Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Emergency medicine" 6(7) 2006

Back to issue

Дифференциальная диагностика хирургической абдоминальной патологии на догоспитальном этапе

Authors: А.Э. ФЕСЬКОВ, Харьковская медицинская академия последипломного образования

Categories: Medicine of emergency, Surgery

Sections: Specialist manual

print version

В практике врачей скорой и неотложной помощи особую актуальность имеют заболевания, сопровождающиеся абдоминальной симптоматикой. Боль в животе — один из самых частых поводов для обращения за медицинской помощью. Этиологическая структура заболеваний, в клинической картине которых в определенном периоде преобладают патологические симптомы со стороны брюшной полости, чрезвычайно разнообразна. В то же время на догоспитальном этапе верифицировать диагноз при заболеваниях, сопровождающихся абдоминальной симптоматикой, трудно, а нередко и невозможно, так как для диагностики можно воспользоваться лишь анамнестическими и физикальными данными. В этих условиях необходимо иметь четкое представление о возможных причинах абдоминальных болей и иных патологических симптомах со стороны органов брюшной полости.

Причиной внезапно появившихся болей в животе может быть одна из следующих нозологических групп заболеваний:

1. Заболевания, нуждающиеся в оперативном либо консервативном лечении и наблюдении в условиях ­специализированного стационара в связи с опасностью развития тяжелых абдоминальных осложнений, в том числе и патология гениталий.

2. Острые и хронические гастроэнтерологические заболевания, требующие консервативного лечения в условиях специализированного стационара, после исключения острой хирургической патологии.

3. Экстраабдоминальная патология с псевдоабдоминальным синдромом, включающая как заболевания отдельных органов с иррадиирующими болями в области живота, так и системные заболевания, проявляющиеся, в числе прочего, и абдоминальным синдромом.

Каждая из представленных групп включает значительное число нозологических единиц, далеко не полный перечень которых представлен в табл. 1.


Следует учесть, что в ряде случаев причина абдоминальной боли остается неустановленной даже после обследования в специализированном стационаре с исполь­зованием средств лабораторной и инструментальной диаг­ностики. Так, по данным П.Я. Григорьева и А.В. Яковенко (1997), у 41,3 % больных, поступивших в отделение неотложной помощи крупного медицинского центра, окончательный диагноз не был установлен.

Среди этих заболеваний важнейшее место занимает острая хирургическая патология. Исход острого хирургического заболевания зависит от своевременности оперативного вмешательства, а значит, от своевременности диагностики и госпитализации в специализированное лечебное учреждение. В связи с этим состояния, сопровождающиеся внезапно возникающими болями в животе в сочетании с перитонеальными симптомами, целесообразно объединять в понятие «острого живота», а абдоминальная боль является ургентным симптомом до тех пор, пока не будет отвергнута острая хирургическая патология. То есть «острый живот» — понятие мульти­дис­циплинарное, а не чисто хирургическое, тем более что большая часть больных в итоге не нуждается в хирургическом лечении.

Основным симптомом симптомокомплекса «острый живот» является абдоминальная боль, которая требует тщательного анализа и детализации для решения дифференциально-диагностических проблем.

Бо­ли в животе во многих случаях являются непосредственным поводом для обращения к врачу и отличаются зна­чительным клиническим много­образием. По И.П. Павлову, био­логический смысл боли состоит «в отбрасывании всего, что угрожает жизненному процессу». Любое болевое ощущение в конечном счете формируется в центральной нервной системе. Нервное возбуждение, инициированное раздражением периферических рецепторов боли (ноцирецепторов), по проводящим путям передается в рети­кулярную формацию ствола мозга и таламус, где трансформируется в соответствующее ощу­щение, спроецированное на определенную область. Ноцирецепторы возбуждаются посредством биологически активных веществ (кинины, гистамин, ионы и др.), которые проникают в межклеточные пространства в результате нарушения проницаемости клеточных мембран под воздействием того или иного повреждающего фактора (механическое, химическое, термическое повреждение, перерастяжение и др.).

Механизмы формирования абдоминальной боли связаны с особенностями анатомии нервной системы брюшной полости, в которой необходимо выделить сеть нервных окончаний, относящихся к системе чревных нервов, и сеть соматических афферентных нервов.

