современных рекомендациях, посвященных проблемам нетяжелых форм ОРС, в качестве средств выбора предлагаются амоксициллин (АМО), амоксициллин/клавуланат (АКК) и цефалоспорины. При определенных условиях оправданно применение респираторных фторхинолонов и макролидов [12–16]. Исходя из особенностей этиологии и невысокого уровня устойчивости основных возбудителей ОБРС в России, следует признать, что АМО удовлетворяет требованиям, предъявляемым к препаратам выбора, но только частично. Возможности препарата ограничиваются в присутствии штаммов M.catarrhalis, H.influenzae и S.aureus, синтезирующих β­лактамазы.

Одним из важных вопросов ведения ОБРС является определение оптимальной длительности антибактериальной терапии (АТ). Отсутствие достаточного количества исследований не позволяет уверенно ответить на вопрос об эффективности сокращенных курсов АТ. В связи с этим длительность последней в большинстве руководств определена в пределах 7, но чаще — 10–14 сут. [17]. Лишь немногие специалисты рассматривают возможность 5­суточных курсов АТ [18–21]. Целью настоящего исследования явилась оценка эффективности 5–7­суточных режимов АТ АМО у лиц молодого возраста, не имеющих факторов риска резистентной флоры и сопутствующей патологии.

Материал и методы

Пациенты

Ранее здоровые лица 18–28 лет с легкой и среднетяжелой формой максиллярного ОРС [22, 23] получали АТ диспергируемой формой амоксициллина длительностью до 10 сут. В качестве отличительных признаков бактериального риносинусита от острой респираторной вирусной инфекции, сопровождающейся экссудацией в синусах, использовались такие симптомы, как длительность заболевания ≥ 7 сут. или двухфазное течение с ухудшением через 5 сут. и более от момента первых проявлений ОРС. В анализ не включались пациенты: 1) принимавшие АБ в предшествующие 6 нед.; 2) с анамнестическими указаниями на непереносимость амоксициллина или анафилактические реакции на пенициллин; 3) страдающие поллинозом и бронхиальной астмой; 4) с хроническим синуситом; 5) нуждающиеся в использовании топических назальных и системных кортикостероидов.

Проводимая терапия

Амоксициллин (диспергируемая форма) внутрь по 500 мг 3 раза в сутки длительностью до 10 сут.

При значительном улучшении или исчезновении симптоматики и при отсутствии гипертермии спустя 5 сут. от начала приема антибиотика АТ прекращалась. При положительной динамике, но сохранении гипертермии ≥ 37,2 oC либо незначительной положительной динамике болевого симптома/болезненности на 5­е и 7­е сут. АТ пациент продолжал прием АМО до 10 сут.

В отсутствие клинического эффекта или при ухудшении клинического состояния пациента на 3­и — 4­е сут. АТ осуществлялся перевод на лечение амоксициллином/клавуланатом внутрь по 625 мг 3 раза в сутки.

В качестве дополнительной симптоматической терапии всем пациентам назначались назальные деконгестанты (нафазолин, ацетаминофен, псевдоэфедрин), при выраженном болевом синдроме — нестероидные противовоспалительные препараты (ибупрофен, диклофенак) и при наличии трудно отделяемого густого секрета — ацетилцистеин по 600 мг/сут длительностью до 5 сут.

Методы этиологической диагностики

Забор материала для бактериологического исследования осуществлялся методом пункции максиллярного синуса. В течение 1,5 ч материал доставлялся в лабораторию НИИ антимикробной химиотерапии Смоленской государственной медицинской академии на транспортных средах (модифицированная среда Дорсэ и среда Трансгроу), где диско­диффузионным методом и в соответствии с рекомендациями Института по клиническим лабораторным стандартам США (CLSI, 2007) [24] проводилось бактериологическое исследование на анаэробную и аэробную флору. Оценивалась чувствительность H.influenzae к ампициллину, амо­ксициллину/клавуланату, левофлоксацину; чувствительность S.pneumoniae к пенициллину (OXA), эритромицину, левофлоксацину, триметоприму/сульфаметоксазолу, тетрациклину.

Оценка клинической эффективности

Состояние пациентов оценивалось на момент поступления и ежедневно на протяжении 5–7 сут. Регистрация данных для дальнейшего анализа произведена на 3­и, 5, 7, 10, 12 и 15­е сут. Рентгенологическое исследование выполнялось при поступлении и, в случае сохранения фациальной боли/болезненности, гноетечения из устьев пазух, на 10–12­е сут.

