Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

International journal of endocrinology 6 (30) 2010

Back to issue

Хроническая надпочечниковая недостаточность у детей: ранняя диагностика и лечение в группах риска

Authors: Орлова Е.М., Эндокринологический научный центр, г. Москва, Россия

Categories: Endocrinology

print version


Summary

Надпочечниковая недостаточность (НН) — тяжелое состояние, связанное с дефицитом в организме гормонов коры надпочечников. Существует несколько десятков заболеваний, которые проявляются НН. К сожалению, во многих случаях после появления первых симптомов заболевание длительное время остается нераспознанным, что нередко приводит к серьезным осложнениям и даже смерти пациента. НН в детском возрасте в большинстве случаев обусловлена наследственными заболеваниями. На основании существующих на сегодняшний день знаний об этиологии НН возможно выделить группы высокого риска по развитию НН, информированность врачей об этих группах позволит обеспечить своевременную диагностику и лечение пациентам с высоким риском развития НН, избежать критических состояний, связанных с острым адреналовым кризом.


Keywords

Надпочечниковая недостаточность, адреналовый криз, Х-сцепленная адренолейкодистрофия, аутоиммунный полигландулярный синдром, гидрокортизон.

Надпочечниковая недостаточность (НН) — состояние, вызванное дефицитом гормонов коры надпочечников: кортизола и альдостерона. В результате недостаточности кортизола наблюдаются слабость, вялость, заторможенность, судороги и потеря сознания, снижение артериального давления (АД), пигментация кожных покровов («бронзовая кожа»), потеря веса.

Дефицит альдостерона приводит в первую очередь к электролитным нарушениям (гиперкалиемии, гипернатриемии) и проявляется неукротимой рвотой, диареей, болью в животе, снижением АД, нарушениями сердечного ритма, обезвоживанием. Большинство симптомов не являются специфичными.

Аналогичные проявления могут наблюдаться при различных инфекционных заболеваниях, аппендиците, эпилепсии и других более распространенных, чем НН, состояниях. Единственным специфичным симптомом является гиперпигментация кожных покровов, но этот симптом может быть слабо выражен.

Неспецифичность клинических симптомов и относительная редкость данной патологии — главные причины поздней или неправильной диагностики. Недостаточность гормонов коры надпочечников представляет непосредственную угрозу для жизни. Выделение пациентов в группы высокого риска по развитию НН обеспечивает повышенное внимание врачей в отношении этой патологии и, как следствие, своевременную диагностику и лечение, которые позволяют сохранить жизнь и создать условия для нормального развития ребенка.

Причины надпочечниковой недостаточности

Надпочечниковая недостаточность, которая обусловлена патологией самих надпочечников, называется первичной НН. Вторичной НН называют состояния, связанные с дефицитом гормона гипофиза — адренокортикотропного гормона (АКТГ), стимулирующего выработку кортизола в надпочечниках. Вторичная НН может развиться, например, у детей с врожденным дефицитом гормона роста, а также после оперативного лечения опухолей гипоталамо-гипофизарной области. В случае вторичной НН клинические проявления связаны с дефицитом кортизола, но не альдостерона. НН любой этиологии жизненно опасна.

Первичная НН ранее нередко имела приобретенный характер, например, развивалась в результате туберкулезного поражения надпочечников. На сегодняшний день в подавляющем большинстве случаев НН у детей вызвана наследственными синдромами. Известно более двадцати наследственных заболеваний, которые приводят к развитию НН. Каждая из этих нозологических форм имеет свои клинические особенности (табл. 1).

Определение конкретной нозологической формы НН позволяет прогнозировать течение заболевания, вероятность появления патологии других органов и систем и определять тактику лечения пациента. Установление генетического дефекта при наследственных формах гипокортицизма дает возможность определить риск рождения больных детей в семье пациента, проводить пренатальную диагностику, а в некоторых случаях и пренатальное лечение плода.

Группы высокого риска развития надпочечниковой недостаточности

Высокий риск развития НН имеют следующие группы детей:

— дети, у которых установлено одно из наследственных заболеваний, сопровождающихся НН (табл. 1), без наличия симптомов НН на данный момент;

— дети, в семьях которых имеются больные с НН или любым другим наследственным заболеванием (табл. 1);

— дети с любым другим аутоиммунным заболеванием эндокринной системы, в первую очередь с гипопаратиреозом и болезнью Грейвса (диффузным токсическим зобом);

— дети, перенесшие хирургическое вмешательство или лучевую терапию в гипоталамо-гипофизарной области;

— дети, страдающие врожденным гипопитуитаризмом (гипофизарным нанизмом).