Чревные нервы иннервируют непосредственно органы брюшной полости и покрывающую их висцеральную брюшину. Их рецепторы реаги­руют на увеличение внутриполостного давления, а не на прямые раздра­жители и формируют так называемую висцеральную боль. Нервные окон­чания чревных нервов в полых органах локализуются в гладкомышечном слое, в паренхиматозных органах — в капсуле. Висцеральная боль чаще возникает при бы­стром растяжении или сильных сокращениях гладкой мускулатуры полых органов, а также при растяжении капсулы в результате увеличения объема паренхиматозного органа, но может быть следствием воспаления или ишемии органов. Особенностями висцеральной боли являются отсутствие четкой локализации и приступообразный характер. Интенсивность висцеральной боли различна — от чувства дискомфорта до острой коликообразной боли.

Наиболее часто болевые ощущения при гастроэнтерологической патологии возникают вследствие спазма гладкой мускула­туры полых органов и выводных протоков, растяжения стенок полых органов и натяжения их связочного аппарата, нару­шений кровообращения в сосудах брюшной полости, а также структурных изменений и повреждений органов. Нередко в формировании абдоминальной патологии участвуют сочетанные механизмы, развивающиеся параллельно или последовательно (например, внутриполостная гипертензия, вызывающая нарушение кровотока, а затем структурные изменения в органе), хотя и в этих случаях выделение ведущего механизма, основанное на правильном диагнозе, остается актуальным для на­значения патогенетически оправданной терапии.

Спастические боли (колики), вы­званные спазмом гладкой мускулатуры полых органов, чаще всего наблюдаются при гастроэнтерологической патологии, но могут наблюдаться и в начальной стадии заболеваний, требующих оперативного вмешательства (например, кишечная непроходи­мость и желчная колика). Они имеют приступообразный характер, внезапно начинаясь и прекращаясь. При этом больные испуганы, мечутся в постели, стремясь занять положение, способствующее уменьшению болей; нередко ­наблюдаются сопутствующие явления, связанные с развитием висцеро-висцеральных рефлек­сов (рвота, метеоризм, появление аритмий сердца, нарушение коронарного кровообращения и т.д.). Под влиянием спазмолитиков или местного согревания интенсивность спастических болей уменьшается вплоть до полного исчезновения. Нередко наблюдается типичная иррадиация спастических болей в зависимости от места возникновения.

Хотя спастические боли более характерны для функциональных дисперистальтических заболеваний и интоксикаций (дискинезия желчных путей, синдром раздраженной кишки, свинцовая колика и др.), следует помнить о том, что они могут быть проявлением желчной, панкреатической и кишечной патологии, требующей оперативного лечения.

Боли от растяжения полых органов отли­чаются ноющим или тянущим характером, чаще не име­ют четкой локализации, нередко сопровождаются метеоризмом. При сочетании спазмов кишечника с метеоризмом может наблюдаться приступообразная боль (колика) на фоне ноющей боли. Причиной таких болей могут быть заболевания, аналогичные вышеопи­санным, особое значение из них имеют нарушения кишечной проходимости как органического, так и функционального характера.

Висцеральная боль может быть связана и с нарушениями кровоснабжения органов брюшной полости. Нарушения висцерального кровотока происходят в случаях как функциональных сосудистых нарушений (спазм артериального русла при ангиоспастических состояниях, централизации кровообращения, застой в системе воротной и нижней полой вены), так и органический заболеваниях сердечно-сосудистой системы и системы крови (атеросклеротический или иной стеноз ветвей брюшной аорты, тромбозы и эмболии венозных и артериальных стволов, системный васкулит, узелковый периартериит, капилляротоксикоз и др.). В любом случае нарушения органного кровотока сопровождаются гипоксией и ишемией органов либо венозным стазом с последующим нарушением капиллярного кровотока. Характер болевых ощущений при этом различен. Для ангиоспазма характерны приступообразные, преходящие боли, для стеноза — медленно появляющиеся, постепенно нарастающие боли, при полном прекращении артериального кровотока — внезапная, очень интенсивная, нарастающая боль. Характерными особенностями абдоминальной боли сосудистого генеза («брюшная жаба») являются возникновение ее на высоте акта пищеварения и скудная или отсутствующая объективная симптоматика (в частности, отсутствие болезненности при пальпации живота).

