Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 15(335) 2010

Back to issue

О проблемах вокруг появления гриппа H1n1: взгляд с позиции неклассической биологии

Authors: Р.Л. Ахметшин, врач-кардиолог, юрист, г. Донецк

print version

На сегодняшний день об инфекциях, вирусе гриппа, иммунитете и т.д. известно многое, но даже те знания, которые имеются, используются в недостаточном объеме. К сожалению, частая их неверная интерпретация приносит больше вреда, чем пользы.

Общая картина понимания отношений вируса гриппа с различными организмами в биоценозе, биосистемах, паразитарных системах и т.д. далека от реальности и, как правило, рассматривается как нечто застывшее, состоящее из отдельных элементов, не изменяющихся, не взаимодействующих или взаимодействующих лишь с каким­то одним объектом, не подверженное воздействию многих иных влияний. При этом если и уделяется внимание их связям, то взаимоотношения обычно рассматриваются не как многосторонние или хотя бы двусторонние, с прямыми и обратными отношениями, а как некое однобокое, однонаправленное действие, при этом часто остаются невыявленными причинно­следственные связи, ответные реакции, их адекватность, закономерные следствия и противоречия и т.д.

Например, хотя при гриппе и отмечается, что развитие заболеваний и тяжелых осложнений связано с преодолением вирусом иммунной системы организма, т.е. упоминается наличие двух составляющих вируса и иммунной системы человека и часто признается значение защитных функций организма, в итоге используется односторонний метод влияния на распространение вирусов; при этом причины тяжелых и массовых заболеваний рассматриваются как некая особая патогенность вируса, изменение его свойств в сторону негативных и т.д. и т.п.

Мнение многих — все беды от необычного, опасного вируса гриппа, который неизвестно почему стал более агрессивным. Другие варианты — возможно, более существенные — иногда упоминаются вскользь или не рассматриваются вовсе, якобы их не существует. В результате на основе этого однобокого взгляда выстраивается тактика противодействия гриппу. Стоит ли удивляться тому, что постоянно твердят именно о необычно враждебном вирусе, вызывающем страшные последствия, а не о дефектных реакциях иммунной системы индивидуального организма и популяциях потенциальных хозяев паразита как причинах тяжелых течений болезни?! До анализа причин, провоцирующих массовые неадекватные иммунные реакции, которые на самом деле приобрели глобальные, катастрофические масштабы, дело вовсе не доходит.

При этом часто не учитываются общепризнанные, считающиеся фундаментальными закономерности других наук, например законы сохранения энергии, массы, вещества и т.д. Как будто они действуют в неких иных, книжных мирах и не распространяются на биологические отношения микро­ и макромиров, Космоса, всего живого и неживого.

На мой взгляд, широко распространенное ныне понимание общей картины циркуляции вируса гриппа и его отношений с организмом человека, как индивидуально, так и популяций, тем более в связях с био­ и экосистемой, не соответствует действительности, точнее частично соответствует как бы отдельно взятым запланированным «застывшим картинкам», поэтому ее восприятие сильно искажено, что в итоге ведет ко многим негативным последствиям.

Образно данной ситуации соответствует притча, в которой четырех слепых подвели к слону и попросили описать его. Естественно, целиком они его никогда не видели и свое представление о нем могли составить лишь по той части тела, которая в буквальном смысле слова попала под руку. Один оказался у ноги и сказал, что это похоже на ствол дерева; другой — у хобота — с ужасом убеждал, что это толстая змея; третий, ощупывающий туловище, сравнил его с большой бочкой; четвертый, касаясь хвоста, заверял, что это нечто похожее на хлыст или веревку. Таковы часто и суждения о гриппе.

Что касается метода вакцинации, то она рассматривается как стимуляция специфической иммунной защиты, что должно способствовать вытеснению вируса гриппа из циркуляции. При этом признают, что вирус изменчив, и как­то на самый задний план отодвинуто или вовсе забыто, что наиболее совершенны, опробованы природой в веках именно механизмы естественной природной защиты. Увы, такая защита появляется только после болезни, зато в подавляющем большинстве случаев во много раз превосходит искусственные методы иммунизации.
Кроме того, не обращается внимание на то, что в долгосрочном периоде подмена естественных, природных механизмов искусственными может сыграть злую шутку и уже играет…

Давайте подумаем. Какому нормальному человеку придет в голову здоровое сердце заменить механическим, к тому же менее эффективным, здоровую руку или ногу — менее функциональным протезом? А в случае с гриппом предлагается поголовно людям, имеющим адекватные иммунные реакции, заменить их искусственно созданными — гораздо мене эффективными и неуправляемыми. Были бы хотя бы весомые гарантии (то есть чтобы люди перестали болеть, как при оспе, полиомиелите), но и они при гриппе А отсутствуют.

Кроме того, когда говорят о вакцинации, основной причиной отказа от прививки считают возможные побочные эффекты, то есть главное, чтобы их не было. При этом положительный эффект — как бы само собой разумеющийся результат, однако это вовсе не так.

