Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 13–14(333–334)

Back to issue

Ингибиторы ДПП-4. Нужны ли они в практике врача-эндокринолога?


Summary

СД — не только тяжелая инвалидизирующая патология, занимающая 4-е место среди опаснейших заболеваний человечества, но и утрата работоспособности, резкое ухудшение качества жизни, значительные финансовые затраты. Каждый год по причине СД около 700 тыс. пациентов теряют зрение, 1 млн — способность передвигаться, 4 млн уходят из жизни.

Современная эпидемиологическая ситуация характеризуется, с одной стороны, значительным ростом заболеваемости СД 2-го типа, а с другой — недостаточной эффективностью существующих методов терапии.
В связи с этим все актуальнее становятся разработка и внедрение новых препаратов для лечения СД 2-го типа. Роль инновационных препаратов, способных влиять на дисфункцию островков поджелудочной железы и тем самым воздействовать на патогенез заболевания, становится все более значимой и требует пристального рассмотрения.

Со 2 по 4 июня в г. Харькове проходила 54­я Научно­практическая конференция «Украинская школа эндокринологии», в рамках которой 2 июня был проведен Консультативный совет экспертов по актуальным вопросам эндокринологии. Его тема звучала так: «ДПП­4 ингибиторы. Нужны ли они в практике врача­эндокринолога?». На заседании присутствовали ведущие специалисты в области эндокринологии: сотрудники Института проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского АМН Украины (г. Харьков) — заместитель по лечебно­организационной работе Института А.В. Казаков; профессор, областной эндокринолог, руководитель отделения общей эндокринной патологии Н.А. Кравчун, профессор Ю.И. Караченцев, профессор О.О. Хижняк, а также руководитель клинического отдела Центра эндокринной хирургии и трансплантации эндокринных органов МЗ Украины, профессор, д.м.н. В.И. Панькив; завкафедрой диабетологии Института проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского АМН Украины, д.м.н., профессор Б.Н. Маньковский; главный эндокринолог г. Киева Г.П. Михайличишин; главный эндокринолог г. Днепропетровска Е.Н. Марцинник.

Мероприятие было подготовлено в интересном, необычном формате: каждому из экспертов было предложено высказать свое мнение по ряду вопросов и сделать свой вывод.

Модератором Совета экспертов была профессор Нона Александровна Кравчун, которая представила данные исследований по проблеме применения нового класса препаратов в лечении СД 2­го типа.

Насколько актуальна проблема заболеваемости СД 2­го типа в мире и в Украине?

Профессор Александр Викторович Казаков:
— На конец 2009 года в мире зафиксировано 355 млн больных сахарным диабетом. По прогнозам, к 2030 году их количество возрастет до 430 млн. Ежегодно диабет забирает 4 млн жизней и является основной причиной слепоты, инфарктов, инсультов, почечной недостаточности и ампутации. На сегодняшний день зарегистрировано около 7 % взрослого населения, больного диабетом. Регионом с самой высокой распространенностью заболевания является Северная Америка, в которой зафиксировано 10,2 % взрослых больных, а затем — Ближний Восток и североафриканские регионы, где болеют диабетом 9,3 % взрослого населения.

В Индии проживает самое большое количество больных диабетом — 50,8 %, в Китае — 43,2 %, в США — 26,8 %, в России — 9,6 %, в Бразилии — 7,6 %, в Германии — 7,5 %, в Пакистане — 7,1 %, в Японии — 7 %, в Индонезии — 7 %, в Мексике — 6,8 %.

В Украине по состоянию на 01.01.2010 г. — 9083 тыс. больных СД, это 2 % от общего населения, из них — 186 тыс. инсулинозависимых. 85 % — больные СД 2­го типа. Ежегодный прирост больных диабетом обоих типов в Украине (согласно данным проведенного нами с 2004 по 2009 г. исследования) составляет 50–60 тыс. человек. Однако стоит заметить, что при этом на каждого учтенного больного приходится 3–4 неучтенных.

Существуют ли традиционные подходы к лечению СД 2­го типа? Реально ли контролировать данное заболевание?

Профессор Нона Александровна Кравчун:
— Учитывая сложившуюся ситуацию, мы должны задуматься о том, насколько эффективны традиционные подходы к лечению и под контролем ли диабет. На этот вопрос трудно ответить однозначно. Очень большое количество пациентов не знают о своем заболевании, в половине случаев диагностика осуществляется на поздних стадиях. Потеря инсулинсекретирующей функции β­клеток составляет 4 % в год. Зачастую к моменту установления диагноза СД 2­го типа функция β­клеток снижена на 50 %. Через 9 лет после дебюта только 25 % больных, получающих монотерапию максимальными дозами, сохраняют удовлетворительный контроль гликемии. При этом неуклонно прогрессирует снижение массы β­клеток.