Соматические афферентные волокна иннервируют париетальную брюшину и реагируют на разнообразные воспалительные, механические и химические раздражители, формируя соматическую,или париетальную, боль. Особенностями соматической боли являются четкая локализация, постоянный, чаще нарастающий по интенсивности характер. Одной из разновидностей париетальной боли является диафрагмальная боль, связанная с раздражением брюшины, покрывающей диафрагму. Ее особенностями являются характерная иррадиация в область надплечья и плеча и усиление при дыхательных движениях.

Болевые ощущения, связанные с раздражением париетальной брюшины, могут возникать как внезапно (например, при перфорации полых органов), так и постепенно (например, острый аппендицит). Для них характерна довольно четкая локализация с постепенным увеличением интенсивности и распространенности, усиление при повышении внутрибрюшного давления (например, при кашле, рвотных движениях, натуживании) или механическом давлении на участки живота. Перитонеальные боли не склонны к самопроизвольному исчезновению, хотя иногда уже в терминальных стадиях перитонита интенсивность их может уменьшаться, что связано с истощением механизмов формирования боли. Важным подспорьем при диагностике болей перитонеального происхождения являются данные объективного исследования. Вынужденное неподвижное положение больных (нередко симптом «ваньки-встаньки»), зоны гиперестезии передней брюшной стенки или пальпаторная болезненность, напряжение мышц передней брюшной стенки (дефанс), симптомы раздражения брюшины (в частности, симптом Щеткина — Блюмберга), симптомы эндогенной интоксикации значительно облегчают диагностику. Во всех случаях выявления перитонеальных болей показания к госпитализации являются абсолютными, даже если нельзя четко верифицировать диагноз.

Независимо от висцерального или соматического происхождения боли всегда необходим ее тщательный и взвешенный анализ, оценка анамнестических данных и объективное обследование больного. Необходимо выяснить не только особенности последнего приступа заболевания, но и предшествующие ему симптомы. Впервые возникшая, внезапная, без видимой причины боль в животе заслуживает особого внимания врача. Большое клиническое значение имеет и интенсивность боли (например, кинжальная боль при перфоративной язве желудка), и ее постоянство (постоянная боль чаще всего связана с поражением брюшины).

Анализ локализации боли в животе позволяет с той или иной степенью вероятности заподозрить поражение того или иного органа (табл. 2).


Боли в правом верхнем отделе живота обычно связаны с заболеваниями пе­чени, желчного пузыря и желчевыводящих путей, двенадца­типерстной кишки, головки поджелудочной железы, печеноч­ного угла ободочной кишки, правой почки. В левом верхнем отделе живота и под мечевидным отростком боли наблюдаются чаще всего при заболеваниях желудка, поджелудочной железы, селезенки, селезеночного угла ободочной кишки, ле­вой почки, при грыже пищевого отверстия диафрагмы. Боли в правой нижней половине живота чаще связаны с аппендицитом, терминальным илеитом, поражением слепой и восходящей ободочной кишки, правой почки и правых придатков матки, в левой нижней части живота — с заболеваниями нисходящей ободочной и сигмовидной кишки, левой почки и мочеточника, левых придатков матки. Опоясывающие боли характерны для поражения поджелудочной железы. В параумбиликальной области боли возникают при заболеваниях двенадцатиперстной и тонкой кишок, брыжеечных лимфатических уз­лов, сальника. Разлитые боли в животе могут свидетельствовать о перитоните, кишечной непроходимости, абдоминальной форме геморрагического васкулита, разрывах паренхиматозных органов, спаечных процессах. Иногда такие боли наблюдаются при выраженном асците и метеоризме.

Способствует правильной диагностике и оценка локализации болей при пальпации живота (табл. 3).


При многих заболеваниях локализация боли по мере развития процесса изменяется, что часто связано с переходом висцеральной формы боли в соматическую. Наиболее широко известным примером является миграция болей при остром аппендиците: начальная стадия острого аппендицита сопровождается болью в эпигастральной или мезогастральной области (эпигастральная фаза острого аппен­дицита, или симптом Волковича — Кохера), которая затем смещается в правую подвздошную область. При прикрытой перфорации язвы желудка или двенадца­типерстной кишки боль может локализоваться в правой подвздошной области в результате подтекания внутрипросветного содержимого в правую половину живота.

Очень важно оценить последовательность появления различных симптомов по отношению к боли в животе. При острой хирургической патологии боль в животе возникает чаще перед повышением температуры или появлением симптомов эндогенной интоксикации, характерно домини­рова­ние абдоминальной боли над диспептическими симптомами.

