Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Психиатрия (329) 2010 (тематический номер)

Back to issue

Письмо в редакцию после прочтения статьи «Отчет целевой группы ВПА…»

Authors: Марина Рудзинская, психиатр, США

print version

Дорогая редакция!

К сожалению, эта статья («Отчет целевой группы ВПА…») отражает действительность только наполовину. А как бы хотелось, чтобы наши мозги действительно «перекачивались», чтобы о наших талантливых и неординарных людях знали и заботились, приглашали их на высоко­квалифицированную работу, а мы бы при этом думали и... нехотя соглашались. Но действительность не такова.

Наши ученные и компьютерные программисты годами рассылают письма своим американским знакомым русского и нерусского происхождения, которые помогают им найти работу по специальности. Немногим везет, и ребята попадают в небольшие, как правило, русские коллективы, которые занимаются программированием, а немногим ученым с большим трудом удается найти место в небольших лабораториях. Зарплаты маленькие, такие же как у медсестры, а чаще и меньше. Однако уровень жизни высокий: две машины на семью, квартира или дом (конечно, в кредит на 30 лет), горячая вода, кондиционеры, автоматическое отопление, низкий уровень преступности, школы без наркотиков и свежие фрукты и овощи ежедневно в 6 часов утра по доступным ценам.

Медицинские же специальности — это совсем другая история. В медицинских специальностях нет украденных, соблазненных, приглашенных или «перекачанных» мозгов, ни докторских, ни медсестринских. Действительно, Америке катастрофически не хватает ни докторов, особенно терапевтов, педиатров, семейных врачей, ни психиатров, ни медсестер разных рангов (RN, LPN, NP, PA). Америка активно приглашает на работу медсестер из всех стран мира и очень оперативно, в течение одного-двух месяцев, выдает рабочие визы тем, кто свободно владеет английским языком (сдал экзамен TOEFL) и сдал единый всеамериканский медсестринский компьютерный шестичасовой экзамен (NCLEX). Видели ли вы в нашей стране медсестру, которая свободно владеет английским? А медсестринский экзамен чрезвычайно сложен, и я еще не встретила ни одну медсестру, которая бы приехала в Америку по рабочей визе, и ни одну медсестру, которая бы сдала этот экзамен после домашней подготовки. (А живу я здесь долго — восемь лет, и работаю сразу в трех ведущих госпиталях — медсестер повидала.) Те, кто приезжают сюда не по рабочей визе, идут учиться на медсестру (часто заново) и только потом сдают этот сложный экзамен. Образования украинской, белорусской или русской медсестры совершенно недостаточно, чтобы сдать теоретическую часть этого экзамена. Врачебных знаний будет достаточно для его сдачи, только все равно придется потратить 2–3 месяца на подготовку. Однако это только в прин­ципе, так как врач в Америке не может работать медсестрой. А тех русскоговорящих, кто после годов обучения и сдачи экзаменов получил все-таки возможность работать медсестрой или врачом, в коллективах обычно любят и уважают. Мы работаем качественно, не жалуемся, не доносим, умеем работать в коллективе, не устраиваем скандалов и обладаем добрым и отзывчивым сердцем.

Что же касается докторов, то нужно сдать три специальных медицинских врачебных экзамена. Раньше их можно было сдать прямо в Киеве, Москве или Варшаве (и конечно, в других городах Европы, Азии, Южной Америки). А потом нужно очень долго и упорно искать госпиталь, который бы согласился открыть рабочую визу на время резидентуры. Таких украинских или русскоговорящих врачей я не встречала и о таких наших ребятах не слышала. А вот у индусов, пакистанцев, непальцев и англичан получается сдать экзамен в своей стране и получить рабочую визу. Знаете, в чем секрет? Их два: во-первых, они учатся у себя в Пакистане и Индии по американской программе и учебникам и только на английском языке, а второй секрет заключается в том, что преподавателями во многих госпитальных резидентурах в Америке являются индусы и пакистанцы. Соответственно половина, а то и больше резидентов в таких программах являются индусами и пакистанцами, и приходится им жить здесь, в Америке, мирно и забыть о своих межкультурных ссорах.