Симптомы ОРС (гнойное отделяемое при передней риноскопии, боль и болезненность при перкуссии над проекцией синуса, заложенность носа, гипосмия, отечность мягких тканей лица, головная боль) оценивались по следующей шкале: 0 — отсутствуют, 1 — слабо выраженные, 2 — выраженные, 3 — сильно выраженные.

Заключительная оценка клинической эффективности АТ выполнена на 15­е сут. Использованы следующие критерии: «эффективен» (исчезновение или почти полное исчезновение всех субъективных и объективных признаков ОРС, возможность прекращения АТ на 5–7­е сут.), «неэффективен» (отсутствие эффекта через 3 сут. АТ; персистенция, ухудшение первоначально выявленных симптомов через 7 сут. АТ; появление новых симптомов (рецидив или реинфекция), потребовавших назначения альтернативного или дополнительного АБ; появление новых очагов инфекции) или «невозможно оценить» (невозможность получения достаточных для анализа данных).

Статистическая обработка

Описательная статистика проведена на 3­и, 5, 7, 10, 12 и 15­е сут. от момента включения пациента в исследование. Сравнение характеристик исходного состояния пациентов выполнялось с использованием критерия c­квадрат или точного критерия Фишера для качественных характеристик, с использованием t­критерия Стьюдента или рангового критерия Вилкоксона для количественных характеристик.

Этические нормы

В связи с соответствием методов диагностики и лечения общепринятым принципам ведения пациентов с ОРС одобрения этического комитета не требовалось.

Результаты исследования

За период от начала исследования были осмотрены 147 человек, жалобы которых могли быть обусловлены ОБРС. В исследование были включены и завершили его 112 пациентов в возрасте 19,4 ± 1,4 года. Пациенты, отнесенные в группы эффективной (группа 1, n = 100) и неэффективной (группа 2, n = 12) сокращенной АТ, не различались по демографическим признакам, в том числе стажу табакокурения и наличию сопутствующей, не препятствующей разрешению заболевания патологии ЛОР­органов. Частота повторных санационных пункций составила: в группе 1 — 1,2; 0,7 (от 0 до 2; 3­й квартиль 2) и в группе 2 — 2.

Результаты микробиологического исследования содержимого 125 максиллярных синусов представлены в табл. 1.

Бактерии как в монокультуре, так и в ассоциациях выделены у 55 % пациентов (62/112). В монокультуре преобладали H.influenzae (28,6 %; 32/112) и S.pneumoniae (11,6 %; 13/112); ассоциация данных возбудителей выявлена в 3,6 % (4/112), а сочетание H.influenzae с другими микроорганизмами — в 1,8 % (2/112) случаев. Чувствительность H.influenzae к ампициллину и АКК составила 94 и 100 %, S.pneumoniae к пенициллину и эритромицину — 82 и 100 % соответственно (табл. 1). В итоге АМО по спектру активности перекрыл возбудителей ОБРС в популяции лиц с уточненным этиологическим диагнозом на 94 % (58/62).

Средняя длительность АТ в группе 1 составила 5,3; 1,1 (3­й квартиль = 5) сут., а среди всех исследуемых пациентов — 5,6; 1,5 (минимум 3, максимум 10) сут. Клиническая эффективность АМО составила 94,6 % (106/112). Клиническая эффективность сокращенного курса АТ — 89,3 % (100/112). 6 случаев неэффективности АТ (группа 2) связано с H.influenzae, 2 — со S.pyogenes, 1 — с чувствительными к пенициллину (Пен­Ч) S.pneumoniae, 1 — с Klebsiella pneumoniae и 1 — с Pseudomonas fluorescens. В 1 случае возбудитель, в том числе при повторной пункции на 3­и сут. АТ, не выделен. В 2 случаях ОБРС, ассоциированных с устойчивыми к ампициллину H.influenzae, констатирована ранняя неэффективность АТ, в остальных лечение АМО продолжалось до 10 сут. с эффектом, несмотря на связь заболевания с нечувствительными к препарату микроорганизмами в 2 случаях (Klebsiella pneumoniae и Pseudomonas fluorescens) (табл. 1).

Достоверных различий в динамике клинических проявлений ОРС в группах эффективной и неэффективной АТ не выявлено, за исключением гипертермии на 3­и и 5­е сут., субъективного ощущения тяжести в проекции синуса на 1­е и 3­и сут., а также гипосмии на 3­и сут. АТ. В бактериологически определенной группе не выявлено различий в клинических проявлениях на момент включения и в динамике заболевания при стратификации по типу возбудителя, в том числе при включении смешанной гемофильной и пневмококковой инфекции в группу пневмококка или гемофильной палочки.

