Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Emergency medicine" 6(31) 2010

Back to issue

Селен — впечатляющие итоги и перспективы применения

Authors: Громова О.А., Гоголева И.В., ГОУ ВПО «Ивановская государственная медицинская академия росмедтехнологий»

Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

print version

Селен, Se (от греческого selene — луна) был открыт в 1817 году выдающимся шведским химиком Йенсеном Берцелиусом. Селен является довольно распространенным микроэлементом. Наиболее высокие концентрации селена обнаружены в кислых сульфатных водах медноколчеданных месторождений Урала, имеющих pH 2,6–3,0. Большинство природных вод, используемых для питья, содержат селена менее 10 мкг/л. Малые концентрации селена в природных водах обусловлены сильной адсорбцией его ионов (селенитов) глинистыми минералами и особенно гидроксилированными окислами железа. Растения, произрастающие на почвах, где основная масса селена связана с гидроокисью железа, обладают слабым аккумулированием этого элемента. Выяснилось, что в условиях лабораторного эксперимента микроорганизмы способны извлекать селен из горных пород, переводить его в раствор и откладывать в клетках. Следует отметить, что высокие концентрации селена характерны как для ядовитого мухомора поганковидного, так и для съедобных шампиньонов и дождевиков. Подавляющая часть морских организмов обладает способностью накапливать селен. В организме рыб селен связан с низкомолекулярными белками и триглицеридами. Бурые водоросли также заметно аккумулируют селен из морской воды. Концентрирование селена организмами по сравнению со средой их обитания уменьшается в следующем порядке: микроорганизмы > высшие грибы > животные организмы > высшие растения. В целом материалы исследований указывают на высокую аккумулятивную способность низших организмов. Снижение концентрации селена в тканях животных и организме человека обусловлено сравнительно низким градиентом концентрирования элемента высшими растениями. Последние выступают в роли своеобразного барьера при миграции селена в организмы животных. Истинные концентраторы селена — редкое явление в природе. Одно из них — моринда из семейства мареновых, произрастающая в Австралии. Это растение содержит до 1141 мг элемента на 1 кг, т.е. градиент концентрирования достигает 100 тыс. Другое растение — нептуния относится к семейству бобовых (Австралия), аккумулирует до 4334 мг элемента на 1 кг сухой массы и является индикатором селена.

Первое упоминание в литературе, касающееся биологической роли селена, относится к 1842 году, когда Japha обнаружил, что Bacillus ferreus обладают способностью восстанавливать соединения селена. В 1885 году Knop показал, что добавление селена в воду для растений не вызывало изменения их роста, но селен, тем не менее, поглощался. В 1890 году Chabrie и Lapicque продемонстрировали, что добавление селена в бульон препятствует его разложению. Проводилось множество исследований, подтвердивших влияние селена на окислительные процессы клеточного метаболизма. Однако до 1957 г. селен рассматривался лишь как токсичный компонент пищи, описывались многочисленные случаи отравлений селеном и его соединениями. И только в 1957 г. Schwartz и Foltz продемонстрировали эссенциальность селена. Было доказано, что недостаток селена в пище у животных приводит к развитию миодистрофии, кардиомиопатии и циррозу печени. Глубокий алиментарный недостаток селена у людей встречается в эндемичных районах и протекает в виде болезни Кешана (поражение сердца, печени, скелетных мышц) и болезни Кашина — Бека (остеопатия преимущественно детского возраста).

Основной пищевой формой селена является селенометионин. Он хорошо абсорбируется в кишечнике. Дальнейшая его судьба двоякая: включение в состав белка вместо метионина либо распад до селенида (H2Se). Последний путь обеспечивает реализацию биологической активности селена. Связана она в основном с селензависимыми белками. На настоящий момент их описано более 20. Существует сложный процесс включения селена в состав селензависимых белков. Сначала селен, поступивший с пищей, превращается в селенид (SeH2). Следующий шаг — образование селенофосфата, который служит субстратом для превращения серил-тРНК в селеноцистеил-тРНК. Причем селеноцистеил-тРНК соответствует кодон м-РНК UGA (являющийся одновременно и стоп-кодоном), в связи с чем селеноцистеин называют 21-q аминокислотой.

К селензависимым белкам относятся глутатионпероксидазы, тиоредоксинредуктазы, тиреоиддейодиназы, а также селенопротеины P, W, T, M и т.д. Биохимическая роль селензависимых белков определяется их участием в протекании окислительно-восстановительных реакций, причем основная роль отводится именно селеноцистеину.