Следует особо остановиться на тех формах первичной НН, которые манифестируют после 3 лет. В первую очередь речь идет об АПС 1-го типа и Х-АЛД.

АПС 1-го типа, как правило, дебютирует с явлений хронического кожно-слизистого кандидоза (рецидивирующей молочницы, поражения ногтей) с первых лет жизни. Вторым симптомом в большинстве случаев является гипопаратиреоз. Сочетание хронического кандидоза с гипопаратиреозом уже позволяет поставить диагноз АПС 1-го типа.

По данным исследования, проведенного в Институте детской эндокринологии ФГУ «Эндокринологический научный центр» (г. Москва), большинство (более 75 %) детей с идиопатическим гипопаратиреозом являются больными АПС 1-го типа, что было установлено путем молекулярно-генетического анализа. Это значит, что у подавляющего большинства детей с гипопаратиреозом в дальнейшем разовьется первичная НН. Период времени между манифестацией гипопаратиреоза или других симптомов АПС 1-го типа и дебютом НН может составлять до нескольких десятков лет. Пациент с диагнозом АПС 1-го типа в любом возрасте остается в группе высокого риска по развитию НН, о чем должны быть предупреждены сам пациент, его семья и семейный врач. Для пациентов с АПС 1-го типа НН — одна из основных угроз для жизни при неадекватном или несвоевременном лечении.

Для пациентов с Х-АЛД явления НН также могут создать угрозу для жизни, особенно потому что при наличии выраженной неврологической симптоматики (головные боли, слабость, тошнота, рвота, нарушение внимания, слуха и зрения) симптомы НН могут остаться незамеченными или быть принятыми за симптомы поражения нервной системы. Тяжесть проявлений поражения центральной нервной системы ослабляет бдительность врачей и родителей в отношении развития надпочечниковой недостаточности, что приводит к неадекватной заместительной терапии и усугублению состояния ребенка. Пациент с Х-АЛД (любой формы) или член его семьи, у которого диагноз установлен на доклинической стадии, подлежат регулярному контролю показателей функции надпочечников (кортизола, АКТГ, ренина, калия, натрия, глюкозы).

Ранняя диагностика надпочечниковой недостаточности в группах риска

Все дети, относящиеся к группам риска по развитию НН, должны наблюдаться у эндокринолога. Задача эндокринолога — диагностировать НН на доклинической стадии или на этапе начальных клинических проявлений (слабость, утомляемость, пигментация).

Оценка функции надпочечников проводится 1 раз в 6 месяцев и включает в себя исследование калия, натрия, глюкозы, кортизола, АКТГ в крови, активности ренина плазмы и специальную стимуляционную пробу с АКТГ.

С помощью этой функциональной пробы с синактеном (АКТГ) проверяются резервные механизмы надпочечников, т.е. их способность реагировать на стресс. Ведь именно в состоянии стресса внезапно манифестирует острая НН, которая может оказаться фатальной для пациента. Отсутствие адекватного повышения кортизола (менее 550 нмоль/л) в ответ на стимуляцию АКТГ — признак субклинической НН.

В настоящий момент в России доступен тетракозактид, который пригоден для оценки функции надпочечников. Кортизол исследуется через 12 и 24 часа после в/м введения тетракозактида.

Лабораторные показатели в диагностике НН:

— низкий уровень кортизола в крови и суточной моче;

— высокий уровень АКТГ в плазме крови;

— низкий уровень альдостерона;

— высокий уровень калия в сыворотке крови;

— низкий уровень натрия в сыворотке крови;

— высокая активность ренина плазмы;

— низкий уровень глюкозы в крови;

— отрицательная проба с АКТГ (синактеном).

Чрезвычайно важно распознать признаки НН в острой ситуации адреналового криза. Высокий уровень калия на фоне низкого уровня натрия — типичные биохимические изменения, которые наводят в первую очередь на мысль о первичной НН. Но анализ крови в острых ситуациях часто проводится уже на фоне инфузионной терапии, что может затруднять диагностику. Невозможно также оценивать уровень кортизола и АКТГ на фоне терапии препаратами глюкокортикоидов (преднизолоном, дексаметазоном), которые часто вводятся в экстренных ситуациях до проведения диагностических тестов.

