Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 13–14(333–334)

Back to issue

О трансплантологии и проблемах правовой грамотности

Authors: Р.Л. Ахметшин, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк

print version

Появление такого дела прогнозировалось еще год назад, чему в первом номере газеты «Новости медицины и фармации» за 2010 г. посвящалась статья «Трансплантация «по­черному» на фоне правосудия и традиций телефонного права по Берия». Вышла она после анализа результатов «дела Зиса» (подробности — ниже), реакции общественности и СМИ, а также комментариев медиков, прежде всего имеющих отношение к трансплантациям. И вот случилось. В начале августа медики вновь у всех на устах. Топ­новость — «черные» трансплантологи.

Жаль, что та статья и у тех, кто у операционного стола, и у чиновников не вызвала особой реакции и, наверное, показалась казусом или фантазией, вовсе не касающейся их личной деятельности. Но это пагубный подход! Ведь в Украине уже давно ни для кого не секрет, что медики в своей работе, в одних случаях — для спасения жизни, в других — для материального благополучия, в третьих — по приказу или давлению вертикали управления, в четвертых — идя на уступки пациентам и т.д., нарушают ряд несущественных, на их взгляд, норм или находят околоправовые пути решения проблем. То есть, именно на взгляд медиков, они совершают лишь несущественные нарушения.

В результате на самом деле ситуация сложилась так, что давно пора войти в правовое поле, особенно направлениям, где легально и нелегально проходят серьезные деньги и даже несерьезные. Крайне необходимо провести ревизию собственной деятельности с позиции юриспруденции, так как в противном случае рано или поздно такую ревизию проведет прокурор с судьей со всеми вытекающими обстоятельствами.

То есть в такой ситуации, когда было возбуждено дело по трансплантации с обвиняемым Зисом, коль уж не проводится систематический анализ своей деятельности с позиции соответствия с нормативно­правовой базой с использованием грамотного юриста, нужно было проанализировать, хотя бы после того, как стало известно, что правоохранительная система заинтересовалась этим вопросом. Любой здравомыслящий человек после предупреждений должен сделать выбор в пользу профилактических мер. И дешевле, и безболезненней.

Теперь посмотрим на ситуацию со стороны правоохранителей. Здесь выводы элементарные:
1) дело Зиса есть, и есть по нему материалы — он в Украине вряд ли работал один;
2) для правоохранителей, которые разрабатывали дело, и их руководства стало ясно, что в этой сфере все непонятно, а все знают, что в мутной воде что­нибудь ловится…

Следовательно, либо «неясности» продолжали выясняться (скорее всего, так и было), либо документы положили «под сукно» в большую папку (в папке они лежат для того, чтобы в нужный момент их достать (иначе зачем их хранить?), а «под сукном» — чтобы быстро достать). Теперь заметим, что разработка связей и «концов» могла и не прекращаться, т.е. папочка лежала закрытой, но систематически пополнялась документами.

Вопрос (а точнее, ответ), что может спровоцировать и дать вторую жизнь этим документам, стар как мир. Это (вместе или по отдельности):
1) выполнение обычных обязанностей правоохранительной системы после дела Зиса, то есть доработка недоработанного материала по связям, «профилактические» проверки медицинских учреждений и т.д.;
2) желание получить звездочки на погоны, должности и т.д.;
3) коммерческая конкуренция как внутри, так и за пределами страны;
4) политическая конкуренция, влияния как внутри, так и из­за рубежа;
5) систематическое массовое недовольство населения в связи с социальными проблемами, в частности в медицине (т.е. социально­психологический феномен, когда толпа требует жертв).

При объективном взгляде на ситуацию четко прослеживаются:
1) что, мягко говоря, у большей части населения и правоохранителей сложилось мнение, что с выполнением правовых норм в сфере трансплантаций не все в порядке, как и во всей системе медобеспечения;
2) налицо наличие если не всех, то большинства факторов, которые должны были закономерно запустить дальнейшую разработку этого направления.