Мы должны помнить, что контроль гликемии является профилактикой осложнений заболевания.

Снижение гликозилированного гемоглобина на 1 % дает возможность снизить смертность от осложнений СД на 21 %, вероятное развитие инфаркта миокарда — на 14 %, микрососудистые осложнения — более чем на 37 %, болезни периферических сосудов — на 43 % (по данным UKPDS — Британского проспективного исследования СД 2­го типа, 2000 г.). Безусловно, наша тактика должна быть направлена на компенсацию углеводного обмена. Мы не должны забывать о том, что основное количество больных СД имеют избыточную массу тела, пациенты не всегда следуют рекомендациям врача в плане диетического режима, не придерживаются диеты. Поэтому в лечении СД 2­го типа нужно следовать официально принятым алгоритмам с учетом всех рекомендаций и Американской, и Европейской диабетологических ассоциаций.

Очень важной является проблема развития гипогликемии у больных СД 2­го типа на фоне приема сахароснижающих лекарственных средств. Было отмечено, что у пациентов с сахарным диабетом 2­го типа гипогликемия возникает в связи с применением инсулина и препаратов сульфонилмочевины. Тяжелая гипогликемия имеет выраженные клинические проявления, однако легкая и умеренная может быть бессимптомной. В когорте пациентов, страдающих СД, по данным непрерывного мониторинга уровня глюкозы в крови, более чем у 50 % имеют место бессимптомные (нераспознанные) эпизоды гипогликемии (A. Chico et al. // Diabetes Care. — 2003). Однако даже бессимптомная гипогликемия может подвергать пациентов существенному риску. Гипогликемия может стать препятствием на пути к соблюдению схемы лечения. Боязнь гипогликемии является дополнительным препятствием для достижения контроля. В исследовании у пациентов с СД 2­го типа продемонстрировано наличие страха гипогликемии и увеличение числа случаев легкой или умеренной и тяжелой гипогликемии (S.A. Amiel et al. // Diabet Med. — 2008). Согласно рекомендациям Американской диабетической ассоциации (2008), целевой уровень гликозилированного гемоглобина должен быть максимально приближен к нормальному значению, без значимой гипогликемии. Эпидемиологические исследования указывают на добавочное (хотя в абсолютных цифрах и небольшое) преимущество снижения уровня HbA1c с 7 % до нормального диапазона. Таким образом, целевой уровень HbA1c у конкретных пациентов должен быть максимально близок к нормальному (менее 6 %) и не сопровождаться значимой гипогликемией.

В связи с этим успех сахароснижающей терапии зависит от четырех основных факторов: контроля гликемии, отсутствия гипогликемий, сохранения функции β-клеток, контроля массы тела пациентов.

Необходимы ли новые препараты для лечения СД 2­го типа?

Профессор Владимир Иванович Панькив:
— К сожалению, на сегодняшний день в Украине не существует терапии, которая замедлила бы снижение функционирования β­клеток в течение длительного периода, а специалисты­эндокринологи еще далеки от возможности применять для каждого больного патогенетическую терапию, которая бы полностью нормализовала нарушение углеводного обмена.

Однако в мировой практике уже имеется опыт применения современных препаратов — ингибиторов дипептидилпептидазы­4. Так, 23–26 мая состоялся V Всероссийский диабетологический конгресс, в рамках которого был проведен сателлитный симпозиум по применению препаратов ДПП­4. Уже давно известен тот факт, что увеличение уровня циркулирующего глюкагоноподобного пептида может улучшать функции структурных клеток. Безопасность нового класса препаратов подтверждается тем, что новые препараты не действуют на уровень гликемии у здоровых людей. Они имеют хорошие показатели по влиянию на функции b­клеток, сахароснижающую активность, массу тела, ЖКТ и по соотношению цена/качество.

Профессор Евгений Николаевич Марцинник:
— Как уже говорилось выше, больных сахарным диабетом много — заболевание носит характер эпидемии. И, к сожалению, очень большая часть больных страдает декомпенсированным диабетом. С течением времени у больных диабетом второго типа снижается выработка инсулина и заболевание прогрессирует. Если на начальном этапе пациенту для компенсации достаточно одного препарата, то с течением времени необходимо добавлять в схему лечения второй препарат, а затем и третий. Это отражено в алгоритмах лечения, которые нам известны как шаг 1, шаг 2, шаг 3. Часто на первом этапе рекомендуется метформин, на втором этапе его нужно комбинировать с препаратами сульфонилмочевины, ингибиторами ДПП­4.