Обсуждение

Эффективность применения АБ при нетяжелых формах ОРС до сих пор является проблемой, открытой для обсуждения и изучения [25]. Это связано прежде всего с высокой частотой вирусной этиологии заболевания, склонного к спонтанному разрешению. Традиционные критерии бактериального ОРС, например длительность симптомов более 7 и даже 10 сут., наличие гнойного отделяемого и лихорадка > 38 oC, не являются надежным основанием для постановки достоверного диагноза ОБРС и, следовательно, для определения показаний к назначению АТ [25, 26].

В данной ситуации сравнительные исследования, посвященные оценке эффективности различных АБ или плацебо при ОРС, не способны в полной мере выявить реальную эффективность, достигаемую при проведении АТ [27, 28]. Более того, ранее уже неоднократно было продемонстрировано отсутствие значительных преимуществ АТ перед плацебо [29–33] или назальными кортикостероидами [34–37] у лиц с нетяжелым ОРС [26, 33]. Показано, что клиническая эффективность различных АБ при нетяжелых формах ОРС достигает в среднем 81–90 % и более, что ненамного превышает почти 80%­ную эффективность плацебо [29, 38].

Однако следует отметить и слабое место работ, демонстрирующих незначительную роль АБ в лечении ОРС. В частности, в метаанализе J. Young и соавт. [25] показано отсутствие кардинальных преимуществ АБ перед плацебо при нетяжелых формах ОРС, наблюдаемых в амбулаторных условиях, где методы выявления бактериальных форм заболевания ограничены и имеется недостаток времени и возможностей для наблюдения за больным. Авторы обратили внимание, что в группе лиц, не получающих АБ по поводу ОРС, к 14­м суткам от начала заболевания выздоравливают 37–68 % пациентов, что подтверждается и другими исследователями [25, 26, 39]. Для достижения эффекта от АТ препарат необходимо назначить 15 пациентам с симптомами ОРС и 8 пациентам, имеющим ключевой признак ОРС — гнойное отделяемое по задней стенке носоглотки [25].

В то же время следует вспомнить об обстоятельствах, в которых выполнялись включенные в метаанализ исследования. Большинство из них проводилось в 2000–2005 гг., когда уровень устойчивости пневмококка к пенициллину, макролидам и доксициклину в США превышал 20–35 %. Различные уровни резистентности наблюдались и в странах Европы [40–43]. Включение в метаанализ [25] исследований, в которых использовались неэффективные против устойчивых микроорганизмов препараты (амоксициллин, пенициллин, доксициклин, азитромицин), не позволяет полностью доверять приведенным результатам, так как в ряде случаев активность АБ не превышала эффект плацебо. Вполне очевидно, что применение препаратов, активных против большинства возбудителей ОБРС, в том числе и устойчивых, будет более эффективным.

Можно констатировать, что высокая частота выздоровления в нашем исследовании была обусловлена именно благоприятным профилем чувствительности пневмококка и гемофильной палочки, превышающим подобные показатели в эпидемиологически неблагоприятных регионах. Нельзя исключить, что высокая 95%­ная эффективность АТ может быть связана и с высокой частотой спонтанного разрешения на фоне адекватного дренажа синусов. Этот факт подтверждается эффективностью терапии в случаях, когда выделенный из синусов микроорганизм характеризовался устойчивостью к АМО.

В исследовании нам удалось подтвердить эффективность сокращенных до 5 сут. режимов АТ АМО. Возможность подобного подхода при нетяжелых формах заболевания неоднократно подчеркивалась ведущими специалистами. Одинаковая эффективность 3­ и 10­суточных курсов терапии ОРС ко­тримоксазолом продемонстрирована в работе J. Williams, выполненной в период благоприятного профиля чувствительности к препарату основных возбудителей ОБРС [28]. Сравнимый с длительными курсами эффект 5­суточного режима терапии АКК продемонстрирован N. Ratau и соавт. [44]. В данном случае следует отметить, что дополнительный эффект ингибитора b­лактамаз отсутствовал при этиологической роли пневмококка и непродуцирующей β­лактамазы H.influenzae. Одинаковая эффективность подтверждена для 5­ и 10­суточных курсов АТ гатифлоксацином [45], 3­суточного курса АТ фармакологически субоптимальным при ОРС азитромицином по сравнению с 10­суточным приемом АКК [46], а также для других, преимущественно бактерицидных, препаратов [21, 47–50].

