Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 16(336) 2010

Back to issue

Как киевский фельдшер стал врачом, известным лучевым терапевтом в Америке Беседы с врачом — эмигрантом из Украины

Authors: Елена Ненашева, главный редактор medobzor.net, Леон Разносчик, лучевой терапевт, член профессиональных лучевых, терапевтов США и Калифорнии BSRT(T), MS лечебной медицины

print version

Окончание. Начало в № 15 (335), 2010

Можно ли в США бесплатно вылечить рак?

С точки зрения американского бизнеса, медицина — это хорошо, а онкология — это всегда очень хорошо. Онкология — это страховое покрытие, дотации, пожертвования. Стоимость полного курса лечения онкологического больного (хирургия, химиотерапия, лучевая терапия) составляет более 200 тысяч долларов.

Америка — страна страховой медицины. Страховые компании предлагают разные виды страховок.

Каждый работающий американец платит медицинскую страховку, в основном это «простая» страховка.

В семью пришла беда, неожиданно у человека обнаружили онкологию. Мужчина жил, работал — и тут, как гром среди ясного неба, рак. С этим заболеванием можно бороться, если правильно и поэтапно взяться за лечение. Первый этап — хирургическая операция. Ее стоимость (около 70 тысяч долларов) покрывается страховкой, мужчина ложится на операцию. Опухоль удалена, первый этап лечения прошел благополучно.

Но после этой серьезной операции человек не может по-прежнему интенсивно работать (и зарабатывать), а значит, не может платить соответствующую медицинскую страховку. Он переходит на социальную программу.

Следующий этап лечения — химиотерапия, она обязательна, это как тяжелая артиллерия на войне. Ее стоимость примерно 70 тысяч долларов. Социальная программа лишь частично покрывает эту сумму, и больному нужно изыскивать дополнительные средства. Пройдя курс химиотерапии, человеку нет смысла прекращать сражение с болезнью, которую нужно «добить». Врачи назначают лучевую терапию — завершающий удар по раку. А это еще около 50 тысяч долларов. Социальная программа не покрывает этих расходов, и человек попадает в тупик.

Для того чтобы избежать подобного тупика, американцы приобретают страховые покрытия, именуемые «Наезд­ник». Смысл заключается в том, что работающий член семьи покупает страховку на семью, а пользуется ею тот, у кого первого выявлено заболевание. Это выгодно страховым компаниям, потому что шанс заболевания у членов семьи (жены-домохозяйки и ребенка) — низкий. Идет полное покрытие онкологии, если заболел один из членов семьи.

И все же большинство американских семей оказываются в финансовом тупике перед лицом онкологии. Многие уже понимают, что есть вполне рациональный выход из таких ситуаций. Речь идет о «страховке-профилактике». Это дополнительное страховое покрытие за 3–5 долларов в месяц, то есть 60 долларов в год, которое включает в себя ежегодное обследование всего организма на МРТ и КТ. Хочешь не хочешь, а каждый год человек должен пройти профилактический осмотр, согласно страховому договору. И если, не дай Бог, у человека обнаруживается онкология, то в начальной стадии (1–2) ее убрать — нет проблем. Таких случаев в моей практике было немало.

Но далеко не все люди, проживающие в США, имеют страховку. Это значительная часть необеспеченного населения, правдами и неправдами попавшая в США из более бедных стран.

Как поступить им, если пришла беда и человек заболел раком?

Можно ли рассчитывать на бесплатное лечение?

Да, если знать, как схитрить и заставить американскую медицину работать на себя.

Фатима приехала в США как турист, но домой не вернулась, оставшись работать в Калифорнии. Она стала работать приходящей прислугой у состоятельных людей. Неожиданно обнаружила опухоль под мышкой, уплотнения в груди. Ей поставили диагноз — рак молочной железы.
Денег на операцию и лечение у нее не было. Но Фатиме повезло: врач, к которому она обратилась, дал ей несколько полезных советов, как спасти свою жизнь, не имея возможности заплатить.

В Америке есть закон, согласно которому, если в приемный покой клиники поступил больной с жалобами на боль в груди, его не имеют права отправить из этой клиники, пока не удостоверятся, есть ли инфаркт, и не окажут ему медицинскую помощь.

Среди множеств частных клиник в США имеется система христианских госпиталей «Сент-Джон», «Сент-Джозеф». Эти госпитали курируются монашескими домами, католической церковью, и там свои субсидии.

Итак, Фатима, по совету милосердного американского врача, садится в городской транспорт, приезжает в госпиталь «Сент-Джон», подходит к регистратуре, обращаясь к медсестре: «Мне нужно присесть, я не могу говорить». Медсестра задает стандартный вопрос: «У вас боли в груди?» «Да» — отвечает Фатима.

Ей предлагают кресло-качалку и везут на кардиограмму. Кардиограмма в норме, но Фатима настаивает на боли в груди. Госпиталь не имеет права отказать в помощи, иначе, согласно закону, пациент обратится в суд и они заплатят миллионы долларов за не­оказание медицинской помощи. Никто на это не пойдет, им дешевле сделать МРТ.

Фатиму везут на МРТ. Там определяется рак молочной железы, который, по мнению врача, дает боли в груди.

