Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 16(336) 2010

Back to issue

Гипоацидные состояния: фактор риска остеопороза и мальабсорбции кальция

Authors: Pentti Sipponen, Repolar Oy, Espoo, Finland, Matti Harkonen, Department of Clinical Chemistry, University of Helsinki, Helsinki, Finland

print version

Мальабсорбция кальция, поступающего с пищей, является одним из факторов развития остеопороза. Соляная кислота способствует растворению кальция в желудке в виде ионов кальция (Ca2+). Если кислота в желудке не вырабатывается, соли кальция не могут быть эффективно растворены и ионизированы и, следовательно, могут плохо всасываться в проксимальном отделе тонкого кишечника. Имеется три основных состояния, при которых значительно снижается секреция соляной кислоты: использование в высоких дозах ингибиторов соляной кислоты, резекция и анастомозы желудка, а также развитие атрофического гастрита в области тела и дна желудка. Все перечисленное приводит к снижению секреции соляной кислоты и, следовательно, в перспективе может влиять на кальциевый гомеостаз.

В нормальных условиях в желудке работает «кислотный механизм», который превращает плохо растворимые соли кальция (включая карбонат кальция) в кальция хлорид (CaCl2). Последний легко диссоциирует на ионы кальция и, следовательно, хорошо растворяется в воде, даже в рН-нейтральной среде кишечника. Однако был опубликован ряд сообщений и высказываний, в которых ставится под сомнение важность соляной кислоты для всасывания кальция и подчеркивается, что водорастворимость кальциевых солей in vitro не связана с их всасываемостью in vivo [1–3]. И это действительно может быть справедливым для людей со здоровым желудком и нормальным уровнем секреции соляной кислоты. Однако у лиц с гипохлоргидрией в желудке и недостаточностью «кислотного механизма» этот принцип может не соблюдаться. Большинство исследований, посвященных абсорбции солей кальция, выполнено у людей или животных с нормальной секрецией соляной кислоты. В то же время очень мало известно о всасывании микроэлементов, включая кальций, у лиц с хронической а- или гипохлоргидрией в желудке.

Активная и пассивная абсорбция пищевого кальция

Кроме соляной кислоты, биодоступность пищевого кальция зависит от ряда факторов, включая физиологическую функцию желудка и кишечника, уровень витамина D в тканях и крови, питание, химическую структуру и количество пот­ребленных соединений кальция [4–12]. Активная витамин-D-зависимая трансклеточная абсорбция ионов кальция в двенадцатиперстной кишке и проксимальных отделах тонкого кишечника является основным физиологическим путем поступления кальция в организм. Кроме того, определенное значение (даже в толстом кишечнике) имеют пассивная параклеточная и трансэпителиальная абсорбция кальция с помощью везикул и диацитоз растворимых комплексов кальция с тканевыми и пищевыми белками [7, 8, 12–18].

Результирующая абсорбция кальция представляет собой сумму активной и пассивной абсорбции, причем последняя пропорциональна градиенту концентрации кальция между просветом кишечника и циркуляторным руслом и, по-видимому, становится ведущей в тех случаях, когда истощены резервы активной абсорбции либо нарушены ее механизмы. Транспорт пищевого комка по тонкому кишечнику занимает 1–3 ч, и в это время осуществляется большая часть активной и пассивной абсорбции. Как видно, временное окно является относительно малым и потому требует наличия оптимальных физиологических условий, например эффективной ионизации соединений кальция, принятых в пищу, для адекватного обеспечения активной и пассивной абсорбции. Что касается пассивной абсорбции, то, по-видимому, этот путь также требует растворения и ионизации кальциевых солей. Следовательно, нужно предполагать, что соли кальция в виде целых молекул (например, карбонатных солей) плохо всасываются как с помощью активной, так и с помощью пассивной абсорбции.

