Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 7 (361) 2011

Back to issue

Не стреляйте… во врача

Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины

print version


Summary

Интересно, сколько времени может терпеть человек несправедливые обвинения, оскорбления, больше того — унижения?
А врач?

В наше непростое время ответить на это однозначно очень сложно, особенно когда «преступление и наказание» тесно связаны с полемическим «а судьи кто?», при этом речь идет даже не о судьях, а об осуждающих.

Вопрос мой возник не на пустом месте, он, как гнойник, созрел.

Когда взорвалась 7-я горбольница Луганска, погибли люди, в том числе мои коллеги, а стрелочниками оказались работники больницы, при том что на слуху были «нехорошие» баллоны с кислородом. Меня, как врача, прекрасно знающего всю больничную кухню, это, естественно, возмутило. Особенно то, что в стороне оказались люди, участвующие в распределении горбюджета, недофинансировавшие мероприятия по созданию условий для безопасной работы сотрудников в больнице и нахождения пациентов в ней, те, кто обеспечивал контроль за соблюдением этой безопасности от имени государства, давая разрешения на деятельность больницы в таких условиях, и так далее. Успокаивало лишь то, что, возможно, суд выяснит истинных виновных, хотя по прошествии времени я стал сомневаться, что это произойдет.

Ускоряла созревание гнойника «Критична точка» ТРК «Украина», которая каждую рабочую пятидневку искала и находила «преступников» среди медиков, не смущаясь тем, что «следопыты» ТРК — не специалисты по части медицины, а «жертвы» «врачей-убийц» даже для не посвященных в нюансы здравоохранения телезрителей зачастую на таковых не были похожи. Слово «преступник» стало обыденным в телепередачах, несмотря на требование закона считать таковыми граждан лишь по решению суда.

Этот гнойник почти прорвало, когда уже власть при каждом удобном случае стала искать поводы, чтобы прижучить медиков, по ее убеждению — неисправимых крохоборов и потенциальных преступников. Ведь не зря же по телевидению стали показывать кадры, где фельдшер забытого богом района не успел к умирающему эпилептику. При этом никто не обратил внимания на тот факт, что в больнице не было бензина, а в наличии имелся всего один допотопный УАЗик. Снова и снова передавалась информация о смертях школьников на уроках физкультуры, о том, как медики постоянно не поспевали с первой медпомощью, но снова-таки никто не обратил внимания на то, что в школах нынче нет не то что врачей, а даже медсестер (нет средств на их содержание, да и по количеству учеников это не положено), что дети сейчас в большинстве своем больны, в том числе имеют врожденные патологии сердца, и физкультура им противопоказана, но нужны операции в лучших клиниках страны. Но, видимо, нет такой возможности у родителей. Однако об этом — молчок. Не проще ли день и ночь рассказывать о прегрешениях врачей и медсестер, о том, как они обирают родителей, допытываться у начальников медслужб: так берут деньги в больницах или не берут, прекрасно понимая, что если не дать, то и света не будет, и не покормить могут больных (недавно был в одном сельхозрайоне, так там фельдшеры ФАПов собирают продукты среди селян и везут их в больницу, чем и поддерживают в ней довольно сносное питание), повозмущаться по поводу проводимых нынче реформ в нашей областном здравоохранении…

Но это все слова. Реалии — «бей врачей!» Утрирую, но, с другой стороны, бывает — бьют, вернее, пытаются убить. Как в п. Белое Луганской области, когда пенсионер, видимо, наслушавшись историй о плохих врачах, решил «восстановить справедливость» с помощью ружья. В связи с этим припомнилась фраза, когда-то произнесенная английским писателем Оскаром Уайльдом (Oscar Wilde): «Не стреляйте в пианиста — он играет, как умеет», которая очень подходит к нашим нынешним реалиям и требует лишь замены слова «пианист» на «врач», а слов «он играет, как умеет» — на «он лечит, как ему позволяет жизнь» и вывешивания на кабинетах наших докторов — как предупредительная мера.

Прорвало же гнойник, когда уволился мой коллега, главный врач одного лечебного учреждения, а на медицину набросились так, что впору было кричать караул.

Вдруг как машина заработала прокуратура, журналисты, которые с каким-то наслаждением «разжевывали» все нюансы отъема денег у несчастных граждан.

