Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

International journal of endocrinology 5 (29) 2010

Back to issue

Клинико-диагностические аспекты дефицита гормона роста и гипопитуитаризма у больных с различными образованиями селлярной области до и после лечения

Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии, г. Ташкент, Республика Узбекистан

Categories: Endocrinology

print version


Summary

В данной научной статье авторы обсуждают результаты исследований 75 больных с различными объемными образованиями селлярной области. Было выявлено, что изолированный дефицит гормона роста (ДГР) встречался у 20 больных (26,6 %), гипопитуитаризм двухтропных гормонов (гормона роста — ГР, лютеинизирующего гормона — ЛГ) — у 2 больных (2,6 %), гипопитуитаризм трехтропных гормонов (ГР, ЛГ, фолликулостимулирующего гормона — ФСГ) — у 22 (29,3 %), гипопитуитаризм четырехтропных гормонов (ГР, ЛГ, ФСГ, тиреотропного гормона — ТТГ) — у 2 (2,6 %), пангипопитуитаризм — у 6 (8,0 %), межуточно-гипофизарная недостаточность (пангипопитуитаризм + несахарный диабет) — у 5 больных (6,6 %). Кроме того, постоперационный изолированный ДГР развился у 5 из 29 больных (17,2 %) 2-й и 4-й групп, пост­операционный гипопитуитаризм — у 9 (31 %) больных 2-й и 4-й групп, постоперационный пангипопитуитаризм — у 2 (6,8 %) больных 2-й и 4-й групп, постоперационный несахарный диабет — у 3 (10,3 %) больных 2-й и 4-й групп.


Keywords

Дефицит гормона роста у взрослых, гипопитуитаризм, аденомы гипофиза, частота ДГР.

Актуальность

Синдром дефицита гормона роста (ДГР) у взрослых — хорошо выявляемое клиническое состояние, которое обусловливает аномалии в обмене веществ, структуре организма, физических и психосоциальных функциях (астенический синдром), улучшающиеся после заместительной терапии гормоном роста (ГР) [1, 2]. При этом особенности ДГР при аденомах гипофиза остаются малоизученной проблемой [10–15]. ДГР заметно отягощает течение заболевания и влияет как на качество, так и на продолжительность жизни у больных с аденомами гипофиза после проведения хирургической или лучевой терапии.

Ведение больных с развившимся гипопитуитаризмом, в том числе с первичным ДГР (при аденомах гипофиза) и со вторичным ДГР (после селективной гипофизэктомии или лучевой терапии), является актуальной проблемой нейроэндокринологии [3–10]. По данным шведских исследователей (2006), взрослые больные с ДГР имеют все признаки метаболического синдрома: абдоминальное ожирение, дислипидемию, инсулинорезистентность и артериальную гипертензию. Как подчеркивают другие авторы [17], сам по себе метаболический синдром повышает заболеваемость и смертность от кардиоваскулярных осложнений в этой группе больных.

Исследователи из Бирмингемского университета (Великобритания, 2001), анализируя литературные данные 4 ретроспективных исследований смертности больных с гипопитуитаризмом, указали на то, что показатель смертности колеблется от 1,20 до 2,17. На основании анализа 1014 (514 мужчин и 500 женщин) больных с ДГР за период с 1992 по 2000 гг. они пришли к выводу, что пациенты с гипопитуитаризмом имеют высокий показатель смертности чаще всего вследствие сосудистых или респираторных причин [18].

Многочисленные клинические и лабораторные исследования продемонстрировали, что снижение секреции ГР в организме взрослого человека приводит к целому ряду нарушений, которые остаются незамеченными и не имеют такой яркой клинической окраски, как, например, гиперсекреция ГР и развивающаяся вследствие этого акромегалия, и поэтому распознаются гораздо позже в виде различных последствий биологических эффектов ДГР [16–20].

Все вышесказанное послужило основанием для проведения данного исследования, целью которого явилось изучение клинико-диагностических аспектов ДГР и гипопитуитаризма при различных образованиях селлярной области до и после лечения.