Выделение групп пациентов, у которых имеется высокий риск развития НН, позволяет акцентировать внимание врачей и родителей на возможных проявлениях НН, их своевременном распознавании и адекватной медицинской помощи, что позволяет избежать критических состояний и смерти пациентов.

Выявление НН на бессимптомной стадии — основная цель наблюдения за детьми из групп риска. Однако не всегда даже при регулярных обследованиях удается избежать клинической манифестации, о чем должны быть предупреждены родители или попечители ребенка.

Лечение первичной надпочечниковой недостаточности у детей

Лечение первичной НН любой этиологии заключается в заместительной терапии препаратами глюкокортикоидов и в подавляющем большинстве случаев препаратами минералокортикоидов.

Заместительная терапия глюкокортикоидами. Существует несколько препаратов, обладающих свойствами глюкокортикоидов, которые различаются по длительности действия, степени глюкокортикоидного эффекта, выраженности ростподавляющего и других нежелательных в данном случае эффектов (табл. 2).

Препаратом выбора для заместительной терапии препаратами глюкокортикоидов у детей является гидрокортизон — аналог природного кортизола, обладающий наименьшим негативным влиянием на рост. Стартовая доза гидрокортизона назначается из расчета 10–12 мг/м2/сут и распределяется на три равных по дозе приема (в 7:00, 14:00 и 21:00). Терапия кортизоном также эффективна и более безопасна в отношении негативного влияния на рост, чем лечение синтетическими аналогами глюкокортикоидов (преднизолоном, дексаметазоном), однако кортизон является биологически неактивным соединением и для его преобразования в активный кортизол необходим фермент печени 11Р-гидроксистероиддегидрогеназа 1-го типа, активность которого может различаться у разных людей, более того — у одного и того же человека в разные возрастные периоды. Поэтому в некоторых случаях для достижения адекватной компенсации необходима более высокая доза кортизона. У детей, достигших конечного роста, и взрослых возможно применение препаратов с более продолжительным периодом полувыведения (преднизолона, дексаметазона): 1 мг гидрокортизона эквивалентен 0,25 мг преднизолона или 0,025 мг дексаметазона. Дальнейшая коррекция дозы проводится индивидуально на основании клинической оценки состояния ребенка (аппетит, цвет кожных покровов, скорость роста, динамика веса, уровень артериального давления), субъективной оценки своего самочувствия у детей школьного возраста и взрослых (слабость, утомляемость, сонливость, плохая успеваемость, переносимость физических нагрузок).

Заместительная терапия минералокортикоидами. Заместительная терапия минералокортикоидами (флудрокортизоном) необходима в большинстве случаев первичной НН.

У новорожденных и грудных детей возмещение дефицита альдостерона — залог нормального физического и интеллектуального развития. Монотерапия глюкокортикоидами у маленьких детей в высоких дозах с целью достижения минералокортикоидного эффекта является ошибочной и приводит к симптомам гиперкортицизма и одновременно к плохой прибавке веса, отставанию в психомоторном развитии, обезвоживанию, гиперкалиемии и даже летальному исходу. У подростков и взрослых пациентов отсутствие минералокортикоидной терапии часто ведет к ухудшению самочувствия, развитию сольтеряющих кризов. В случае аутоиммунной НН, адренолейкодистрофии в начале заболевания возможна монотерапия глюкокортикоидами, однако постепенное прогрессирование дефицита гормонов коры надпочечников приводит к необходимости сочетанной терапии с флудрокортизоном. Очень важно объяснить родителям и пациенту эту необходимость в дальнейшем, а также контролировать уровень калия, натрия и активности ренина плазмы, чтобы не пропустить момент, когда необходимо назначать флудрокортизон, и не допустить развития сольтеряющего криза.

Для оценки адекватности и необходимости коррекции дозы флудрокортизона существуют объективные лабораторные критерии: повышение уровня калия и снижение уровня натрия в крови, рост активности ренина плазмы свидетельствуют о необходимости повышения дозы, а тенденция к гипокалиемии и сниженный уровень активности ренина плазмы, напротив, говорят о передозировке и необходимости снижения дозы. Кроме того, клиническими симптомами передозировки минералокортикоидов являются отеки, особенно в области лица, артериальная гипертензия, беспокойный сон и головные боли, что также является показанием для снижения дозы. Повышение дозы флудрокортизона может потребоваться летом у пациентов, проживающих в жарком климате, в связи с тем что недостаток альдостерона приводит к повышенному выведению натрия через потовые железы. Во время беременности потребность в минералокортикоидах, как правило, возрастает, возникает необходимость в повышении дозы флудрокортизона, при этом показатель уровня активности ренина плазмы в состоянии беременности неинформативен и не должен служить критерием для коррекции дозы, поскольку значительно повышается и у здоровых беременных женщин.