Добила же заметка, вынесенная на первую страницу субботнего номера газеты «Ракурс» от 12 марта 2011 г., которую подготовил отдел связей с общественностью УМВД Украины в Луганской области. Хоть и не были указаны место и действующие лица события, но ясно, что речь шла о лечебном учреждении, в котором умер ребенок, на лечение которого врачи затребовали от родителей большие денежные средства, о чем через СМИ раструбили на всю страну (где и работал мой уволившийся коллега).

Больше всего меня поразили следующие слова: «Они (родители) думали, что в нашем государстве медицинское государственное лечение бесплатное», «медики этого лечебного учреждения, оказывается, были иного мнения», «для персонала этого медицинского учреждения, как оказалось, статья 49 Конституции Украины, в которой говорится о том, что в Украине государственные и коммунальные учреждения охраны здоровья медицинскую помощь оказывают совершенно бесплатно, — чистейшей воды вымысел», «в отношении должностных лиц медицинского учреждения возбуждено уголовное дело по ч. 1 статьи 184 УК Украины».

Вначале о том, что «думали родители». Убежден, что, как и все граждане Украины, они ни на йоту не сомневались в том, что медицина в Украине со дня обретения «незалежності» и даже после принятия Верховной Радой Конституции 1996 года с ее 49-й статьей, не была бесплатной. И даже после двух решений Конституционного суда, подтвердившего ее бесплатность.

Почему? Да потому, что сама Конституция противоречит этому, в ней кроме 49-й статьи содержится еще 95-я, где черным по белому написано: «Исключительно Законом о государственном бюджете Украины определяются любые расходы государства на нужды всего общества, размер и целевое назначение этих расходов». Что это значит? А очень просто — рассчитает, скажем, Минздрав потребность на нужды здравоохранения страны, следуя ст. 12 Закона «Основы законодательства Украины о здравоохранении», где записано, что «государственная политика обеспечивается бюджетным финансированием в размере, который отвечает научно обоснованным потребностям, но не меньше десяти процентов национального дохода», а Кабмин тотчас возмутится: «Но это же почти весь бюджет страны!», — да и направит в Верховную Раду цифру, которая едва достигнет 3 процентов ВВП (ну, может, чуть больше) и будет исходной для «любых расходов на нужды всего общества». «Любых же расходов» — тьма, медики получат деньги в основном на так называемые защищенные статьи, среди которых медикаменты не значатся. Потом утвердят еще расходы на ряд жизненно важных медицинских препаратов (онкологических, противотуберкулезных, инсулины и т.д.) — и все. На остальные медикаменты больницы получат деньги из местных бюджетов. Размер бюджетов будет разный, но на медикаменты (даже с учетом их нынешних цен) почти везде денег выделят очень мало. Чуть лучше дело будет обстоять в больницах, находящихся в общей собственности территориальных общин, то есть финансирующихся из областного бюджета (и то не везде), но и там объем средств, конечно же, тоже не будет соответствовать всем запросам больниц.

Каждый год при подготовке смет экономисты больниц вместе с главными врачами лечучреждений рассчитывают и подают в управления здравоохранения расчеты по реальным потребностям в деньгах, в том числе для закупки медикаментов, советы же утверждаются суммы гораздо меньшие, чем просили больницы. На самое необходимое. Что такое «самое необходимое», хорошо знают и медики, и пациенты.

Повторяю, в облбольницах, особенно там, где есть социально значимые граждане («чернобыльцы» и ветераны войны), реанимационные отделения, конкретно на медикаменты выделяются сравнительно большие суммы денежных средств, но в этом году, во всяком случае в Луганской области, по неизвестной причине весь январь Киев «химичил» с правилами проведения тендерных закупок, которые постоянно менялись, процедура регистрации и объявления в «Віснику державних закупівель» была столь громоздкой и затянутой (требовалось не менее трех объявлений), что в январе очень многим больницам не удалость провести тендеры. Кстати, помогли киевские консалтинговые фирмы, которые за деньги «игроков» быстро состряпали дела. То есть от чего ушли (при Юлии Владимировне), к тому, при нынешней власти, и пришли — все равно пришлось платить. Еще ужаснее была ситуация с тендерами при одном продавце (монополисте) тепла, воды и электричества. Насколько мне известно, лишь вмешательство первого вице-премьер-министра Украины A.П. Клюева спасло ситуацию. Благодаря ему Верховная рада таки дала добро на закупки энергоносителей и воды без проведения тендеров, хотя президент долго документ не подписывал, а больницы забросали претензиями об отключении воды с 1 марта.

