Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 7 (37) 2010

Back to issue

Электроэнцефалографические показатели у больных с вегетативной дисфункцией, обусловленной хроническим панкреатитом

Authors: Статинова Е.А., Кочкарева Е.С., Кафедра неврологии и медицинской генетики, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Neurology

print version


Summary

Нами была изучена биоэлектрическая активность головного мозга у больных с вегетативной дисфункцией, обусловленной хроническим панкреатитом. Выявлена тенденция к увеличению удельного веса и мощности дельта-поддиапазона и снижению альфа-поддиапазона в структуре ЭЭГ у больных хроническим панкреатитом по сравнению с контрольными группами. Установлено, что у обследованных нами больных имели место снижение активности таламокортикальных синхронизирующих систем и усиление активирующих влияний мезэнцефальной ретикулярной формации.


Keywords

Электроэнцефалография, хронический панкреатит, дельта-ритм.

Введение

Соматоневрологические заболевания являются одними из актуальных проблем в современной неврологии. По данным различных авторов, болезни органов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) в 45–90 % случаев приводят к поражению нервной системы. Нервная система при заболеваниях ЖКТ вовлекается первично в начале формирования соматической патологии, определяя нейросоматические механизмы, и вторично — как проявление соматоневрологических расстройств. У больных с такой патологией возникают психопатологические расстройства в виде тревожно-депрессивных нарушений, а также вегетативные дисфункции преимущественно надсегментарного уровня [4]. Одним из ведущих методов оценки функции центральной нервной системы является электроэнцефалография (ЭЭГ) [2, 7, 10].

Анализу особенностей ЭЭГ-активности у пациентов с вегетативной дисфункцией посвящено большое число работ как отечественных, так и зарубежных авторов. Результаты этих исследований противоречивы. Одни исследователи отмечают отсутствие изменений ЭЭГ при вегетативных нарушениях, по данным других авторов, более чем в 60 % случаев отмечаются функциональные изменения головного мозга [5, 9].

Вегетативная дисфункция характеризуется функциональной дезинтеграцией неспецифических височно-лимбико-ретикулярных систем мозга, которая является одним из главных патогенетических механизмов, лежащих в основе вегетативных и тревожно-депрессивных расстройств [4]. В исследованиях отечественных авторов были показаны повышение коэффициента межполушарной асимметрии в дельта- и тета-диапазонах, с преобладанием этих ритмов в височных отделах правого полушария, и сглаженность межполушарной асимметрии для альфа-частот, что интерпретировалось авторами как проявление функциональной дезинтеграции лимбико-ретикулярных структур [1, 3, 11].

При исследовании ЭЭГ у больных с заболеваниями желудочно-кишечного тракта обнаружены диффузные изменения биопотенциалов в виде дезорганизации основных ритмов, отсутствия или замедления альфа-ритма, десинхронизации, снижения реактивности при функциональных нагрузках, а также пароксизм залпов медленных волн. Ряд авторов полагает, что большое значение в изменениях функционального состояния головного мозга, проявляющихся преобладанием мощностей медленных ритмов на ЭЭГ, при хроническом панкреатите (ХП) имеют изменения во внутренней среде организма в результате расстройств секреторной функции поджелудочной железы [1, 9].

Однако в литературе недостаточно освещены данные об изменениях ЭЭГ у больных с вегетативной дисфункцией и патологией ЖКТ, что и явилось предметом изучения в нашей работе.

