Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 6(24) 2009

Back to issue

Психическое здоровье детей, проживающих в йододефицитном регионе (клинико-эпидемиологическое исследование)

Authors: Моллаева Н.Р., Российская медицинская академия последипломного образования, Республиканский центр охраны нервно-психического здоровья детей и подростков Республики Дагестан

Categories: Endocrinology

print version

Введение

Недостаток йода в организме испытывает практически каждый пятый житель планеты; примерно 740 млн человек страдают эндемическим зобом, у 40 млн человек имеет место умственная отсталость по причине тяжелой формы йодной недостаточности, каждый год рождаются 100 тысяч детей, страдающих кретинизмом [1].

По данным исследований, проведенных Эндокринологическим научным центром РАМН, распространенность эндемического зоба в России составляет от 15 до 40 %. Около 17 % женщин имеют нарушения в тиреоидной системе до наступления беременности. В йододефицитных районах у 60–85 % беременных эндемический зоб оказывает негативное воздействие на состояние здоровья их детей [2].

Спектр нарушений, вызванных йодной недостаточностью, весьма широк и зависит от геохимических, социально­экономических условий проживания, характера питания, онтогенетического периода развития, на котором имелась йодная недостаточность, а также действий других дополнительных факторов и не уточненных до настоящего времени причин [3].

Вместе с тем многочисленные исследования были направлены на изучение выраженной психической патологии. Так, всестороннему изучению подверглась интеллектуальная недостаточность при эндемическом кретинизме, в то время как психические нарушения пограничного уровня практически не изучены.

Йодный дефицит представляет угрозу интеллектуальному потенциалу и психическому здоровью населения, проживающему в районах с экологически обусловленным дефицитом йода. Так, в йододефицитных регионах в 2 раза чаще встречается умственная отсталость, до 15 % школьников испытывают трудности в обучении. Значительно повышается уровень заболеваемости, снижаются антропометрические показатели [4]. Установлено, что 85,5 % школьников младших классов в районе умеренной йодной недостаточности имеют отклонения по тем или иным показателям интеллектуально­мнестической сферы. Республика Дагестан относится к числу регионов, сочетающих различную тяжесть йодного дефицита с полиэтническим составом населения (более 30 этнических групп), проживающего в различных климатогеографических зонах, где 2/3 территории представлены горами. Этим определяется уникальность республики для изучения всех проявлений йодного дефицита.

Цель исследования — определение распространенности и структуры психических расстройств и изучение факторов их формирования среди детей младшего школьного возраста, проживающих в различных климатогеографических зонах Республики Дагестан, в зависимости от степени йодного дефицита.

Материалы и методы исследования

На территории Республики Дагестан заболеваемость детского населения психическими расстройствами определяется взаимодействием различных факторов: йодного дефицита, наличия эндемического зоба, особенностями течения пре­, интра­ и постнатального периодов, социальными факторами.

Объект исследования — дети обоих полов в возрасте от 8 до 10 лет и их родители, проживающие в различных районах Республики Дагестан, различающихся по степени йодного дефицита и принадлежности к различным климатогеографическим зонам.

Контролем служили данные, полученные при обследовании по единой схеме, с использованием идентичных клинико­психопатологических методов, детей одинакового возраста и их родителей, проживающих в сходных по своим геофизическим, геохимическим, этническим и демографическим показателям районах, обеспеченных йодом, и районах с легким йодным дефицитом Ставропольского края.

Общее количество обследованных детей составило 1264 (932 ребенка проживали в Республике Дагестан, 332 — в Ставропольском крае).

Во всех населенных пунктах обследование детей проводилось одной бригадой, состоящей из психиатра, невролога, эндокринолога и детского психолога.

Основные методы исследования — клинико­эпидемио­логический и клинико­психопатологический. В соответствии с поставленными задачами было проведено одномоментное комплексное клинико­психопатологическое и клинико­эпидемиологическое исследование детей в возрасте от 8 до 10 лет из перечисленных районов РФ.

