Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



Всесвітній день боротьби із запальними захворюваннями кишечника
день перший
день другий

Коморбідний ендокринологічний пацієнт

Всесвітній день боротьби із запальними захворюваннями кишечника
день перший
день другий

Коморбідний ендокринологічний пацієнт

Міжнародний ендокринологічний журнал 2 (34) 2011

Повернутися до номеру

Состояние сперматогенеза при диффузном токсическом зобе до и после лечения

Автори: Исмаилов С.И., Узбеков К.К., Элов А.А., Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр эндокринологии МЗ Республики Узбекистан, Ташкент, Республика Узбекистан

Рубрики: Ендокринологія

Версія для друку


Резюме

Целью нашего исследования явилось изучение степени выраженности нарушений сперматогенной функции у больных с диффузным токсическим зобом в зависимости от тиреоидного статуса и метода лечения. Было обследовано 88 мужчин с диффузным токсическим зобом. 39 пациентов принимали консервативное лечение, 11 пациентов — радиойодотерапию, 38 пациентов — хирургическое лечение. Состояние тиреоидного статуса оценивалось клинически и посредством гормональных показателей (тиреотропный гормон, тироксин, трийодтиронин), исследовался эякулят. В группе больных в стадии декомпенсации отмечалось достоверное снижение количества сперматозоидов до 37,1 млн/мл по сравнению со здоровой группой (101,0 ± 10 млн/мл, р < 0,05), хотя показатели плотности сперматозоидов находились в пределах нормальных значений. Количество активных форм снижено до 25,3 %, соответственно, с повышением количества неподвижных форм. После достижения эутиреоза наблюдалось увеличение количества активных форм сперматозоидов во всех исследуемых группах. Наши данные свидетельствуют о немаловажной роли тиреоидного статуса в функционировании тестикулярной ткани.


Ключові слова

Диффузный токсический зоб, сперматозоиды.

Введение

Исследований, проведенных по изучению влияния патологии щитовидной железы (ЩЖ) на репродуктивную функцию у мужчин, очень мало. Возможно, это связано с меньшей частотой встречаемости патологии ЩЖ у мужчин, чем у женщин. Диффузный токсический зоб (болезнь Грейвса) — достаточно распространенное заболевание. Частота его встречаемости достигает 3 % у женщин и 0,3 % у мужчин в районах с нормальным йодным обеспечением и возрастает по мере проведения йодной профилактики [1]. По данным немногочисленных исследований, при синдроме тиреотоксикоза наблюдается ряд гормональных изменений в гипоталамо-гипофизарно-тестикулярной оси, изменения сперматогенной функции яичек не остаются в стороне. Показана роль тиреоидных гормонов в развитии тестикул после обнаружения большого количества тиреоидных рецепторов в неонатальных клетках Сертоли [2, 3]. Эти находки полностью изменили ранее существующее мнение о том, что тиреоидные гормоны не играют роли по отношению к тестикулам.

Целью нашего исследования является изучение степени выраженности нарушений сперматогенной функции у больных с диффузным токсическим зобом (ДТЗ) до лечения и после достижения эутиреоза в зависимости от метода лечения.

Материалы и методы исследования

Было обследовано 88 мужчин с ДТЗ, находившихся на стационарном и амбулаторном лечении в клинике РСНПМЦЭ с 2002 по 2010 г. Пациенты получали консервативное (39 пациентов) лечение, радиойодотерапию (11 пациентов), отдельную группу составили больные, прошедшие хирургическое лечение в период с 2002 по 2009 год и находящиеся под наблюдением (38 пациентов). Распределение пациентов по методу лечения и длительности наблюдения показано в табл. 1. В опытных группах исследовались пациенты, достигшие состояния эутиреоза в период от 1 года до 8 лет с момента начала лечения. Состояние тиреоидного статуса оценивалось клинически и посредством гормональных показателей. Были использованы иммунологические коммерческие наборы (Immunotech, Чехия) для определения гормонов: ТТГ, общего Т3, общего Т4. Нормальными диапазонами гормонов считались следующие показатели: ТТГ — 0,17–4,05 мМЕ/л; общий Т3 — 1,2–2,8 нмоль/л; общий Т4 — 60–160 нмоль/л. Исключались пациенты в группах после лечения, с клиническими признаками гипотиреоза и показателями ТТГ более 4,0 мМЕ/л. Средний возраст пациентов составил 27,2 ± 7,1 года. Контрольную группу составили 30 практически здоровых пациентов без патологии ЩЖ.