В ходе настоящего исследования подтверждена ключевая роль чувствительных штаммов H.influenzae и S.pneumoniae в развитии ОБРС. Устойчивые к ампициллину (вероятно, исключительно за счет продукции β­лактамаз) штаммы H.influenzae выделены в 5 % (2/40) случаев. Учитывая, что этиологическая структура определяет выбор АБ, вполне адекватно рассматривать 5­суточные режимы АТ АМО как допустимые при нетяжелых формах ОБРС у лиц молодого возраста, не имеющих факторов риска инфицирования устойчивыми возбудителями. Основанием для такого предположения являются данные, свидетельствующие о санирующем эффекте АБ, достигающих высоких концентраций в полости синусов, уже с 1–3­х сут. приема [47, 49, 51, 52].

Весомым аргументом в пользу адекватности сокращенных курсов АТ АМО является и продемонстрированный в ряде российских и зарубежных исследований благоприятный профиль чувствительности возбудителей ОБРС. В частности, показано, что АМО, обладающий быстрым бактерицидным эффектом, сохраняет свои позиции в ряду активных антипневмококковых препаратов [53, 54]. Хотя проблема резистентности не обошла и H.influenzae, устойчивость, связанная с продукцией β­лактамаз или изменением пенициллинсвязывающих белков, в Российской Федерации, тем более у лиц молодого возраста [55], не распространена (3–11 % случаев) [54, 56–58]. Активность препарата сохраняется и в отношении актуального для лиц молодого возраста возбудителя ОБРС — S.pyogenes [59].

Сокращенные курсы АТ АМО практически не исследовались при ОРС и в то же время достаточно хорошо исследованы при внебольничной пневмонии. В последнем случае 3–4­суточный прием АМО и цефалоспоринов обеспечивал сравнимую с традиционными курсами АТ эффективность [60–65]. Результаты подобных исследований еще требуют дальнейших подтверждений и не могут быть перенесены на случаи ОРС. Тем не менее есть все основания полагать, что использование критерия продолжительности АТ в виде дополнительных 7 сут. терапии после достижения выраженного клинического улучшения [66] не имеет под собой достаточных оснований.

Достигаемые при сокращении длительности АТ преимущества находят подтверждение в современных исследованиях [15]. В частности, в широко цитируемой работе P. Kardas показано, что применение АБ до 7 сут. сопровождается лучшими показателями комплайентности, чем более длительные режимы [67], в том числе за счет снижения частоты НР.

Выводы

1. Основными возбудителями ОБРС у лиц молодого возраста являются непродуцирующие β­лактамазы H.influenzae (58 %; 36/62) и чувствительные к амоксициллину S.pneumoniae (27 %; 17/62).

2. По спектру активности амоксициллин перекрывает возбудителей ОБРС в популяции лиц с уточненным этиологическим диагнозом на 94 % (58/62).

3. Сокращенные до 5 сут. курсы АТ максиллярного ОРС амоксициллином обеспечивают 89%­ную клиническую эффективность в условиях низкой распространенности устойчивых возбудителей.