Не меньшее значение имеет периодичность болей, их связь с приемом пищи. Так, для заболеваний пищевода характерны ранние боли, возникающие во время еды; для язвы кардиального отдела желудка, гастрита — боли сразу после приема пищи, а для гастродуоденита и язвенной болезни двенадцатиперстной кишки — поздние боли, через 1–2 ч после еды, а также голодные и ночные боли. Для патологии билиарной системы и поджелудочной железы в начальном периоде характерны приступообразные боли. При хронических колитах, сигмоидитах, проктосигмоидитах боли чаще связаны с актом дефекации.

Боль в животе при экстраабдоминальной патологии возникает вследствие перекрестной соматической иннервации афферентными волокнами, в результате раздражения которых возникает иррадиация болевых ощущений, иначе — отраженная боль. Причины отраженных болей как составной части псевдоабдоминального синдрома чрезвычайно разнообразны (табл. 1). Заболевания и повреждения органов грудной полости, забрюшинного пространства, позвоночника и таза, системные и инфекционные заболевания, декомпенсация эндокринной патологии, заболевания и повреждения центральной и периферической нервной системы, экзогенные и эндогенные интоксикации и т.д. могут сопровождаться абдоминальной болью, которая нередко яв­ляется доминирующей жалобой больных и поводом для обра­щения за медицинской помощью. Чаще всего в этих случаях боль носит спастический или сосудистый характер, хотя иногда болевые ощущения принимают характер соматической боли и приводят к ошибочным лапаротомиям. Спектр заболеваний столь различен, что детализировать особенности абдоминальной боли при данной патологии сложно. Мы ничуть не умаляем актуальности этой патологии, но в данной статье она рассматривается лишь в контексте дифференциальной диагностики с острой хирургической патологией, хотя излишний акцент на абдоминальной симптоматике при ряде состояний может быть фатальным для больного (например, при инфаркте миокарда, кетоацидотической коме, интоксикации свинцом или таллием и др.). Прежде всего необходимо обратить внимание на необходимость полного и тщательного сбора анамнеза и объективного исследования с использованием доступных на догоспитальном этапе физикальных приемов.

Картина ложного «острого живота» нередко наблюдается при патологии легких, плевры и сердечно-сосудистой системы. В основе причин псевдоабдоминального синдрома при патологии органов грудной клетки является общность иннервации грудной клетки и брюшной полости симпатическими, блуждающими и диафрагмальными нервами, в результате которой зоны сегментарной иннервации сердца, легких и диафрагмы, с одной стороны, и верхних отделов желудочно-кишечного тракта — с другой, могут совпадать. Кроме этого, спинальные нервы (D10–L1), иннервирующие париетальную брюшину, проходят сначала в грудной стенке, а затем распространяются в передней брюшной стенке, а межреберные нервы связаны с симпатическими нервами, иннервирующими органы брюшной полости.

Заболевания легких и плевры часто сопровождаются абдоминальной симптоматикой, особенно у детей. При нижнедолевой пневмонии или плеврите может возникать боль в брюшной стенке, метеоризм, пальпаторно в этих случаях нередко определяется болезненность и напряжение мышц передней брюшной стенки. Описаны случаи, когда таких больных не только направляли в хирургические отделения, но и оперировали в связи с предполагаемой острой хирургической патологией. В этих случаях необходимо отметить ряд характерных признаков дыхательной патологии:

— признаки нарушения функции внешнего дыхания (одышка, цианоз, участие в дыхании вспомогательной мускулатуры) при отсутствии на начальных этапах развития патологии аускультативных и перкуторных проявлений;

— быстрое повышение до фебрильных цифр температуры тела, причем температура в подмышечной впадине не отличается от ректальной, а пульс соответствует температуре (то есть отсутствует симптом «токсических ножниц»);

— поверхностная пальпация более болезненна, чем глубокая, с уменьшением выраженности напряжения мышц передней брюшной стенки по мере углубления в брюшную полость. Это связано с наличием гиперестезии кожи, а не собственно висцеральной или соматической абдоминальной боли;

— зона гиперестезии при плевропульмональной патологии занимает обширную площадь нижней части груди и половины живота в отличие от хирургической патологии.