Исследовался эякулят больных с ДТЗ в стадии тиреотоксикоза и после достижения эутиреоза. Анализ эякулята проводился на микроскопе Zeiss (Япония) с увеличением 20 х 10, программа «Видео-Сперм 2.1». Анализ спермы проводился в соответствии с принятыми критериями ВОЗ — Лабораторным руководством ВОЗ по семени и взаимодействию спермы и цервикальной слизи (4-е издание) [4–6]. Нормальными показателями считались: объем ≥ 2,0 мл; концентрация сперматозоидов ≥ 20 млн/мл (концентрация менее 20 млн/мл — олигозооспермия); подвижность ≥ 50 % сперматозоидов с поступательным движением (категории А + В; количество подвижных сперматозоидов менее 50 % — астенозооспермия); морфология ≥ 14 % сперматозоидов нормальной формы (при менее 14 % нормальных форм сперматозоидов — тератозооспермия).

Факторы риска — курение, сопутствующие заболевания, лекарственные средства (принятые за последние 2 месяца до момента обследования) и другие причины, которые могли повлиять на сексуальное желание, эякуляцию, эрекцию, были учтены. Пациенты с сопутствующей сердечно-сосудистой патологией были исключены. Курение отмечали 38,6 % (34) больных. В группе больных в стадии декомпенсации ДТЗ 68,9 % (20) пациентов принимали b-блокаторы, 58,6 % (17 пациентов) принимали терапию глюкокортикоидами.

Результаты исследования  и их обсуждение

Показатели количества (плотности) сперматозоидов в стадии декомпенсации тиреотоксикоза и после достижения эутиреоза во всех группах находились в пределах нормальных значений (>20 млн/мл). В группе больных в стадии декомпенсации отмечалось достоверное снижение количества сперматозоидов (37,1 млн/мл) по сравнению со здоровой группой и активных форм (25,3 %), соответственно, с повышением количества неподвижных форм. Два пациента из этой группы, находящиеся в браке, были бездетными в течение 2 и 3 лет (репродуктивные нарушения у партнеров были исключены). Исходя из вышеизложенных результатов нашего исследования, установлены достоверно низкие показатели спермограммы относительно контрольной группы, хотя показатели плотности сперматозоидов находились в пределах нормальных значений. Следует также учесть, что за последние 50 лет нормальные показатели концентрации спермиев в эякуляте были снижены сначала до 40 млн/мл, а в последние 10–15 лет — до 20 млн/мл (по рекомендации ВОЗ) [5, 6]. В контрольной группе и группе консервативного лечения наблюдался широкий диапазон концентрации сперматозоидов — от 33 до 279 млн/мл. В группах, где проводилось консервативное и хирургическое лечение (за период 1–8 лет с момента достижения эутиреоза), при повторном обследовании отмечалось достоверное повышение плотности сперматозоидов — 56,5 и 45,5 млн/мл соответственно. У двух больных в ходе консервативного лечения (после 6 месяцев наблюдения) отмечалась высокая плотность сперматозоидов в эякуляте — более  200 млн/мл. Показатели спермограммы у мужчин  с ДТЗ до и после лечения основной патологии показаны в табл. 2.

В группе больных в стадии декомпенсации отмечались достоверно низкие показатели активных форм — астенозооспермия (25,3 %), соответственно, с увеличением количества неподвижных форм. Увеличение количества активных форм сперматозоидов отмечалось во всех группах после достижения эутиреоза в период от 1 года до 8 лет (рис. 1). В группах с консервативным лечением, радиойодотерапией, хирургическим лечением — 46,9, 50,1 и 58,8 % соответственно. После проведенной терапии наблюдалось достоверное повышение уровня ТТГ во всех группах, из исследования исключались пациенты с клиническими признаками гипотиреоза и показаниями ТТГ более 4,0 мМЕ/л (табл. 3).

