Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (313) 2010 (тематический номер)

Back to issue

Особенности дисплазии соединительной ткани у больных с синдромом раздраженного кишечника

Authors: Т.А. Коновалова. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького. Кафедра внутренней медицины № 2

print version


Summary

Синдром раздраженного кишечника (СРК) — одна из наиболее актуальных гастроэнтерологических проблем во всем мире. Распространенность СРК среди функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта занимает лидирующие позиции, а заболеваемость продолжает расти довольно быстрыми темпами [1–3]. Сходную ситуацию следует ожидать и в Украине, где проблемам диагностики и лечения СРК уделяется все больше внимания с учетом отрицательного воздействия патологии на качество жизни пациентов, большинство из которых трудоспособного возраста [4–6].

СРК — полиэтиологическое заболевание со сложным, до конца не изученным патогенезом, в котором важное место отводится структурно-функциональным нарушениям кишечной моторики и висцеральной гиперчувствительности. Ответственными за развитие данных нарушений считают наследственные, психосоциальные факторы, а также кишечные инфекции и интоксикации [7–10].

Дополнительным патогенетическим фактором СРК, связанным как с наследственными, конституциональными признаками, так и с нарушением микрофлоры кишечника является дисплазия соединительной ткани (ДСТ) [11]. ДСТ представляет собой врожденный дефект мезенхимального матрикса с прогридиентным течением. Наиболее известными проявлениями ДСТ являются синдромы Марфана и Элерса — Данло, характеризующиеся наличием дифференцированных структурных аномалий соединительной ткани, в основе генетический дефект с определенным типом наследования [12, 13]. Однако в клинической работе гораздо чаще встречаются несиндромные формы соединительнотканной дисплазии, так называемая недифференцированная ДСТ (НДСТ) [13–15]. У больных с признаками ДСТ отмечено более тяжелое течение заболеваний внутренних органов, связанное как с ДСТ, так и с сопутствующей ей вегетативной дисфункцией [15–17]. Высокая степень коллагенизации органов пищеварения позволяет ожидать при НДСТ многообразных проявлений со стороны желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Генетически обусловленные дефекты коллагеновых и эластических волокон — структурных элементов стромы органов ЖКТ — определяют индивидуальный прогноз и оказывают влияние на течение заболеваний органов ЖКТ [16, 17], в том числе СРК. Это является обоснованием необходимости изучения распространенности стигм ДСТ как клинико-патогенетических особенностей СРК среди населения экологически неблагоприятного Донецкого промышленного региона.

Цель работы — изучить распространенность и особенности ДСТ у больных СРК Донецкого промышленного региона.

 

Методы исследования

Обследовано 120 пациентов с СРК, находившихся на стационарном лечении в гастроэнтерологических отделениях Центральной городской клинической больницы № 3 г. Донецка и Дорожной клинической больницы на станции Донецк. Диагноз СРК и принадлежность к определенной форме устанавливались в соответствии с Римскими критериями III. При объективном исследовании оценивались фенотипические стигмы ДСТ: астеническое телосложение, аномалии скелета — сколиозы, кифозы, деформация грудной клетки (ДГК), плоскостопие, привычные вывихи. Гипермобильность суставов (ГМС) определялась по шкале Бейтона [14], которая включает пять тестов: пассивное тыльное сгибание мизинцев кистей рук на 90°; пассивное сгибание первых пальцев кистей рук в сторону предплечья при сгибании в лучезапястном суставе; переразгибание локтевых суставов более чем на 10°; переразгибание коленных суставов более чем на 10°; полное касание плоскостей ладоней пола при наклоне вперед при фиксированных коленных суставах. Первые 4 движения парные (1 балл за возможность выполнить движение на одной стороне, 2 — за симметричную возможность). Степень гипермобильности оценивалась по сумме всех показателей: 1–2 балла — физиоло­гический вариант нормы, 3–5 баллов — умеренная, 6–9 баллов — выраженная гипермобильность суставов. Исследовались также стигмы соединительнотканной дисплазии кожи: гиперэластичность (величина кожной складки над наружными концами ключиц — не менее 3 см), наличие очагов депигментации, стрий, множественных пигментных пятен, гиперпигментации кожи над остистыми отростками позвонков. Учитывались и такие стигмы ДСТ, как увеличение геморроидальных узлов и варикозное расширение вен (ВРВ) нижних конечностей, миопия (с юного возраста), наличие грыж (кроме послеоперационных). Для выявления внутренних признаков ДСТ использовались инструментальные методы. Эндоскопическими методами выявляли: неполное смыкание кардиального жома, пролапс слизистой желудка в просвет пищевода, гастроптоз, видимый дуоденогастральный рефлюкс, пролапс слизистой залуковичного отдела в просвет луковицы двенадцатиперстной кишки, дивертикулы толстой кишки. Дивертикулы тонкой кишки определялись рентгенологическим методом с использованием контраста. Пациенты с подозрением на дивертикулит в исследование не включались. Аномалии желчного пузыря (единичные и множественные перетяжки, перегибы и деформация желчного пузыря) и почек (дистопии, эктопии, частичное удвоение лоханок и мочеточников, кисты, нефроптоз) диагностировали по данным сонографии внутренних органов. Диагностирование пролапса митрального клапана (ПМК) основывалось на данных эхокардиографии. Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием параметрических критериев описательной статистики (выборочное среднее, стандартное отклонение), рассчитанных с помощью программы MedStat.