Активная абсорбция кальция в эпителиальных клетках кишечника протекает по сложным механизмам и включает в себя связывание ионов кальция с белками-переносчиками и трансмембранными каналами, встроенными в энтероциты. Некоторые из этих белков являются витамин-D-за­- висимыми [13–17]. Эти механизмы абсорбции протекают в рН-нейтральной среде кишечного эпителия, не зависят от соляной кислоты и, соответственно, не рассматриваются в настоящем обзоре. Сложные механизмы имеют место и при метаболизме кальция в костной ткани, но они также не рассматриваются в настоящей статье. Мы сосредоточим свое внимание лишь на тех механизмах, которые связаны с влиянием соляной кислоты желудка на растворение, ионизацию и абсорбцию пищевого кальция.

Растворимость солей кальция

В коммерчески доступных лекарственных препаратах кальций обычно представлен в виде таблеток кальция карбоната. При нейтральном рН кальция карбонат практически нерастворим в воде. Кальция цитрат, кальция аскорбат растворимы немного лучше, чем карбонаты и фосфаты, в то время как кальция оксалат практически нерастворим при любых биологических условиях [7, 8, 19]. Максимальная растворимость кальция цитрата при комнатной температуре и нейтральных значениях рН составляет приблизительно 100 мг в 100 мл воды, что дает максимум 25 мг элементарного кальция (Ca2+), растворенного в воде. Аналогично максимальная растворимость кальция карбоната при нейтральных значениях рН дает намного меньше 10 мг элементарного кальция в 100 мл водного раствора. Вышеприведенные показатели растворимости не могут быть улучшены путем добавления к раствору дополнительных количеств кальциевых солей. Однако в присутствии соляной кислоты растворимость значительно увеличивается.

Для полного растворения кальция необходимо, чтобы после его приема секретировалось эквивалентное количество соляной кислоты в составе желудочного сока. Например, для полного растворения одной таблетки кальция карбоната 500 мг (примерно 5 ммоль) до ионной формы (Ca2+) требуется 10 ммоль соляной кислоты.

В результате из 500 мг кальция карбоната в желудочном соке образуется 200 мг элементарного кальция. Базальная секреция соляной кислоты в желудке у здоровых лиц составляет 0,2–5 ммоль/ч, приблизительно в объеме 100–200 мл желудочного сока. После приема пищи в течение короткого времени секреция соляной кислоты достигает максимальных значений, превышающих в 10–20 раз базальный уровень.

Для того чтобы добиться максимальной внутрижелудочной кислотности, таблетки кальция карбоната рекомендуют принимать с пищей [4]. Считается, что растворение кальциевых солей происходит лучше после приема пищи, когда продукция кислоты максимальна, нежели натощак. Однако прием ингибиторов протонной помпы (ИПП) или наличие атрофического гастрита снижают базальную и максимальную секрецию соляной кислоты, что приводит к снижению количества соляной кислоты, доступной для растворения кальциевых солей после приема пищи. Более того, считают, что одновременное употребление пищи также приводит к расходу соляной кислоты на разнообразные пищеварительные процессы в постпрандиальной фазе и что эта соляная кислота более недоступна для растворения кальциевых солей. В добавок в постпрандиальной фазе соляная кислота может расходоваться на растворение множества других пищевых микроэлементов, отличных от кальция, таких как железо, магний и цинк.

Потребность в элементарном кальции составляет ≥ 800 мг/день — количество, которое должно быть растворено и ионизировано из кальциевых солей, принятых с пищей, в течение относительно короткого времени (в норме желудок опорожняется в течение 1–2 ч после употребления пищи). Легко подсчитать, что для полного растворения 800 мг элементарного кальция из 2 г карбоната кальция требуется около 40 ммоль соляной кислоты, что соответствует количеству кислоты, максимально секретируемой в течение 1–2 ч в желудке здоровых людей. Как видно, требуется большое количество соляной кислоты, что говорит о том, что для физиологически эффективного растворения всех употребляемых с пищей питательных веществ секреция соляной кислоты должна быть нормальной или околонормальной.