Bibliography

1. Рязанцев С.В., Науменко Н.Н., Захарова Г.П. Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов: Методические рекомендации. — СПб.: РИА-АМИ, 2005. — 38 с.
2. Gill J.M., Fleischut P., Haas S., Pellini B., Crawford A., Nash D.B. Use of antibiotics for adult upper respiratory infections in outpatient settings: a national ambulatory network study // Family medicine. — May 2006. —38(5). — 349-354.
3. Ashworth M., Charlton J., Ballard K., Latinovic R., Gulliford M. Variations in antibiotic prescribing and consultation rates for acute respiratory infection in UK general practices 1995–2000 // Br. J. Gen. Pract. — Aug. 2005. — 55(517). — 603-608.
4. Rautakorpi U.M., Huikko S., Honkanen P. et al. The Antimicrobial Treatment Strategies (MIKSTRA) program: a 5-year follow-up of infection-specific antibiotic use in primary health care and the effect of implementation of treatment guidelines // Clin. Infect. Dis. — May 1 2006. — 42(9). — 1221-1230.
5. Varonen H., Rautakorpi U.M., Huikko S. et al. Management of acute maxillary sinusitis in Finnish primary care. Results from the nationwide MIKSTRA study // Scandinavian journal of primary health care. — Jun 2004. — 22(2). — 122-127.
6. Kuyvenhoven M., van Essen G., Schellevis F., Verheij T. Management of upper respiratory tract infections in Dutch general practice; antibiotic prescribing rates and incidences in 1987 and 2001 // Family practice. — Apr. 2006. — 23(2). — 175-179.
7. Payne S.C., Benninger M.S. Staphylococcus aureus is a major pathogen in acute bacterial rhinosinusitis: a meta-analysis // Clin. Infect. Dis. — Nov. 15 2007. — 45(10). — e121-127.
8. Bogdanovich T., Clark C., Ednie L. et al. Activities of ceftobiprole, a novel broad-spectrum cephalosporin, against Haemophilus influenzae and Moraxella catarrhalis // Antimicrobial agents and chemotherapy. — June 2006. — 50(6). — 2050-2057.
9. Deshpande L.M., Sader H.S., Fritsche T.R., Jones R.N. Contemporary prevalence of BRO beta-lactamases in Moraxella catarrhalis: report from the SENTRY antimicrobial surveillance program (North America, 1997 to 2004) // Journal of clinical microbiology. — Oct. 2006. — 44(10). — 3775-3777.
10. Morrissey I., Maher K., Williams L., Shackcloth J., Felmingham D., Reynolds R. Non-susceptibility trends among Haemophilus influenzae and Moraxella catarrhalis from community-acquired respiratory tract infections in the UK and Ireland, 1999-2007 // The Journal of antimicrobial chemotherapy. — Nov. 2008. — 62 (suppl. 2). — ii97-103.
11. Tamang M.D., Dey S., Makaju R.K., Jha B.K., Shivanan­da P.G., Bhramadatan K.N. Prevalence of Moraxella catarrhalis infections of the lower respiratory tract in elderly patients // Kathmandu University medical journal (KUMJ). — Jan. — Mar. 2005. — 3(1). — 39-44.
12. Benninger M. Guidelines on the treatment of ABRS in adults // International journal of clinical practice. — May 2007. — 61(5). — 873-876.
13. Scadding G.K., Durham S.R., Mirakian R. et al. BSACI guidelines for the management of rhinosinusitis and nasal polyposis // Clin. Exp. Allergy. — Feb. 2008. — 38(2). — 260-275.
14. Tomas M., Ortega P., Mensa J., Garcia J., Barberan J. Diagnosis and treatment of acute rhinosinusitis: second consensus // Rev. Esp. Quimioter. — Mar. 2008. — 21(1). — 45-59.
15. Poole M.D., Portugal L.G. Treatment of rhinosinusitis in the outpatient setting // The American journal of medicine. — Jul. 2005. — 118(suppl. 7A). — 45S-50S.
16. Лопатин А.С., Свистушкин В.Н. Острый риносинусит: этиология, патогенез, диагностика и принципы лечения // Клинические рекомендации 2009.
17. Keating K.N., Friedman H.S., Perfetto E.M. Moxifloxacin versus levofloxacin for treatment of acute rhinosinusitis: a retrospective database analysis of treatment duration, outcomes, and charges // Current medical research and opinion. — Feb. 2006. — 22(2). — 327-333.
18. Ferguson B.J., Guzzetta R.V., Spector S.L., Hadley J.A. Efficacy and safety of oral telithromycin once daily for 5 days versus moxifloxacin once daily for 10 days in the treatment of acute bacterial rhinosinusitis // Otolaryngol. Head Neck Surg. — Sep. 2004. — 131(3). — 207-214.