Среди психологических методов для обследования всех детей применялись цветные матрицы Равена, позволявшие судить о развитии невербального интеллекта, внимания и работоспособности. Дети, набравшие по матрицам Равена баллы, соответствующие возрастным критериям умственной отсталости, для дополнительного изучения когнитивных способностей обследовались при помощи теста Векслера, адаптированного Панасюком, сюжетных картинок, теста «Нелепица» и методики «Исключение 4­го лишнего предмета». Для исследования памяти использовался тест на запоминание 10 слов.

Всем обследованным детям проводилось УЗИ щитовидной железы (ЩЖ) при помощи портативной аппаратуры, на основании которого в комплексе с обследованием эндокринологом оценивались наличие и степень эндемического зоба.

Помимо УЗИ ЩЖ применялись и другие параклинические методы исследования, позволявшие получить дополнительные данные о состоянии тканей головного мозга, с целью проведения дифференциальной диагностики.

Анализ данных проводился при помощи статистических методов исследования. При сравнении количественных данных применялся критерий Стьюдента, для анализа распределения качественных данных — критерий χ2, а в случае наличия в одной из сравниваемых подгрупп менее 5 случаев — критерий Фишера. Для оценки распределения качественных признаков в зависимости от порядковых показателей использовался критерий Манна — Уитни, с помощью которого можно одновременно учесть все 3 степени йодного дефицита, что позволило оценить общую тенденцию зависимости заболеваемости от степени йодного дефицита.

Результаты исследования и их обсуждение

В целом изолированно фактор степени выраженности йодного дефицита на территории проживания детей оказывал значительное влияние на заболеваемость различными психическими расстройствами.

Среди населения равнины и предгорья отмечалась прямая беспороговая квазилинейная зависимость заболеваемости легким когнитивным расстройством, органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством и расстройствами невротического круга от степени тяжести йодного дефицита.

Зависимость заболеваемости функциональными системными расстройствами от степени выраженности йодного дефицита носила пороговый характер с низким порогом чувствительности, что проявлялось значительными различиями в заболеваемости между районом с умеренным йодным дефицитом и контрольной группой с последующим незначительным увеличением частоты этих расстройств в районе с тяжелым йодным дефицитом.

Кроме того, наблюдалась тенденция к увеличению заболеваемости другими расстройствами психологического развития и аффективными расстройствами в зависимости от повышения степени выраженности йодного дефицита, однако статистически значимые различия между группами при этом отсутствовали.

Перечисленные группы расстройств являются чувствительными к фактору йодного дефицита, однако характер зависимости их частоты от степени йодного дефицита различен.

В горных районах, как и на территории предгорья и равнины, наблюдалась беспороговая квазилинейная зависимость заболеваемости легким когнитивным расстройством, астеническим расстройством и расстройствами невротического круга от степени тяжести йодного дефицита.

В горных районах зависимость заболеваемости аффективными расстройствами от степени тяжести йодного дефицита, в отличие от предгорных и равнинных районов, носила пороговый характер с высоким порогом чувствительности.

В горных районах частота расстройств невротического круга, в отличие от районов предгорья и равнины, находилась в прямой пороговой зависимости от степени выраженности йодного дефицита с высоким порогом чувствительности, что может быть объяснено более низким уровнем стрессов среди сельского населения.

Наконец, в отличие от населения предгорья и равнины, в горной местности не отмечалось зависимости заболеваемости функциональными системными расстройствами от степени йодного дефицита, что также может быть связано с низким уровнем стресса в горной местности, где преобладает сельское население, по сравнению с районом предгорья и равнины, где преобладает городское население.

Как и среди населения предгорья и равнины, в горной местности отмечалась тенденция к увеличению заболеваемости другими расстройствами психологического развития в зависимости от степени йодного дефицита, однако она не достигала уровня статистически значимых различий между группами.

В контрольной группе отсутствовали статистически значимые различия в заболеваемости психическими расстройствами среди населения предгорья и равнины и горного населения, что объясняется низким уровнем заболеваемости как среди городского, так и среди сельского населения.