Если кратко подвести итоги, то соляная кислота в желудке («кислотный механизм» желудка) ионизирует соли кальция, например кальция карбонат, до одного иона Ca2+ и двух ионов Cl–, приводя к образованию воды и СО2 (последний удаляется в основном с выдыхаемым воздухом). Небольшое количество растворимых бикарбонатов также может образовываться при взаимодействии растворенного СО2 с карбонатом кальция. В конечном счете образуется кальция хлорид (СаCl2), который обладает высокой водорастворимостью в нейтральной и даже в щелочной среде. При значениях рН = 7 в 100 мл воды максимально растворяется и ионизируется 50–70 г кальция хлорида. При этом рКа кальция хлорида находится выше рН = 7, что свидетельствует о том, что при поступлении кальция хлорида из желудка в тонкий кишечник кальций находится в хорошо ионизированном и растворенном состоянии.

Взаимодействие соляной кислоты с солями кальция в желудке является настолько базовым физиологическим феноменом, что сравнительно недавно два британских гастроэнтеролога предложили новый дыхательный тест для неинвазивной оценки секреции соляной кислоты. Сущность метода сводится к тому, что внутрь принимается кальция карбонат, помеченный углеродной меткой 13С, после чего в выдыхаемом воздухе измеряют содержание 13СО2 с помощью масс-спектрометрии [20]. Если желудок ахлоргидричен, то 13СО2 в выдыхаемом воздухе будет отсутствовать.

Средства, угнетающие секрецию соляной кислоты

Как хорошо известно, данная группа средств, включая ИПП, значительно снижает секрецию соляной кислоты. Длительное использование этих средств в высоких дозах может увеличить риск развития маль­абсорбции кальция и немного (но достоверно) — риск травматических переломов костей. Последний факт подтверждают результаты двух недавно выполненных метаанализов [21, 22]. Примечательно, что применение ИПП в высоких дозах более 1 года достоверно увеличивало частоту переломов бедра и других остео­поротических переломов, о чем свидетельствуют несколько крупных опросов, проведенных на территории США и Европы [23–27].

Даже относительно короткий курс лечения ИПП может обусловить снижение плотности минерализации костей и абсорбции кальция в кишечнике [28]. Было показано, что обычные дозы ИПП (20 мг в день) приводят к снижению плотности минерализации костей спустя 18 месяцев лечения [29]. Более высокие дозы ИПП (60 мг/день) уже в течение нескольких дней приводят к снижению абсорбции кальция в кишечнике [30, 31].

Механизмы, с помощью которых ИПП вызывают снижение плотности минерализации костей, до конца не определены и являются предметом дискуссии. Однако более вероятно, что этот эффект связан со способностью ИПП подавлять секрецию желудочного сока, нежели с прямым действием этих лекарственных средств на костные клетки [25]. Данный вывод подтверждается и тем, что длительное использование блокаторов Н2-рецепторов также приводит к небольшому (но достоверному) снижению плотности минерализации костей, особенно у пожилых [32, 33].

Атрофический гастрит

Атрофический гастрит (потеря желез в слизистой оболочке) в теле желудка приводит к стойкой гипохлоргидрии и ахлоргидрии. Атрофический гастрит является in vivo моделью всех болезненных состояний, связанных со стойким снижением кислотности в желудке. Вклад атрофического гастрита в мальабсорбцию витаминов, микроэлементов и лекарственных средств на удивление плохо изучен. С 1960-х гг. было опубликовано всего несколько сообщений о том, что ахлоргидрия и атрофия слизистой оболочки желудка связаны с риском развития мальабсорбции кальция [12, 34, 35]. В этих же работах было показано, что у пациентов с пернициозной анемией плотность минерализации костей в поясничном отделе позвоночника имеет тенденцию к снижению (у пациентов с пернициозной анемией всегда развивается тяжелая атрофия тела желудка и ахлоргидрия). Однако в некоторых исследованиях этот вывод не был подтвержден [1, 2, 36]. Интересно, что в одной из работ снижение плотности минерализации костей было линейно связано со снижением плазменного уровня пепсиногена I (PgI) [37]. Как известно, PgI является предшественником протеолитического фермента пепсина в желудочном соке. Он является биомаркером структуры и функции обкладочных клеток в теле и дне желудка: его сывороточный/плазменный уровень имеет тенденцию к линейному снижению при увеличении выраженности атрофии обкладочных клеток.

