Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Артериальная гипертензия (216) 2007 (тематический номер)

Back to issue

Взаимосвязь провоспалительной активации и тяжести стенотических поражений брахиоцефальных артерий атеросклеротической природы у больных с артериальной гипертензией

Authors: В.А. ВИЗИР, А.Е. БЕРЕЗИН, А.В. ДЕМИДЕНКО Запорожский государственный медицинский университет, кафедра внутренних болезней № 2

Categories: Cardiology

Sections: Clinical researches

print version

Артериальная гипертензия (АГ) является одним из наиболее распространенных кардиоваскулярных заболеваний, оказывающих существенное влияние на индивидуальный прогноз. Описаны многочисленные факторы риска, модулирующие эволюцию АГ [13]. Вместе с тем роль поражений органов-мишеней, в том числе стенотических атероматозных поражений и пролиферации комплекса интима-медиа брахиоцефальных артерий (БЦА), в формировании и прогрессировании АГ продолжает уточняться [14, 18]. В многочисленных исследованиях было установлено, что односторонний гемодинамически значимый (> 60 % внутреннего диаметра) стеноз общей сонной артерии (ОСА) сопровождается 5,5% (95% доверительный интервал (ДИ) = 5,0–6,0 %) ежегодным риском возникновения мозгового ишемического инсульта или ТИА [10]. При этом риск манифестации ипсилатерального ишемического инсульта значительно ниже и составляет 2,1 % в год (95% ДИ = 1,6–2,8 %). В группе пациентов с документированными атероматозными поражениями БЦА формирование АГ, сопровождающееся снижением объемной скорости мозгового кровотока, может привести к увеличению ежегодного риска возникновения ишемических мозговых катастроф до 12,5 % (95% ДИ = 8,9–17,6 %), в том числе до 9,5 % в год (95% ДИ = 6,4–14,0 %) при ипсилатеральной локализации очага поражения вещества мозга [19]. С другой стороны, существуют сведения о том, что крупные атеромы с плотной покрышкой и элементами кальцификации (класс «А»), формирующие значительные стенотические поражения артерий, реже приводят к мозговым катастрофам, чем молодые, нестабильные бляшки [11, 16, 20, 21]. Для последних большое значение имеют активация воспалительных процессов в субинтиме артерий, ассоциированная с интенсификацией оксидации липопротеидов, инфильтрацией ядра иммунокомпетентными клетками с повышением продукции провоспалительных цитокинов, что приводит к механической усталости покрышки и ее разрыву [7, 12, 27]. С другой стороны, нейрогуморальная и провоспалительная активация во многом ответственны за интенсификацию пролиферативных процессов в сосудистой стенке, предшествующих формированию атеромы [20]. Отражение этих явлений — утолщение интимо-медиального сегмента (ИМС) БЦА. В предшествующих исследованиях было установлено, что толщина ИМС сонных артерий является независимым фактором риска возникновения цереброваскулярных событий [29]. При этом абсолютная величина этого параметра не всегда коррелирует с тяжестью дислипидемии и может зависеть от интенсивности провоспалительной активации [5], вызванной, в частности, репликацией некоторых вирусов (цитомегаловирус) [27, 28]. Необходимо отметить, что роль провоспалительной активации, модулирующей эволюцию васкулярного ремоделирования и пролиферацию зоны интима-медиа артерий, до конца не ясна [5]. При этом утолщение ИМС каротид рассматривается как морфологический маркер атеросклероза и сопровождается формированием выраженной дисфункции эндотелия [17, 20]. В целом АГ, пролиферативные процессы в субинтиме и дисфункция эндотелия могут оказывать непосредственное негативное влияние на устойчивость покрышки посредством модуляции напряжения сдвига в плечевой зоне атеромы [14, 16].