Рекомендации в случае ранней доклинической диагностики

Если врачу-эндокринологу удалось добиться желаемой цели — установить диагноз НН на бессимптомной стадии, т.е. выявить отсутствие адекватного выброса кортизола на стимуляцию при нормальных базальных значениях и отсутствии клинических проявлений, — то это можно считать несомненным успехом. В дальнейшем есть два возможных варианта ведения пациента: тщательное наблюдение со стороны родителей и врача, контроль состояния и показателей функции надпочечников или назначение постоянной заместительной терапии в низких дозах. Обе тактики являются правомерными и во многом зависят от социальных факторов: возраста, образа жизни пациента, обстановки в семье.
В любом случае пациент остается под наблюдением эндокринолога с динамическим контролем клинико-лабораторных показателей 1 раз в 2–3 месяца. Огромное значение имеет обучение пациента и его попечителей правилам поведения при НН. Пациенту незамедлительно должен быть выдан документ, где подробно объясняется возможный риск развития надпочечниковой недостаточности и описываются необходимые в связи с этим мероприятия. Ему рекомендуется также всегда иметь при себе ампулу с суспензией гидрокортизона и шприц на случай резкого ухудшения состояния.

Подбирая оптимальную заместительную терапию, необходимо иметь в виду социально-психологические аспекты жизни пациента, получающего ежедневную пожизненную терапию, — по возможности максимально адаптировать режим приема препаратов к образу жизни.

Эндогенная секреция кортизола у здоровых людей повышается в случаях интеркуррентных заболеваний и оперативных вмешательств. Пациентам с НН необходимо увеличивать дозу глюкокортикоидов в 2–3 раза равномерно в течение суток в случае инфекционного заболевания с лихорадкой или при проведении травматичных медицинских процедур (экстракции зуба, гастроскопии, профилактических прививок). Дозу минералокортикоидов оставляют неизмененной.

При невозможности перорального приема препаратов необходимо в/м или в/в введение суспензии гидрокортизона в увеличенной дозе — 12,5–25 мл каждые 4–6 часов. Крайне важно объяснить родителям или опекунам (няням, воспитателям, учителям) пациента правила поведения в чрезвычайных обстоятельствах, необходимость постоянного приема препаратов и наличия в пределах быстрой доступности инъекционных форм глюкокортикоидов, обучить технике в/м введения гидрокортизона. Даже чрезмерная настороженность и не вполне оправданное повышение дозы глюкокортикоидов на 1–2 дня либо однократное в/м введение 12,5–25 мг (0,5–1,0 мл) гидрокортизона или 1530 мг (0,5–1,0 мл) преднизолона менее опасны для пациента, чем адреналовый криз.

Терапия адреналового криза

Безусловно, задача врачей — предупредить развитие острой НН (т.е. адреналового криза) у детей с высоким уровнем развития НН. Однако у пациентов с установленным диагнозом, несмотря на постоянную заместительную терапию, возможно развитие острой декомпенсации. Чаще всего это бывает у детей младшего возраста на фоне инфекционных заболеваний с высокой температурой, у детей старшего возраста при недобросовестном приеме препаратов, при несоблюдении правил повышения дозы в стрессовых ситуациях и при острых интеркуррентных заболеваниях.

При декомпенсации заболевания у пациентов с гипокортицизмом лечебные мероприятия должны начинаться незамедлительно. Рекомендуется ношение специальных браслетов, на которых указаны заболевание и зависимость от препаратов, а также телефоны, по которым можно связаться, чтобы получить информацию о необходимых экстренных мероприятиях. Эти меры направлены на то, чтобы первая помощь была правильно оказана до приезда скорой помощи и в то же время чтобы врач скорой помощи быстро получил информацию о заболевании и незамедлительно приступил к необходимым лечебным мероприятиям.