При атрофическом гастрите тела желудка наблюдается постепенное снижение количества обкладочных (продуцирующих соляную кислоту) клеток. Этот процесс занимает годы и десятилетия, и в конечном итоге эти клетки полностью утрачиваются. Соответственно, в желудке сначала развивается гипохлоргидрия, а затем ахлоргидрия. Чаще всего атрофический гастрит вызывается инфекцией Helicobacter pylori, но может иметь и аутоиммунное происхождение. Снижение способности слизистой оболочки желудка секретировать соляную кислоту связано с нарастанием степени атрофии и утратой желез. Если у больного имеется атрофический гастрит даже легкой степени выраженности, то базальная и максимальная секреция соляной кислоты снижается на 50 % [38]. Максимальная секреция соляной кислоты у пациентов с атрофией легкой степени составляет в среднем около 15 ммоль/ч, в то время как у субъектов со здоровой слизистой желудка этот показатель составляет около 30–50 ммоль/ч [38].

Распространенность атрофического гастрита имеет тенденцию увеличиваться с возрастом. Данное заболевание относится к разряду относительно частых, в том числе и на территории развитых стран [39, 40]. Интересно, что мальабсорбция кальция также считается заболеванием, связанным с возрастом: по мере старения человека ее распространенность увеличивается [41]. В Финляндии в настоящее время хроническим гастритом (инфекция H.pylori) страдает 30–40 % пожилых людей. При этом предполагается, что если инфекция не будет эрадицирована, то примерно у половины из них в течение последующей жизни разовьется атрофический гастрит тела желудка той или иной степени тяжести [40]. У некоторых из них (2,5–5 %) в возрасте старше 50 лет разовьется выраженный (умеренный или тяжелый) атрофический гастрит и практически полная ахлоргидрия [40–42]. Применительно к Финляндии (население 5,5 млн) это означает, что у 35 500–100 000 человек может наблюдаться клинически значимая гипохлоргидрия и ахлоргидрия желудка вследствие атрофического гастрита и может быть риск маль­абсорбции всех эссенциальных микроэлементов, включая кальций. Заслуживает внимания тот факт, что у этих пациентов заболевание зачастую остается невыявленным, возможно, вследствие тенденции к бессимптомному течению.

Операции на желудке

Ряд клинических исследований подтверждает важность нормальной секреции соляной кислоты в желудке для поддержания кальциевого гомеостаза и целостности костей. Гастрэктомия (включая бариатрические операции) и хирургическое шунтирование проксимальных отделов тощей кишки являются строгими факторами риска для развития в долгосрочной перспективе заболеваний костей и мальабсорбции кальция. Даже частичная гастрэктомия (реконструкция по Бильрот I и Бильрот II) приводит к снижению плотности минерализации костей как в клинических исследованиях у больных, так и при выполнении экспериментальных работ на животных [43–46].

У крыс гастрэктомия или фундэктомия в течение 3 недель приводит к снижению концентрации кальция в крови. Это снижение является быстрым, тяжелым и даже фатальным в том случае, если фунд­эктомия выполняется у паратиреоидэктомированных крыс [43]. Клинические исследования свидетельствуют о том, что после тотальной гастрэктомии в долгосрочной перспективе концентрация кальция в крови будет снижаться [47, 48], хотя в кратко­срочном периоде подобное снижение не наблюдается [49, 50].

