Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 10(326) 2010

Back to issue

Некоторые психологические особенности лиц с патологической лудоманией (игровой зависимостью)


Summary

Хмурый необщительный подросток, вместе с обеспокоенной матерью пришедший на прием к психотерапевту, олицетворял собой душевное состояние человека, вынужденно оставившего дело исключительной важности ради каких-то, по его мнению, третьестепенных вещей. И для него, студента одного из донецких техникумов, часами просиживавшего за недавно появившимися в их районе игровыми автоматами и уже успевшего выиграть довольно внушительную, по его представлениям, сумму, и для его матери, переживавшей из-за пропусков сыном учебных занятий, было в новинку услышать в беседе с врачом термин «лудомания» (гемблинг, игровая зависимость, игровая наркомания, игромания). И еще — узнать, что лудомания может быть патологической.
Та беседа запомнилась и психотерапевту, поскольку это был первый в его на тот момент почти 25-летней врачебной практике клинический случай психического расстройства, известного медицинской науке как патологическое влечение к азартным играм.
Данный эпизод, относящийся к самому началу 90-х годов прошлого века, послужил для психотерапевта отправной точкой в изучении психологических особенностей лиц, страдающих названной болезнью.
Сегодня, почти через 20 лет после той встречи, заслуженный врач Украины, действительный член (академик) Украинской экологической академии наук, действительный член Нью-Йоркской академии (США), заведующий психотерапевтическим наркологическим кабинетом анонимного лечения Донецкого областного наркологического диспансера А.П. Закревский, отмечающий свое 70-летие, убежден: почти во всех диагностированных им случаях патологическая лудомания (ПЛ) являлась вторичным симптомом, сформировавшимся на основе других заболеваний, а вот как первичное психическое расстройство, обладающее свойством прогрессировать, встречалась значительно реже.

 — Суммируя наблюдения, — говорит Александр Павлович, — которые велись мною на протяжении почти двух десятилетий, вплоть до законодательного запрета нашим государством игорного бизнеса, хочу отметить, что ПЛ чаще всего формировалась у двух-трех из каждых 100 людей, которые ранее имели проблемы с алкоголем и наркотическими веществами. Говорю об этом в прошедшем времени, ведь после принятия государством названных мер количество пациентов с характерной для ПЛ симптоматикой в нашем наркодиспансере сошло на нет.

К сожалению, мы не располагаем точными сведениями, которые отражали бы степень распространенности ПЛ на территории Украины. Однако опыт ряда развитых государств не допускает сомнений, что разрушительное воздействие патологической игровой зависимости испытывает на себе примерно 3,7 % их населения. А исходя из того, что, скажем, на 1 января 2007 г. население Украины составляло порядка 46 млн 646 тыс. человек, можно предположить, что ПЛ охватила в нашей стране более 1 млн 725 тыс. человек. Это дало основание говорить о ней как об одной из новейших в Украине эпидемий-невидимок.

Замечу, что процесс распространения ПЛ в мировом масштабе имеет устойчивую тенденцию к усилению. Иначе говоря, численность лиц, страдающих данным психическим расстройством, неуклонно возрастает, что служит подтверждением продолжающегося ухудшения психического здоровья населения в мировом масштабе.

 

— Что можно сказать о половозрастной структуре контингента лудоманов, в свое время обращавшихся за медицинской помощью в ваш наркодиспансер?

— Она объединяет лиц в возрасте от 17 до 75 лет со значительным преобладанием молодежи в возрасте до 30 лет. При этом 9 из каждых 10 пациентов, то есть порядка 90 %, приходится на долю мужчин, а оставшиеся 10 % — на долю женщин. Замечу, что на психику лиц преклонного возраста ПЛ оказывала наиболее сильное воздействие и собственно процесс привыкания к игре на автоматах протекал у них гораздо интенсивнее, чем у молодых.

Нетрудно заметить, что некоторые показатели этой половозрастной структуры, отражающей важные аспекты ситуации с заболеваемостью ПЛ в Донецкой области, заметно расходятся с данными мировой медицинской статистики, согласно которым в контингенте патологических лудоманов мужчины составляют 68 %, а женщины — 32 %, и в принципе совпадают с данными в целом по Украине, в соответствии с которыми 85 % патологических лудоманов — это мужчины, 10 % — женщины и 5 % — несовершеннолетняя молодежь и дети без дифференциации по признакам пола.

Столь значительное расхождение в относительных данных, приводимых мировой статистикой и статистикой национальной (17 % у мужчин и 22 % у женщин), можно объяснить тем, что в системе ценностных ориентаций украинских мужчин семейные, профессиональные и социальные обязательства занимают менее высокое место, чем в таковой же у мужчин из многих других государств, тогда как у женщин наблюдается картина противоположного свойства. В силу исторически сложившихся особенностей своего психического склада украинские женщины, в том числе и жительницы Донецкого края, намного меньше подвержены ПЛ, чем жительницы ряда других регионов и уголков мира. Как правило, у них значительно реже отмечаются такие характерные для ПЛ симптомы, как агрессивное поведение, нервные срывы и хронические болезни сердца. Они более склонны к решению возникающих перед ними проблем бытового, социального, служебного, финансового и т.д. характера, чем к уходу от них. Возможно, именно это и делает их столь привлекательными в глазах иностранцев-мужчин, стремящихся создать семью именно с украинской женщиной.

 

— Каков, по вашим наблюдениям, собирательный психологический портрет пациентов, страдающих ПЛ?

— Как правило, к нам обращаются те патологические лудоманы, которые в качестве наиболее оптимального средства для ухода от беспокоящих их проблем избирают игровые автоматы. Те же их друзья по несчастью, которые посещают казино и играют для того, чтобы получить дозу адреналина, к услугам психотерапевтов не прибегают. Можно сказать, что данное различие носит принципиальный характер.