Изменений объема эякулята и наличия патологических форм сперматозоидов во всех группах до и после достижения эутиреоза не отмечалось.

Вышеописанные изменения можно объяснить с помощью выводов ряда экспериментальных исследований на крысах и других видах млекопитающих, в которых установлено, что трийодтиронин регулирует рост и развитие тестикул, контролирует пролиферацию и дифференциацию клеток Сертоли и Лейдига в период становления тестикулярной ткани [7, 8]. Основной путь образования биоактивной формы тиреоидных гормонов Т3 осуществляется в периферических тканях путем дейодирования Т4 в Т3, этот процесс модулируют ферменты дейодиназы типа 1 и типа 2 (D1, D2). Выявлено, что концентрированная экспрессия D2 наблюдается в удлиненных сперматидах [9]. Это подтверждает, что тиреоидные гормоны могут играть роль в сперматогенезе взрослых. Экспрессия D2 и D3 с младенческого до взрослого периода указывает на строгий контроль внутриклеточного Т3 в этом органе.

Исходя из вышеуказанных данных, можно сделать вывод о немаловажной роли тиреоидного статуса в становлении тестикулярной ткани и последующем ее функционировании.

Выводы

1. В группе больных с диффузным токсическим зобом в стадии декомпенсации отмечалось достоверное снижение количества сперматозоидов — 37,1 млн/мл по отношению к здоровой группе (101 млн/мл) и активных форм — 25,3 и 59,3 % соответственно, с повышением количества неподвижных форм в группе ДТЗ в стадии декомпенсации до 65,3 %.

2. Повышение активных форм сперматозоидов отмечалось во всех группах после достижения эутиреоза в период от 1 года до 8 лет. В группе с консервативным лечением, радиойодотерапией, хирургическим лечением — 46,9, 50,1 и 58,8 % соответственно.


Список літератури

1. Mostbeck A., Galvan G., Bauer P. et al. The incidence of hyperthyroidism in Austria from 1987–1995 before and after an increase in salt iodization in 1990 // European Journal of Nuclear Medicine. — 1998. — Vol. 25. — P. 367-373.

2. Palmero S., Maggiani S., Fugassa E.. Nuclear triiodothyronine receptors in rat Sertoli cells // Molecular and Cellular Endocrinology. — 1988. — Vol. 58. — P. 253-256.

3. Jannini E.A., Olivieri М., Francavilla S. et al. Ontogenesis of the nuclear 3,5,30-triiodothyronine receptor in the rat testis // Endocrinology. — 1990. — Vol. 126. — P. 2521-2526.

4. Dohle G.R., Jungwirth A., Kopa Z. et al. Guidelines on Male Infertility // European Association of Urology, 2009.

5. World Health Organization. WHO Laboratory Manual for the Examination of Human Semen and Sperm-Cervical Mucus Interaction. — 4th ed. — Cambridge: Cambridge University Press, 1999.

6. World Health Organization. WHO Manual for the Standardized Investigation, Diagnosis and Management of the Infertile Male. — Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

7. Wagner M.S., Wajner S.M., Maia A.L.. The role of thyroid hormone in testicular development and function // Journal of Endocrinology. — 2008. — Vol. 199. — P. 351-365.

8. Mendis-Handagama S.M., Siril Ariyaratne H.B. Leydig cells, thyroid hormones and steroidogenesis // Indian Journal of Experimental Biology. — 2005. — Vol. 43. — P. 939-962.

9. Wajner S.M., Wagner M.S., Melo R.C. et al. Type 2 iodothyronine deiodinase is highly expressed in germ cells of adult rat testis // Journal of Endocrinology. — 2007. — Vol. 194. — P. 47-54.


Повернутися до номеру