Глутатионпероксидазы (GPX1–6) являются основными ферментами антиоксидантной защиты. Функцией глутатионпероксидаз является поддержание стабильной внутриклеточной концентрации восстановленного глутатиона. Наиболее изученной является цитозольная глутатионпероксидаза (GPX1). Несмотря на широкое убеждение в том, что GPX1 является основным антиоксидантным ферментом, прямое доказательство этому было получено лишь 10 лет назад с появлением методик выведения трансгенных мышей. Доказано, что GPX1 играет основную протективную роль при развитии оксидантного стресса. В эксперименте показана линейная зависимость между активностью GPX1 и выживаемостью мышей в условиях выраженного оксидантного стресса. Кроме того, активность GPX1 более зависима от содержания селена по сравнению с другими ферментами, а потому активность GPX1 в эритроцитах является простым и чувствительным показателем селенового статуса организма. Внутриклеточный и тканевой уровень GPX1 также влияет на активность апоптотических путей, фосфорилирование протеинкиназ. Следует подчеркнуть, что гиперэкспрессия GPX1 приводит к развитию инсулинорезистентности и ожирению. Накоплены экспериментальные данные о связи изменения экспрессии GPX1 с этиологией рака, кардиоваскулярных и аутоиммунных заболеваний, диабета. Проводятся также клинические исследования роли GPX1. В недавнем исследовании C. Espinola-Klein и соавт. (2007) показано, что низкий уровень GPX1 в эритроцитах значительно повышает риск кардиоваскулярных заболеваний: инфаркт миокарда, инсульт (ОШ 2,3, 95% ДИ 1,4 ÷ 4,0, p = 0,002). При сочетании низкого уровня GPX1 и распространенного атеросклероза вероятность кардиоваскулярных событий составила 36,9 % (p < 0,0001).

Другими важными селенопротеинами являются тиоредоксинредуктазы (TrxR), которые относятся к семейству пиридиновых оксидоредуктаз. Особенностью тиоредоксинредуктаз является наличие С-концевого селеноцистеинового остатка, вместе с соседним цистеином формирующего активный селеносульфидный сайт. Тиоредоксинредуктазы отличаются очень широкой субстратной специфичностью: помимо тиоредоксина, они восстанавливают многие низкомолекулярные соединения, окисленные гидроперекиси, являются ключевыми ферментами метаболизма селена.

Селенопротеин P является основным внеклеточным источником селена, составляя до 6–7 мкг селена/дл плазмы. Селенопротеин P является хорошим маркером нутрициологической обеспеченности селеном. Селенопротеин P — единственный белок, содержащий более одного атома селена (при высокой обеспеченности селеном может содержать до 10 атомов). Предполагается, что селенопротеин P выполняет функцию транспорта селена к различным тканям, главным образом к головному мозгу. В экспериментальной работе R.F. Burk и соавт. (2003) было показано, что введение селенита натрия приводит к значительному увеличению содержания селенопротеина P в мозге (по сравнению с другими тканями), причем в условиях дефицита селена захват мозгом селенопротеина P повышается в 5 раз; при этом низкомолекулярные соединения селена мозгом не утилизируются. Более того, исследования P.R. Hoffmann и соавт. (2007) показали, что генетический дефицит селенопротеина P у трансгенных мышей приводит к снижению экспрессии других селенопротеинов в мозге; предположительно это связано с механизмом биосинтеза селенопротеинов: в условиях клеточного дефицита селена кодон UGA, кодирующий селеноцистеин, начинает играть роль стоп-кодона, и синтез селено-белка обрывается. Снижение активности Se-BP1, или SELENBP1 (selenium-binding protein 1) патогномонично для шизофрении, при обострении снижается до критических цифр, при восполнении наблюдается улучшение состояния (Glatt et al., 2005). Кроме того, селенопротеин P также выполняет и антиоксидантные функции.