Если бы мы выявляли диабет через месяц после его развития, для его коррекции достаточно было бы назначения монотерапии, однако в реальной ситуации часто приходится стартовать с комбинированной терапии, так как заболевание выявляется на поздних стадиях. Ввиду всего этого новые группы препаратов для лечения сахарного диабета нам в Украине просто необходимы.

Насколько важна роль инкретинов?

Профессор Нона Александровна Кравчун:
— Гормоны, о которых мы сегодня говорим, — это инкретины, группа, хорошо известная диабетологам и эндокринологам. Они способствуют секреции инсулина только в ответ на прием пищи. Самым активным из них является глюкагоноподобный пептид, однако он обладает кратковременным эффектом, поскольку в течение очень короткого времени расщепляется ферментом дипептидилпептидазой­4 (ДПП­4). Поэтому необходим класс ингибиторов ДПП­4, который поддерживает эффекты глюкагоноподобных пептидов.

Изучение инкретинов началось еще в прошлом веке. В 1902 г. Baylis и Starling выделили фактор, вырабатываемый в тонком кишечнике, который стимулирует секрецию поджелудочной железы. В 1932 г. появился термин «инкретин». В 1964 г. был отмечен эффект инкретина при пероральном введении глюкозы (Mclntyre, Erick). В 1973 г. выделен ГИП — первый инкретин человека. В 1986 г. отмечено снижение эффекта инкретина при СД 2­го типа (M. Nauck). В 1987 г. открыт ГПП­1 — инкретин человека. Только в 1995 году установлено, что фермент ДПП­4 расщепляет ГПП­1 и ГИП. Таким образом, создание ингибитора этого фермента обеспечивает физиологический контроль гликемии, т.е. выработку инсулина исключительно в ответ на гипергликемию после приема пищи и подавление глюкагона.

На рис. 1 представлен механизм действия ингибитора ДПП­4 ситаглиптина.

Инкретины регулируют выделение инсулина и глюкагона в ответ на повышение уровня глюкозы в крови.

Насколько эффективно сочетание ингибиторов ДПП­4 с метформином?

Профессор Нона Александровна Кравчун:
— Ингибиторы ДПП­4 показали хорошую эффективность в комбинации с метформином.

Комбинация ситаглиптина и метформина комплементарно действует на все 3 основных нарушения при сахарном диабете 2­го типа: дисфункцию β­клеток, инсулинорезистентность, избыточную продукцию глюкозы печенью. Ситаглиптин улучшает маркеры функции β­клеток и увеличивает синтез и секрецию инсулина, опосредованно снижает избыточную продукцию глюкозы печенью, подавляя секрецию глюкагона α­клетками. Метформин действует как инсулиновый сенситайзер (в печени больше, чем в периферических тканях), напрямую значительно снижает избыточную продукцию глюкозы печенью, подавляя глюконеогенез и гликогенолиз. Обратим внимание на таблицы сочетаемости ингибиторов ДПП­4 с метформином. Совместный прием ситаглиптина и метформина у здоровых взрослых повышает уровни активного ГПП­1 сильнее, чем каждый из этих препаратов в отдельности (рис. 2).

Характерно, что наилучшие показатели снижения гликозилированного гемоглобина отмечаются в группе с высокими значениями (рис. 3).

Имеются ли недостатки у препаратов нового класса — ингибиторов ДПП­4?

Профессор Борис Никитович Маньковский:
— Вопрос, который активно обсуждается, но к которому я как клиницист отношусь с осторожностью, — это влияние ингибиторов ДПП­4 на β­клетки. Для подтверждения этого факта необходимы серьезные исследования, в которых должно быть показано, что больные, получающие этот препарат, могут находиться без инсулина определенное количество лет или месяцев.

По данным многих исследований, проблема, связанная с приемом новых препаратов, о которой мы должны знать и информировать пациентов, — это возможность развития панкреатита. При этом заметим, что панкреатит в западной литературе — это не панкреатит в нашем понимании. У нас могут поставить этот диагноз, когда человек прекрасно себя чувствует и его тошнит раз в месяц от грамма съеденного сала, а в западной медицине панкреатит — это жизне­угрожающее состояние, требующее неотложной помощи. Сейчас зафиксированных случаев панкреатита, связанных с приемом препарата, немного, и мы будем надеяться, что их и останется немного. На сегодня соотношение риск/польза склоняется в сторону пользы.