 

Результаты исследований и их обсуждение

Возрастные пределы исследуемой группы больных с СРК составили 18–55 лет, средний возраст — 34,0 ± 3,0 года.

Среди 120 обследованных пациентов было 86 (71,7 %) женщин и 34 (28,3 %) мужчины. Соотношение женщин и мужчин составило 2,5 : 1.

По формам СРК пациенты распределились следующим образом: у 58 (48,3 %) пациентов был выявлен СРК с запорами (СРК-З), у 30 (25 %) — СРК с диареей (СРК-Д), 18 (15 %) пациентов имели смешанную форму СРК (СРК-С), 14 (11,7 %) — недифференцированную форму СРК (СРК-Н).

У всех без исключения больных были выявлены стигмы ДСТ. По частоте встречаемости стигм ДСТ исследуемая группа больных была разделена на три подгруппы: к первой группе, имеющей менее 3 стигм, были отнесены 46 (38,3 %) пациентов. Такое количество стигм ДСТ, по данным литературы, является вариантом нормы [14–17] и свидетельствует об отсутствии синдрома НДСТ у данной категории пациентов. 53 (44,2 %) пациента имели от 3 до 5 стигм ДСТ, что соответствует ДСТ средней степени выраженности. Оставшиеся 21 (17,5 %) обследованный больной имели более 5 стигм ДСТ, что соответствует выраженной степени ДСТ [14–17] (табл. 1).

 

Таким образом, распространенность ДСТ среди всех обследованных больных составила 61,7 %. Статистически значимых различий преобладания частоты встречаемости ДСТ среди больных с отдельными формами СРК не отмечалось.

Изучение частоты встречаемости отдельных стигм ДСТ показало, что наиболее часто из всех стигм ДСТ среди больных с СРК встречаются аномалии вен, они наблюдались у 91 (75,8 %) обследованного больного. Причем большинство из общего количества больных с СРК составили пациенты, страдающие СРК-З, — 76 (63,3 %). У данной категории пациентов достоверно чаще по сравнению с общей группой больных наблюдалось увеличение геморроидальных узлов и варикозное расширение вен нижних конечностей (p < 0,05). Так, среди 43 (35,8 %) больных с увеличением геморроидальных узлов было 38 (31,7 %) пациентов из группы СРК-З, а в числе 48 (40,0 %) пациентов, имеющих варикозное расширение вен нижних конечностей, было 37 (30,8 %) пациентов с СРК-З. Это свидетельствует о том, что больные СРК-З имеют определенные особенности строения венозной стенки, которые в условиях хронического течения заболевания реализуются в развитие геморроя и варикоза вен нижних конечностей. Во всех остальных случаях частота встречаемости стигм ДСТ не зависела от формы СРК. На втором месте по частоте встречаемости стигм ДСТ находились аномалии скелета, они встречались у 81 (67,5 %) пациента с СРК. Среди них выявлялись: ГМС — у 24 (20,0 %) больных, сколиозы и кифозы — у 40 (33,3 %), ДГК — у 6 (5,0 %), плоскостопие — у 7 (5,8 %), привычные вывихи — у 3 (2,5 %) больных с СРК. На третьем месте по встречаемости находились рефлюксы в ЖКТ, они наблюдались у 72 (60,0 %) пациентов с СРК. У 34 (28,3 %) больных с СРК выявлялся висцероптоз, у 27 (22,5 %) — аномалии кожи, среди которых гиперэластичность — у 11 (9,2 %), гипер- и депигментация кожи — у 17 (14,2 %). 26 (21,7 %) исследуемых пациентов имели астеническое телосложение. Миопией с юных лет страдали 23 (19,2 %) больных с СРК. У 16 (13,4 %) пациентов были выявлены дивертикулы толстой и тонкой кишки, у 15 — (12,6 %) грыжи, у 6 (5,0 %) — ПМК. Характеристика стигм ДСТ у больных с СРК приведена в табл. 2.