Патологический лудоман конца прошлого — начала нынешнего века, стремящийся избавиться от непреодолимого влечения к тому, чтобы просаживать имеющуюся у него наличность за игровыми автоматами, — это преимущественно мужчина молодого или среднего возраста, обладающий низким социально-экономическим статусом, малообразованный и не стремящийся к повышению своего образовательного уровня, утративший семью (нередко — в результате развившейся у него патологической игровой зависимости) или же никогда ее не имевший. Весьма вероятно, что его отец или мать также страдали тяжелыми формами игровой зависимости. В большинстве случаев, как я уже говорил, патологический лудоман либо в прошлом, либо непосредственно на момент обращения в наш наркодиспансер имел проблемы разной степени интенсивности с употреблением алкоголя и наркотических препаратов.

Он уже выигрывал определенные суммы денег, иногда и значительные, которые ему отказывались выплачивать, предлагая взамен играть на автоматах до тех пор, пока выигрыш не иссякнет. И он уверен, что стоит «всего лишь» в одном шаге от нового выигрыша.

Нередко я отмечал у патологических лудоманов проявление психологических особенностей параноидного характера, что выражалось, в частности, в резком завышении ими своих интеллектуальных, физических, творческих, коммерческих и др. способностей, постоянном стремлении к конфронтации с окружающими, мелочности, злопамятности, заметном снижении или даже полном отсутствии способности критически оценивать свои поступки, внешний вид, речь и т.д. В основном такие пациенты были склонны к восприятию окружающей действительности как враждебной субстанции, препятствующей реализации идеи, всецело овладевшей их сознанием. Часто имели место открытое игнорирование ими общепринятых этических, моральных и нравственных норм, правил общежития, проявления цинизма.

К числу психологических особенностей страдающих ПЛ следует также отнести периодически повторяющуюся у них во время игры утрату контроля за собственными действиями (игра до самозабвения, т.е. до забвения самого себя), оценку всех сфер своей жизни (в том числе и взаимоотношений с людьми) исключительно с точки зрения их потенциальной возможности сделаться источником денежных поступлений для продолжения игры, нередко возникающее желание насильственно свести счеты с жизнью, которое, к сожалению, иногда реализуется.

Практически все названные здесь психологические, биологические и социальные факторы имеют в конкретных клинических случаях ПЛ различную степень выраженности, однако в принципе личностный профиль патологического лудомана остается неизменным.

В целом же психологические характеристики патологических лудоманов существенно не отличаются от психологических характеристик лиц, в той или иной степени страдающих алкогольной и наркотической зависимостью. Не следует забывать, что игра стимулирует те же самые центры головного мозга, что и наркотические вещества и алкоголь. В случаях же с ПЛ, сочетающейся с употреблением пациентом психоактивных веществ, его психика оказывается, как говорится, между молотом и наковальней, то есть испытывает удвоенную разрушительную нагрузку.

— Применение каких методов и препаратов практиковалось в вашем наркодиспансере при лечении ПЛ?

— Обычно курс такого лечения длился около 6 месяцев. Его характерная особенность в том, что если наркотическую и алкогольную зависимость можно подавить медикаментозными препаратами, то игровую — нет. Таких препаратов попросту не существует. Вместе с тем достаточно хороший результат отмечался при применении таких медикаментозных препаратов, которые снимают психическую зависимость, депрессию, тревогу, навязчивые мысли и стабилизируют мозговую деятельность. При необходимости использовались препараты из лекарственных трав. Также применялась лазерная и микрорезонансная терапия. Прошедших курс лечения мы наблюдали на протяжении двух с половиной последующих лет, они приходили к нам на прием раз в три месяца.

Опыт работы с ними свидетельствует об эффективности амбулаторного лечения, поскольку от 30 до 50 % пролеченных таким образом пациентов впоследствии имели стойкую ремиссию от 5 до 7 лет. Однако во многих клинических случаях она носила кратковременный характер и патологический лудоман вновь возвращался к прежнему стилю жизни. К счастью, есть немало примеров, когда пациент навсегда избавлялся от игровой зависимости. К примеру, тот же самый студент одного из донецких техникумов. Он, насколько я знаю, с целью профилактики рецидива ПЛ еще и сегодня старается тщательно контролировать свой бюджет и никогда не иметь при себе свободных денег.

Вел интервью Олег Гнатко 


Bibliography


 

Similar articles

Проявления тревожности в структуре  расстройств адаптации у школьников Украины, здоровых и страдающих лудоманией
Authors: Осуховская Е.С., Украинский НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины, г. Киев
International neurological journal 2 (48) 2012
Date: 2013.02.11
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Скрининговая диагностика игровой аддикции  у школьников Украины
Authors: Осуховская Е.С. Украинский НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии МЗ Украины, г. Киев
"Child`s Health" 8 (35) 2011
Date: 2012.12.18
Categories: Pediatrics/Neonatology
Authors: Е.В. БОБЫРЬ, врач-психиатр Одесского областного психоневрологического диспансера, К.В. АЙМЕДОВ, к.м.н., доцент кафедры психиатрии Одесского государственного медицинского университета
"News of medicine and pharmacy" Неврология и психиатрия (243) 2008 (тематический номер)
Date: 2008.10.07
Categories: Neurology, Psychiatry
Sections: Specialist manual
Authors: В.С. Васильев, М.И. Богуцкий, М.И. Шейко, А.В. Васильев, В.М. Цыркунов, УО «Гродненский государственный медицинский университет», Беларусь
"Emergency medicine" 6(19) 2008
Date: 2009.03.23
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

Back to issue