Таким образом, атеросклеротическое поражение сонных артерий у больных с АГ, ассоциирующееся с утолщением ИМС и последующим формированием атеромы, стенозирующей просвет артерии, сопровождается прогредиентным увеличением риска возникновения мозгового инсульта или ТИА [6]. Однако локализация «уязвимой» атеромы в каротидах с левой и правой стороны может не иметь существенного значения в прогнозировании вероятности формирования очага поражения мозга в строго определенном интракраниальном артериальном бассейне [25]. При этом интенсивность провоспалительной активации может определять эволюцию потенциально «уязвимой» атеромы и способствовать повышению риска церебральных осложнений [8, 16]. На основе современной стратегии оценки глобального индивидуального риска для пациентов с АГ мониторинг выраженности провоспалительной активации при атероматозном поражении артерий может иметь существенное клиническое значение.

Целью настоящего исследования явилась оценка особенностей провоспалительной активации у больных с АГ, ассоциированной со стенотическими поражениями брахиоцефальных артерий.

Материалы и методы исследования

Обследовано 25 здоровых людей и 76 пациентов с мягкой и умеренной АГ в возрасте 42–73 лет. Критериями включения пациентов в исследования явились: документированная АГ с офисными показателями АДсист. 140–159 мм рт.ст. и АДдиаст. 90–104 мм рт.ст., возраст старше 18 лет, синусовый ритм, сохраненные интеллектуальные качества, подписанное информированное согласие на участие в исследовании. Критериями исключения были: тяжелая АГ, симптоматическая АГ, беременность или лактация, клинические признаки СН, тяжелый сахарный диабет, кетоацидоз, индекс Кетля более 32 кг/м2, острый коронарный синдром в течение 6 месяцев до включения в исследование, перенесенный инфаркт миокарда, ТИА или мозговой инсульт в течение 3 месяцев до скрининга, фибрилляция или трепетание предсердий, тяжелые заболевания печени и почек, оказывающие самостоятельное влияние на ближайший и отдаленный прогноз, данные о перенесенном онкологическом заболевании, вирусном гепатите, инфицирование ВИЧ, запланированное проведение процедуры реваскуляризации и/или стентирования в любом артериальном бассейне, креатинин плазмы крови более 240 мкмоль/л, скорость клубочковой фильтрации менее 50 мл/мин/м2, предшествующее лечение статинами или другими гиполипидемическими лекарственными средствами в течение не менее 3 недель до скрининга.

Клиническая характеристика пациентов приведена в табл. 1. Как видно из приведенных данных, здоровые лица и больные с АГ были вполне сопоставимы по возрастным и половым характеристикам. В лечении пациентов с АГ использовались преимущественно ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента ИАПФ (эналаприл в дозе 10–20 мг/сут., фосиноприл в дозе 10–20 мг/сут., периндоприл в дозе 4–8 мг/сут.), а также блокаторы медленных кальциевых каналов (БМКК) (амлодипин 5–10 мг/сут, лацидипин 4–8 мг/сут.), бета-адреноблокаторы (атенолол 50–100 мг/сут., бисопролол 5–10 мг/сут.) и диуретики (индапамид в дозе 1,25–2,5 мг/сут. и гипотиазид 12,5–25 мг/сут.). У двух больных с сахарным диабетом 2-го типа был использован метформин в дозе 150–300 мг/сут.

У 28 больных с АГ стенотические поражения БЦА были документированы с помощью дуплексной цветной импульсно-волновой допплерографии на аппарате Sonoline Versa Plus («Siemens», Германия). У 12 пациентов (42,9 %) поражение носило билатеральный характер. Эхолокация экстракраниальных артерий (ЭКА) производилась линейным датчиком высокого разрешения с частотой 4–14 MHz, визуализация интракраниальных артерий осуществлялась с помощью транскраниальной локации фазированным датчиком с частотой 2,5 MHz по методике R. Aaslid (1986) [2].

Объемный кровоток во внутренней сонной (ВСА) и позвоночной (ПА) артериях рассчитывался в автоматическом режиме по формуле [1]:

FV = 1/4 · π · d2 · TAV · 60, (1)

где FV — объемный кровоток (мл/мин); d — диаметр сосуда; TAV — средняя линейная скорость кровотока.