Полагаю, со всеми пунктами ясно. Заметим лишь, что на самом деле потенциал по ряду направлений в медицине у Украины достаточно высок, в той же сфере трансплантаций органов и тканей он и сейчас задействован далеко не в полной мере. Потому у ряда конкурентов и даже у настоящих «черных» трансплантологов это может провоцировать действия, в данном случае против наших специалистов. В таких условиях даже в четко урегулированном правовом поле работать проблематично, а при нашем, где даже не желают видеть проблем сами потенциальные жертвы (и пациенты, и медики, и аппарат управления), — опасно во всех смыслах.

Соответственно, появление нового дела трансплантологов было вопросом времени, причем очень скорого. Потому в публикации «Трансплантация «по­черному» прямо звучали предупреждения и призывы к медикам­трансплантологам и чиновникам безотлагательно заняться хотя бы собственными грядущими проблемами, точнее, их профилактикой… Результаты мы видим: кто в лес, кто по дрова, игнорирование законодательной базы, основ права, все тот же правовой нигилизм, анархия, собственный вольный, а зачастую, увы, и абсолютно безграмотный подход к законодательству со всеми вытекающими обстоятельствами.

Высказался, но легче не стало. Вот, вспомнил еще ругательство — правовая близорукость, а если точнее, слепота.

Подумал — пишем в газете, поработали с Издательским домом Заславский, сделали книжку «УК для врача», старались, чтобы она была доступна для каждого медика, чтобы ознакомились и защитились, урегулировали, вошли в правовое поле, т.е. предотвратили всякие «дела врачей» и т.д., а получается — врачи­трансплантологи и аппарат управления больницей не придали проблеме особого значения. Это говорит о том, что не только они, но и гораздо более широкий круг их общения, можно сказать, значимая часть медицинской элиты, не представляет сложившейся ситуации в отношениях общества и системы охраны здоровья. Ведь должен был быть хоть кто­то, кто трезво и незаинтересованно взглянул на ситуацию и хотя бы обсудил тему. Увы!..

Потому следует отметить также следующее: может, наконец задумаются и сделают правильные выводы. Впрочем, обо всем уже было сказано в публикации газеты «Новости медицины и фармации» № 1 (306) за 2010 г. «Трансплантация «по­черному» на фоне правосудия и традиций телефонного права по Берия» («Врачи, пациенты, общество»). Впечатление такое, что готовилась она не год назад, а по августовским материалам. Приняли бы тогда к сведению — может, и предотвратили бы это дело. А так трансплантологию в Украине могут окончательно загубить!

Выдержка из статьи газеты «Новости медицины и фармации» № 1 (306) за 2010 г. «Трансплантация «по­черному» на фоне правосудия и традиций телефонного права по Берия» («Врачи, пациенты, общество»).

Трансплантация в поисках «крыши»

…Для работы в этой области в нынешних условиях в Украине нужен или героизм, или правовая безграмотность, или и то и другое, так как весомая часть этой деятельности в правовом поле, мягко говоря, не урегулирована. Упорно не замечаются теперешние социальные тенденции, а те способы «обхода» правовых норм, которые используются (причем уже достаточно широко), не решают проблем, а лишь вуалируют таковые. Причем, можно сказать, половина из них фактически является доказательной базой для прокурора. И все это — в условиях, когда действующие нормы права и законы также не учитывают современных нужд, подходов и т.д. охраны здоровья. При этом формирующаяся практика их применения ведет эту сферу либо к краху, либо на плаху. Что, собственно, почти равнозначно. Воистину, гремучая смесь.

Итак, окружающая социально­правовая среда для работы трансплантологии (речь даже не идет о развитии) неблагоприятна, можно сказать, агрессивна по отношению к этой отрасли.

И в этой среде врачи­трансплантологи на свой страх и риск используют некоторые, на самом деле околоюридические, приемы. К сожалению, весь вред и опасность такого подхода как для отдельных медиков, так и для трансплантации в целом, еще раз подчеркиваю, упорно не замечается. Причины старые — или недостаточная правовая грамотность, или чья­то выгода. Причем необязательно источники «главной выгоды» находятся в Украине.