Материалы и методы исследования

Целью работы явилось изучение биоэлектрической активности головного мозга у 40 больных ХП. Из них 70 % (28 чел.) составляли женщины, 30 % (12 чел) — мужчины. Основную группу составили 20 пациентов с хроническим панкреатитом и с признаками дисфункции вегетативной нервной системы, первую контрольную — 20 пациентов с наличием дисфункции вегетативной нервной системы без признаков ХП. Во вторую контрольную группу вошли 10 здоровых взрослых лиц, которым произведена запись ЭЭГ. Средний возраст обследуемых лиц составил 38,5 ± 5,6 года. Диагноз ХП устанавливался врачом-гастроэнтерологом. Длительность ХП составила от 5 до 20 лет (в среднем — 10,3 ± 2,4 года). Отведение биотоков осуществлялось униполярно от симметричных участков лобных, центральных, теменных и затылочных областей головы. Электроды покрывались слоем электродной пасты и фиксировались резиновым шлемом. Индифферентный электрод в виде клипсы укреплялся на мочке уха. В качестве функциональной нагрузки использовали непрерывный свет (лампа накаливания 6 В, 21 ватт — на расстоянии 1 м от глаз пациента), включаемый во время открывания глаз больного.

ЭЭГ-критериями динамики функционального состояния ЦНС являлись ее частотно-амплитудные характеристики. В процессе расшифровки ЭЭГ мы учитывали частоту колебаний в 1 секунду и амплитуду наибольших по величине волн. Особое внимание уделялось основному ритму биопотенциалов. Высчитывалась средняя частота волн основного ритма в 1 секунду и средняя амплитуда их для всех отведений. С целью сопоставления выраженности отдельных частотных диапазонов производился подсчет всех волн, имеющихся на ЭЭГ в течение отрезка времени, равного 10 с. Затем все волны группировались по пяти частотным диапазонам: дельта (0–3 Гц), тета (4–7 Гц), альфа (8–13 Гц), бета-1 (14–20 Гц), бета-2 (21–35 Гц). Определялась средняя амплитуда волн в пределах каждого частотного диапазона. Построенный на основании этих данных график отражает мощность волн каждого частотного диапазона в 1 с. По оси абсцисс откладывались частоты колебаний биопотенциалов, сгруппированных по пяти вышеуказанным диапазонам, а по оси ординат — условные единицы мощности, характеризующиеся произведением среднего числа волн каждого частотного диапазона в 1 секунду на среднюю амплитуду одной волны такого частотного диапазона. Следовательно, условная единица мощности волн ЭЭГ отражала в этом случае среднюю суммарную амплитуду волн данного диапазона в 1 секунду. Совмещение этих результатов в одном графике давало четкую количественную оценку не только каждого частотного диапазона, но и ЭЭГ в целом.

Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием пакета программ Statistiсa фирмы StatSoft и Exсel.

Результаты и их обсуждение

В группе здоровых взрослых лиц (вторая контрольная группа) ЭЭГ характеризовалась регулярным альфа-ритмом, доминирующим в затылочных отделах мозга. Альфа-ритм убывал по амплитуде от затылка ко лбу, был симметричен по частоте и амплитуде в правом и левом полушариях. Средняя амплитуда составила 33,2 мкВ, средняя частота — 9 Гц. Бета-активность наблюдалась преимущественно в лобных отделах мозга, была симметрична по амплитуде в правых и левых полушариях, средняя амплитуда составила 5,5 мкВ, средняя частота: бета-1 — 15,7 Гц, бета-2 — 27,6 Гц. На зарегистрированных ЭЭГ в небольшом количестве встречались тета- и дельта-ритм при амплитуде, не превышающей 60 мкВ (рис. 1). Важным вопросом в нашей работе было определение критериев нормы и патологии. Для этой цели были проанализированы записи ЭЭГ в период гипервентиляции у 10 здоровых лиц (пациенты II контрольной группы) и построены усредненные графики суммарной амплитуды волн пяти частотных диапазонов в лобном и затылочном отведениях (рис. 2).