 

Заключение

1. Таким образом, распространенность ДСТ среди больных с СРК Донецкого промышленного региона составляет 61,7 %.

2. Наиболее распространенными стигмами ДСТ являются аномалии вен (увеличение геморроидальных узлов и варикозное расширение вен нижних конечностей), рефлюксы в ЖКТ, а также аномалии скелета.

3. У пациентов, страдающих СРК с запорами, достоверно чаще по сравнению с остальной группой больных наблюдаются увеличение геморроидальных узлов и варикозное расширение вен нижних конечностей, что необходимо учитывать в процессе лечения.


Bibliography

1. Camilleri M. Management of the irritable bowel syndrome // Gastroenterology. — 2001. — Vol. 120, № 3. — P. 652-668.

2. Drossman D. The functional gastrointestinal disorders and the Rome III process // Gastroenterology. — 2006. — 130. — P. 1377-1390.

3. Schuster M.M. Defining and diagnosis irritable bowel syndrome // Am. J. Manag. Care. — 2001. — Suppl. 8. — P. 246-251.

4. Simren M., Abrahamsson H., Svedlud J. et al. Quality of life in patients with irritable bowel syndrome seen in referral centers versus primary care: the impact of gender and predominant bowel pattern // Scand. J. Gastroenterol. — 2001. — Vol. 36, № 5. — P. 542-545.

5. Харченко Н., Черненко В. Синдром раздраженного кишечника: от диагностики к лечению // Дiєтотерапiя та гастроентерологiя. — 2005. — № 3. — C. 41-45.

6. Парфенов А.И., Ручкина И.Н. Распространенность заболеваний толстой кишки среди рабочих и служащих промышленных предприятий // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. — 1993. — Т. 2, № 3. — P. 58-62.

7. Bennet E.J., Tennant C.C., Piesse C. et al. Level of chronic life stress predicts clinical out-come in irritable bowel syndrome // Gut. — 1998. — Vol. 43. — P. 3-15.

8. Osterberg E., Blomquist L., Krakau I. et al. A population study on irritable bowel syndrome and mental health // Scand. J. Gastroenterol. — 2000. — Vol. 35, № 3. — P. 264-268.

9. Козлова И.В. Синдром раздраженного кишечника: новые аспекты патогенеза, диагностики, прогнозирования течения // Рос. журнал гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. — 2000. — № 3. — С. 57.

10. Яковенко Э.П., Григорьев П.Я. К патогенезу синдрома раздраженного кишечника (СРК) // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. — 2000. — Т. 10, № 5 (Прил. № 11): Матер. VI Рос. гастроэнтерол. недели. — С. 447.

11. Бухарин О.В. и др. Микрофлора толстой кишки у пациентов с дисплазией соединительной ткани // Журн. микробиол. — 2003. — № 3. — С. 62-66.

12. Сhean K.S.E. Collagen genes and inherited connective tissue disease // Biochem. J. — 1985. — Vol. 229. — P. 287-303.

13. Дорофеева Г.Д., Чурилина А.В., Дорофеев А.Э. Недифференцированные синдромы дисплазии соединительной ткани и внутренняя патология. Монография. — Донецк: ООО «Лебедь», 1998.

14. Beighton P.H., Grahame R., Bird H.A. Hypermobility of joints. — London: Springer-Verlag, 1999.

15. Клеменов А.В. Внекардиальные проявления недифференцированной дисплазии соединительной ткани // Клин. медицина. — 2003. — Т. 81, № 10. — С. 83.

16. Маев И.В., Казюлин А.Н., Вальцова Е.Д. Особенности течения заболеваний органов пищеварения у больных с первичным пролапсом митрального клапана // Клин. медицина. — 2000. — № 1. — С. 22-26.

17. Осипенко М.Ф., Макаро­ва Т.А., Прокофьев С.В. Клинико-статистический анализ дисплазий желудочно-кишечного тракта // Рос. журн. гастроэнтерол., гепатол., колопроктол. — 1997. — № 5 (Прил. № 4: Материалы Третьей Российской гастронедели). — С. 296.


Back to issue