Функции других селенопротеинов менее изучены. Известно, однако, что селенопротеин H играет роль редокс-зависимого регулятора транскрипции для генов глутатиона и детоксикации. Селенопротеин K также является антиоксидантом, преимущественно в кардиомиоцитах. Генетические дефекты селенопротеина S являются фактором риска кардиоваскулярных заболеваний, особенно у женщин: масштабное популяционное исследование FINRISK, включившее более 2000 участников, выявило, что женщины — носители минорных аллелей генов SelS — имеют в 2 раза больший риск ИБС (95% ДИ 1,37÷6,39) и в 3,35 раза больший риск ишемического инсульта (95% ДИ 1,66 ÷ 6,76). Другой Se-протеин — Se-протеин-W — оказался важным буфером против отравления мозга метилртутью (Kim et al., 2005). Кроме того, селенопротеин W играет определяющую роль в росте и дифференцировке мышечной ткани. А мутации гена селенопротеина N, как показали исследования V. Allamand и соавт. (2006), являются причиной развития одной из форм врожденной миопатии.

В целом наиболее изученной функцией селена является регуляция антиоксидантных процессов во всех органах и тканях, прежде всего в ЦНС. Более того, показана связь окислительно-восстановительных процессов и апоптоза (B. Gabryel и соавт., 2006). Помимо этого, H. Blessing и соавт. (2004) показано, что взаимодействие селена с цинк-фингерными белками необходимо для процессов репарации ДНК. Нарушение этих процессов ведет к нестабильности генома и, как следствие, к канцеро- и мутагенезу. Важнейшую роль играет селен в функционировании иммунной системы. Так, в условиях дефицита селена нарушаются процессы антигензависимой пролиферации лимфоцитов, хемотаксис нейтрофилов, снижается уровень IgA, IgG, IgM. Другая важная роль селена заключается в антагонизме с тяжелыми металлами. Показано протективное значение селена при накоплении в организме кадмия (G.N. Schrauzer и соавт., 2005), ртути (R.M. El-Demerdash и соавт., 2006), ванадия (S.S. Haider и соавт., 1998).

Наиболее актуальным вопросом остается применение селена для профилактики и лечения различных заболеваний у детей и подростков, так как ранняя коррекция селенового дефицита позволяет уберечь организм ребенка от перспективы развития селендефицитных заболеваний.

В настоящее время наиболее распространенным является профилактическое применение антиоксидантов, в т.ч. селена. В связи с этим в последние годы проведено множество крупных эпидемиологических исследований эффективности и безопасности профилактического применения антиоксидантов, включая селен, роли изменения оксидантного статуса в развитии эпидемиологически значимых заболеваний. В метаанализе G. Flores-Mateo и соавт. (2006), включившем 31 исследование (14 когортных, 11 типа «случай — контроль» и 6 рандомизированных), показано, что высокое содержание селена в крови или ногтях снижает риск развития ИБС (относительный риск 0,85; 95% ДИ 0,74 ÷ 0,99 в когортных исследованиях; относительный риск 0,43; 95% ДИ 0,29 ÷ 0,66 в исследованиях «случай — контроль»). L. Amanda с соавт. показали, что высокое содержание селена у женщин снижает общий риск смерти (относительный риск 0,77; 95% ДИ 0,64 ÷ 0,84). Следует при этом подчеркнуть, что проведенные исследования применения селена для профилактики кардиоваскулярных заболеваний пока не дают окончательного результата относительно его эффективности. В крупнейшем метаанализе, проведенном G. Bjelakovic и соавт. (2007), включившем 232 606 пациентов, получавших различные антиоксиданты, показано, что профилактическое применение β-каротина, витамина А, витамина Е повышает общую смертность в популяции; применение селена и витамина С при этом не повышало общую смертность в популяции. При этом в зависимости от качества исследований селен или снижает общую смертность в популяции (ОР 0,998; 95 % ДИ, 0,997 ÷ 0,999; P = 0,005) или (при исключении high-bias исследований) не влияет на нее. Необходимо отметить, что одним из выводов данного метаанализа является необходимость проведения масштабного контролируемого исследования; предполагается, что таким требованиям отвечает проходящее на территории США и Канады исследование Selenium and Vitamin E Cancer Prevention Trial (исследуется эффективность применения 200 мкг/день селена у 32 400 обследуемых), результаты которого будут доступны в 2013 году; лишь тогда, возможно, будут получены определенные доказательства эффективности селена для профилактики кардиоваскулярных заболеваний.

Также изучается влияние селена на риск возникновения онкопатологии. Так, в работе W.Q. Wei и соавт. (2004) показано наличие значительной обратной связи между содержанием селена в крови и раком пищевода (RR 0,83; 95% ДИ 0,71 ÷ 0,98) и некардиальным раком желудка (RR 0,75; 95% ДИ 0,59 ÷ 0,95).