Суммарный мозговой кровоток (SFV) рассчитывался как сумма объемного кровотока во внутренних сонных и позвоночных артериях.

Измерение ТИМС (мм) проводили по задней стенке общей сонной артерии (ОСА) на 1 см проксимальнее ее бифуркации [1].

При визуализации стеноза артерии в продольном и поперечном сечении проводили расчет величины стеноза по формуле:

% стеноза = (d1–d2) / d1, (2)

где d1 – диаметр артерии ниже уровня стеноза, d2 – диаметр артерии на уровне стеноза.

Гемодинамически не значимыми считали стенозы СА величиной до 60 % от исходного диаметра сосуда [1].

Характеристика атером в зависимости от их эхоплотности и однородности структуры проводилась по классификации W. Steinke, S. Meairs, S. Ries, M. Hennerici [24].

Отбор крови осуществлялся в утренние часы (7.00–8.00). Для определения уровня цитокинов образцы крови пациентов собирали в охлажденные силиконовые пробирки с добавлением 2 мл 5% раствора трилона Б, а затем центрифугировали при постоянном охлаждении со скоростью 6 тыс. оборотов в минуту в течение 3 минут, немедленно замораживали и хранили при постоянной температуре –25 °С. С помощью иммуносорбентного анализа ELISA верифицировались плазменные уровни интерлейкинов (ИЛ) 1β, 6 и 8, фактора некроза опухоли альфа (α-ФНО) и С-реактивного протеина (СРП) (наборы фирмы DRG International, США). Кроме того, по общепринятым методикам проводили определение липидного состава плазмы крови пациентов с верификацией общего холестерина (ХС), ХС липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), ХС липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), триглицеридов (ТГ), АпоА-1- и АпоВ-протеинов, липопротеина (ЛП) (ЛП(а)), а также фибриногена, уровня циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) и титра IgG к цитомегаловирусу (ЦМВ) и хламидиям.

Полученные данные обрабатывались статистически с помощью пакета программ SAS. Результаты представлены в виде среднего значения (M), 95% доверительного интервала (ДИ), ошибки средней (m). Достоверность различий вычислялась с использованием методов параметрической статистики: между независимыми выборками — по Mann — Whitney и Student, для оценки динамики показателей в парных рядах — по Wilcoxon. Частоту встречаемости количественных и качественных признаков сравнивали с помощью критерия Χ2: для независимых выборок — по Pearson, для оценки динамики частотных показателей применяли Cochran Q-test. Различия считались достоверными при p < 0,05.

Результаты

Анализ полученных данных показал, что у больных с АГ регионарный и суммарный объемный мозговой кровоток был достоверно ниже, чем у здоровых лиц. При этом ТИМС в группе больных с АГ статистически значимо превышала контрольный уровень (табл. 2).

Вместе с тем у больных с АГ с документированными стенотическими поражениями БЦА и без таковых не было получено существенных различий в отношении величины АД, регионарного и суммарного мозгового кровотока (табл. 3). Однако у пациентов со стенотическими поражениями БЦА средние значения ТИМС ОСА были достоверно выше, чем у больных с АГ без документированных формирующихся атером.

Обращает на себя внимание, что пациенты с АГ по сравнению со здоровыми лицами имели достоверно более высокие средние значения ХС, АпоВ и более низкие концентрации ХС ЛПВП (табл. 4). Кроме того, у пациентов с АГ отмечалось повышение плазменных концентраций ряда провоспалительных цитокинов, таких как α-ФНО, С-РП, ИЛ-1β, ИЛ-6, ИЛ-8. Этот процесс ассоциировался с достоверным приростом уровня ЦИК и титра IG ЦМВ. Таким образом, у пациентов с АГ наряду с гиперхолестеринемией и дислипидемией наблюдается провоспалительная активация. Учитывая данные о более высоких показателях ТИМС в группе больных с АГ, можно предположить, что нарушения липидного обмена, ассоциированные с повышением пула проатерогенных фракций липопротеидов, и провоспалительная активация, возможно, связанная с персистенцией ЦИК к ЦМВ, являются взаимосвязанными процессами. Так, формирование стенотических поражений артерий атеросклеротической природы должно сопровождаться не только интенсификацией процессов ремоделирования сосудистой стенки, но и повышением активности системы провоспалительных цитокинов и элевацией плазменных концентраций проатерогенных фракций липидов.