Заболевания сердечно-сосудистой системы могут симулировать «острый живот», особенно у лиц пожилого и старческого возраста. Особенно частые ошибки наблюдаются при так называемой абдоминальной форме инфаркта миокарда (чаще в области задней стенки левого желудочка). Помогают дифференциальной диагностике признаки тяжелых нарушений сердечно-сосудистой системы (тахикардии, гипотония, вплоть до коллаптоидного состояния, одышка, цианоз; при этом болезненность и напряжение мышц передней брюшной стенки, как и при плевропульмональных заболеваниях, более выражены при поверхностной, а не при глубокой пальпации. Электрокардиографические изменения в начальных стадиях заболевания могут отсутствовать. Следует помнить и об иной ситуации: иррадиации болей в область сердца при остром холецистите (холецистокардиальный синдром по С.П. Боткину).

Абдоминальный синдром при сахарном диабете также может сопровождаться достаточно убедительной картиной острого аппендицита, кишечной непроходимости и других хирургических заболеваний. Картина ложного «острого живота» у таких пациентов развивается на фоне декомпенсации диабета, чаще при развитии кетоацидотической комы. В этих случаях диагностике помогает наличие сильной жажды, запаха ацетона изо рта, сухости во рту, истощения, сухости кожи, глубокое учащенное дыхание (Куссмауля), падение артериального давления, полиурия, которые в своем развитии опережают появление болей в животе.

Приступы сильных болей, сопровождающиеся тошнотой и рвотой, могут наблюдаться на поздних стадиях сифилиса при развитии спинной сухотки. Для диагностики большое значение, наряду с анамнестическими данными, имеют неврологические симптомы: деформации зрачков с отсутствием фотореакции, отсутствие коленных и других рефлексов. Неврологическая патология с вовлечением корешков спинного мозга от D­10 до L1 (опухоли спинного мозга, миелит, рассеянный склероз, травматические повреждения) подтверждается или исключается с помощью внимательного неврологического обследования.

Сложная ситуация может возникнуть при дифференциации абдоминального синдрома у пациентов с отравлением свинцом или таллием. Свинцовая интоксикация связана с отравлениями не только на производстве, но и в результате пользования глиняной посудой, покрытой глазурью. При этом свинец, депонированный в печени и костях, может мобилизоваться под влиянием различных факторов (прием алкоголя, пищевая интоксикация, общие заболевания) и привести к свинцовой интоксикации. В этих случаях картина «острого живота» достаточно демонстративна и включает интенсивную схваткообразную боль в животе наряду с разлитой пальпаторной болезненностью. Установлению правильного диагноза способствует выявление сероватого окрашивания краев десен («свинцовая кайма»), землистый оттенок кожных покровов, выраженная артериальная гипертензия, а также уменьшение болей при глубокой пальпации. Интоксикация таллием также сопровождается интенсивными схваткообразными болями в животе, повторной рвотой, кроме этого, наблюдаются диарея и признаки обезвоживания. При этом виде отравления диагностика практически невозможна без дополнительных исследований, однако заподозрить его можно при наличии в анамнезе контакта с мышиным ядом.

Псевдоабдоминальный синдром наблюдается также при тетании, обусловленной дефицитом кальция и связанной с ним атонией кишечника (характерен симптом Хвостека — сокращение мимических мышц при ударе неврологи­ческим молоточком в проекции ствола лицевого нерва, ­удлинение интервала QT на ЭКГ); при узелковом периарте­риите, капилляротоксикозе, для которых характерны геморрагические высыпания на коже, высокая артериальная гипертензия, артралгии, примесь крови в кале и рвотных массах. Значительные трудности возникают при диагностике периодической болезни, которая сопровождается развитием доброкачественного рецидивирующего перитонита с острой болью в животе. При первом приступе больных обычно оперируют по поводу острого аппендицита, при повторных приступах в связи со стереотипной картиной диагноз установить легче. При этом следует учитывать национальность больного — чаще это выходцы из стран Средиземноморья, аналогичные заболевания часто выявляются у родственников, характерна гипертермия с самого начала болезни. Поражение жировой клетчатки внутренних органов при абдоминальном варианте ненагнаивающегося панникулита (болезнь Вебера — Крисчена) также сопровождается псевдоабдоминальным синдромом. Диагностике способствует выявление единичных или множественных округлых узлов наряду со втянутыми рубцами на коже, образующимися на месте асептического некроза и последующего рубцевания узлов. При отсутствии выраженных кожных проявлений диагностика очень затруднительна.