В районе с умеренным и тяжелым йодным дефицитом другие расстройства психологического развития чаще встречались в горной местности, что объясняется более высокой частотой наследственной отягощенности среди горного населения. В то же время расстройства невротического круга чаще встречались среди детского населения равнины и предгорья, что связано с более высокой стрессовой нагрузкой среди городских жителей, преобладавших в этой климатогеографической зоне.

Помимо этого, в районе с тяжелым йодным дефицитом функциональные системные расстройства чаще встречались среди детей, проживающих в предгорье и в равнинной местности, что может быть обусловлено выраженным влиянием стрессов на городское население в сравнении с горным населением. Следует подчеркнуть, что эти различия в заболеваемости между предгорными и равнинными районами в сравнении с горными районами проявлялись лишь при воздействии тяжелого йодного дефицита и отсутствовали в районах с умеренным йодным дефицитом и в контрольной группе.

Таким образом, йодный дефицит определяет рост заболеваемости рядом психических расстройств. Характер зависимости заболеваемости психическими расстройствами от степени йодного дефицита различен при разных заболеваниях. В целом йодный дефицит потенцирует различия в заболеваемости между сельским и городским населением.

Помимо фактора йодного дефицита можно выделить самостоятельное значение наличия эндемического зоба. Вместе с тем можно говорить о взаимодействии факторов наличия зоба и йододефицитного фона.

В контрольной группе среди детей, страдающих эндемическим зобом, по сравнению с детьми без зоба, была повышена частота органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства, тогда как частота других психических расстройств в этой группе была сопоставима. Таким образом, в условиях отсутствия фонового дефицита йода в окружающей среде влияние эндокринных нарушений на психическое здоровье детского населения ограничивалось органическим расстройством.

В районах с умеренным и тяжелым йодным дефицитом наличие эндемического зоба являлось фактором риска возникновения легкого когнитивного расстройства, органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства и расстройств невротического круга. Таким образом, умеренный и выраженный йодный дефицит потенцирует влияние патологии ЩЖ на происхождение органических расстройств. Зависимость частоты расстройств невротического круга от наличия патологии щитовидной железы на йододефицитной территории объясняется наблюдающимся в этих условиях ослаблением адаптивных и стрессо­устойчивых свойств нервной системы.

Среди детей, проживающих на территории с различной степенью йододефицита и у которых отсутствует эндемический зоб, частота легкого когнитивного расстройства подчиняется пороговой зависимости с низким порогом чувствительности, тогда как среди этого контингента больных частота органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства также подчиняется пороговой зависимости от степени йододефицита с высоким порогом чувствительности (табл. 1).

Среди детей, не страдающих эндемическим зобом, для расстройств невротического круга также характерна пороговая зависимость от степени выраженности йодного дефицита, проявляющаяся незначительным, укладывающимся в рамки статистической погрешности ростом заболеваемости, в районе с умеренным йодным дефицитом по сравнению с обеспеченным йодом районом с последующим резким увеличением заболеваемости в районе с выраженным йодным дефицитом. Таким образом, для расстройств невротического круга среди детей, не страдающих эндемическим зобом, характерен высокий порог чувствительности к степени йодного дефицита (табл. 2).

Суммарно по всем психическим заболеваниям среди детей, не страдающих эндемическим зобом, заболеваемость психическими расстройствами подчинялась беспороговой квазилинейной зависимости от степени йододефицита.

Среди детей, страдающих эндемическим зобом, проживающих на территории с различной степенью йодного дефицита, частота легкого когнитивного расстройства и органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства возрастает беспорогово квазилинейно в зависимости от степени йодного дефицита.

Среди детей, страдающих эндемическим зобом, для расстройств невротического круга характерна пороговая зависимость от степени выраженности йодного дефицита, проявляющаяся незначительным ростом заболеваемости в районе с умеренным йодным дефицитом по сравнению с контрольной группой с последующим резким увеличением заболеваемости в районе с выраженным йодным дефицитом. Таким образом, для расстройств невротического круга среди детей, страдающих эндемическим зобом, характерен высокий порог зависимости от степени йодного дефицита.