Я живу в четырехсоттысячном городе в штате Нью-Йорк. В самом городе и его окрестностях радиусом примерно в 100 километров насчитывается примерно 700 тысяч жителей и 12–15 тысяч русскоязычного населения. В нашей местности живут примерно 50–60 врачей, которые окончили медицинский институт в Союзе или СНГ и пытались или не пытались сдать экзамен после приезда сюда. Из них сдали экзамен человек 10. А вместе с теми, кто получил медицинское образование уже в Америке, в нашей округе работает примерно 30 русскоговорящих врачей разных специальностей в возрасте от 25 до 75 лет. Получается, что большинство русскоговорящих врачей приехали в Америку еще в детстве. Психиатров у нас два — я и мой коллега из Ленинграда, который живет и работает здесь уже 30 лет. Актуальна ли после такой реальности проблема «перекачки» мозгов психиатров?.. Даже в городе Нью-Йорке, где самая большая популяция русскоговорящих, «перекачанных» врачей-психиатров вы не встретите. А что касается психиатров из Африки или Юго-Восточной Азии, то у нас есть один психиатр из Нигерии, он настоящий принц, окончил медицинский институт в Англии, и домой в Нигерию возвращаться не планирует.
Жаль, что были потрачены деньги на работу целевой группы и разработку ею рекомендаций по предотвращению проблемы. Я не встретила ни одного случая, когда психиатр или врач другой специальности выехал в Америку для повышения квалификации и не вернулся домой для «служения своей стране». Более того, согласно американским законам, любой врач, приехавший сюда для повышения квалификации по временной визе, например в резидентуру, обязан после окончания срока вернуться в свою страну не менее чем на два года. И только после этого он может опять претендовать на въезд в Америку. Те же врачи, которые приезжают в Америку в качестве эмигрантов, получают иммиграционную визу по показателям, не имеющим никакого отношения к их специальности, так как по законам Америки профессия не является основанием для выдачи такой визы.

А мораль этого очерка такова, что психиатры и врачи уезжают в Америку не для того, чтобы работать по специальности. Они просто уезжают. А там — как повезет. Если очень-очень-очень повезет, то года через три можно начать работать по специальности.

P.S. Что касается психиатрии в Америке и психиатрии в Украине, то в обучении и практических подходах есть много общего и много разного. Основная часть практических отличий обусловлена разными государственными системами и подходами, в которых эта психиатрия имеет место быть. Причем и там и здесь есть свои минусы и свои плюсы. А люди и проявления болезней одинаковы. Поверьте, американской школе есть чему поучиться у нашей «русской школы» и, vice versa, нам тоже есть, что позаимствовать у них. Но это уже другая история.


Similar articles

Authors: O. Gureje, Department of Psychiatry, University of Ibadan, PMB 5116, Ibadan, Nigeria, S. Hollins, Division of Mental Health, St. George’s University, London, UK, M. Botbol, Adolescent Hôpital de Neuilly sur Seine, Paris, France, et al.
"News of medicine and pharmacy" 8(321) 2010
Date: 2010.08.07
Authors: М.В. Нестеренко, Серакузский университетский госпиталь штата Нью-Йорк
"News of medicine and pharmacy" Психиатрия (303) 2009 (тематический номер)
Date: 2010.06.21
Authors: O. Gureje, Department of Psychiatry, University of Ibadan, PMB 5116, Ibadan, Nigeria, S. Hollins, Division of Mental Health, St. George’s University, London, UK, M. Botbol, Adolescent Hôpital de Neuilly sur Seine, Paris, France et al.
"News of medicine and pharmacy" Психиатрия (329) 2010 (тематический номер)
Date: 2010.11.01
Authors: Доктор Владимир Богин получил медицинское образование в Москве. После окончания института и непродолжительного обучения в ординатуре он уехал в США, где, сдав медицинские экзамены, подтверждающие врачебный диплом, поступил в резидентуру по терапии Рочестерского университета (University of Rochester). По окончании обучения ему было предложено остаться в Рочестерском университете еще на один год в качестве главного медицинского резидента (Chief medical resident). В этот год в его обязанности входили академическая подготовка резидентов и координация административной работы резидентуры. В настоящее время доктор Богин работает врачом-терапевтом в частном госпитале США.
"News of medicine and pharmacy" 8(321) 2010
Date: 2010.08.07

Back to issue