Немалые трудности сопровождают врача первого этапа при диагностике инфекционных заболеваний, особенно ­острых кишечных инфекций. В этих ситуациях принципиальное значение имеет не только исключение острого хирургического заболевания, но и диагностика собственно инфекции. Многие из инфекционных заболеваний сопровож­даются болями в животе, связанными со спазмом или парезом кишечника, увеличением печени и селезенки, мезентериальных узлов, отеком стенки желчного пузыря или поджелудочной железы, парезом или воспалением мочевого пузыря, поражением прямых мышц живота («ценкеровский некроз» при тифах). Для пищевых токсикоинфекций, сальмонеллеза, отдельных форм острой дизентерии, начального периода вирусного гепатита, крымской геморрагической лихорадки характерны боли в эпигастральной области. Боли в правом подреберье отмечаются при вирусном гепатите, в левом подреберье — при малярии, висцеральном лейшманиозе. Боли в правой подвздошной области наблюдаются при брюшном тифе, аденовирусной инфекции, кишечном иерсиниозе, амебиазе. При кишечных инфекциях наблюдаются преимущественно разлитые или мезогастральные боли, подобные боли могут быть и при абдоминальной форме туляремии в результате специфического мезаденита.

При сыпном тифе возможно развитие надлобковых болей (нижний симптом Говорова) или в эпигастральной области (верхний симптом Говорова) в результате переполнения и пареза мочевого пузыря или поражения солнечного сплетения соответственно. Лептоспироз нередко сопровождается очень интенсивными болями в верхней правой части живота, иногда опоясывающего характера, напоминая картину холецистита или холецистопанкреатита. Явления пельвиоперитонита с соответ­ствую­щими местными проявлениями наблюдаются при брюшном тифе и других сальмонеллезах. Особого внимания заслуживает ботулизм, который на начальных этапах может проявляться лишь эпигастральными болями, тошнотой и рвотой, сухостью во рту и признаками пареза кишечника. Кишечный иерсиниоз, часто протекающий с поражением илеоцекального отдела кишечника, иногда клинически нельзя отличить от острого аппендицита. Описан случай групповой вспышки аппендицита, когда за ночь хирург выполнил около десяти аппендэктомий у детей, посещавших один и тот же детский коллектив. При бактериологическом исследовании во всех случаях выявлен иерсиниоз. Данный пример лишний раз подтверждает важность оценки эпидемиологического анамнеза, даже в случаях с типичной клиникой острого хирургического заболевания.

При постоянных болях в животе и неустойчивом стуле, наличии субфебрильной температуры, снижении аппетита, тошноте наряду с исхуданием следует помнить о возмож­ности туберкулеза кишечника и туберкулезного мезаденита. Эти поражения могут возникать не только при активном туберкулезе легких, но и через несколько лет после его излечения, причем поражение чаще всего локализуется в илеоцекальной области. Распространение процесса на брюшину сопровождается клиникой вялотекущего перитонита.

Список заболеваний, сопровождающихся псевдоабдоминальным синдромом, можно было бы продолжить, но ограничимся лишь упоминанием урологической патологии, забо­леваний крови, метаболических нарушений. Абдоминальный симптомокомплекс при любых из них может быть как основным, так и дополнительным в клинической картине заболевания и требует тщательного анализа. При этом следует помнить и о возможности сочетания экстраабдоминальной патологии с острым хирургическим заболеванием органов брюшной полости (например, при сахарном диабете, ревматизме, плевропульмональной патологии и др.).

Другая сторона проблемы — экстраабдоминальные боли при патологии органов брюшной полости в результате иррадиации. Так, при заболеваниях желчных путей характерна иррадиация в правое плечо, при патологии двенадцатиперстной кишки и поджелудочной железы — в спину, при патологии в нижней части пищевода и кардиальном отделе желудка боли локализуются в грудной клетке и могут иррадиировать в шею и челюсть. Нередко иррадиирующие боли более интенсивны, чем боли в области основного процесса, что может также приводить к ошибочному диагнозу.

Даже такое сжатое изложение проблемы абдоминальной боли как главного компонента «острого живота» говорит о чрезвычайной сложности правильного диагноза у конкретного больного. Правильная интерпретация, особенно в сложных клинических ситуациях, возможна только при тщательном анализе анамнестических данных с акцентом на следующие вопросы (Р.Б. Тейлор, 1992; с изменениями и дополнениями):

— время возникновения боли;

— локализация боли;

— интенсивность и характер боли;

— особенности рецидивирования боли;

— характер иррадиации боли;

— изменение локализации, интенсивности и характера болей во времени;

— провоцирующие и облегчающие факторы;

— связь с приемом и характером пищи, дефекацией, мочеиспусканием, физической нагрузкой;

— связь с диспептическими симптомами и их характер;

— сопутствующие сосудистые реакции.