Биоэлектрическая активность головного мозга у больных с дисфункцией вегетативной нервной системы характеризовалась выраженным снижением индекса альфа-ритма (1–4 %) в затылочных отведениях. Низкочастотный бета-1-ритм становился преобладающим над высокочастотным (бета-2) ритмом в лобных отведениях у всех пациентов. У 33 (82,5 %) пациентов доминирующим ритмом был дельта-ритм с преимущественной локализацией дельта-активности в левых лобных отведениях. У 36 (90 %) больных выявлялась легкая левосторонняя асимметрия по амплитуде во всех поддиапазонах ЭЭГ, не превышающая 30 %. Реакция на световое раздражение (низкочастотная фотостимуляция) вызывала эффект усвоения преимущественно в бета-диапазоне у 39 (97,5 %) пациентов, в альфа-диапазоне — у 1 (2,5 %); высокочастотная фотостимуляция у 35 (87,5 %) обследованных вызывала эффект усвоения преимущественно в бета-диапазоне, у 3 (7,5 %) — в альфа диапазоне, у 2 (5 %) — не вызвала эффекта усвоения ни в одном из диапазонов. У 29 (72,5 %) больных регистрировались единичные островолновые комплексы без четко локализованного очага. У всех обследуемых признаков дисфункции стволовых структур не зарегистрировано.

При исследовании биоэлектрической активности головного мозга у больных основной группы были установлены особенности функционального состояния головного мозга. При сравнении индексов ритмов, составляющих паттерны ЭЭГ, у больных ХП было выявлено увеличение удельного веса дельта-ритма (≈ 60 %) и снижение бета-1-ритма (≈ 25,6 %), тогда как у больных с вегетативной дифункцией без признаков ХП индекс дельта-ритма составлял 36 %, а бета-1 — 45,5 % (рис. 3).

Заслуживает внимания сопоставление выраженности амплитуды каждого частотного диапазона у больных с вегетативной дисфункцией с наличием ХП и без него и сравнение этих показателей с ЭЭГ здоровых обследуемых. Так, нами было выявлено закономерное увеличение амплитуды дельта-волн на 23,25 и 35,45 мкВ в лобном и затылочном отведениях соответственно у больных ХП по сравнению со здоровыми лицами и на 14,5 и 24,65 мкВ в лобном и затылочном отведениях соответственно по сравнению с пациентами без ХП. Также были зарегистрированы повышение амплитуды альфа-волн в лобном отведении на 6,96 мкВ у больных с ХП и на 9,97 мкВ — у больных без ХП; снижение — в затылочных отведениях на 7,5 и 3,43 мкВ у больных ХП и без него соответственно (табл. 1).

На основании полученных данных нами были вычислены средние мощности каждого частотного диапазона ЭЭГ во всех обследуемых группах в лобных и затылочных отведениях. Выявлено, что у больных ХП в дельта-диапазоне мощность волн была выше на 81,1 % в лобных отведениях и на 131 % — в затылочном отведении, а у больных без ХП — на 18,6 и 23,1 % соответственно. В тета-диапазоне: выше на 71,4 % в лобных отведениях и на 16,8 % — в затылочном отведении у больных ХП, а у больных без ХП — выше на 42,4 % и ниже на 10,5 % соответственно. В альфа-диапазоне определялось повышение мощности у больных ХП на 45 % в лобных отведениях и снижение на 21,2 % — в затылочных отведениях; у больных без ХП — повышение на 83,3 % и снижение на 8,5 %. Бета-1-диапазон характеризовался увеличением мощности на 65,1 % у больных ХП и на 71 % у пациентов без ХП в лобном отведении и снижением на 7,2 и 3,3 % соответственно в затылочных отведениях. В бета-2-диапазоне выявлялось снижение мощности на 24,5 % у больных ХП и на 22,8 % — без ХП в лобных отведениях и увеличение на 191 и 178,3 % соответственно в затылочных отведениях. Вышеописанные особенности ЭЭГ были трансформированы нами в усредненные графики суммарной амплитуды волн пяти частотных диапазонов в лобном и затылочном отведениях. Наиболее выраженные отличия были связаны с биоэлектрическими колебаниями типа альфа-волн и дельта-волн (рис. 4, 5).