Так кто виновен в первую очередь?

Теперь о статье 184 УК. Когда новый Уголовный кодекс вступил в силу 1 сентября 2001 года, я, прочитав эту самую статью, сразу понял, что нам, главным врачам, пришел «капец». Потому что уголовное дело следовало открывать за любое незаконное требование платы в больнице за оказание медицинской помощи, так как исключались требования законные.

Хотел бы в связи с этой статьей УК спросить (только не знаю, у кого): что делать главному врачу, если денег на медикаменты в больнице — кот наплакал или деньги есть, но использовать их временно нельзя, а лечить больного все равно нужно? Кто-нибудь мне мог бы ответить? Думаю, что нет. Вот и затягивают доктора на своей шее петлю штрафа или тюремного срока, советуя приобретать медикаменты самим больным или их родственникам. Как в нашем случае.

Да, правоохранители до поры до времени, конечно же, зная об этом, смотрели на ситуацию сквозь пальцы, но когда понадобилось, «включили» закон.

Да, есть в нашей медицинской среде жадные до денег люди (как и среди некоторых правоохранителей, не стесняющихся свободно разъезжать на всепогодниках и иных «крутых» авто, жить не в лачугах, а в приличных, недешевых домишках), активно «сотрудничающие» с многочисленными частными аптеками, но все это от бедности медицины, от нищенских зарплат, от соблазнов в связи с этим. Но гораздо больше у нас медиков честных, порядочных, классных, постоянно вопрошающих: когда же и в их жизни наступят благоприятные времена, когда о них вспомнит народ и власть?

Недавно наш губернатор сказал, что медицина сродни армии. Да, это так. Медики работают круглые сутки, они день и ночь воюют с болезнями, у них есть свои формирования, чины, свое оружие, они в любую минуту могут быть подняты по тревоге и направлены в любую точку страны и не только. Как и армии, им приходится нынче нелегко. Там и там пришло время реформ.

В нашем здравоохранении так называемые реформы вот уже двадцать лет носят постоянный, но, мягко говоря, несерьезный характер.

Хотели ввести обязательное медстрахование — не ввели (хотя однажды, во втором чтении, для принятия закона не хватило всего двух голосов), бросились внедрять институт семейного врача, но дальше опыта Комсомольска и некоторых других инициаторов дело не пошло (потому что и не думали создавать соответствующую материальную базу семейных амбулаторий, оснащать их соответствующим оборудованием, устанавливать надлежащую зарплату врачу), много лет говорили о создании университетских клиник, но все так и осталось на стадии разговоров, грозились принять свыше 60 новых законов и иных актов, регламентирующих работу лечебных учреждений после изменения законодательства о здравоохранении, да власть поменялась, обещали развить сеть хосписов и больниц сестринского ухода, но до сих пор не довели до ума реформы в медсестринстве, и так далее.

Зато преуспели во внедрении разрешительной системы. Имеем сплошное лицензирование медпрактики, сертифицирование деятельности медработников. Но разве в нищем здравоохранении это главное?

Поэтому лично я с большим энтузиазмом воспринял принятие Луганским областным советом Региональной целевой комплексной программы развития системы здравоохранения Луганской области на 2011–2014 годы. На нее выделены большие деньги, и впервые зримо можно будет представить, каким будет областное здравоохранение после того, как программа реализуется. Уже в самом начале реализации этой программы в областную клиническую больницу, областной онкодиспансер, областной кардиодиспанесер стало поступать современное оборудование, позволяющее оказывать медпомощь на уровне передовых европейских клиник (внедрены ангиография и стентирование, в недалеком будущем будет внедрено шунтирование коронарных артерий, в онкологическом диспансере заработает референтная лаборатория для высококачественной морфологической, цитогенетической и молекулярной диагностики онкозаболеваний, будет создана единая система организации медпомощи больным ишемической болезнью сердца и инфарктом миокарда и так далее).

Неоценимым вкладом в дело кардинального повышения качества медпомощи матерям и детям станет открытие перинатальных центров, в том числе в областной клинической больнице, создание межрайонных госпитальных баз, реорганизация областной взрослой поликлиники таким образом, чтобы больным, прибывшим в нее на консультации, диагноз мог быть поставлен в первый же день.