Кроме болевых ощущений, для дифференциальной диаг­ностики необходим анализ дополнительных симптомов, которые присутствуют в клинической картине и могут стать решающими в определении правильного диагноза. Наиболее частыми при абдоминальной патологии являются следующие симптомы:

— дисфагия;

— тошнота и рвота;

— расстройства стула (задержка стула, запоры или поносы);

— вздутие живота (метеоризм);

— изжога;

— икота;

— гастростаз;

— желтуха;

— падение артериального давления;

— повышение температуры тела;

— признаки нарастающей анемии;

— признаки эндогенной интоксикации.

Каждый из данных симптомов нуждается в не менее тщательном анализе и интерпретации, так как может быть главным признаком конкретной патологии. Как и в случае абдоминальной боли, данные симптомы необходимо анализировать во временном аспекте, не упускать из виду провоцирующие и облегчающие факторы, связь с другими симптомами. Некоторые симптомы (например, желтуха) при правильном анализе позволяют уже на догоспитальном этапе достаточно точно верифицировать диагноз даже без дополнительных лабораторных и инструментальных исследований. Данный материал требует отдельного изложения, а сейчас следует подчеркнуть прежде всего ряд признаков, которые говорят о необходимости госпитализации, дополнительной диагностики и в ряде случаев неотложных оперативных мероприятий:

— остро возникшая, постоянная или нарастающая боль в животе;

— повторная, не приносящая облегчения рвота;

— задержка стула и газов либо тяжелый понос;

— защитное напряжение мышц передней брюшной стенки любой локализации и распространенности;

— неудовлетворительное общее состояние;

— беспокойное поведение больного или вынужденное положение с испуган­ным выражением лица, с запавшими глазами, заострившимися чертами лица;

— гематомезис и/или мелена;

— сосудистый коллапс.

Выявление хотя бы одного из данных симптомов является абсолютным показанием к госпитализации, осмотру хирургом и дополнительным исследованиям, направленным на исключение острой хирургической патологии.

Дополнительного рассмотрения заслуживают также особенности диагностики при наличии абдоминальной симптоматики у детей раннего возраста в связи с рядом физиологических и анатомических особенностей детского организма; у лиц пожилого и старческого возраста в связи с возрастными инволютивными и склеротическими процессами в организме, накладывающими определенный отпечаток на клинику заболеваний; у лиц в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, психически неадекватных. Во всех этих случаях основным принципом первичного осмотра должна быть настороженность в отношении острой хирургической патологии. Как писал В.А. Оппель, «чтобы диагностировать заболевание, нужно о нем вспомнить». Это в равной степени относится как к истинному «острому животу», так и к заболеваниям с псевдоабдоминальным синдромом.

Кроме жалоб и анамнестических данных, важнейшее значение в дифференциальной диагностике заболеваний с абдоминальной симптоматикой имеет физикальное исследование живота, оценка общего состояния, кожных покровов и слизистых, артериального давления и пульса, осмотр, пальпация, аускультация живота и грудной полости, ректальное и вагинальное исследования. Независимо от выраженности субъективной симптоматики эти исследования являются обязательными. Их последовательность подчинена простейшему алгоритму — от простого к сложному:

1. Оценка общего состояния больного: особенности ­поведения, положение в постели, адекватность.

2. Определение частоты сердечных сокращений по пульсу, измерение артериального давления, оценка цвета кожных покровов и слизистых оболочек, выявление внешних повреждений, высыпаний, геморрагий, призна­ков гипогидратации (снижение тургора кожи и глазных яблок, исчезновение рельефа подкожных вен), нарушений микроциркуляции (мраморность, цианоз, симптом «пятна»).

3. Физикальное исследование органов грудной клетки — перкуссия и аускультация сердца и легких.

4. Осмотр живота для выявления вздутия или западения, асимметрии, участия в дыхании, наличия рисунка подкожных вен, рубцов, воспали­тельных или иных высыпаний на передней брюшной стенке.

