Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"News of medicine and pharmacy" 7 (361) 2011

Back to issue

Клинико-иммунологическое и аллергологическое исследование эффективности применения препарата Энтеросгель при пищевой аллергии

Authors: О.Ф. Мельников, Л.В. Забродская, М.Д. Тимченко, Т.В. Сидоренко, О.А. Наумова ГУ «Институт отоларингологии им. проф. А.И. Коломийченко НАМН Украины»

print version


Summary

Распространенность пищевой аллергии (ПА), по литературным данным, колеблется от 1 до 20 % (Г.Н. Дранник, 2006; Р.М. Хаитов и соавт., 2007), причем чаще страдают лица мужского пола. Проявляется ПА в виде классических симптомов аллергии, включая эритему, крапивницу, в виде желудочных проявлений. Наиболее тяжелыми формами пищевой аллергии являются отек Квинке (ангионевротический отек) и анафилактический шок. Встречается ПА, как правило, в виде реакции на 1–2 продукта, реже ПА вызывается многими продуктами в виде полиаллергии. Предполагается, что значительная часть реакций на продукты питания относится к псевдоаллергическим или даже токсическим (Jeger, 1986).

Нередко диагноз ПА ставят при любых нежелательных реакциях, возникающих после употребления пищевого продукта. Согласно международной классификации, принятой Европейской ассоциацией аллергологов и клинических иммунологов (EAACI), все реакции на пищу можно разделить: на токсические реакции; нетоксические реакции; иммунологические (истинная пищевая аллергия); неиммунологические (пищевая непереносимость) и реакции с неизвестным механизмом действия.

Истинная пищевая аллергия может протекать по типу гиперчувствительности замедленного и немедленного типов (в аллергических реакциях на молоко, яйцо и рыбу существенное значение имеют IgG4-антитела). При ложной аллергии к продуктам питания существенное значение имеют непищевые либераторы гистамина — красители, консерванты, ароматизаторы, загустители и т.п., а также микробные антигены.

Для связывания токсических продуктов расщепления пищи, некоторых компонентов пищевых добавок и особенно при нарушении работы защитного IgA-секреторного механизма оральной пищевой устойчивости (Г.Н. Дранник, 2006) используют методы эфферентной терапии. К методам эфферентной терапии относят гемосорбцию, плазмаферез и энтеросорбцию (связывание и удаление токсичных субстанций из пищеварительного тракта). Необходимо отметить, что в клинической практике наиболее часто применяется энтеросорбция — простой и достаточно эффективный метод детоксикации. Одним из наиболее эффективных энтеросорбентов является препарат Энтеросгель, который обладает избирательной сорбционной активностью по отношению к среднемолекулярным токсическим метаболитам (В.А. Неделяева, 2002; В.Г. Николаев и соавт., 2007). Имеются данные о положительном влиянии препарата Энтеросгель на иммунологические показатели у больных различными заболеваниями (В.Н. Гирин, И.В. Дзюблик, 1997; О.А. Беляева, В.Г. Семенов, 2005).

Цель исследования: оценить клинико-аллергологическую эффективность применения препарта Энтеросгель у больных с ПА, протекающей в виде отека Квинке.

Материал и методы исследования

На этапе отбора обследовано 67 больных с реакцией на пищевые продукты, имеющих в анамнезе различные проявления — от легких эритем до ангионевротического отека. Возраст больных 12–50 лет, здоровых доноров — 17–45 лет. При обследовании больных использовали методы аллергологического анамнеза и кожных проб (прик-тест на отдельные пищевые аллергены). Всем обследованным вначале проведено иммунологическое тестирование на наличие С1-ингибитора компонента комплемента для решения вопроса о генезе ангионевротического отека. При наличии данных о возможном наследственном генезе заболевания пациенты исключались из исследования.

Определяли концентрацию общего IgE в сыворотке крови, цитокинов 5, 6, гамма- и альфа-интерферона (метод ИФА; реактивы ООО «Цитокин» и «Протеиновый контур», РФ; анализатор Stat Fax 2100, CША), а также антител к лямблиозному антигену, аскаридному антигену, вирусу гриппа, протеогликанам клебсиеллы и антигенам мембран Е.coli (реакция пассивной агглютинации частиц латекса, сорбированного соответствующими антигенами; набор ЛАТЕСТ Института иммунологии, РФ). ЦИКи определяли осадочным методом, используя 3,75% раствор полиэтиленгликоля (Serva, Германия), с последующей спектрофотометрией (Specord, Венгрия), уровень общих ЦИКов выражали в условных единицах оптической плотности (Ю.А. Гриневич, А.Н. Алферов, 1981).

Комплексная терапия включала исключение из рациона аллергенных продуктов, прием дезлоратадина, глюконата кальция и 10-дневный прием Энтеросгеля по 15 г 2 раза в сутки. Для контроля изучено влияние препарата на показатели иммунитета практически здоровых лиц: исследовано клинико-аллергологическое состояние 10 практически здоровых доноров и определены указанные показатели иммунитета до и после 10-дневного приема Энтеросгеля в аналогичных дозах.

Статистическая обработка результатов исследования проведена с применением параметрического t-критерия Стьюдента (Е.В. Гублер, 1978).