19. Ferguson B.J., Anon J., Poole M.D., Hendrick K., Gilson M., Seltzer E.G. Short treatment durations for acute bacterial rhinosinusitis: Five days of gemifloxacin versus 7 days of gemifloxacin // Otolaryngol. Head Neck Surg. — Jul. 2002. — 127(1). — 1-6.
20. Hadley J.A. Value of short-course antimicrobial therapy in acute bacterial rhinosinusitis // International journal of antimicrobial agents. — Dec. 2005. — 26(suppl. 3). — S164-169.
21. Marple B.F., Roberts C.S., de Caprariis P.J., Reisman A. Onset of symptom resolution in adults with acute bacterial rhinosinusitis treated with a single dose of azithromycin extended release compared with 10 days of levofloxacin: a retrospective analysis of a randomized, double-blind, double-dummy trial // Clinical therapeutics. — Dec. 2007. — 29(12). — 2690-2698.
22. Thomas M., Yawn B.P., Price D., Lund V., Mullol J., Fokkens W. EPOS Primary Care Guidelines: European Position Paper on the Primary Care Diagnosis and Management of Rhinosinusitis and Nasal Polyps 2007 — a summary // Prim. Care Respir. J. — Jun 2008. — 17(2). — 79-89.
23. Fokkens W., Lund V., Mullol J. European position paper on rhinosinusitis and nasal polyps 2007 // Rhinol Suppl. — 2007(20). — 1-136.
24. Clinical and Laboratory Standards Institute. Performance Standards for Antimicrobial Susceptibility Testing; Seventeenth Informational Supplement. CLSI document M100-S17 [ISBN 1-56238-625-5]. Clinical and Laboratory Standards Institute, 940 West Valley Road, Suite 1400, Wayne, Pennsylvania 19087-1898 USA, 2007.
25. Young J., De Sutter A., Merenstein D. et al. Antibiotics for adults with clinically diagnosed acute rhinosinusitis: a meta-analysis of individual patient data // Lancet. — Mar. 15 2008. — 371(9616). — 908-914.
26. Lacroix J.S., Ricchetti A., Lew D. et al. Symptoms and clinical and radiological signs predicting the presence of pathogenic bacteria in acute rhinosinusitis // Acta Otolaryngol. — Mar. 2002. — 122(2). — 192-196.
27. Balk E.M., Zucker D.R., Engels E.A., Wong J.B., Williams J.W. Jr., Lau J. Strategies for diagnosing and treating suspected acute bacterial sinusitis: a cost-effectiveness analysis // J. Gen. Intern. Med. — Oct. 2001. — 16(10). — 701-711.
28. Williams J.W. Jr., Holleman D.R. Jr., Samsa G.P., Simel D.L. Randomized controlled trial of 3 vs 10 days of trimethoprim/sulfamethoxazole for acute maxillary sinusitis // JAMA. — Apr. 5 1995. — 273(13). — 1015-1021.
29. Ahovuo-Saloranta A., Borisenko O.V., Kovanen N. et al. Antibiotics for acute maxillary sinusitis // Cochrane database of systematic reviews (Online). — 2008(2). — CD000243.
30. Bucher H.C., Tschudi P., Young J. et al. Effect of amoxicillin-clavulanate in clinically diagnosed acute rhinosinusitis: a placebo-controlled, double-blind, randomized trial in general practice // Archives of internal medicine. — Aug. 11–25 2003. — 163(15). — 1793-1798.
31. Ip S., Fu L., Balk E., Chew P., Devine D., Lau J. Update on acute bacterial rhinosinusitis // Evidence report/technology assessment (Summary). — Jun. 2005. — 124. — 1-3.
32. Lau J., Zucker D., Engels E.A. et al. Diagnosis and treatment of acute bacterial rhinosinusitis // Evidence report/technology assessment (Summary). — Mar. 1999. — 9. — 1-5.
33. Rosenfeld R.M., Singer M., Jones S. Systematic review of antimicrobial therapy in patients with acute rhinosinusitis // Otolaryngol. Head Neck Surg. — Sep. 2007. — 137(3 suppl.). — S32-45.
34. Bachert C., Meltzer E.O. Effect of mometasone furoate nasal spray on quality of life of patients with acute rhinosinusitis // Rhinology. — Sep. 2007. — 45(3). — 190-196.
35. Lindbaek M. Mometasone furoate nasal spray was more effective for symptom relief of acute rhinosinusitis than amoxicillin or placebo // Evidence-based medicine. — Aug. 2006. — 11(4). — 114.
36. Meltzer E.O., Bachert C., Staudinger H. Treating acute rhinosinusitis: comparing efficacy and safety of mometasone furoate nasal spray, amoxicillin, and placebo // The Journal of allergy and clinical immunology. — Dec. 2005. — 116(6). — 1289-1295.
37. Williamson I.G., Rumsby K., Benge S. et al. Antibiotics and topical nasal steroid for treatment of acute maxillary sinusitis: a randomized controlled trial // Jama. — Dec. 5 2007. — 298(21). — 2487-2496.