Материал и методы исследования

За период с 2008 по 2009 гг. нами было обследовано 75 взрослых больных с ДГР, обусловленным различными образованиями селлярной области. Из них мужчин — 30 (42,6 %), женщин — 45 (57,3 %). Средний возраст мужчин составил 37,12 года, женщин — 38,15 года. Давность заболевания колебалась в пределах от 2 месяцев до 25 лет.

Консервативное лечение включало в себя терапию агонистами дофамина (каберголин 5 мг, бромокриптин) по схеме длительно.

Оперативное лечение было выполнено 29 (40,3 %) больным на базе отделения нейрохирургии РНЦЭМП (проф. К.Э. Махкамов с участием проф. М.П. Поуэлл, Великобритания), из них 2 — в НИИ им. Бурденко (г. Москва). При этом повторно 9 трансназальных гипофиз­эктомий (ТГЭ) — 4 больным. Всего выполнено 38 операций 29 больным. Из 38 операций ТГЭ была выполнена в 37 случаях, бифронтальная краниотомия с удалением опухоли — в одном наблюдении. Лучевую терапию получили 11 (14,6 %) больных, из них 8 больным проведена ТГЭ.

Методы исследования включали:

1) общеклинические (жалобы, анамнез, заполнение анкеты тематического больного, исследование эндокринного, неврологического статусов, антропометрия — рост, вес, объем талии (ОТ), объем бедер (ОТ), индекс массы тела (ИМТ)), оценка ДГР по опроснику;

2) инструментальные (периметрия на все цвета, глазное дно, острота зрения, электрокардиограмма, денситометрия, компьютерная томография/магнитно-резонансная томография (КТ/МРТ) турецкого седла и надпочечников, ультразвуковое исследование половых органов и др., внесение всех данных в базу данных компьютерной программы);

3) гормональные и биохимические исследования крови/мочи (гормон роста — ГР, инсулиноподобный фактор роста 1 — ИФР-1, лютеинизирующий гормон — ЛГ, фолликулостимулирующий гормон — ФСГ, тиреотропный гормон — ТТГ, адренокортикотропный гормон — АКТГ, пролактин, тестостерон, эстрадиол, прогестерон, кортизол, трийодтиронин (Т3), тироксин (Т4), нагрузочные пробы по показаниям (инсулин), биохимические исследования крови (липопротеины низкой плотности — ЛПНП, липопротеины высокой плотности — ЛПВП, холестерин, триглицериды, кальций и др.).

Результаты исследования и их обсуждение

Наши пациенты были распределены на 4 группы следующим образом:

1-я группа — 42 (56 %) больных с различными аденомами гипофиза, получивших консервативную терапию (бромокриптин, каберголин);

2-я группа — 21 (28 %) больной с различными аденомами гипофиза, подвергнутый ТГЭ;

3-я группа — 4 (5,3 %) больных с различными аденомами гипофиза, получивших лучевую терапию;

4-я группа — 8 (10,6 %) больных с различными аденомами гипофиза, получивших комбинированную терапию (ТГЭ + лучевая терапия).

В табл. 1 дано распределение больных по характеру образования селлярной области.

В зависимости от размеров аденомы гипофиза встречались следующие изменения гипофиза, выявленные на КТ/МРТ: микроаденомы (< 10 мм ) — 14 больных (18,6 %), мезоаденомы (11–20 мм) — 11 больных (14,6 %), макроаденомы (до 30 мм ) — 16 больных (21,3 %), гигантские (более 30 мм ) — 34 больных (45,3 %) (табл. 1).

Распределение больных по топографоанатомической классификации стороны роста аденомы гипофиза Б.А. Кадашева (2007) показало, что наиболее часто наблюдались аденомы гипофиза с эндосупраселлярным ростом (37,5 %):

1. Эндоселлярная:
а) микроаденома — 14 больных (18,6 %);
б) макроаденома — 6 больных (8 %).