Большое значение придается обеспеченности организма селеном в возникновении нейродегенеративных заболеваний (болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона). Наиболее крупное и хорошо организованное исследование (S. Gao и соавт., 2007), проведенное в 2003–2005 гг. в двух провинциях Китая и включившее 2000 человек, показало, что низкое содержание селена в ногтях прямо коррелирует со снижением интеллекта у лиц старше 65 лет (p < 0,0087). В связи с этим препараты селена считаются перспективным направлением профилактики и лечения деменции альцгеймеровского типа (U. Werneke и соавт., 2006; P.M. Doraiswamy и соавт., 2004; M. Planas и соавт., 2004). Кроме того, в работе R. Thiel, S.W. Fowkes (2005) показано, что применение комплекса антиоксидантов предотвращает развитие деменции у детей с болезнью Дауна (данная популяция представляет наибольшую когорту с повышенным риском деменции за счет гиперэкспрессии гена супероксиддисмутазы).

Другим важным потенциальным применением селена является болезнь Паркинсона. Доказано, что при болезни отмечается значительное усиление прооксидантных процессов, причем компенсаторно повышается активность глутатионредуктазы и других антиоксидантных ферментов (P. Johannsen, 1991; M.V. Aguilar и соавт., 1998). В то же время в исследовании H.C. Kim и соавт. (1999) показано, что применение селена значительно ослабляло явления оксидантного стресса, вызванного метамфетамином, в нигростриарных нейронах, таким образом предотвращая развитие экспериментального паркинсонизма. Отметим, однако, что концентрация селена в спинномозговой жидкости повышена у всех пациентов с болезнью Паркинсона. Возможно, это отражает повышенную утилизацию селена в условиях выраженного оксидантного стресса у данных больных (G.A. Qureshi и соавт., 2006).

Важную роль играет изменение антиоксидантного статуса при ишемическом инсульте. В работе C. Zimmermann и соавт. (2004) показано, что в первые сутки после инсульта наблюдается значимое снижение уровня селена (p < 0,01) на фоне повышения активности глутатионпероксидазы (p < 0,01). Многочисленными экспериментальными исследованиями (L. Porciоncula и соавт., 2001; M.A. Ansari и соавт., 2004; M. Arakawa и соавт., 2007) доказаны отчетливые нейропротективные свойства селена в условиях церебральной ишемии. Так, в работе L. Porciоncula и соавт. (2001) показано, что селен в виде эбселена отчетливо предотвращает развитие глутаматной эксайтотоксичности. M.A. Ansari и соавт. (2004) продемонстрировали нейропротективное влияние разных доз селена (от 0,05 до 0,2 мг/кг) на модели окклюзии средней мозговой артерии. В исследовании S. Yousuf и соавт. (2007) показано, что применение селена в виде селенита натрия (0,1 мг/кг) приводило к существенному восстановлению уровня АТФ в нейронах крыс, подвергнутых церебральной ишемии (p < 0,05–0,001). Кроме того, было отмечено уменьшение зоны отека и инфильтрации микроглией. Следует подчеркнуть, что селеносодержащий препарат эбселен в настоящий момент проходит процедуру регистрации для применения при инсульте и субарахноидальном кровотечении в Японии. Отметим также, что в систематическом обзоре M.M. Berger и соавт. (2006) приведены данные о целесообразности коротких курсов внутривенного применения селена у больных в критическом состоянии (ожоги, серьезные травмы, сепсис, инсульт).

Не менее интригующие данные получены B.E. Hurwitz и соавт. (2007) в результате применения селена у 450 ВИЧ-инфицированных больных. Показано, что прием селена в дозе всего 20 мкг/день в течение 9 месяцев приводит к подавлению прогрессирования вирусной нагрузки (p < 0,02) и повышает число CD4 (p < 0,04), что позволяет использовать селен в качестве простой, недорогой и безопасной дополнительной терапии ВИЧ-инфекции. Население России практически лишено генетической защиты от СПИДа. Прием селена в фиксированных дозах у детей и подростков рассматривается как простой и легко выполнимый способ повышения устойчивости к вирусу СПИДа. Селен оказывает вирусозащитное действие ВИЧ-протективных мутаций. Особенно актуально включить дотацию селена для детей, инфицированных ВИЧ, содержащихся в специализированных детских домах. В 2004–2007 гг. начаты пилотные исследования использования специального витаминно-минерального комплекса (ВМК) для детей, содержащего селен, — компливит актив («Фармстандарт», Россия) у ВИЧ-инфицированных детей; рекомендован препарат селмевит, содержащий комплекс витаминов и микроэлементов вместе с достаточной дозой селена 25 мкг и метионином ВИЧ-инфицированным подросткам и взрослым пациентам.