Тем не менее результаты такой «деятельности», в общем­то, пока, как это ни парадоксально, можно как бы (подчеркиваю — можно как бы) считать относительно положительными (что явно убаюкивает, как младенца). Это успешно проведенные операции (если не считать, что их, в принципе, мало), спасенные жизни (хоть кого­то спасли), достаточная лояльность контролирующих структур (пока), отсутствие (пока) уголовных дел по отношению к нашим трансплантологам, поддержание работоспособности учреждений, занимающихся этим направлением, уголовное дело и решение суда по отношению к иностранному лицу, которое непосредственно не занимается трансплантацией и является, можно сказать, посредником. Но во всем этом есть опасный негатив, и это становится главным: такая деятельность имеет эффект замедленной бомбы.

С чьей­то легкой руки во многих ситуациях мы, медики, думая, что формально защищаем себя, на самом деле формально накапливаем материалы для уголовных дел (но прокурору все равно, формальное оно или нет: есть документ — отвечай). Отсутствие таковых объясняется лишь тем, что по этому поводу пока никто из пациентов и их родственников не обращался. Стоит предъявить претензию одному (а это рано или поздно произойдет), вина легко будет доказана (все уже задокументировано самими врачами). А потом, как всегда, проверки и целая лавина таких «нарушений» и возможных уголовных дел. Кстати, для многих служит оправданием то, что так делают все. Но это далеко идущая ошибка, как минимум для конкретного врача. К тому же в кабинете следователя то, что так делали или делают все, будет лишь предлогом для дополнительного вопроса: «Кто еще?»

Чем не повод для «дела врачей», как во времена Сталина? Традиции, мы видим, живы.

Могу назвать конкретные примеры, однако опасаюсь непредсказуемых результатов. Дам прямой намек трансплантологам. Те юридические приемы, которые могут быть использованы в исключительном случае однократно и успешно, при систематическом применении или в иных условиях нередко имеют обратный или непредсказуемый эффект.

Коснемся одного случая. Недавно был осужден, но попал под амнистию иностранный гражданин. Год он пробыл за решеткой. Кратко о сути этой истории. Гражданин занимался поиском доноров на территории Украины и иных государств. Сам не оперировал. Операции проводились за рубежом иными лицами. Вроде не скрывался. Возможная причастность к уголовным преступлениям, связанная с трансплантацией, в других государствах, по всей видимости, поступила по линии Интерпола. У нас его арестовали. Придали факту ареста широкую огласку. Судья до суда пыталась освободить (временно) под подписку о невыезде. Однако вновь вмешались СМИ, милиция — судью пытались обвинить в предвзятости и т.д. Несколько заседаний. И итог — обвинение вынесено, но осужденный амнистирован. Однако не освобожден, а ожидает экстрадиции.

Лично у меня личность осужденного вызывает пусть и субъективное, но все же отрицательное отношение. Как­то дурно попахивают эти дела.

Но одно дело — эмоции, другое дело — закон. В этом деле, безусловно, много темных пятен, и наверняка ряд фактов остался вне поля зрения, но тем не менее, по всей видимости, из­за давления общественности и журналистов, по совету адвоката было принято решение признать вину, так как все равно осужденный попадает под амнистию. Иначе в условиях давления на суд поиски справедливости могли бы затянуться на годы. Напомню, что изначально обвиняемый не признавал своей вины и был настроен доказать это. То есть он операций не делал, органы не изымал, а подыскивал желающих стать донорами собственных органов и намеревался помочь им осуществить их волю, при этом какого­либо насилия не зафиксировано. Многие полагают, что это не наказуемо. Однако в таких случаях в нашем Уголовном кодексе есть нюансы, маленькие тонкости, когда за одни и те же деяния наказание в одних случаях предусмотрено, а в других — нет (хорошо это или плохо — отдельный вопрос). На это, по всей видимости, и собиралась опираться защита. Но поступили иначе. Как проще (для конкретного лица, наверное, адвокат — молодец).