Среди детей, страдающих эндемическим зобом, для функциональных системных расстройств характерна пороговая зависимость от степени йодного дефицита с резким ростом заболеваемости в районе с умеренным йодным дефицитом по сравнению с контрольной группой и последующим незначительным увеличением заболеваемости в районе с тяжелым йодным дефицитом. Таким образом, для функциональных системных расстройств среди детей, страдающих эндемическим зобом, характерен низкий порог зависимости от степени йодного дефицита.

Суммарно по всем психическим заболеваниям среди детей, страдающих эндемическим зобом, заболеваемость психическими расстройствами подчинялась пороговой зависимости от степени выраженности йодного дефицита с низким порогом чувствительности, для которой было характерно резкое повышение частоты психических расстройств в районе с умеренным йодным дефицитом по сравнению с контрольной группой с дальнейшим незначительным ростом доли психически больных детей в районе с выраженным йодным дефицитом.

Таким образом, йодный дефицит потенцирует влияние эндемического зоба на психическую заболеваемость. Характер зависимости заболеваемости различными психическими расстройствами от степени йодного дефицита и территории проживания различается среди детей, страдающих эндемическим зобом, и детей, у которых отсутствует эндемический зоб.

В районе с умеренным йодным дефицитом дети, страдающие расстройствами невротического круга и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, статистически значимо чаще воспитывались в неполных семьях по сравнению с семьями, в которых росли здоровые дети. Это явление отмечалось как среди городского, так и сельского населения. Таким образом, умеренный йодный дефицит потенцирует влияние фактора многодетности семьи, в которой растет ребенок, на его психическое здоровье, что проявляется высоким числом детей в семьях, в которых росли дети, страдающие органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством и расстройствами невротического круга.

Как и в контрольной группе, доля неполных семей с детьми, страдающими расстройствами невротического круга, в районе с умеренным йодным дефицитом была выше среди городского и сельского населения.

Влияние фактора близкородственных связей проявлялось, как и в контрольной группе, в виде повышения доли таких браков среди родителей детей, страдающих умственной отсталостью. Помимо этого, в районе с умеренным йодным дефицитом близкородственные браки часто встречались среди родителей детей, страдающих другими расстройствами психологического развития. Таким образом, умеренный йодный дефицит потенцирует влияние наследственного фактора на происхождение других расстройств психологического развития.

Наконец, в отличие от контрольной группы, в которой фактор характера питания не имел значения, в районе с умеренным йодным дефицитом среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, была понижена доля детей, в рационе которых присутствовали продукты питания, привезенные из обеспеченных йодом районов. Таким образом, фактор дефицита йода в продуктах питания проявляется в первую очередь в виде органических расстройств.

Фактор характера питания не играл роли среди сельского населения, что может быть связано с низкой долей семей, имеющих возможность покупать привезенные из других районов продукты питания, что обусловливало преимущественное употребление выращенных в обследуемой местности продуктов питания.

В районе с тяжелым йодным дефицитом фактор многодетности оказывал значительное влияние на происхождение психических расстройств, что отражалось в виде повышения числа детей в семьях, в которых росли дети, страдающие легким когнитивным расстройством, органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, расстройствами невротического круга. Высокое число детей в семьях, в которых росли страдающие перечисленной патологией дети, было характерно как для городского, так и для сельского населения. Кроме того, среди городского населения большее число детей по сравнению со здоровыми наблюдалось в семьях, в которых росли дети, страдающие функциональными системными расстройствами.

Повышенное число детей с семьях, в которых росли дети, страдающие легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, может быть объяснено недостаточным вниманием со стороны родителей к воспитанию и лечению детей, что обусловливало развитие заболевания. Кроме того, этот факт можно объяснить в рамках теории об адаптивном увеличении числа потомства в группах с высокой смертностью, что способствует выживанию рода в целом.

Развитие расстройств невротического круга среди детей из многодетных семей объясняется повышенной стрессовой нагрузкой и недостатком внимания со стороны родителей в этих семьях.