В случае подозрения на криз НН усилия врача в первую очередь должны быть направлены на коррекцию водно-электролитных нарушений. Проводится массивная инфузионная терапия растворами хлористого натрия 0,9% и глюкозы 5–10% из расчета 450 мл/м2 в течение первого часа, затем по 2–3 л/м2/сут. Одновременно в/в вводится гидрокортизон в дозе 100 мг/м2 или 3–5 мг/кг. Пациент должен быть доставлен в отделение реанимации. Затем продолжается парентеральное введение гидрокортизона в/в или в/м в дозе 100–200 мг/м2/сут в режиме каждые 4–6 часов до нормализации состояния и уровня калия и глюкозы в крови. Внутримышечное введение обладает преимуществами, поскольку при нем продолжительность действия препарата увеличивается. Одновременно проводится лечение сопутствующего или фонового заболевания (инфекционного или другого), на фоне которого развился криз (антибиотикотерапия и т.д.). Осуществляется динамический мониторинг показателей уровня калия, натрия, глюкозы в крови каждые 2 часа в первые сутки, затем при улучшении состояния — 1–2 раза в день.
После достижения стабильного состояния, нормализации артериального давления и коррекции электролитных нарушений (нормализации уровня калия, натрия) больной может быть переведен на пероральный прием гидрокортизона и в схему терапии возвращается флудрокортизон в прежней, докризовой, дозе.

После нормализации состояния необходимо обсудить с пациентом или его родителями предположительные причины декомпенсации заболевания, попытаться выявить возможные нарушения приема препаратов или несоблюдение правил коррекции терапии, уточнить неясные для пациента или его родителей нюансы заместительной терапии, чтобы предотвратить аналогичные ошибки в будущем.

Заключение

НН — тяжелое заболевание, которое представляет угрозу для жизни пациента. Неспецифичность клинических симптомов и редкость данной патологии приводят к диагностическим ошибкам. Зачастую диагноз НН устанавливается слишком поздно или не устанавливается вовсе. Ранняя и своевременная диагностика НН определяет успешное лечение детей с этой патологией. Информация о пациентах, относящихся к группам высокого риска развития НН, должна, с нашей точки зрения, распространяться среди педиатров, терапевтов, врачей скорой помощи, приемных и реанимационных отделений с целью повышения уровня выявляемости острой НН и снижения смертности от этой патологии.


Bibliography

1. Петеркова В.А. и др. Врожденная дисфункция коры надпочечников у детей: Пособие для врачей. — М., 2003. — 45 с.
2. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Фадеев В.В. Недостаточность надпочечников. — М.: Знание-М, 2002.
3. Детская эндокринология: Руководство для врачей / Под ред. акад. РАН и РАМН И.И. Дедова, проф. В.А. Петерковой. — М.: Универсум Паблишинг, 2006. — С. 214-232.
4. Ломоносова Е.З. и др. Клинико-генеалогический, биохимический и молекулярно-генетический анализ Х-сцепленной адренолейкодистрофии // Медицинская генетика. — 2006. — № 6. — С. 38-47.
5. Орлова Е.М., Кузнецова Э.С., Петеркова В.А. Аутоиммунный полигландулярный синдром 1-го типа: Пособие для врачей. — М., 2007. — 34 с.
6. Орлова Е.М., Карева М.А. Первичная надпочечниковая недостаточность у детей: клинические варианты, диагностика, лечение: Пособие для врачей. — М., 2008. — 51 с.

Similar articles

Первичная недостаточность коры надпочечников
Authors: Панькив В.И. - Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины, г. Киев
International journal of endocrinology 3 (51) 2013
Date: 2013.06.25
Categories: Endocrinology
Sections: Medical education
Недостаточность минералокортикоидов:  этиология, патогенез, диагностика,  подходы к лечению
Authors: Панькив В.И., Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины
International neurological journal 3 (49) 2012
Date: 2013.03.12
Categories: Family medicine/Therapy, Neurology, Pediatrics/Neonatology, Endocrinology, Therapy
Sections: Medical education
Недостаточность  минералокортикоидов: этиология, патогенез,  диагностика, подходы к лечению
Authors: Панькив В.И., Украинский научно-практический центр эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины
International journal of endocrinology 1 (41) 2012
Date: 2013.02.06
Categories: Family medicine/Therapy, Pediatrics/Neonatology, Endocrinology, Therapy
Sections: Medical education
Authors: Панькив В.И. Украинский НПЦ эндокринной хирургии, трансплантации эндокринных органов и тканей МЗ Украины
International journal of endocrinology 7 (39) 2011
Date: 2011.11.30
Categories: Endocrinology

Back to issue