Существует несколько форм препаратов селена. Начало применения препаратов селена относится к 1970-м годам, однако в то время основной пищевой формой селена считались селенит и селенат натрия. Эти препараты относятся к препаратам 1-го поколения. В 1984 году был получен синтетический селенометионин, обладающий значительно большей биологической активностью по сравнению с предшественниками и ставший первой органической формой селена. Отметим, что селенометионин, как и все аминокислоты, может существовать в виде L-, D-форм, причем наиболее активной является L-форма. В настоящее время существует несколько органических селеносодержащих препаратов: селеноцистеин, селенопиран, эбселен и др. Другой формой селена являются дрожжи, обогащенные селеном. Показано, что на фоне применения данной формы селена его концентрация в плазме значительно превышала таковую при применении селенита натрия. Однако наиболее перспективным является применение так называемого наноселена — форма селена с размером частиц менее 36 нм. Основное преимущество наноселена по сравнению с другими формами — гораздо более низкая токсичность, что позволяет применять его в дозах, значительно превышающих суточную потребность. Кроме того, наноселен обладает так называемым размерным эффектом (size effect), который проявляется в том, что частицы меньших размеров являются биологически более активными, лучше накапливаются в тканях.

При выборе химической формы селена следует обращать внимание на эффективность и безопасность. Очень низкой токсичностью обладают диселениды — селенопиран (LD50 — 1600 мг/кг) и диметилдипиразолилселенид (8100 мг/кг). Однако препараты селена назначают в мкг, и токсического порога при рекомендованных дозах не достигает ни одно из разрешенных в России соединений селена.

Несмотря на то что наименьшей токсичностью обладают органические соединения, неорганические формы селена (натрия селенит, натрия селенат) легче выводятся из организма и их потребление в рекомендуемых фиксированных дозах более безопасно, чем потребление органических форм, особенно в высоких дозах Se-Met (селенометионина) (М.Д. Гмошинский, 2007).

Биохимический маршрут органических и неорганических форм селена схожий: Se-Met, также как и натрия селенит, реагирует с глутатиопероксидазой (GSH) с образованием селенида, который включается в биосинтез селеносодержащих белков, образует селенофосфат и селеноцистеил-тРНК; метилированные формы селена экскретируются с мочой, дыханием и желчью. Известно, что элементарный селен практически неактивен (нульвалентный), а биодоступность селеносодержащих аминокислот сравнима с селенитом натрия.

Для целенаправленности фармакологического воздействия очень важна избирательность накопления различных форм микроэлемента в органах и тканях. Так, на распределение антиканцерогенного Se (в физиологических дозировках) влияет многокомпонентность диеты и масса других факторов. Плохой биодоступностью отличается селен, содержащийся в мясе, рыбе, сое, горохе. К факторам, снижающим биодоступность Se, относятся тяжелые металлы (Cd, Hg), мышьяк, избыток и недостаток соединений серы, дефицит витаминов. Селен находится в 4-м периоде, 6-й (главной) подгруппе и является химическим «двойником» серы. Подобно ей, он образует ряды неорганических соединений, в которых проявляет валентность –2, +4 и +6. В элементоорганических соединениях селен двухвалентен и близок по ковалентному радиусу к сере; связь «селен — углерод» малополярна (И.В. Гмошинский 2001; В.А. Тутельян с соавт., 2002). В обзоре, посвященном биохимии селена, И.В. Гмошинским (2006) всесторонне рассмотрены основные моменты обмена селена при его поступлении с пищей. В продуктах селен поступает в виде селеносодержащих аминокислот — селенометионина и селеноцистеина (Se-Cys).