Еще одним недостатком является слабый сахароснижающий эффект. Эти препараты при применении в качестве монотерапии могут быть эффективны только на начальных стадиях заболевания. Метформин способствует снижению уровня глюкозы на 1,5–2 %, а ингибиторы ДПП­4 — в лучшем случае на 1 %. В общем, это немало. И у людей с рано выявленным сахарным диабетом (к примеру, если уровень глюкозы в крови cоставляет 5,7 ммоль/л) может быть достаточно такой монотерапии. Однако при HbA1c 9 % или 10 % монотерапии, конечно же,  недостаточно. При таких показателях обосновано назначение комбинированной терапии. А вот при комбинации с метформином ингибиторы ДПП­4 действительно показывают хороший результат, поскольку при такой терапии у врача появляется возможность воздействовать на все звенья патогенеза диабета.

Являются ли ингибиторы ДПП­4 новой модной таблеткой или научно обоснованной необходимостью? Что нового может привнести терапия СД­2 типа ингибиторами ДПП­4?

Профессор Нона Александровна Кравчун:
— Подведя итоги, еще раз скажем о преимуществах и недостатках ингибиторов ДПП­4.

Преимущества (по данным, полученным 20 мая 2010 года):
— улучшают компенсацию углеводного обмена, положительно влияют на функции β­клеток;
— минимальный риск развития гипогликемических состояний;
— не влияют на массу тела;
— применяются в самых различных сочетаниях с другими препаратами;
— достаточно хорошо переносятся пациентами.

Отрицательные стороны:
— отсутствует длительный опыт клинического применения;
— нет данных о влиянии на сердечно­сосудистую и иммунную системы.

На сегодняшний день проведено 25 исследований ингибиторов ДПП­4. Серьезных побочных действий установлено не было. Можно сделать вывод о том, что снижение гликозилированного гемоглобина, предотвращение повышения массы тела без гипогликемического эффекта делает ингибиторы ДПП­4 препаратами выбора при использовании у пациентов на ранних стадиях СД 2­го типа. Они улучшают гликемический контроль как при монотерапии, так и в комбинации, но максимальная эффективность их доказана в комбинации с метформином.

Дискуссия была очень интересной и проходила на высоком научном уровне, эксперты делились своими соображениями и опытом участия в клинических исследованиях и единодушно пришли к мнению, что класс ингибиторов ДПП­4 будет очень востребованным для врачей­эндокринологов и их пациентов в Украине. Их доказанная эффективность обеспечивается физиологической регуляцией уровня глюкозы в крови, что приводит к наиболее важному клиническому эффекту — достижению компенсации заболевания (снижение HbA1с).

Лечение сахарного диабета — это трудная задача, не имеющая однозначных решений и подходов. Однако надежда на позитивные перемены есть, ведь наука не стоит на месте и в арсенале украинских медиков сегодня имеются все препараты, которые широко применяются в медицине развитых стран. Вдумчивый подход, осмысление и внедрение передового опыта, несомненно, откроют новые горизонты для больных СД и лечащих врачей.

Подготовила Наталья МЯГКОВА


Similar articles

Новые данные с XXI Конгресса  Международной диабетической федерации
Authors: Кравчун Н.А., Казаков А.В., ГУ «Институт проблем эндокринной патологии имени В.Я. Данилевского НАМН Украины», г. Харьков
International journal of endocrinology 1 (41) 2012
Date: 2013.02.06
Categories: Endocrinology
Sections: Medical forums
Эндокринная патология: как помочь и не навредить?
Authors: Редькин Р., кандидат фармацевтических наук, старший научный сотрудник ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского НАМН Украины», г. Харьков
"News of medicine and pharmacy" 6 (450) 2013
Date: 2013.04.16
Categories: Endocrinology
Sections: Medical forums
Authors: Панькив В.И., Отдел профилактики эндокринных заболеваний Украинского НПЦ эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины, г. Киев
International journal of endocrinology 6 (38) 2011
Date: 2011.11.09
Categories: Endocrinology
Authors: Корпачев В.В., Гурина Н.М., ГУ «Институт эндокринологии и обмена веществ им. В.П. Комиссаренко НАМН Украины», г. Киев
International journal of endocrinology 1 (33) 2011
Date: 2011.03.10
Categories: Endocrinology

Back to issue