В госпитале «Сент-Джон», в отличие от других госпиталей, пациенту выписывают пропуск, в котором указаны врачи-специалисты, и, согласно этому пропуску, пациент совершает обход специалистов. Поскольку у Фатимы боль есть, ее не имеют права выгнать. И хирург дает указание своему ассистенту — «отрезай». Фатиму оперируют, удаляя опухоль. Врачи не могут отказать в помощи — и здесь нет никакой клятвы Гиппократа или милосердия. Действуют законы США: выгонишь пациента из клиники с болью — подставляешь себя под «вышак». Доктор, удалив Фатиме лимфоузел под мышкой, не может ее отправить на улицу, поскольку ей нужна химиотерапия. И как любой врач в Америке, этот доктор пишет, что пациентке удалена грудь и ей показана химиотерапия.

В госпитале у христиан подрабатывает наш добрый коллега, доктор Блум. Он берет «бегунок» Фатимы («бегунок» ничего не значит, кроме того, что вы в госпитальной системе) и принимает больную на химиотерапию сразу после операции: у нее срочный случай, форма рака агрессивная. Под шумок доктор начинает лечение, а тем временем счета накапливаются. Но он не может пациентку выгнать, поскольку ее лечил другой специалист и дал дальнейшие показания к лечению. Пролечив Фатиму, доктор Блум видит, что результата особого нет. И он пишет показания, что ей необходима лучевая терапия, поскольку форма рака тяжелая. И дает направление на лучевую терапию.

С направлением из «Сент-Джона» Фатима приходит в клинику лучевой терапии и записывается на прием. Врач принимает ее. Первое, что делает лучевой терапевт — разметку. По американскому медицинскому законодательству, приступая к разметке, пациенту необходимо сделать татуировки: в положении больного лежа на столе с рукой, поднятой вверх, две татуировки в положении лежа и так далее. Если сделана разметка и доктор после этого отказывает больному в лечении, пациент отправляется в суд, где клинику штрафуют на миллионы.

В результате Фатима принесла убытка страховым компаниям и госпитальным системам в размере двухсот тысяч долларов. И никто не обеднел, а человек жив по сей день.

Работая в американской системе здравоохранения, открываешь систему лазеек, где можно пролезть, помочь человеку бесплатно лечиться. Это как складки ткани, между которыми можно пройти.

Можно ли разорить американский госпиталь? Элементарно!

Довелось мне работать в престижном «Вайсберг Кентер Сентр» для еврейских пациентов, расположенном в центре Мичиган. Это модная клиника, построенная по проекту Френка Лоллбрайта, модного архитектора Америки. Здесь работали опытные еврейские врачи.
Клиника была построена на средства еврейской общины. Община вынуждена была построить онкологическую клинику, поскольку рак буквально косил еврейское население. Особенно еврейских женщин, у которых всегда найдется куча женских патологий. Известно, что большинство евреев — выходцы из небольших городков. Они женились между собой, многие состояли в родстве — и получили генетические заболевания, в частности онкологические. Нужно было спасать людей.

Еврейская община собрала необходимые средства. Еврейская община — это мощная организация. Можно сказать, что это огромные социальные клубы, отражающие приверженность к определенному направлению в религии.

Евреи разделяются по направлениям в религии. Есть ортодоксальные евреи, которые свято верят в Бога, ходят в синагогу 10 раз в день, весьма небогаты и, кроме молитвы, ничем больному человеку помочь не могут. Есть консервативные евреи, это самая мощная группа, которые ходят в синагогу один раз в неделю, большую часть времени проводят на работе, хорошо зарабатывают и поддерживают финансово ортодоксальных евреев и свою веру. И есть реформисты — это те, которым разрешается жениться вне веры, менять свою половую ориентацию и так далее. Эта группа людей также прекрасно зарабатывает. Реформисты и консервативные собирают самое большое количество денег в общине, их совесть не позволит отказать на еврейское дело.

Онкологическая клиника в Мичигане спасла много еврейских и нееврейских жизней.

Но в связи с изменениями в страховой политике США, поскольку деньги, как и везде в мире, отбираются сильнейшими мира сего, у нас отобрали 40 миллионов долларов, предназначенных на развитие центра и онкологического госпиталя, и группа из 15 еврейских врачей госпиталя распалась.

Другая невеселая история произошла в Детройте. В 90-е годы Детройт по богатству был вторым среди всех регионов Америки. На первом месте была Калифорния, где жили все воротилы автомобильной промышленности.

В 90-е годы здесь был разрушен и снесен знаменитый еврейский госпиталь «Синай», построенный также на деньги еврейской общины.
Разрушен теми, кто в нем бесплатно лечился по разрешению общины — негритянским населением. Среди черного населения Америки есть неистребимая привычка стрелять друг другу в голову или пырять ножом. Раненного в голову человека, без гроша в кармане, принимала в свой госпиталь еврейская община. Его оперировали и лечили отличные еврейские специалисты. И все это бесплатно. Но пуля в голове, как правило, оставляет неизгладимый след. Трудоспособность пациента теряется. Главное — его жизнь спасена! И что он делает в благодарность за спасенную жизнь? Он судится! Таковы американские законы. Он подает в суд на госпиталь за то, что у него утеряна трудоспособность. Про подаренную ему жизнь он уже забыл…

В результате черное население Детройта полностью разорило госпиталь «Синай», и госпиталю проще было закрыться, чем терпеть эти убытки.
И такие истории происходили не только с еврейскими госпиталями, но и с рядом других больниц.


Similar articles

Выдающийся ученый и врач Средневековья Моисей бен Маймонид (Рамбам)
Authors: Никберг И.И., д.м.н., профессор, чл.-корр. Российской академии естествознания
"News of medicine and pharmacy" 5 (449) 2013
Date: 2013.04.08
Sections: Нistory of medicine

Back to issue