Этими же причинами можно объяснить влияние неполноты семьи на происхождение легкого когнитивного расстройства и органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства и расстройств невротического круга в этой группе детей.

Наследственный фактор проявлялся, помимо умственной отсталости и других расстройств психологического развития, повышением частоты легкого когнитивного расстройства. Таким образом, тяжелый йодный дефицит потенцирует влияние фактора наследственности на происхождение легкого когнитивного расстройства, которое среди анализируемых нами видов когнитивных расстройств, по данным литературы, наименее зависит от фактора наследственной отягощенности.

Как и в районе с умеренным йодным дефицитом, в отличие от контрольной группы, в которой фактор характера питания не имел значения, в районе с тяжелым йодным дефицитом среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, была понижена доля детей, в рационе которых присутствовали продукты питания, привезенные из обеспеченных йодом районов. Таким образом, фактор дефицита йода в продуктах питания проявляется в первую очередь в виде органических расстройств.

Фактор характера питания не играл роли среди сельского населения, что объясняется низкой долей семей, имеющих возможность покупать привезенные из других районов продукты питания, что обусловливало преимущественное употребление выращенных в обследуемой местности продуктов питания.

Наконец, лишь в районе с тяжелым йодным дефицитом среди близких родственников психически больных детей, и в частности, среди их родных братьев и сестер, была повышена частота психических расстройств. Этот факт служит дополнительным доказательством в пользу того, что тяжелый йодный дефицит потенцирует влияние наследственного фактора на происхождение психических расстройств.

Независимо от степени йодного дефицита фактор алкоголизма родителей не оказывал влияния на происхождение психических расстройств, что связано с крайне низкой распространенностью алкоголизма в Республике Дагестан из­за культурных и религиозных запретов на употребление алкоголя.

Пренатальная, интранатальная и постнатальная патология с высокой частотой встречается в анамнезе как среди детей, страдающих психическими расстройствами, так и среди здоровых детей. Частота этих явлений обнаруживает квазилинейную зависимость от степени йодного дефицита как в группе психически больных детей, так и среди психически здоровых детей.

При этом независимо от степени йодного дефицита района, где проживали обследованные дети, практически по всем заболеваниям наблюдается тенденция к увеличению частоты этих явлений среди детей, страдающих различными психическими расстройствами, по сравнению с психически здоровыми детьми.

В происхождении психических расстройств среди детей в контрольной группе важную роль играли частые инфекции и аллергические реакции в анамнезе. Эти явления в анамнезе у детей, страдающих органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, наблюдаются чаще по сравнению с психически здоровыми детьми. Кроме того, в общем среди популяции психически больных детей заболеваемость инфекционными и аллергическими заболеваниями в анамнезе была повышена по сравнению с группой здоровых детей. Эти явления отражают чувствительность организма к фактору йодного дефицита и раннюю манифестацию психической и физической астении среди этих детей, которая впоследствии проявляется развитием психической патологии.

Таким образом, значение различных пре­, интра­, и постнатальных факторов в происхождении психических расстройств среди детей в обеспеченном йодом регионе ограничивается тенденцией к увеличению частоты этих факторов среди психически больных детей, не достигающей уровня статистически значимых различий по сравнению со здоровыми детьми.

В районе с умеренным йодным дефицитом среди матерей детей, страдающих психическими расстройствами, патология беременности наблюдалась статистически значимо чаще у тех, чьи дети страдали легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством. Кроме того, частота этих явлений в анамнезе была повышена среди детей, страдающих другими видами психических расстройств, за исключением расстройств поведения, однако эти различия не достигали степени статистической значимости. Можно предположить важную патогенетическую роль патологии беременности в происхождении всех групп психических расстройств, отражающейся в первую очередь в виде формирования расстройств, связанных с органическим поражением головного мозга (органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство и легкое когнитивное расстройство).

Необходимо отметить, что, согласно результатам статистического анализа, влияние патологии беременности на происхождение этих заболеваний на уровне статистически значимых различий проявлялось лишь в условиях умеренного йодного дефицита, тогда как в контрольной группе влияние патологии беременности ограничивалось тенденцией к увеличению заболеваемости, не достигавшей степени статистически значимых различий. В целом частота патологии беременности среди матерей детей, страдающих психическими расстройствами, была статистически значимо выше, чем среди матерей психически здоровых детей.