В табл. 5 представлены состояние липидного обмена и выраженность провоспалительной активации у больных с АГ. Как видно из таблицы, в группе пациентов с АГ, ассоциированной со стенотическими поражениями БЦА, имели место достоверно более низкий плазменный уровень ХС ЛПВП, статистически значимо более высокая концентрация АпоВ и ряда провоспалительных цитокинов (α-ФНО, С-РП, ИЛ-1β). Обращает на себя внимание тот факт, что формирование атероматозного поражения у больных с АГ не ассоциируется с элевацией титра IgG ЦМВ и плазменного пула ЦИК. Таким образом, активация системы провоспалительных цитокинов наряду с дислипидемией является одной из особенностей АГ, ассоциированной со стенотическими поражениями БЦА атеросклеротической природы.

При проведении пошагового регрессионного анализа было установлено, что уровень АД у пациентов с АГ не зависит от тяжести нарушений липидного обмена или выраженности активации системы цитокинов (табл. 6).

Обращает на себя внимание и тот факт, что плазменные концентрации ХС ЛПВП и АпоВ, в большей степени подверженные изменениям у больных АГ с сопутствующими стенотическими поражениями БЦА, не ассоциируются c характеристиками объемного суммарного и регионарного мозгового кровотока, величиной ТИМС, а также с какими-либо клиническими данными о локализации атером в системе БЦА. С другой стороны, средние значения ТИМС в ОСА, частота верификации нестабильных атером (класс «С»), наличие двустороннего атеросклеротического процесса в БЦА, а также величина суммарного стеноза БЦА в наибольшей мере коррелируют с плазменным пулом С-РП и ИЛ-1β, в несколько меньшей степени — с концентрацией α-ФНО в плазме крови. Обращает на себя внимание, что ни один из анализируемых показателей как в общей группе больных с АГ, так и в группе пациентов с документированными стенотическими поражениями БЦА, не коррелировал в высокой степени с основными характеристиками объемного мозгового кровотока или величиной системного АД. Только при включении в анализ пациентов с билатеральным атеросклеротическим поражением была получена более устойчивая корреляционная взаимосвязь между фактом двустороннего стенотического процесса и АД ср. (r = 0,62; р < 0,05), SFV (r = –0,68; р < 0,01).

Таким образом, в общей группе больных с АГ активация системы цитокинов является достаточно мощным маркером высокой интенсивности процессов ремоделирования БЦА и формирования их атеросклеротических стенотических поражений независимо от тяжести нарушений липидного обмена.