При хроническом пищевом дефиците микроэлемента доказана эффективность дотации селена в неорганической форме — селенита натрия (например, селмевит). Усвояемость органического и неорганического селена в желудочно-кишечном тракте практически одинакова, но биохимический маршрут существенно отличен. Под действием тиоредоксина поступающие с пищей селенат- и селенит-анионы быстро восстанавливаются до селеноводорода. Необходимым кофактором данного процесса является восстановленный глутатион, возможно в виде селенодиглутатиона (GS-Se-SG). Селеноводород связывается со специфическим Se-связывающим белком. Емкость этого пула невелика. Несвязанный селеноводород медленно подвергается ферментативному метилированию с образованием метилгидроселенида, диметилселенида и, наконец, катиона триметилселенония. Эти со­единения Se экскретируются с мочой, а диметилселенид — в больших количествах также и с потом. Строго определенное количество селена, входящего в состав пула селеноводорода, через стадию селенофосфата включается в высокоспецифический процесс синтеза так называемых Se-специфических селенопротеинов, в числе которых находятся компоненты жизненно важных антиоксидантных систем и другие энзимы. В состав этих белков у человека селен входит исключительно в виде остатка селеноцистеина. Эти пути обезвреживания и утилизации селеноводорода в организме лимитированы. При избыточном поступлении неорганического селена элемент в форме свободного гидроселенид аниона кумулируется в тканях. Гидроселенид анион чрезвычайно токсичен, поэтому формы ВМК, содержащие неорганический селен в высоких дозах (200–500 мкг), не только неприемлемы (токсичность), но и малоэффективны (А.В. Кудрин, О.А. Громова, 2007).

При потреблении в пищу растительных селенопротеинов Se-метионин всасывается и используется организмом. Ввиду большого сходства физико-химических свойств селенометионина и метионина последний способен замещать первый в различных тканевых белках, включаясь по специфическому для метионина механизму. При этом селенометионин тем больше встраивается в белки, чем большее количество остатков Met и Cys имеется в их первичной последовательности. Дотация 100 мг метионина в чистом виде в составе ВМК селмевит значительно упрощает эту задачу, так как количество включаемого Se-Met (и ретенция Se в тканях, особенно в мышцах) в сильной степени зависит от количества поступающего с пищей метионина. При рационе питания с дефицитом метионина относительно большая доля селена из Se-Met включалась в неспецифические белки (гемоглобин) и меньшая — в специфический селеносодержащий фермент, обеспечивающий антиоксидантную защиту жирового бислоя мембран клеток, Se-глутатионпероксидазу (В.К. Мазо, И.В. Гмошинский, 2007). Таким образом, достаточное поступление метионина — одно из приоритетных условий для усвоения селена.

НИИ питания РАМН (2007) рекомендует использовать селен для широкомасштабной профилактики онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний:

— при физиологических поступлениях Se с пищей (0,1–0,3 ppm, 0,1–0,3 мг/кг диеты) и нормальной обеспеченностью серой в качестве источников для синтеза селеноспецифических селенопротеинов применяют Se-Met, селенит и селенат; в этих условиях их эффективность одинакова;

— при низком уровне потребления Se с пищей (менее 0,05 ppm, 0,05 мг/кг) и/или плохой обеспеченности организма метионином эффективность добавки неорганического Se (селенит натрия, входит в ВМК селмевит) выше, чем Se-Met;

— при очень глубоком дефиците селена (поступление менее 0,02 ppm, 0,02 мг/кг диеты) глубоко подавлен синтез всех Se-содержащих белков и ферментов, причем, как правило, отсутствует не только активная форма фермента, но и антигенный полипептид и его мРНК. По мере возрастания содержания селена в рационе синтез фермента увеличивается вплоть до оптимума (это для разных белков составляет от 0,1 до 0,2 мг/кг диеты); в этой ситуации также эффективно введение неорганических форм Se (селенит, входит в ВМК селмевит), возможна комбинация с органическим селеном (Se-Met, Se-Cys, селенопиран и т.д.).