38. Jackson J., Fernandes A.W., Nelson W. A naturalistic comparison of amoxicillin/clavulanate extended release versus immediate release in the treatment of acute bacterial sinusitis in adults: A retrospective data analysis // Clinical therapeutics. — Sep. 2006. — 28(9). — 1462-1471.
39. Hansen J.G., Schmidt H., Grinsted P. Randomised, double blind, placebo controlled trial of penicillin V in the treatment of acute maxillary sinusitis in adults in general practice // Scandinavian journal of primary health care. — Mar. 2000. — 18(1). — 44-47.
40. Beekmann S.E., Heilmann K.P., Richter S.S., Garcia-de-Lomas J., Doern G.V. Antimicrobial resistance in Streptococcus pneumoniae, Haemophilus influenzae, Moraxella catarrhalis and group A beta-haemolytic streptococci in 2002–2003. Results of the multinational GRASP Surveillance Program // International journal of antimicrobial agents. — Feb. 2005. — 25(2). — 148-156.
41. Doern G.V., Richter S.S., Miller A. et al. Antimicrobial resistance among Streptococcus pneumoniae in the United States: have we begun to turn the corner on resistance to certain antimicrobial classes? // Clin. Infect. Dis. — Jul. 15 2005. — 41(2). — 139-148.
42. Richter S.S., Heilmann K.P., Dohrn C.L., Riahi F., Beekmann S.E., Doern G.V. Changing epidemiology of antimicrobial-resistant Streptococcus pneumoniae in the United States, 2004–2005 // Clin. Infect. Dis. — Feb. 1 2009. — 48(3). — e23-33.
43. Riedel S., Beekmann S.E., Heilmann K.P. et al. Antimicrobial use in Europe and antimicrobial resistance in Streptococcus pneumoniae // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. — Jul. 2007. — 26(7). — 485-490.
44. Ratau N.P., Snyman J.R., Swanepoel C. Short-course, low-dose oral betamethasone as an adjunct in the treatment of acute infective sinusitis: a comparative study with placebo // Clinical. Drug. investigation. — 2004. — 24(10). — 577-582.
45. Sher L.D., McAdoo M.A., Bettis R.B., Turner M.A., Li N.F., Pierce P.F. A multicenter, randomized, investigator-blinded study of 5- and 10-day gatifloxacin versus 10-day amoxicillin/clavulanate in patients with acute bacterial sinusitis // Clinical therapeutics. — Feb. 2002. — 24(2). — 269-281.
46. Klapan I., Culig J., Oreskovic K., Matrapazovski M., Radosevic S. Azithromycin versus amoxicillin/clavulanate in the treatment of acute sinusitis // American journal of otolaryngology. — Jan. — Feb. 1999. — 20(1). — 7-11.
47. Anon J.B., Paglia M., Xiang J., Ambrose P.G., Jones R.N., Kahn J.B. Serial sinus aspirate samples during high-dose, short-course levofloxacin treatment of acute maxillary sinusitis // Diagnostic microbiology and infectious disease. — Jan. 2007. — 57(1). — 105-107.
48. Desrosiers M., Ferguson B., Klossek J.M., Drugeon H., Mosges R. Clinical efficacy and time to symptom resolution of 5-day telithromycin versus 10-day amoxicillin-clavulanate in the treatment of acute bacterial sinusitis // Current medical research and opinion. — Jun. 2008. — 24(6). — 1691-1702.
49. Lopez Sisniega J., Profant M., Kostrica R., Waskin H. Oral Garenoxacin in the Treatment of Acute Bacterial Maxillary Sinusitis: A Phase II, Multicenter, Noncomparative, Open-Label Study in Adult Patients Undergoing Sinus Aspiration // Clinical therapeutics. — Aug. 2007. — 29(8). — 1632-1644.
50. Polonovski J.M., El Mellah M. Treatment of acute maxillary sinusitis in adults. Comparison of cefpodoxime-proxetil and amoxicillin-clavulanic acid // Presse Med. — Jan. 2006. — 35(1 Pt 1). — 33-38.
51. Ambrose P.G., Anon J.B., Bhavnani S.M. et al. Use of pharmacodynamic endpoints for the evaluation of levofloxacin for the treatment of acute maxillary sinusitis // Diagnostic microbiology and infectious disease. — May 2008. — 61(1). — 13-20.
52. Buchanan P., Roos K., Tellier G., Rangaraju M., Leroy B. Bacteriological efficacy of 5-day therapy with telithromycin in acute maxillary sinusitis // International journal of antimicrobial agents. — Mar. 2005. — 25(3). — 237-246.
53. Козлов Р.С., Сивая О.В., Шпынев К.В. и др. Антибиотикорезистентность Streptococcus pneumoniae в России в 1999–2005 гг.: результаты многоцентровых проспективных исследований ПеГАС-I и ПеГАС-II // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2006. — 8(1). — 33-47.