Обсуждение результатов исследования

Результаты настоящего исследования демонстрируют, что формирование АГ сопровождается отчетливым снижением суммарной и регионарной объемной скорости мозгового кровотока, уровень которого ниже, чем у здоровых лиц. При этом ТИМС имеет наиболее высокие значения в группе больных со стенотическими поражениями БЦА атеросклеротической природы и тесно ассоциируется с интенсивностью провоспалительной цитокиновой активацией. Последняя является не только наиболее валидным маркером атеросклеротического ремоделирования артерий независимо от тяжести нарушений липидного обмена, но и в наибольшей мере ассоциируется с билатеральным атероматозным процессом. Этот факт может иметь серьезное клиническое значение, так как именно двусторонние стенотические процессы, в том числе и асимптомные, оказывают наибольшее влияние на величину цереброваскулярного риска и модулируют вероятность смертельного исхода при мозговом инсульте [29]. Аналогичные результаты были получены и другими исследователями [5]. Кроме того, установлено, что взаимосвязь между уровнем АД и риском мозгового инсульта у больных со стенозами сонных артерий имеется только при билатеральном стенозировании БЦА [23]. Причем имеются некоторые сомнения в том, что зависимость между цереброваскулярным риском и суммарной величиной билатерального стеноза может иметь абсолютное значение для пациентов независимо от возраста и пола. По крайней мере у пожилых женщин с АГ такой корреляции установлено не было [17]. С другой стороны, гетерогенность атеромы в бассейне БЦА и выраженность постстенотического расширения может быть более валидным маркером для скрининга пациентов с высоким риском развития инсульта, чем абсолютная степень стенозирования БЦА, даже при билатеральном поражении [3, 24]. Не следует забывать и известные проблемы с визуализацией гипоэхогенных гетерогенных атером (класс «С») [9], чаще всего и являющихся «уязвимыми» [22]. В этой связи поиск новых маркеров цереброваскулярного риска, не зависящих от пола и возраста, а также от большинства гемодинамических характеристик, таких как уровень АД, степень суммарного стеноза БЦА и характера атеромы, является весьма актуальным. Так, С-РП обладает высокой предсказующей ценностью в отношении возникновения ТИА или мозгового инсульта у пациентов с документированными стенотическими поражениями интракраниальных артерий [4]. В настоящем исследовании получены данные, свидетельствующие об ассоциации между интенсивностью процессов ремоделирования БЦА и плазменным пулом С-РП, а также концентрацией α-ФНО и ИЛ-1β. Обращает на себя внимание и тот факт, что признаки умеренной провоспалительной активации были верифицированы и у пациентов без документированных стенотических поражений БЦА. Однако следует принять во внимание и то, что у всех этих пациентов, по данным дуплексного цветного ультразвукового сканирования высокого разрешения, было обнаружено утолщение ИМС сонных артерий. Последняя отличается высокой предсказующей способностью в отношении верификации гипоэхогенных атером, не сопровождающихся клинически значимыми стенотическими поражениями БЦА [3, 29], в том числе и интракраниальной локализации [4]. Вместе с тем негативный вклад пролиферативных изменений комплекса интима-медиа в увеличение цереброваскулярного риска уже доказан [3, 6, 7]. Принципиально важно, что активация провоспалительных цитокинов у больных с АГ, ассоциированной со стенотическими поражениями БЦА, не зависела от титра ЦИК в отношении ЦМВ или хламидий. Ранее было показано, что интенсивность продукции антител к хламидиям может явиться одним из триггеров микроэмболизации у пациентов с атеросклеротическим поражением БЦА [27]. Возможно, что провоспалительная активация у пациентов с АГ может опосредовать пролиферативные изменения сосудистой стенки и способствовать формированию стенотических поражений БЦА. Не исключается роль вирусной нагрузки, хеликобактерной или хламидийной инфекции в инициации этих процессов [20]. В целом нарушения липидного обмена у пациентов с АГ и документированным атеросклеротическим процессом в БЦА оказались менее валидными по способности отражать интенсивность васкулярного ремоделирования. Вероятно, в прогностическом плане провоспалительные цитокины (СРП, ИЛ-1β и α-ФНО) могли бы быть рассмотрены не только как весьма специфичные маркеры негативной эволюции ремоделирования артерий, но и как факторы неблагоприятного прогноза. Вместе с тем их прогностическое значение у больных с АГ требует более детального изучения.

Выводы

1. Формирование АГ сопровождается отчетливым снижением суммарной и регионарной объемной скорости мозгового кровотока ниже уровня здоровых лиц.

2. ТИМС имеет наиболее высокие значения в группе больных со стенотическими поражениями БЦА атеросклеротической природы и тесно ассоциируется с интенсивностью провоспалительной цитокиновой активации.

3. Не получено устойчивой сильной корреляции между выраженностью гипер- и дислипидемии, с одной стороны, и характеристиками объемного мозгового кровотока, величиной ТИМС, а также с какими-либо клиническими данными о локализации Атером в системе БЦА — с другой.

4. Плазменные пулы С-РП, ИЛ-1β и α-ФНО являются наиболее валидными маркерами провоспалительной активации у больных с АГ, ассоциированной со стенотическими поражениями БЦА.