2. Эндоэкстраселлярная:
а) эндосупраселлярная (с компрессией хиазмы) — 27 больных (36 %);
б) опухоли с инвазией структур черепа:
— с инфраселлярным ростом — 2 больных (2,6 %);
— с латероселлярным ростом — 3 больных (4 %);
— с антеселлярным ростом — 1 больной (1,3 %);
— с ретроселлярным ростом — 1 больной (1,3 %);
— с тотальным вариантом роста (инфра-, латеро-, анте-, ретро-) — 21 больной (28 %).

Изучение анамнестических данных показало, что среди факторов риска встречались такие, как черепно-мозговая травма — 6 больных (8 %), стресс — 2 (2,6 %), менингит — 1 (1,3 %), начало половой жизни — 1 (1,3 %), заместительная гормональная терапия — 2 больных (2,6 %), аборты — 1 больная (1,3 %). Большинство больных начало болезни ни с чем не связывали — 59 (78,6 %). В табл. 2 дано распределение больных по полу и возрасту.

Наиболее частые жалобы у больных с аденомами гипофиза: головные боли — 55 больных (73,3 %), снижение памяти/астенодепрессивный синдром — 29/29 (38,6 %), вторичная аменорея — 20 больных из 43 женщин (46,5 %), снижение зрения — 20 (26,6 %), битемпоральная гемианопсия — 20 (26,6 %), нарушения менструального цикла — 11 из 43 женщин (25,5 %).

Исследование качества жизни на основе опросника ДГР QoL-AGHDA 43 больных в 4 группах выявило, что во всех группах средний балл был выше нормы, — это указывает на снижение когнитивных функций. Наиболее высокий средний балл выявлен у больных 3-й группы (после лучевой терапии) по сравнению с нормативными данными. Эти данные представлены на рис. 1.

В табл. 3 представлена частота различных нейроэндокринных нарушений у обследованных больных. Было выявлено, что наиболее часто встречался гипопитуитаризм трехтропных гормонов (ГР, ЛГ, ФСГ) — 22 (29,3 %) больных, в то время как пангипопитуитаризм встречался у 6 (8,0 %). В послеоперационном периоде частота гипопитуитаризма возросла на 9 случаев, а пангипопитуитаризма — на 2. Кроме того, гипопитуитаризм четырехтропных гормонов (ГР, ЛГ, ФСГ, ТТГ) наблюдался у 3 (4 %). Частота изолированного ДГР в дооперационном периоде составила 20 случаев (26,6 %), а в послеоперационном возросла на 5 случаев. Среди наших больных наблюдались также пациенты с межуточно-гипофизарной недостаточностью — 5 больных (6,6 %). У 18 больных имел место вторичный гипогонадизм (24 %), у 16 — вторичный гипокортицизм (21,3 %), а у 14 — вторичный гипотиреоз (18,6 %).

Таким образом, исследование эндокринного статуса выявило разнообразие клинических проявлений нейроэндокринных нарушений у наших больных.

Изучение частоты ДГР по группам показало, что наиболее часто он наблюдался во 2-й группе: ДГР в 1-й группе — 39 из 42 больных (92,8 %), ДГР во 2-й группе — 21 больной (100 %), ДГР в 3-й группе — 3 из 4 больных (75 %) и ДГР в 4-й группе — 6 из 8 больных (75 %). Всего ДГР был выявлен в 69 наблюдениях из 75 (92 %) у больных с различными аденомами гипофиза. При этом частота первичного ДГР составила 20 случаев (26,6 %), а вторичного (ТГЭ, лучевая терапия) — 22 (29,3 %). В табл. 4 дано среднее значение гормонов по группам.

Всем больным с аденомами гипофиза рекомендуется исследование уровня ИФР-1 в плазме крови как основного маркера ДГР (рис. 2) и использование опросника для выявления ДГР с целью оценки общего состояния больного и динамики компенсации гипопитуитаризма в сравнении с данными гормонов (ГР, ИФР-1).