Явления патологии родов в анамнезе среди детей, проживающих в районе с умеренным йодным дефицитом, были ассоциированы с формированием легкого когнитивного расстройства, органического эмоционально лабильного (астенического) расстройства и функциональных системных расстройств, что отражает органическое поражение головного мозга у этих детей.

Отставание в физическом развитии в анамнезе с повышенной частотой наблюдалось среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством. Таким образом, явления отставания в психическом развитии среди детей, проживающих в обеспеченном йодом районе, являются предикторами формирования психических расстройств, связанных с органическим поражением головного мозга. При этом частота отставания в физическом развитии в анамнезе среди детей, страдающих умственной отсталостью, несколько повышена по сравнению с группой здоровых детей (однако эти различия не достигают степени статистической значимости) и сравнима с таковой среди детей, страдающих другими расстройствами психологического развития, и здоровых детей. В силу этого явления отставания в физическом развитии могут рассматриваться как дифференциально­прогностический признак для прогнозирования формы отставания в психическом развитии — легких когнитивных расстройств и других расстройств психологического развития.

Частые инфекции и аллергические реакции в анамнезе наблюдались среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, что отражает явления физической астении у этих детей. Кроме того, частые инфекционные заболевания могут способствовать утяжелению органической патологии.

В районе с тяжелым йодным дефицитом патология беременности у матерей в анамнезе встречалась чаще в группах детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, по сравнению с группой здоровых детей, что отражает ранние признаки органического поражения головного мозга.

Аналогично интранатальная патология встречалась чаще в группах детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, по сравнению с группой здоровых детей, что можно рассматривать как проявление органического поражения головного мозга.

Отставание в физическом развитии в дошкольный период наблюдалось среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством.

Частые инфекции и аллергические реакции в анамнезе наблюдались среди детей, страдающих легким когнитивным расстройством и органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством, что отражает явления физической астении у этих детей. Кроме того, частые инфекционные заболевания могут способствовать утяжелению органической патологии.

Таким образом, независимо от фактора йодного дефицита, среди детей с органическим эмоционально лабильным (астеническим) расстройством в анамнезе была повышена доля детей, часто болевших инфекционными и аллергическими заболеваниями. Это отражает чувствительность организма к фактору йодного дефицита и раннюю манифестацию психической и физической астении среди этих детей, которая впоследствии проявляется развитием психической патологии.

Среди детей, проживающих в районе с умеренным или тяжелым йодным дефицитом, независимо от его степени, частота пренатальной и интранатальной патологии была повышена по сравнению со здоровыми детьми. Этот факт демонстрирует потенцирующую роль йодного дефицита для влияния пре­ и интранатальной патологии на происхождение расстройств, связанных с органическим поражением головного мозга. Кроме того, у детей, страдающих этими видами психических расстройств, в йододефицитных районах вне зависимости от степени йодного дефицита наблюдалось повышение частоты явлений отставания в физическом развитии в дошкольный период.

С целью разработки программы профилактики и коррекции психических расстройств были изучены осведомленность родителей обследованных детей, проживающих на йододефицитной территории, о влиянии йодного дефицита и ассоциированной с ним эндокринной патологии на психическое и физическое здоровье детей, о мерах профилактики и лечения этих расстройств, а также обеспокоенность родителей здоровьем детей. Изучение этих вопросов проводилось дифференцированно в зависимости от состояния психического здоровья детей.

В целом наблюдается низкий уровень грамотности населения в отношении влияния йодного дефицита на здоровье детей. Особенно это касается горных районов. Более низкий уровень информированности среди горного населения может быть объяснен низкой общей медицинской грамотностью населения.

При этом несколько большее значение придается эндемическому зобу, что указывает на недооценку фактора йодного дефицита на территории проживания в отсутствие эндокринных проявлений и свидетельствует о необходимости проведения образовательных программ среди населения, направленных на повышение уровня грамотности в отношении факторов риска психических расстройств.