Обвиняемому оказалось целесо­образнее согласиться с этим. Получается, с обвинением все лица согласились — виновный, прокурор, защита, суд. И это, на мой взгляд, не столько юридическое решение, сколько социально­психологическое с использованием юриспруденции.

Таким образом, складывается неверная практика применения правовых норм в этой весьма сложной области, где тесно переплетаются социальные, экономические, психологические, религиозные, медицинские, юридические и иные нормы как нашего государства, так и международные и потому требующие особо скрупулезного подхода.

Кроме того, во многих случаях действующее законодательство косвенно ущемляет права доноров, фактически препятствуя возмездной передаче своего органа с правовыми гарантиями (заключением контракта и т.д.), при этом в реальных условиях практически невозможно защитить от всякого рода мошеннических действий, направленных на изъятие органов или тканей.

Кстати, еще раз обратите внимание: это пример, когда заключение контракта кажется гарантией и защитой для сторон, а на самом деле в наших условиях, по нашим законам является документом, подтверждающим факт преступления, выявляет мотив и ряд иных обязательных элементов состава преступления. Что вовсе не распространяется на иные ситуации. То есть деятельность может иметь все видимые атрибуты правовой, в том числе и документальные, и в других сферах эти атрибуты таковыми и являются, что и вводит в заблуждение даже при относительно глубоком анализе. Следовательно, нужно знать и отслеживать тонкости. Поэтому каждый случай следует кропотливо отдельно анализировать. Без грамотного юриста это сделать крайне сложно. Да и не каждый юрист справится.

В любом случае необходимо срочно приводить законодательство в порядок. Иначе трансплантология, а также тканевая терапия без «крыши» существовать не смогут (не путать с лоббированием интересов). Имею в виду старую схему, когда сначала прикрывают чисто формальные преступления. Затем приходят из органов или как будто из органов и говорят: «Или плати, или посажу… Или хотите телефон, биту?» Соответственно, автоматически создаются условия для прикрытия любых иных преступлений в этой области, следовательно, и для их совершения, в том числе торговли органами, похищения людей и т.д., куда в погоне за деньгами склонен двигаться преступный бизнес в этой сфере. Вот логичный апогей «спасительной крыши». Допустим, все удержится на грани, но в наших условиях наша трансплантология никогда не сможет сравниться с ведущими иностранными клиниками. Конкуренты, особенно зарубежные (им ваша «крыша» точно по барабану), наш успех будут душить деньгами, общественным мнением, в том числе международным, громкими уголовными делами (раскопают или создадут, а пока и создавать не надо, документы лежат и ждут своего часа) и т.д. Это уже происходит. Был пример.

Еще раз подчеркиваю: нужно срочно принимать, менять законодательную базу. Особое внимание — занимающимся тканевой (клеточной) терапией: огромное количество подводных камней (не обращаете на это внимания совершенно!).

По всей видимости, и трансплантация, и тканевая терапия в Украине в перспективе могут быть весьма привлекательными даже для иностранцев.

А где большие деньги, там большие проблемы, электрические и иные приспособления.

Пожалуй, пора брать пример с Великобритании, куда бегут от больших проблем олигархи. Лучшая «крыша» — выполнение законов!
А вообще, я весьма удивлен описанным выше делом с «посредником» в трансплантации. Лицо, по всем признакам, было уверено на 100 %, что действует в правовом поле и не совершает ничего противозаконного. Получаются варианты. Или Интерпол по наводке запустил, а дальше — дело случая, то есть куда кривая вынесла (может, что­то добавили, чего­то не заметили, где­то пришли к консенсусу и т.д.). Однако заметим: все же вынесло на уголовное дело и судебное обвинение. Или закономерность. Тогда это весьма и весьма профессиональный анализ, а также сопоставление фактов и тонкостей нашего законодательства. Тогда — кто заказал? И каковы тенденции?


Similar articles

Authors: С.Ф. Глузман, исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины
"News of medicine and pharmacy" Психиатрия (329) 2010 (тематический номер)
Date: 2010.10.28

Back to issue