Выводы

1. По нашим данным, ДГР у взрослых больных с различными образованиями селлярной области был выявлен в 92 % случаев (69 больных из 75 обследованных), из них постоперационный ДГР в сочетании с дефицитом нескольких тропных гормонов развился у 16 из 29 оперированных больных (55,2 %), при этом изолированный — в 5 случаях (17,2 %).

2. Изучение частоты гипопитуитаризма у больных с аденомами гипофиза показало, что до лечения изолированный ДГР встречался у 20 больных (26,6 %), гипопитуитаризм двухтропных гормонов (ГР, ЛГ) — у 2 (2,6 %), гипопитуитаризм трехтропных гормонов (ГР, ЛГ, ФСГ) — у 22 (29,3 %), гипопитуитаризм четырехтропных гормонов (ГР, ЛГ, ФСГ, ТТГ) — у 2 (2,6 %), пангипопитуитаризм — у 6 (8,0 %), межуточно-гипофизарная недостаточность (пангипопитуитаризм + несахарный диабет) — у 5 больных (6,6 %).

3. Постоперационный изолированный ДГР развился у 5 из 29 больных (17,2 %) 2-й и 4-й групп, постоперационный гипопитуитаризм — у 9 (31 %) больных 2-й и 4-й групп, пост-операционный пангипопитуитаризм — у 2 (6,8 %) больных 2-й и 4-й групп, постоперационный несахарный диабет — у 3 (10,3 %) больных 2-й и 4-й групп.

4. Больным с аденомами гипофиза, подвергнутым ТГЭ или лучевой терапии, рекомендовано мониторирование уровней всех тропных и периферических гормонов гипофиза как в раннем (сразу после операции, через 1 и 3 мес.), так и в позднем постоперационном периодах (через 6, 9, 12, 18 и 24 мес.).


Bibliography

1. Consensus guidelines for the diagnosis and treatment of adults with GH-deficiency 11: a statement of the GH Research Society in association with the European Society for Pediatric Endocrinology, Lawson Wilkins Society, European Society of Endocrinology, Japan Endocrine Society, and Endocrine Society of Australia / Ken K.Y. Ho // European Journal of Endocrinology. — 2007. — 157. — 695-700.

2. Consensus Statement. Consensus guidelines for diagnosis and treatment of adults with growth hormone deficiency: summary statement of the Growth Hormone Research Workshop on adult growth hormone deficiency // Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism. — 1998. — 83. — 379-381.

3 Ghigo E., Aimaretti G. & Cornelli G. The diagnosis of adult growth hormone deficiency // Growth Hormone and IGF Research. — 2007.

4. Nillson A., Svensson J. & Johannsson G. The management of growth hormone deficiency in adults // Growth Hormone and IGF Research. — 2007.

5. Faust M., Strasburger C.J. Growth hormone therapy in adults. Attempt to assess a decade of use // Internist (Berl). — 2008 May. — 49(5). — 527-537.

6. Gasco V., Corneli G., Rovere S., Croce C., Beccuti G., Mainolfi A., Grottoli S., Aimaretti G., Ghigo E. Diagnosis of adult GH deficiency // Pituitary. — 2008 Apr. — 11.

7. Franco C., Bengtsson B.A., Johannsson G. The GH/IGF-1 Axis in Obesity: Physiological and Pathological Aspects // Metab. Syndr. Relat. Disord. — 2006. — 4(1). — 51-56.

8. Ukropec J., Penesov а A., Skopkov а M., Pura M. et al. Adipokine protein expression pattern in growth hormone deficiency predisposes to the increased fat cell size and the whole body metabolic derangements // J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2008 Jun. — 93(6). — 2255-62. Epub. 2008 Mar 11.

9. Kaushal K., Shalet S.M. Defining growth hormone status in adults with hypopituitarism // Horm. Res. — 2007. — 68(4). — 185-94. Epub 2007 Mar 27.

10. Van der Klaauw A.A., Biermasz N.R., Feskens E.J., Bos M.B. et al. The prevalence of the metabolic syndrome is increased in patients with GH deficiency, irrespective of long-term substitution with recombinant human GH // Eur. J. Endocrinol. — 2007 Apr. — 156(4). — 455-62.