5. У больных с АГ активация системы цитокинов является мощным маркером высокой интенсивности процессов васкулярного ремоделирования и формирования их атеросклеротических стенотических поражений независимо от тяжести нарушений липидного обмена.


Bibliography

1. Aaslid R. Cerebral hemodynamics // Newell D.W., Aaslid R. (eds). Transcranial Doppler. — New York, NY, Raven. — 1992. — Р. 500.

2. Aaslid R. Transcranial Doppler Sonography. — New York, NY, Springer-Verlag. — 1986. — 350 Р.

3. AbuRahma A.F., Wulu J.T., Crotty Jr.B. Carotid Plaque Ultrasonic Heterogeneity and Severity of Stenosis // Stroke. — 2002; 33: 1772-779.

4. Arenillas J.F., Alvarez-Sabin J., Molina C.A. C-Reactive Protein Predicts Further Ischemic Events in First-Ever Transient Ischemic Attack or Stroke Patients with Intracranial Large-Artery Occlusive Disease // Stroke. — 2003; 34: 2463-2468.

5. Arenillas J.F., Molina C.A., Montaner J., Abilleira S., Gonzalez-Sanchez M.A., Alvarez-Sabin J. Progression and Clinical Recurrence of Symptomatic Middle Cerebral Artery Stenosis. A Long-Term Follow-Up Transcranial Doppler Ultrasound Study // Stroke. — 2001; 32: 2898-2832.

6. Barnett H.J.M. Hemodynamic cerebral ischemia: an appeal for systematic data gathering prior to a new EC/IC trial // Stroke. — 1997; 28: 1857–1860.

7. Carr S., Farb A., Pearce W.H., Virmani R., Yao J.S.T. Atherosclerotic plaque rupture in symptomatic carotid artery stenosis // J. Vasc. Surg. — 1996; 23: 755-766.

8. Cote R., Wolfson C., Solymoss S. et al. Hemostatic Markers in Patients at Risk of Cerebral Ischemia // Stroke. — 2000; 31(8): 1856-1862.

9. Derdeyn C.P., Grubb R.L.Jr., Powers W.J. Cerebral hemodynamic impairment: Methods of measurement and association with stroke risk // Neurology. — 1999; 53(2): 251-251.

10. Derdeyn C.P., Yundt K.D., Videen T.O. et al. Temporal stability of hemodynamic stage in patients with carotid occlusion //
J. Neurosurg. — 998; 88:196A–197A.

11. Feeley T.M., Leen E.J., Colgan M.P. et al. Histologic characteristics of carotid artery plaque // J. Vasc. Surg. — 1991; 13: 719-724.

12. Gronholdt M.-L.M. Ultrasound and lipoproteins as predictors of lipid-rich, rupture-prone plaques in the carotid artery // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. — 999; 19: 2-13.

13. Grubb R.L.Jr., Derdeyn C.P., Fritsch S.M. The importance of hemodynamic factors in the prognosis of symptomatic carotid occlusion // JAMA. — 1998; 280:1055-1060.

14. Klijn C.J.M., Kappelle L.J., van Huffelen A.C. et al. Recurrent ischemia in symptomatic carotid occlusion: Prognostic value of hemodynamic factors // Neurology. — 2000; 55(12): 1806-812.

15. Klijn C.J.M., Kappelle L.J., Tulleken C.A.F., van Gijn J. Symptomatic carotid artery occlusion: a reappraisal of hemodynamic factors // Stroke. — 1997; 28: 2084-2093.

16. Lammie G.A., Path M.R.C., Sandercock P.A.G., Dennis M.S. Recently Occluded Intracranial and Extracranial Carotid Arteries. Relevance of the Unstable Atherosclerotic Plaque // Stroke. — 1999; 30: 1319-1325.

17. Lernfelt B., Forsberg M., Blomstrand C., Mellstrom D., Volkmann R. Cerebral Atherosclerosis as Predictor of Stroke and Mortality in Representative Elderly Population // Stroke. — 2002; 33: 224.