Или другое заблуждение, связанное с вакцинацией против гриппа, — когда закономерное влияние искусственной иммунизации, если не считать побочных эффектов, рассматривается в двух вариантах, то есть когда удалось защититься от вируса — это положительный вариант и когда не удалось защититься — как вариант, не влияющий отрицательно на организм человека. Такой подход также недопустим, так как в конечном счете результат в виде болезни или осложнений — это не плод наличия или отсутствия иммунитета, а следствие сложных отношений вируса гриппа, его свойств и организма, как индивидуально, так и популяций. И здесь следует иметь в виду и варианты, когда кажущийся положительный вариант в виде удачной провокации синтеза специфических антител на уровне взаимоотношений популяций может оказаться отрицательным, хотя бы потому, что вирусы гриппа А обладают высокой изменчивостью, а результат вакцинаций на данный момент — искусственное создание большого количества групп с неоднородными свойствами, даже существенно различающимися характеристиками иммунитета. Причем опять­таки искусственно сформированы достаточно большие субпопуляции, в которых одновременно могут циркулировать вирусы гриппа, значительно различающиеся по своим антигенным структурам. Такой результат на уровне отношений популяций паразита и хозяина на фоне снижения возможностей иммунной защиты не может рассматриваться как положительный. Тем не менее такого эффекта, точнее закономерности, якобы вовсе не существует!

Что касается заболевания. Каждая популяция вирусов рассматривается как бы отдельно, иногда упоминаются ассоциации с другими вирусами, бактериями. Однако практически не рассматривается контакт различных микробов в разном сочетании, одновременно или поочередно, в динамике, в течение минут, часов, дней или совместно попадающих в один организм на разных этапах развития гриппа — в стадию заражения, инкубации, разгар клинических проявлений и т.д.

Как­то странно выглядит ситуация, когда многие организмы чувствительны ко многим вирусам и бактериям и в любой момент любой из этих паразитов может вызвать заболевание, причем многие неболевшие и заболевшие регулярно в течение нескольких дней контактируют с другими больными — носителями разных инфекционных агентов, но почему­то вирусы­паразиты якобы выстраиваются в очередь и избегают одновременно использовать ослаб­ленную болезнью потенциальную жертву. Хотя должно быть все на­­ оборот — независимо от причин снижения защитных свойств организма при первой возможности любой паразит стремится тут же использовать такую появившуюся брешь. Тогда почему о вирусных ассоциациях гриппа, когда известно, что они легко одновременно могут поражать один организм, в практической деятельности не упоминается или упоминается как о казусе и лишь в связи с возможными мутациями при обмене антигенами, а не как о ситуации, усугубляющей течение респираторного заболевания, которая на самом деле, по всей видимости, встречается гораздо чаще? Парадокс. Все условия для массовой реализации соответствующей закономерности есть, случаи тяжелых течений есть, а вирусных ассоциаций как бы нет.

Ведь известно, что в 2009 г. в Украине да и в других регионах наряду с гриппом H1N1 циркулировали еще 3 подтипа гриппа и иные вирусы, провоцирующие ОРЗ. Кто им мешает дополнительно поражать уже больного? А ведь от учета этого фактора зависят правильность и эффективность лечения заболевших и применение методов профилактики.

При этом изучение коллективного в данной конкретной местности (и тем более индивидуального) статуса и возможности специфической иммунной защиты и на этой основе организация вакцинации — нечто из области фантастики. А это, по сути, более точное отражение популяционного иммунитета, без создания и контроля которого о вытеснении вируса не может быть и речи.

Как известно, заболевание человека гриппом, тяжесть течения, вероятность осложнений зависят от агрессивных свойств вируса и не в меньшей степени, а часто и в большей, — от возможностей иммунной защиты и ее адекватного ответа. Как минимум иммунный статус если не во всех ситуациях и не всегда, то во многих является ключевым. И если факторы, связанные с внутренними причинами, влияющими на силу и адекватность иммунитета, в виде наличия сопутствующих заболеваний, ожирения и т.д. хотя бы упоминаются, то внешние, так называемые цивилизационные, влияющие практически на все население Земли, возможности распространения и мутации вируса, совершенно забыты. К ним относится все то, что подавляет иммунитет и нарушает его возможности адекватного (подчеркиваем: адекватного) ответа: и загрязнения окружающей среды, и характер и качество питания, и прием лекарственных препаратов, а также возможности распространения вируса практически по всей территории Земли если не за часы, то в считанные дни и т.д.

Еще одно важное потенциально новое обстоятельство остается в тени, при этом его результаты масштабные и, по всей видимости, негативные.
Раньше иммунный статус по отношению к гриппу на данной территории, в определенный период, в соответствующей популяции, в том числе по возрасту, был если не одинаков, то практически схож, при этом миграции людей были ограни­чены.