11. Bertella L., Mori I., Grugni G., Pignatti R. et al. Quality of life and psychological well-being in GH-treated, adult PWS patients: a longitudinal study // J. Intellect. Disabil. Res. — 2007 Apr. — 51(Pt 4). — 302-11.

12. Chihara K., Kato Y., Takano K., Shimatsu A. et al. Effect of growth hormone treatment on trunk fat accumulation in adult GH-deficient Japanese patients: a randomised, placebo-controlled trial // Curr. Med. Res. Opin. — 2006 Oct.— 22(10). — 1973-9.

13. Savastano S., Di Somma C., Belfiore A., Guida B. Growth hormone status in morbidly obese subjects and correlation with body composition // J. Endocrinol. Invest. — 2006 Jun. — 29(6). — 536-43.

14. Kelestimur F., Popovic V., Leal A., van Dam P.S. Effect of obesity and morbid obesity on the growth hormone (GH) secretion elicited by the combined GHRH + GHRP-6 test // Clin. Endocrinol. (Oxf.) — 2006 Jun. — 64(6). — 667-71.

15. G о mez J.M., Sah u n M., Vila R., Dom e nech P. et аl. Peripheral fibrinolytic markers, soluble adhesion molecules, inflammatory cytokines and endothelial function in hypopituitary adults with growth hormone deficiency // Clin. Endocrinol. (Oxf.) — 2006 Jun. — 64(6). — 632-9.

16. Popovic V. GH deficiency as the most common pituitary defect after TBI: clinical implications // Pituitary. — 2005. — 8(3–4). — 239-43.

17. Franco C., Bengtsson B.A., Johannsson G. The GH/IGF-1 Axis in Obesity: Physiological and Pathological Aspects // Metab. Syndr. Relat. Disord. — 2006. — 4(1). — 51-6.

18. Tomlinson J.W., Holden N., Hills R.K., Wheatley K. et al. Association between premature mortality and hypopituitarism. West Midlands Prospective Hypopituitary Study Group // Lancet. — 2001 Feb 10. — 357(9254). — 425-31.

Similar articles

Значение применения вопросника «Качество жизни взрослых с дефицитом гормона роста» у больных с неактивными аденомами гипофиза и с различными образованиями хиазмально-селлярной области в до- и послеоперационном периоде
Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Алиева Д.А. — Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз; Ташкентский педиатрический медицинский институт, кафедра эндокринологии, детской эндокринологии, Республика Узбекистан
International journal of endocrinology 7 (63) 2014
Date: 2015.02.11
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Значение применения вопросника «Качество жизни взрослых с дефицитом гормона роста» у больных с неактивными аденомами гипофиза и с различными образованиями хиазмально-селлярной области в до- и послеоперационном периоде
Authors: Урманова Ю.М., Шакирова М.Ю., Алиева Д.А. - Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз; Ташкентский педиатрический медицинский институт, кафедра эндокринологии, детской эндокринологии
International journal of endocrinology 2 (58) 2014
Date: 2014.04.24
Categories: Neurology, Pediatrics/Neonatology, Surgery, Endocrinology
Sections: Clinical researches
Особенности нейроэндокринных и гормональных нарушений при дефиците гормона роста у взрослых с объемными образованиями гипоталамо-гипофизарной области
Authors: Шакирова М.Ю. - Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ РУз; Республиканский специализированный центр кардиологии МЗ РУз, г. Ташкент; Ташкентский педиатрический медицинский институт
International journal of endocrinology 3 (59) 2014
Date: 2014.06.19
Categories: Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Prevalence of Growth Hormone Deficiency in Adults with Pituitary Adenomas
Authors: Саидназирханова М.С., Урманова Ю.М. - Ташкентский педиатрический медицинский институт, г. Ташкент, Республика Узбекистан; Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии Республики Узбекистан, г. Ташкент, Республика Узбекистан
International journal of endocrinology 3 (75) 2016
Date: 2016.07.07
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches

Back to issue