18. Liebeskind D.S. Collateral Circulation // Stroke. — 2003; 34(9): 2279-2284.

19. Paciaroni M., Eliasziw M., Sharpe B.L. et al. Long-Term Clinical and Angiographic Outcomes in Symptomatic Patients with 70 % to 99 % Carotid Artery Stenosis // Stroke. — 2000; 31(9): 2037-2042.

20. Pauletto P., Palatini P., Da Ros S., et al. Factors underlying the increase in carotid intima-media thickness in borderline hypertensives // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. — 1999; 19: 1231-1237.

21. Powers W.J., Derdeyn C.P., Fritsch S.M. et al. Benign prognosis of never-symptomatic carotid occlusion // Neurology. — 2000; 54(4): 878-882.

22. Powers W.J., Press G.A., Grubb R.L.Jr., Gado M., Raichle M.E. The effect of hemodynamically significant carotid artery disease on the hemodynamic status of the cerebral circulation // Ann. Intern. Med. — 1987; 106: 27-35.

23. Rothwell P.M., Howard S.C., Spence J.D., for the Carotid Endarterectomy Trialists' Collaboration. Relationship between Blood Pressure and Stroke Risk in Patients with Symptomatic Carotid Occlusive Disease // Stroke. — 2003; 34: 2583.

24. Rothwell P.M., Warlow C.P. and on behalf of the European Carotid Surgery Trialists' Collaborative Group Low Risk of Ischemic Stroke in Patients With Reduced Internal Carotid Artery Lumen Diameter Distal to Severe Symptomatic Carotid Stenosis. Cerebral Protection Due to Low Poststenotic Flow? // Stroke. — 2000; 31: 622-627.

25. Rutgers D.R., M. Klijn C.J., Kappelle L.J. et al. A longitudinal study of collateral flow patterns in the circle of Willis and the ophthalmic artery in patients with a symptomatic internal carotid artery occlusion // Stroke. — 2000; 31(8): 1913-1920.

26. Steinke W., Meairs S., Ries S., Hennerici M. Sonographic assessment of carotid artery stenosis. Comparison of power Doppler imaging and color Doppler flow imaging // Stroke. — 1996, Suppl.1: 91-94.

27. Vainas T., Kurvers H.A.J.M., Mess W.H. et al. Chlamydia pneumoniae Serology is Associated with Thrombosis-Related but not with Plaque-Related Microembolization During Carotid Endarterectomy // Stroke. — 2002; 33(5): 1249-1254.

28. Van der Wal A.C., Becker A.E., Van der Loos C.M., Das P.K. Site of initial rupture or erosion of thrombosed coronary atherosclerotic plaques is characterised by an inflammatory process irrespective of dominant plaque morphology // Circulation. — 1994; 89: 36-44.

29. Willeit J., Kiechl S. Prevalence and risk factors of asymptomatic extracranial carotid artery atherosclerosis: a population-based study // Arterioscler Thromb. — 1993; 13: 661-668.

Similar articles

Authors: Визир В.А., Березин А.Е., Запорожский государственный медицинский университет
"Hypertension" 6(20) 2011
Date: 2012.01.25
Categories: Family medicine/Therapy, Cardiology, Therapy
Authors: Ю.В. Родин, В.К. Гринь, С.К. Евтушенко, А.А. Штутин, В.А. Симонян, И.Н. Деревянко, Институт неотложной и восстановительной хирургии им. Гусака В.К. АМН Украины, г. Донецк
International neurological journal 2(2) 2005
Date: 2008.05.27
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
The role of intracranial atherosclerosis in ischaemic stroke: comparison state of problem
Authors: Дубенко О.Е.
Харьковская медицинская академия последипломного образования, г. Харьков, Украина

International neurological journal 2 (88) 2017
Date: 2017.05.17
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: Ю.В. Родин, Институт неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака АМН Украины, г. Донецк
"Emergency medicine" 2(15) 2008
Date: 2008.09.25
Categories: Medicine of emergency, Neurology
Sections: Specialist manual

Back to issue