С другой стороны, риск развития эндемического зоба как субъективно значимого для населения фактора может быть использован для вовлечения в профилактические программы большего числа жителей. С этой целью необходимо привлечение к проведению профилактики психических расстройств врачей­эндокринологов.

Необходимо также отметить невысокую обеспокоенность родителей состоянием физического и психического здоровья детей, низкую осведомленность о мерах профилактики и лечения психических расстройств, связанных с йодным дефицитом, а также низкую обращаемость родителей психически больных детей к специалистам. Эти показатели были хуже в горных районах по сравнению с районами равнины и предгорья.

Исходя из этого становится очевидной необходимость повышения общего уровня грамотности населения в отношении основных проявлений психических расстройств и их последствий с целью мотивирования участия жителей в профилактических программах.

Отдельной задачей является разъяснение в рамках профилактических программ, проводимых в горных районах, природы наблюдаемых у детей проявлений психических расстройств. В то же время высокая субъективная значимость для родителей психически больных детей их физического здоровья указывает на необходимость привлечения к профилактике врачей соматических специальностей, также с целью вовлечения в профилактические программы более широкого населения.

Низкие показатели обращаемости за медицинской помощью в горных районах помимо низкой грамотности населения могут быть частично объяснены низкой доступностью медицинской помощи.

Разработанная программа профилактики психических расстройств среди детского населения Республики Дагестан включает социально ориентированные программы, первичную, вторичную профилактику и реабилитацию, индивидуально ориентированные программы.

Принципами профилактики и лечения психических расстройств у детей на йододефицитной территории являются проведение управляемой йодизации, повышение уровня медицинской грамотности населения, проведение профилактических осмотров, межведомственное взаимодействие, использование комплексных медицинских бригад в горных районах.

Подробнее необходимо остановиться на проведении управляемой йодизации. Управляемая йодизация отличается от бесконтрольной тем, что при ней учитывается степень йодного дефицита территории, характер питания населения, наличие в рационе питания продуктов, привезенных из обеспеченных йодом районов, использование продуктов натурального хозяйства. Управляемая йодизация предполагает использование медианы йодурии для мониторинга эффективности проводимой работы.

При профилактических осмотрах логично выделение 3 групп детей: 1) страдающих психическими расстройствами, в отношении которых должны проводиться индивидуально ориентированные программы лечения; 2) находящихся на ранних стадиях формирования психических расстройств, которым необходимо принимать препараты из группы адаптогенов и ноотропов с целью предупреждения развития психических расстройств; 3) группы повышенного риска развития психических расстройств, характеризующейся сочетанием нескольких факторов риска развития психических заболеваний, выявленных в настоящей работе. Дети из этой группы должны в обязательном порядке включаться в программу вторичной профилактики.

Для выявления детей из группы повышенного риска формирования психических расстройств могут быть использованы следующие признаки: наличие эндемического зоба; как правило, это дети из многодетных, неполных, бедных семей, рожденные в близкородственных браках, и дети, перенесшие пренатальную и интранатальную патологию, а также отстававшие в физическом или психическом развитии и часто болевшие инфекционными заболеваниями в дошкольный период.

В отношении детей с повышенным риском развития психических расстройств должны проводиться мероприятия, направленные на вторичную профилактику психических расстройств, включающие в себя ­динамическое наблюдение у психиатра и эндокринолога, при необходимости обучение в специальных классах компенсирующего обучения; необходимо включение детей из группы риска формирования психических расстройств в социально ориентированные программы.

Для лекарственной терапии детей, страдающих психическими расстройствами, проживающих на йододефицитной территории, могут быть использованы следующие препараты:

— отдельные витамины и поливитаминные комплексы;

— отдельные аминокислоты и аминокислотные комплексы;

—  адаптогены (препараты элеутерококка, женьшеня, китайского лимонника);

—   фитопрепараты;

— седативные растительные препараты (ново­пассит);

— транквилизаторы небензодиазепинового ряда;

— ноотропы (ноотропил, энцефабол, пантогам);

— препараты, сочетающие нейрометаболическую активность с вазоактивным действием (пикамилон, кавинтон).