Теперь в силу различных причин, медицинских и немедицинских, он широко варьирует и по силе, и по специфичности и т.д., что не может не сказываться на популяции вирусов гриппа А. На мой взгляд, это является если не причиной, то по крайней мере условием для нахождения среди людей сразу нескольких подтипов вируса гриппа А.

Этот теперь совершенно новый результат цивилизованной человеческой деятельности, несущий потенциальную опасность иного уровня, в корне должен изменить отношение к гриппу и методам его профилактики. Тем не менее он остается вне поля зрения. Соответственно этим никто не занимается, а продолжается по большому счету более широкое и все более настойчивое внедрение способов и методов, которые если не спровоцировали такую ситуацию, то однозначно усугубляют ее.

Кроме того, является некорректным, когда для утверждения широких возможностей иммунной защиты говорят, что иммунитет человека способен вырабатывать огромное количество антител с самой разно­образной специфичностью к различным инфекционным агентам. Действительно, потенциал иммунной защиты от самых разных чужеродных веществ (антигенов) количественно очень высокий, однако возможности выработать определенное количество антител за единицу времени ограничены.

Что касается специфической иммунной защиты, то, безусловно, ее возможности не безграничны, о чем свидетельствуют случаи тяжелых заболеваний и гибели людей при поражении даже одним вирусом гриппа. Ясно, что от нескольких разных вирусов такая нагрузка увеличивается, соответственно увеличивается вероятность неадекватного или недостаточного иммунного ответа со всеми вытекающими обстоятельствами.

Теперь еще раз обратим внимание на наличие различных инфекций. На самом деле окружающая среда вовсе не является стерильной. В зимний период дыхательные пути человека могут поражать самые разнообразные бактерии и вирусы, и в период их распространения они могут находиться повсеместно, а некоторые способны провоцировать эпидемии, что при совместном попадании разных вирусов в организм тоже должно усугублять течение гриппа.

Действительно, нередко, выставляя диагнозы, предполагали осложнение гриппа бактериями. В то же время мне не известен ни один случай, когда при заболеваниях гриппом, по крайней мере в практической деятельности, предполагалось одновременное наличие другой респираторной вирусной инфекции, то есть когда патологическое состояние было вызвано сразу несколькими разными видами вирусов (не являющихся гриппом А) и/или вирусами гриппа А с различными антигенами.

Именно такими ассоциациями, возможно, и обусловлено более тяжелое течение болезни у отдельных людей, даже без всякого увеличения агрессивных свойств гриппа.

Справедливости ради отметим, что вирусно­бактериальные и вирусные (вирус гриппа и иной респираторный вирус) ассоциации, очевидно, были и раньше. И когда лечили грипп и его осложнения в такой ситуации, как правило, хотя и не всегда, справлялись. По крайней мере тревогу такое течение не вызывало.

Особенность сегодняшней ситуации в том, что в отличие от прошлого теперь нормой становится возможность ассоциации различных подтипов вируса гриппа А, среди которых потенциально опасным для организма, не имеющего специфического иммунитета, является каждый из них; появление любого нового подтипа гриппа А на порядок увеличивает угрозу.

Тогда если появляется новый грипп, который вызывает волнение общественности, вступление его в возможные ассоциации с другими вирусами, тем более иными подтипами гриппа А, должно вызывать гораздо большую тревогу.

Получается, что в условиях реальной циркуляции гриппа имеет место, по всей видимости, новое явление — одновременная постоянная широкая циркуляция нескольких подтипов вируса гриппа А и провокация ими, как отдельно взятыми, так и совместно, эпидемически значимых заболеваний. Особую тревогу при этом вызывают возможные вирусные ассоциации между различными подтипами гриппа А, требующие особого внимания, изучения и изменения стратегии и тактики противостояния гриппу.

Кроме того, недостаточно внимания уделялось и уделяется иным ранее встречавшимся вирусно­бактериальным и вирусным ассоциациям. Однако даже если таковые широко распространены, для чего имеются необходимые условия, это явление, можно сказать, традиционное.
Подытоживая вышеизложенное, коротко можно сказать:

1) многолетняя борьба с вирусом гриппа к реальным результатам в плане вытеснения вируса или предотвращения эпидемий и пандемии не привела;

2) существуют реальные условия для одновременной циркуляции в среде субпопуляций вирусов гриппа А с отличающейся антигенной структурой, что нельзя назвать положительным явлением;

3) практические меры по борьбе с заболеваниями гриппом и их профилактике, используемые ныне, существенно отстают от современных научных данных и выявленных закономерностей, связанных с циркуляцией вирусов гриппа А в среде, а иногда и противоречат им;

4) при массовых вакцинациях практически не учитывается реальный иммунологический статус популяции людей, проживающих на данной территории;

5) не учитываются результаты воздействия антропогенной деятельности на экологию, особенно возможности иммунного ответа человека и популяции людей в такой ситуации на отношение в паразитарной системе «популяция людей — окружающая среда — популяция вирусов гриппа А» и т.д.



Back to issue