5. Ориентировочная поверхностная пальпация живота для выявления зон гиперестезии, болезненных участков, локального или распространенного защитного напряже­ния мышц передней брюшной стенки и неравномерного вздутия живота. Тщательное обследование типичных мест выхода грыж передней брюшной стенки.

6. Перкуторное исследование живота: оценка иден­тичности перкуторного звука над всеми отделами живота, выявление зон тимпанита или притупления, перкуторной болезненности. Особый акцент необходимо делать при исследовании отлогих мест живота (боковых фланков), а также на изменение перкуторного звука при изменении положения тела и степень наполнения мочевого пузыря.

7. Первичная аскультация живота для оценки исходной, неспровоцированной моторной активности кишечника.

8. Глубокая, но не грубая поэтажная пальпация живота, начиная с наименее болезненных отделов. При этом иногда удается выявить спаечные или опухолевые конгломе­раты, локальную пальпаторную болезненность, наличие спазмированных участков ободочной кишки, увеличение печени, селезенки, почек.

9. Повторная аускультация для выявления локального усиления или появления кишечных шумов. Завершить ее целесообразно выявлением локализованного шума плеска (сим­птом Склярова).

10. Обязательным завершающим элементом объективного обследования является пальцевое исследование прямой кишки в коленно-локтевом положении и/или на правом или левом боку: оценивается тонус сфинктера заднего прохода, объем и заполненность ампулы прямой кишки, наличие патологических образований, характер кала и наличие патологических примесей в нем, наличие болезненности и нависания передней стенки прямой кишки.

Каждое заболевание имеет собственный набор субъективных и объективных более или менее специфических признаков. Их описанию посвящена обширная монографическая литература и тематические сборники. Хотелось бы лишний раз подчеркнуть, что в большей части случаев внимательный расспрос и объективное исследование больного позволяют поставить правильный клинический диагноз без применения дополнительных методов диагностики (поэтому они и называются дополнительными).

Закончить обзор вопросов, связанных с дифференциальной диагности­кой острой хирургической патологии на догоспитальном этапе, хочется, возможно, парадо­ксальным выводом: увлекаться дифференциальной диаг­ностикой на догоспитальном этапе нецелесообразно, а иногда и опасно. В случае диагностических затруднений, связанных с дифференциацией истинного или ложного «острого живота», независимо от характера наиболее вероятной, по мнению врача, патологии, завершать диагности­ческие мероприятия необходимо в условиях специализи­рованного (чаще хирургического) стационара.Показанием для экстренной госпитали­зации яв­ляется не только выявленная хирургическая патология, но и ­подозрение на нее. Принцип вынужденной гипер­диагностики абдоминальной патологии, особенно при ­небольшом (да и при большом) практическом опыте, ­является оправданным и целесообразным.

Но это вовсе не говорит о бесполезности или бессмысленности дифференциальной диагностики на догоспитальном этапе. Диагноз «острый живот» не является достаточным для врача. Наличие в сопроводительных документах предварительного, пусть неточного догоспи­тального диагноза (или диагнозов) нередко является единственным ключом для определения направления дальнейших исследований больного, то есть важной составной частью единого (догоспитального и стационарного) дифферен­ци­ально-диагностического процесса. Кроме того, от правильного предварительного диагноза зависит адресность госпитализации больного (хирургическое, инфекционное, токсикологическое, кардиологическое, урологическое, неврологическое отделение), госпитализация не по назначению при отсутствии многопрофильного стационара приводит к ненужному «катанию» больного по городу и нередко влияет на исход заболевания. 

Similar articles

Authors: А.П. Волосовец, д.м.н., профессор, С.П. Кривопустов, д.м.н., профессор, Национальный медицинский университет им. А.А. Богомольца
"News of medicine and pharmacy" 13–14(333–334)
Date: 2010.09.23
Authors: Т.М. БЕНЦА, к.м.н., доцент, Кафедра терапии Национальной медицинской академии последипломного образования им. П.Л. Шупика, г. Киев
"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (239) 2008 (тематический номер)
Date: 2008.09.17
Categories: Family medicine/Therapy, Gastroenterology, Therapy
Sections: Specialist manual
Abdominal pain syndrome in children and adolescents: treatment options
Authors: Шутова Е.В.
Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина

Date: 2018.09.19
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Specialist manual
Authors: ПРОНИН В.А., БОЙКО В.В., Харьковский национальный медицинский университет
"Emergency medicine" 5(30) 2010
Date: 2010.12.13
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

Back to issue