Выводы

1. Высокая распространенность психических расстройств среди детского населения, проживающего на территории Республики Дагестан, определяется взаимодействием различных групп факторов:

— наличием экологического йодного дефицита, занимающего более 90 % горной, равнинной и предгорной территории Республики Дагестан;

— наличием эндокринной патологии, представленной преимущественно в виде эндемического зоба;

— особенностями течения пре­, интра­ и постнатальных периодов развития детей на йододефицитной территории;

— особенностями социальных факторов, среди которых особое значение имеет относительно высокая по сравнению с другими регионами РФ частота кровнородственных браков.

2. Наиболее часто встречающимися формами психической патологии, зависящими от йодного дефицита, являются легкое когнитивное расстройство, органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство, расстройства невротического круга, функциональные системные расстройства.

3. Распространенность психических расстройств, зависящих от йодного дефицита, существенно различается у детей, проживающих в различных климатогео­графических зонах Республики Дагестан, достигает максимального значения среди детей, проживающих в горных районах. Данный феномен имеет многофакторную обусловленность:

а) наиболее высокая степень йодного дефицита наблюдается в горных районах Дагестана;

б) социальные факторы в виде натурального ведения сельского хозяйства с минимальным употреблением продуктов из экологически относительно благополучных равнинных районов, частично компенсирующим йодный дефицит в предгорных районах.

4. Наличие эндемического зоба у детей является важным фактором формирования психических расстройств, в основе которых лежит дисфункция или органическое поражение головного мозга: органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство, легкое когнитивное расстройство, расстройства невротического круга. Характер корреляционных взаимоотношений между наличием эндемического зоба, тяжестью экологического йододефицита и частотой перечисленных психических расстройств указывает на их патогенетическую взаимосвязь, проявляющуюся в том, что йододефицит не только способствует возникновению эндемического зоба, но и при определенной его выраженности потенцирует его влияние на возникновение указанных психических расстройств.

5. Пути патогенного воздействия йододефицита на психическое здоровье детей включают:

— опосредованное воздействие на формирование структур головного мозга и функциональную активность ЦНС;

— опосредованное влияние через нарушения репродуктивной функции женщины;

— потенцирующее влияние по отношению ко всем другим факторам возникновения психических расстройств, в том числе неблагоприятным условиям течения пре­ и интранатального периодов, соматическим заболеваниям, психогенным воздействиям, социальным факторам.


Bibliography

 1. Моллаева Н.Р. Структура психической патологии у школьников, проживающих в районах эндемичных по зобу // Педиатрия. — 2007 — Т. 86, № 5. — С. 145-146.

2. Дикевич Е.А., Моллаева Н.Р. Психические нарушения у детей в йоддефицитном регионе и способы их коррекции // Русский медицинский журнал. — 2007. — № 28. — С. 2182-2185.
3. Моллаева Н.Р. Психические расстройства при йодном дефиците // Российский психиатрический журнал. — 2008. — № 1. — С. 24-29.
4. Моллаева Н.Р. Пренатальный, интранатальный и постнатальный период среди детей, страдающих психическими расстройствами, на территории с различной степенью йодного дефицита // Российский психиатрический журнал. — 2008. — № 2. — С. 81-87.

Similar articles

Authors: Жуков А.О. ГОУ ВПО «Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова»
International journal of endocrinology 5(23) 2009
Date: 2010.03.14
Categories: Endocrinology
Authors: Даценко И.Б., Харченко И.В., Харьковская медицинская академия последипломного образования, ГЛПУ «Центральная клиническая больница УЗ», г. Харьков
International neurological journal 7 (37) 2010
Date: 2011.01.13
Categories: Neurology
Authors: ШАРУХО Г.В., Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тюменская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации
International journal of endocrinology 7 (39) 2011
Date: 2011.11.30
Categories: Endocrinology

Back to issue