Клиническое значение

Подсчеты Фонда по исследованию остеопороза в Финляндии свидетельствуют о том, что приблизительно 400 000 человек имеют сниженную плотность минерализации костей (www.osteoporoosiliitto.fi). Ежегодно в Финляндии у 30 000–40 000 человек наблюдаются травматические переломы, связанные с низкой плотностью минерализации костей. Назначение кальция этим пациентам может потребовать проведения обследования и даже предварительных тестов на предмет состояния секреции соляной кислоты и наличия атрофического гастрита, а также учета приема сильных средств, угнетающих секрецию соляной кислоты, и оценки способности желудка растворять кальциевые соли. Для выявления пациентов с атрофическим гастритом необходимо выполнить такие клинические исследования, как гастроскопия с биопсией слизистой оболочки тела и дна желудка или простые тесты на определение содержания в сыворотке/плазме крови специфичных для желудка биомаркеров: PgI, PgII, амидированного гастрина 17 и антител к H.pylori [42]. Подобные биомаркеры представляют собой новую недорогую и надежную диагностическую альтернативу, которая уже сегодня коммерчески доступна. Кровь для этих тестов может быть забрана даже из кончиков пальцев. Вследствие простоты данного метода исследования он может быть использован для выявления и скрининга пациентов с атрофическим гастритом и стойкой сниженной кислотностью в желудке, причем даже в условиях поликлиники.

В том случае, если желудок здоров и «кислотный механизм» работает нормально, всасывание назначенного кальция не нарушается. Все коммерчески доступные соли кальция абсорбируются примерно на 20 % и обладают, по-видимому, сходной биодоступностью [51, 52].
Напротив, у пациентов с отсутствием кислоты или пониженной кислотностью в желудке может нарушаться всасывание практически всех перорально назначаемых кальциевых солей. Для того чтобы добиться максимальной ионизации кальция у этих пациентов, необходимо прописывать те соли кальция, которые обладают наибольшей растворимостью. Их нужно назначать вместе с витамином D и вводить пациенту на пустой желудок малыми дозами по нескольку раз в день, в избытке воды или соляной кислоты, либо использовать альтернативный вариант — назначение шипучих таблеток. У пациентов с пониженной кислотностью подобный подход может приводить к тому, что каждый день из желудка в кишечник будет поступать максимальное количество ионизированного кальция в максимальном количестве желудочного сока.

Всасывание кальция из естественных продуктов, таких как молоко, бобовые культуры, сыр и рыба, также заслуживает особого внимания. Несмотря на тот факт, что кальций из пищевых продуктов и препаратов, как считают, всасывается в одинаковой степени, вышеуказанные продукты следует рекомендовать с терапевтической целью у пациентов с пониженной кислотностью [53].

К наиболее хорошо растворимым препаратам кальция относят кальция цитрат, кальция аскорбат [54]. Однако, кальция аскорбат может иметь ограниченное применение, если кальций нужно принимать долго и в высоких дозах, поскольку вследствие эндогенного превращения аскорбатов в оксалаты возникает риск образования камней в почках [55].