При состояниях глубокого дефицита рекомендуется проведение коррекции неорганическим селеном в малых дозах (25–150 мкг/сут) (G. Combs, 1986; G. Combs, 1998; И.В. Гмошинский, 2001, 2006; Н.А. Голубкина, 1996, 2002, 2005; Ю.В. Кравченко, 2006; В.К. Мазо, 1999, 2007; А.Г. Мойсеенок, 2006; В.А. Тутельян с соавт., 2002, 2007; И.В. Cаноцкий, 1999, 2006; M.P. Rayman, 2005; E.L. Ding, 2006 и др.). Оценка дозы рассчитывается как суммарная доза селена, поступающего с пищей, и дотируемого селена в составе селмевита (25 мкг селена в 1 таблетке). Содержание селена в рационе питания у россиян без дополнительной коррекции ВМК колеблется от 10–20 мкг до 75–150 мкг. Значительная часть России относится к селенодефицитным провинциям. В отчете НИИ питания Н.А. Голубкиной (2002) о состоянии обеспеченности селеном в 27 регионах России отмечено, что к глубоким селенодефицитным провинциям относятся не только Читинская область, Иркутская (Бурятия), Северозападные регионы Российской Федерации, включая Мурманскую, Ленинградскую, Архангельскую область, но и Новгородская, Вологодская, Ярославская, Ивановская, Тверская и Московская области (Б.А. Ревич, 1996; N.A. Golubkina, G. Alfban, 2000; Л.В. Аникина, Л.П. Никитина, 2002; В.П. Сусликов, 2000).

Примерные схемы терапии селеном

Для выработки режима и курса селенотерапии ориентируются на международные нормы расчета безопасных доз селена в сутки, принятые в Европе и в США, но юридически следует руководствоваться расчетом дозы селена, разработанным и утвержденным МЗ РФ, 2004.
Волосы, ногти содержат 8–30 мг, а органы и ткани — 5–50 мг на 1 кг сухого вещества у людей, проживающих в биогеохимических селеновых провинциях. Значения, максимально допустимые для работников промышленности, связанных с селеном, могут достигать 100 мкг/л. Типичными симптомами токсикоза являются поражение ногтей и волос, наблюдается желтушность и шелушение кожных покровов, повреждение эмали зубов, изменение суставов, анемия, нервные расстройства. В биогеохимических селеновых провинциях у людей встречаются хронические дерматиты, постоянная усталость и потеря аппетита.

Снижение уровня селена в крови больных детей связывают с наличием анемии и гипопротеинемии, что, видимо, вызывает уменьшение селеносодержащих белков. В плазме элемента меньше, чем в эритроцитах. При концентрации селена в рационе 5–15 мг/кг снижается усвоение кальция, а состояние зубной эмали ухудшается, что является одной из причин развития кариеса. Высокие цифры селена обнаружены в волосах, взятых у лиц, использовавших мыло и шампунь с селенсульфидом.

Пищевыми источниками селена являются зерновые, мясо, в меньшей степени рыба, молоко. В процессе кулинарной обработки мясных продуктов потерь селена практически не происходит. На содержании селена не сказывается также запекание морских продуктов и кулинарная обработка злаков.

Таким образом, несмотря на определенные успехи, достигнутые в лечении многих заболеваний, метаболическая, в широком смысле этого слова, терапия расширяет наши возможности в лечении и профилактике острых и хронических заболеваний.


Similar articles

Authors: Н.А. Шнайдер, Е.А. Козулина, Р.А. Бутьянов, ГОУ ВПО «Красноярская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», кафедра медицинской генетики и клинической нейрофизиологии Института последипломного образования, Россия; Л.Г. Макарова, Т.Л. Камоза, Е.А. Бахтина, ГОУ ВПО «Красноярский государственный торгово-экономический институт Федерального агентства по образованию», кафедра технологии питания, Россия
International neurological journal 1(17) 2008
Date: 2008.09.15
Categories: Family medicine/Therapy, Neurology, Therapy, Dietetics
Sections: Specialist manual
Исследование влияния комбинированного применения йода и селена на течение наиболее частой патологии щитовидной железы
Authors: Киселева И.А., Каминский А.В. - ГУ «Национальный научный центр радиационной медицины НАМН Украины», г. Киев
International journal of endocrinology 2 (66) 2015
Date: 2015.06.16
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Обеспеченность селеном отдельных регионов сумской области и особенности частоты патологии щитовидной железы
Authors: Караченцев Ю.И., Гончарова О.А., Подорога Е.И., Ильина И.М., Никишина Л.Е. - ГУ «Институт проблем эндокринной патологии им. В.Я. Данилевского НАМН Украины», г. Харьков; Харьковская медицинская академия последипломного образования; Сумская областная клиническая больница
International journal of endocrinology 5 (53) 2013
Date: 2013.09.24
Categories: Endocrinology
Sections: Clinical researches
Authors: О.А. ГРОМОВА, д.м.н., профессор Российский сотрудничающий центр «Нейробиология» Института микроэлементов ЮНЕСКО
International neurological journal 2(12) 2007
Date: 2008.01.08
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual

Back to issue