54. Страчунский Л.С., Тарасов А.А., Крюков А.И. и др. Возбудители острого бактериального синусита. Результаты многоцентрового микробиологического исследования SSSR // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2005. — 7(4). — 337-349.
55. Penttila M., Savolainen S., Kiukaanniemi H., Forsblom B., Jousimies-Somer H. Bacterial findings in acute maxillary sinusitis — European study // Acta otolaryngologica. — 1997. — 529. — 165-168.
56. Боронина Л.Г., Блинова С.М. Антибиотикорезистентность штаммов Н.influenzae, выделенных в Екатеринбурге в 2000–2005 гг. у детей с инфекцией различной локализации // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2007. — 9(2). — 187-192.
57. Страчунский Л.С., Кречикова О.И., Решедько Г.К. и др. Чувствительность к антибиотикам Haemophilus influenzae, выделенных у здоровых детей из организованных коллективов // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2002. — 4(1). — 33-41.
58. Филимонова О.Ю., Грудинина С.А., Сидоренко С.В. и др. Антибиотикорезистентность штаммов Haemophilus influenzae, выделенных в Москве с 2002 по 2004 гг. // Антибиотики и химиотерапия. — 2004. — 49(12). — 14-20.
59. Brook I., Foote P.A., Hausfeld J.N. Frequency of recovery of pathogens causing acute maxillary sinusitis in adults before and after introduction of vaccination of children with the 7-valent pneumococcal vaccine // Journal of medical microbiology. — Jul. 2006. — 55(Pt 7). — 943-946.
60. El Moussaoui R., de Borgie C.A., van den Broek P. et al. Effectiveness of discontinuing antibiotic treatment after three days versus eight days in mild to moderate-severe community acquired pneumonia: randomised, double blind study // BMJ (Clinical research ed.). — Jun 10 2006. — 332(7554). — 1355.
61. Agarwal G., Awasthi S., Kabra S.K., Kaul A., Singhi S., Walter S.D. Three day versus five day treatment with amoxicillin for non-severe pneumonia in young children: a multicentre randomised controlled trial // BMJ (Clinical research ed.). — Apr. 3 2004. — 328(7443). — 791.
62. Clinical efficacy of 3 days versus 5 days of oral amoxicillin for treatment of childhood pneumonia: a multicentre double-blind trial // Lancet. — Sep. 14 2002. — 360(9336). — 835-841.
63. Hazir T., Qazi S.A., Bin Nisar Y. et al. Comparison of standard versus double dose of amoxicillin in the treatment of non-severe pneumonia in children aged 2–59 months: a multi-centre, double blind, randomised controlled trial in Pakistan // Archives of disease in childhood. — Apr. 2007. — 92(4). — 291-297.
64. Hazir T., Qazi S.A., Nisar Y.B. et al. Comparison of standard versus double dose of amoxicillin in the treatment of non-severe pneumonia in children aged 2–59 months: A multi-centre, double blind, randomized controlled trial in Pakistan // Archives of disease in childhood. — Mar. 17 2006.
65. Clinical efficacy of co-trimoxazole versus amoxicillin twice daily for treatment of pneumonia: a randomised controlled clinical trial in Pakistan // Archives of disease in childhood. — Feb. 2002. — 86(2). — 113-118.
66. Wald E.R. Beginning antibiotics for acute rhinosinusitis and choosing the right treatment // Clinical reviews in allergy & immunology. — Jun 2006. — 30(3). — 143-152.
67. Kardas P. Patient compliance with antibiotic treatment for respiratory tract infections // The Journal of antimicrobial chemotherapy. — June 2002. — 49(6). — 897-903.

Similar articles

Обзор новых североамериканских рекомендаций по диагностике и лечению острого риносинусита у детей и взрослых
Authors: Березняков И.Г., Харьковская медицинская академия последипломного образования
"Disease and antibiotics" 2 (7) 2012
Date: 2013.02.20
Categories: Family medicine/Therapy, Therapy
Sections: Specialist manual
Современные подходы  к антибактериальной терапии детей  с частыми бактериальными инфекциями  органов дыхания
Authors: Вертегел А.А., Овчаренко Л.С. ГУ «Запорожская медицинская академия последипломного образования МЗ Украины»
"Child`s Health" 7 (34) 2011
Date: 2013.01.03
Categories: Pediatrics/Neonatology
Authors: Л.В БОГУН, к.м.н., доцент, Кафедра терапии Харьковской медицинской академии последипломного образования
"News of medicine and pharmacy" 4(235) 2008
Date: 2008.09.01
Categories: Infectious diseases
Sections: Specialist manual

Back to issue