Bibliography

1. Bo-Linn G.W., Davis G.R., Buddrus D.J., Morawski S.G., Santa Ana C., Fordt­- ran J.S. An evaluation of the importance of gastric acid secretion in the absorption of dietary calcium // J Clin Invest 1984;73: 640-7.
2. Knox T.A., Kassarjian Z., Dawson-Hughes B., Golner B.B., Dallai G.E., Arora S. et al. Calcium absorption in elderly subjects on high- and low-fiber diets: effect of gastric acidity // Am J Clin Nutr 1991; 53: 1480-6.
3. Heaney R.P., Recker R.R., Weaver C.M. Absorbability of calcium sources: the li- mited role of solubility // Calcif Tissue Int 1990; 46: 300-4.
4. Straub D.A. Calcium supplementation in clinical practice: a review of forms, doses, and indications // Nutr Clin Pract 2007; 22: 286-96.
5. Miller D.D. Calcium in the diet: food sources, recommended intakes, and nutritional bioavailability // Adv Food Nutr Res 1989; 33: 103-56.
6. Praets J.P., Peretz A., Mets T., Rozenberg S. Comparative study of the intestinal absorption of three salts of calcium in young and elderly women // Endocrinol Invest 1998; 21: 263-7.
7. Goss S.L., Lemons K.A., Kerstetter J.E., Bogner R.H. Determination of calcium salt solubility with changes in pH and P (CO(2)), simulating varying gastrointestinal environments // J Pharm Phamacol 2007; 59: 1485-92.
8. Goss S., Rafferty P., Prushko J., Gorman E., Taub M., Bogner R. Exploration of intestinal calcium precipitation as a barrier to absorption at high calcium doses // Pharmacol Res 2008; 25: 2760-8.
9. Brennan M.J., Duncan W.E., Wartofsky L., Butler V.M., Wray H.L. In vitro dissolution of calcium carbonate preparations // Calcif Tissue Int 1991; 49: 308-12.
10. Harvey J.A., Kenny P., Poindexter J., Park C.T. Superior calcium absorption from calcium citrate than calcium carbonate using external forearm counting // J Am Coll Nutr 1990; 9: 583-7.
11. Hanzlik R.P., Fowler S.C., Fisher D.H. Relative bioavailability of calcium from calcium formate, calcium citrate, and calcium carbonate // J Pharmacol Exp Ther 2005; 313: 1217-22.
12. Recker R.R. Calcium absorption and achlorhydria // N Engl J Med 1985; 313: 70-3.
13. Perez A.V., Pigotto G., Carpentieri A.R., Rivoira M.A., Peralta Lopez M.E., Tolosa de Talamoni N.G. Minireview on regulation of intestinal calcium absorption. Emphasis on molecular mechanisms of transcellular pathway // Digestion 2008; 77: 22-34.
14. Hoenderop J.G., Nilius B., Bindels R.J. Calcium absorption across epithelia // Physiol Rev 2005; 85: 373-422.
15. Wolff A.E., Jones A.N., Hansen K.E. Vitamin D and musculoskeletal health // Nat Clin Pract Rheumatol 2008; 4: 580-8.
16. Khanel R.C., Nemere I. Regulation of intestinal calcium transport // Annu Rev Nutr 2008; 28: 179-96.
17. Bronner F. Recent developments in intestinal calcium absorption // Nutr Rev 2009; 67: 109-13.
18. Xue Y., Fleet J.C. Intestinal vitamin D receptor is required for normal calcium and bone metabolism in mice // Gastroente­rology 2009; 136: 1317-27.
19. Sakhaee K., Bhuket T., Adams-Huet B., Rao D.S. Metaanalysis of calcium bioavailability: a comparison of calcium citrate with calcium carbonate // Am J Ther 1999; 6: 313-21.
20. Clough M.R., Axon A.T. The Calcium Carbonate Breath Test, a noninvasive test of stimulated gastric acid secretion: preliminary communication // Eur J Gastroenterol Hepatol 2009; 21: 266-72.
21. Laine L. Proton pump inhibitors and bone fractures // Am J Gastroenterol 2009; 104: S21-6.
22. Insogna K.L. The effect of proton-pump inhibiting drugs on mineral metabolism // Am J Gastroenterol 2009;104: S2-4.
23. Yang Y.X., Lewis J.D., Epstein S., Metz D.C. Long-term proton pump inhibitor therapy and risk of hip fracture // JAMA 2006; 296: 2947-53.
24. Yu E.W., Blackwell T., Ensrud K.E., Hil­lier T.A., Lane N.E., Orwoll E. et al. Acid-suppressive medications and risk of bone loss and fracture in older adults // Calcif Tissue Int 2008; 83: 251-9.
25. Roux C., Briot K., Gossec L., Kolta S., Blenk T., Felsenber D. et al. Increase in vertebral fracture risk in postmenopausal women using omeprazole // Calcif Tissue Int 2009; 84: 13-19.
26. Targownik L.E., Lix L.M., Metge C.J., Prior H.J., Leung S., Leslie W.D. Use of proton pump inhibitors and risk of osteoporosis-related fractures // CMAJ 2008; 179: 319-26.
27. Yu E.W., Blackwell T., Ensrud K.E., Hil­lier T.A., Lane N.E., Orwoll E. et al. Acid-suppressive medications and risk of bone loss and fracture in older adults // Calcif Tissue Int 2008; 83: 251-9.
28. Mahoney A.W., Holbrook R.S., Hendricks D.G. Effects of calcium solubility on absorption by rats with induced achlorhydria // Nutr Metab 1975; 18: 310-17.