Значительно повысится и уровень диагностики на местах после внедрения телемедицины.

Реформы в области проходят болезненно. Многим (и медикам, и гражданам) кажется, что они предпринимаются исключительно для экономии денежных средств и их перераспределения. Но надо смотреть правде в глаза: нельзя вести роды в роддомах, где нет соответствующего оборудования, врачей анестезиологов, неонатологов, где сами акушеры-гинекологи из-за малого количества пациентов разучились принимать сложные роды. Да и стоит ли рисковать жизнью матерей и детей, при том что их и так пока мало рождается? Другое дело, что необходимо оснастить центры соответствующим транспортом, чтобы вопрос доставки беременных вообще не стоял на повестке дня.

Думаю, что работы хватит всем: и в центре, и на периферии. Будет развиваться семейная медицина (хотим мы этого или нет, но решение принято), параллельно с нею — участковая служба (в силу введения в действие приказа МЗ о диспансеризации населения), территориальные медобъединения будут заняты развитием скорой помощи, организацией стационарной помощи общего профиля, отделений сестринского ухода, хосписов, специализированные больницы — внедрением современных медицинских технологий, которые позволят быстро и качественно бороться с недугами.

Не должны дремать нардепы и Мин­здрав. Ни для кого не является секретом, что 49-я статья Конституции в своей нынешней редакции изжила себя, она только загоняет проблему медпомощи населению в тупик. В будущем речь может идти лишь о бесплатной гарантированной государством медпомощи. Все, что оно не гарантирует, не должно называться бесплатным, иначе отвечать за огрехи государства вновь будут несчастные медики. Требуется принять закон об обязательном государственном медицинском страховании. Это же позор, что Украина является одной из немногих стран в Европе, где его нет. Да, страхование — не лучший вариант привлечения денег и их использования (как правило, в начале его внедрения рождается большое искушение пристроиться к фондам у массы спецов-приживалок), но это все равно лучше, чем ничего. Нужен закон о медпредприятии, который даст возможность больницам законно зарабатывать деньги. И так далее.

Главное — надо каждый день, не останавливаясь, что-то делать — до тех пор, пока народ не скажет: «Да, и у нас теперь есть хорошее, качественное, настоящее здравоохранение, где работают очень квалифицированные специалисты, много получающие, не посматривающие на карман пациента».

Сон? Да нет же, много стран такую медицину давно имеют.


P.S. Забыл добавить об ответственности граждан Украины за свое здоровье, о роли правоохранительных органов в деле его сохранения. Действительно, ни один медикамент здоровья людям не прибавит. Он борется с хворью, но не больше того. Еще в XV столетии Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенхайм, более известный как Парацельс, писал: «Все — яд, все — лекарство; то и другое определяет лишь доза». Но много ли у нас в стране людей, ежедневно занимающихся укреп­лением своего здоровья? Скажу убежденно: очень мало. Причина одна — лень и слабая воля. Но это вещи субъективные, они ведь устранимы, стало быть, жаловаться надо не на врачей, а на себя? Что касается правоохранителей, то работы у них непочатый край. Недавно был опубликован евробюллетень, где сказано, что Украина по части употребления ее гражданами алкоголя, особенно людьми молодого возраста, опередила в Европе почти всех. То же касается и курения, употребления наркотиков. И это при том, что уже действуют законы о запрете рекламы алкоголя на телевидении, распития спиртного в общественных местах, курения в пунктах приема пищи и др.

Вот куда стоило бы направить свои стопы правоохранителям!


Similar articles

Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины
"News of medicine and pharmacy" 10 (365) 2011
Date: 2011.06.23
Authors: Л. ПОКРЫШКА, главный врач Луганской областной больницы № 2
"News of medicine and pharmacy" 17(224) 2007
Date: 2008.08.04
Sections: Medicine. Doctors. Society
Authors: Л.А. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2
"News of medicine and pharmacy" 10(326) 2010
Date: 2010.08.11
Authors: Л. Покрышка, главный врач Луганской областной больницы № 2, заслуженный врач Украины, член Национального союза журналистов Украины
"News of medicine and pharmacy" 16 (379) 2011
Date: 2011.09.29

Back to issue