Проведенные исследования показали возможность выделения у больных основной группы ЭЭГ-признаков, которые оказались значительно разнообразнее, чем описано в современной литературе [7, 8]. По данным различных авторов, дельта-колебания рассматриваются в основном как корреляты сниженного функционального состояния головного мозга [3, 6, 10]. Ввиду слабой изученности роли дельта-колебаний в процессах высшей нервной деятельности и эмоционального функционирования мы можем лишь констатировать факт вовлечения нейронных сетей, осциллирующих на частоте дельта-активности, в процессы обнаружения аффективной значимости сигнала.

Наряду со снижением мощности альфа-ритма у пациентов с ХП по сравнению со здоровыми лицами нами было зарегистрировано увеличение мощности бета-1-ритма. Это свидетельствует о снижении активности таламокортикальных синхронизирующих систем и усилении активирующих влияний мезэнцефальной ретикулярной формации.

Вывод

Таким образом, выявленные нами изменения на ЭЭГ свидетельствуют о том, что вегетативная дисфункция при ХП является следствием функциональной дезинтеграции неспецифических лимбико-ретикулярных систем головного мозга. Это приводит к формированию одного из главных патогенетических механизмов развития вегетативных и психоэмоциональных расстройств у больных ХП. Различный характер изменений ЭЭГ у пациентов с ХП и без него предполагает возможность использования спектрального анализа ЭЭГ в качестве раннего критерия для дифференциальной диагностики функционального поражения головного мозга у больных ХП.


Bibliography

1. Вейн А.М., Дюкова Г.М., Воробьева О.В., Данилов А.Б. Панические атаки. — М.: Эйдос Медиа, 2004. — 408 с.
2. Острова Т.В., Черній В.І., Шевченко А.І. Алгоритм діагностики реактивності ЦНС методами штучного інтелекту. — Донецьк: ІПШІ МОНУ і НАНУ «Наука і освіта», 2004. — 180 с.
3. Русалова М.Н., Костюнина М.Б. Отражение в межполушарном распределении частотно-амплитудных параметров ЭЭГ силы эмоционального переживания, величины потребности и вероятности ее удовлетворения // Физиология человека. — 2000. — Т. 26, № 1. — С. 32-39.
4. Статинова Е.А., Селезнева С.В., Кочкарева Е.С. Особенности тревожно-депрессивных нарушений у больных хроническим панкреатитом // Питання експериментальної та клінічної медицини: Збірник статей. — Вип. 12, Т. 2. — Донецьк: ДонНМУ, 2008. — С. 219-225.
5. Davidson R.J., Marshall J.R., Tomarken A.J., Henriqucs J.В. While a phobic waits: regional brain electrical and autonomic activity in social phobics during anticipation of public speaking // Biol. Psychiatry. — 2000. — 47(2). — 85-95.
6. Davies S.J.L., Jackson P.R., Potokar J., Nutt D.J. Treatment of anxiety and depressive disorders in patients with cardiovascular diseases // BMS. — 2004. —Vol. 328. — P. 839-943.
7. Gallinat J., Stotz-Ingenlath G., Lang U.E., Hegerl U. Panic attacks, spike-wave activity, and limbic dysfunction. A case report // Pharmacopsychiatry. — 2003. — 36(3). — 123-126.
8. Holsboer F. // Wld J. Biol. Psychiatry. — 2001. — Vol. 2. — P. 165-177.
9. Jackson J.L., O’Malley P.G., Tomkins G. et al. Treatment of functional gastrointestinal disorders with anti-depressants. A meta-analysis // Am. J. Med. — 2000. — 108. — 65-72.
10. Klimesch W., Doppelmayr M., Stadler W. et al. Episodic retrieval is reflected by a proce ss specific increase in human electroencephalographic theta activity // Neurosci. Lett. — 2001. — Vol. 302. — P. 49-52.
11. Wiedemann G., Pauli P., Dengler W., Lutzenberger W., Birbaumer N., Buchkremer G. Frontal brain asymmetry as a biological substrate of emotions in patients with panic disorders // Arch. Gen. Psychiatry. — 1999. — 56(1). — 78-84.


Back to issue