29. Kirkpantur A., Altun B., Arici M., Turgan C. Proton pump inhibitor omeprazole use is associated with low bone mineral density in maintenance haemodialysis patients // Int J Clin Pract 2009; 63: 261-8.
30. Graziami G., Como G., Bandalementi S., Finazzi S., Malesci A., Gallieni M. et al. Effect of gastric acid secretion on intestinal phosphate and calcium absorption in normal subjects // Nephrol Dial Transplant 1995; 10: 1376-80.
31. Sechet A., Abighanem O., Said S., Rosombolona M., Mariniere P., Brazier M. et al. Inhibition of gastric secretion by omeprazole and efficacy of calcium carbonate in the control of hyperphosphatemia in patients on maintenance hemodialysis // Nephorologie 1999; 20: 213-16.
32. Adachi Y., Shiota E., Matsamata T., Iso Y., Yoh R., Kitano S. Bone mineral density in patients taking H2-receptor antagonist // Calcif Tissue Int 1998; 62: 283-5.
33. Kinjo M., Setoguchi S., Solomon D.H. Antihistamine therapy and bone mineral density: analysis in a population-based US sample // Am J Med 2008; 121: 1085-91.
34. Ivanovich P., Fellows H., Rich C. The absorption of calcium carbonate // Ann Intern Med 1967; 66: 917-23.
35. Hart W., Duursma S.A., Raymakers J.A. Calcium metabolism and secretion of gastric juice // Neth J Med 1973; 16: 29-37.
36. Kakehasi A.M., Mendes C.M., Coel­ho L.G., Castro L.P., Barbosa A.J. The presence of Helicobacter pylori in postmenopausal women is not a factor to the decrease of bone mineral density // Arq Gastroenterol 2007; 44: 266-70.
37. Eastell R., Vieira N.E., Yergey A.L., Wahner H.W., Silverstein M.N., Kumar R. et al. Pernicious anemia as a risk factor for osteoporosis // Clin Sci (Lond) 1992; 82: 681-5.
38. Varis K., Isokoski M. Screening of type A gastritis // Ann Clin Res 1981; 13: 133-8.
39. Valle J., Kekki M., Sipponen P., Ihamaki T., Siurala M. Longterm course and consequences of Helicobacter pylori gastritis. Results of a 32-year follow-up study // Scand J Gastroenterol 1996; 31: 546-50.
40. Ihamaki T., Sipponen P., Varis K., Kekki M., Siurala M. Characteristics of gastric mucosa which precede occurrence of gastric malignancy: results of long-term follow-up of three family samples // Scand J Gastroenterol 1991; 186: 16-23.
41. Nordin B.E., Need A.G., Morris H.A., O’Loughlin P.D., Horowitz M. Effect of age on calcium absorption in postmenopausal women // Am J Clin Nutr 2004; 80: 998-1002.
42. Sipponen P., Harkonen M., Alanko A., Suovaniemi O. Diagnosis of atrophic gastritis from a serum sample // Clin Lab 2002; 48: 505-15.
43. Axelson J., Pearsson P., Gagnemo-Pearsson R., Hakanson R. Importance of the stomach in maintaining calcium homeostasis in the rat // Gut 1991; 32: 1298-302.
44. Ohta A., Ohtsuki M., Hosono A., Adachi T., Hara H., Sakata T. Dietary fructo-oligosaccharides prevent osteopenia after gastrectomy in rats // J Nutr 1998; 128: 106-10.
45. Paakkonen M., Alhava E.M., Karjalainen P., Korhonen R., Savolainen K., Syrjanen K. Long-term follow-up after Billroth I and II partial gastrectomy. Gastrointestinal tract function and changes in bone metabolism // Acta Chir Scand 1984; 150: 485-8.
46. Fleischer J., Stein E.M., Bessler M., Della Badia M., Restuccia N., Olivero-Rivera L. et al. The decline in hip bone density after gastric bypass surgery is associated with extent of weight loss // J Clin Endocrinol Metab 2008; 93: 3735-40.
47. Bisballe S., Buus S., Lund B., Hessov I. Food intake and nutritional status after gastrectomy // Hum Nutr Clin Nutr 1986; 40: 301-8.
48. Zittel T.T., Zeeb B., Maier G.W., Kai­- ser G.W., Zwirner M., Liebich H. et al. High prevalence of bone disorders after gastrectomy // Am J Surg 1997; 174: 431-8.
49. Liedman B., Boseaus I., Mellstrom D., Lundell L. Osteoporosis after total gastrectomy. Results of a prospective, clinical study // Scand J Gastroenterol 1997; 32: 1090-5.
50. Baek K.H., Jeon H.M., Lee S.S., Lim D.J., Oh K.W., Lee W.Y. et al. Short-term changes in bone and mineral metabolism following gastrectomy in gastric cancer patients // Bone 2008; 42: 61-7.
51. Heaney R.P., Dowell M.S., Bierman J., Hale C.A., Bendich A. Absorbability and cost effectiveness in calcium supplementation // Am J Coll Nutr 2001; 20: 239-46.
52. Berstad A., Jorgensen H., Frey H., Lund E.M. Intestinal absorption of calcium from three commercial calcium preparations in man // Scand J Gastroenterol 1976; 11: 747-51.
53. Weaver C.M. Calcium. Present knowledge in nutrition, 9th ed. — ILSI Press; 2006.
54. Tsugawa N., Yamabe T., Takeuchi A., Kamao M., Nkagawa K., Nishijima K. et al. Intestinal absorption of calcium from calcium ascorbate in rats // J Bone Miner Metab 1999; 17: 30-6.
55. Maswsey L.K., Liebman M., Kynast-Gales S.A. Ascorbate increases human oxa­luria and kidney stone risk // J Nutr 2005; 135: 1673-7.

Similar articles

Rational PPI therapy: risks and benefits of prolonged use of proton pump inhibitors in the updated recommendations of experts of the American Gastroenterological Association
Authors: Степанов Ю.М.
ГУ «Институт гастроэнтерологии НАМН Украины», г. Днепр, Украина

"Gastroenterology" Том 51, №2, 2017
Date: 2017.05.29
Categories: Gastroenterology
Sections: Clinical researches
Osteoporosis and Osteoporotic Fractures Problems Related to Proton Pump  Inhibitors Prolonged Use
Authors: Головач И.Ю.
Клиническая больница «Феофания» Государственного управления делами, г. Киев, Украина

"Тrauma" Том 17, №5, 2016
Date: 2016.12.05
Categories: Traumatology and orthopedics
Sections: Specialist manual
Безопасность и потенциальные риски длительного применения ингибиторов протонной помпы
Authors: Ткач С.М. - Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца, г. Киев
"Gastroenterology" 1 (51) 2014
Date: 2014.04.17
Categories: Family medicine/Therapy, Gastroenterology
Sections: Specialist manual
Authors: Е.И. Ткаченко, Ю.П. Успенский, И.Г. Пахомова, Н.В. Барышникова, Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова; А.Е. Каратеев, НИИ ревматологии РАМН, г. Москва
"News of medicine and pharmacy" 5(311) 2010
Date: 2010.08.04

Back to issue