Результаты исследования и их обсуждение

Из всех обследованных больных у 33 отмечены кожные проявления реакции на пищевые продукты, которые наступали через 10–50 минут после приема пищи. Характер кожных реакций был различным — от периоральных эритем до генерализованной крапивницы и последующего отека.

Как наиболее раннее ощущение «ненормальности» в полости рта больные отмечали чувство онемения или зуда в ротовой полости, першение в горле, распирание языка («язык мешает»). Все эти явления сопровождались зудом во рту либо в различных участках лица, чаще вокруг рта и глаз. 10 больных предъявляли жалобы на желудочно-кишечные проявления реакции на пищу, которые начинались с описанных выше явлений и затем сопровождались однократной рвотой, коликообразными болями в области желудка или быстро развивающейся диареей. Кожные проявления аллергической реакции на пищу в этом случае развивались в более позднем периоде.

24 больных, помимо отдельных, указанных выше, проявлений реакций на пищевые продукты, отмечали также развитие отека лица, который начинался с опухания губ, участков под глазами и кончика носа. Отек ангионевротического типа, как правило, продолжался в течение 2–3 суток и при применении антигистаминных средств и энтеросорбентов купировался за 10–20 часов. В обобщенном виде данные специального аллергологического анамнеза представлены в табл. 1.

В дальнейшем для проведения исследования были отобраны больные с отеком Квинке, котрым проведены лабораторные исследования. При аллергологическом тестировании (прик-тест) у этих больных по 20 пищевым аллергенам выявлено, что наиболее частыми были реакции на цитрусовые (10 человек), шоколад (6), молочные продукты (5), аллергены куриного яйца (5), морепродукты (3), томатсодержащие продукты (3). Реакции на 2 аллергена одновременно выявлялись у 12 обследованных, на 3 аллергена — у 5.

После проведения комплексного лечения больных с ПА с применением препарата Энтеросгель отмечена стертость кожных реакций (прик-тест) на аллергены: уменьшение размеров зоны покраснения, бледность окраски образовавшихся пятен и их быстрое исчезновение.

У пациентов с ПА до лечения выявлено повышенное содержание общего иммуноглобулина Е (у 15), повышенное содержание интерлейкинов 4 и 5 (у 12), титров антител к лямблиозному (3) и аскаридному (3) антигенам. Существенного повышения антител к Е.соli выявлено не было. После лечения с применением препарата Энтеросгель существенных изменений данных показателей не наблюдалось. Состояние гуморальных факторов иммунитета у больных с ПА и здоровых доноров до и после лечения представлено в табл. 2.

Из приведенных данных следует, что у больных с ПА наблюдается повышение уровня IgE (в норме 85–120 МЕ/мл) и содержания ЦИКов. После приема препарата Энтеросгель отмечена нормализация этих показателей у больных с ПА (92,5 МЕ/мл), в группе здоровых лиц существенных изменений данных показателей не выявлено.

При определении цитокинового профиля (уровень a- и g-интерферонов, интерлейкинов 5 и 6) у больных с ПА, в отличие от пациентов контрольной группы, установлено повышение уровня g-интерферона и ИЛ-5 в 3,8 и 2,5 раза соответственно (табл. 3).

В результате лечения у больных с ПА происходило достоверное снижение «проаллергического цитокина» ИЛ-5, однако уровень g-интерферона существенно не менялся, хотя тенденция к снижению его концентрации отмечена у 55 % пациентов. После приема Энтеросгеля у пациентов с ПА установлено достоверное повышение уровня раннего a-интерферона. Содержание провоспалительного цитокина (ИЛ-6) у больных с ПА также было повышено (более чем в 2 раза) и после приема препарата изменилось незначительно (р > 0,05).

Заключение

Проведенные клинико-аллергологические и иммунологические исследования свидетельствуют о том, что у больных с ПА в виде IgE-зависимого ангионевротического отека выявляется повышенная реактивность на пищевые продукты, среди которых наиболее часто встречаются цитрусовые, шоколад, молочные и морепродукты, аллергены куриного яйца. Повышенный уровень общего IgE у больных свидетельствует о реагинзависимой форме ПА и позволяет отнести ее к истинным аллергическим состояниям (Л.В. Лусс, 2003; Molkhou, 2000).

Помимо повышения уровня IgE, у больных с ПА выявлено повышенное содержание ЦИКов, g-интерферона, интерлейкинов 5 и 6. У здоровых лиц контрольной группы подобных отклонений не выявлено. Применение препарата Энтеросгель практически здоровыми донорами не сопровождалось какими-либо изменениями клинико-аллергологического и иммунологического статуса.

Включение в состав комплексной терапии больных с ПА энтеросорбента Энтеросгель значительно улучшает аллергологический статус и способствует нормализации уровня IgE, раннего интерферона и проаллергического цитокина ИЛ-5.

Проведенное исследование свидетельствует о целесообразности включения энтеросорбции, в частности препаратом Энтеросгель, в комплексное лечение больных с ПА в виде ангио­невротического отека.


Bibliography

1. Беляева О.А., Семенов В.Г. Применение энтеросорбции в комплексной терапии заболеваний печени / Аптека. — 2003. — № 3. — C. 7.

2. Гирин В.Н., Дзюблик И.В., Барбова А.И. Сорбционная активность геля метилкремниевой кислоты в отношении ротавирусов / Біосорбційні препарати в профілактичній та лікувальній практиці. — Київ, 1997. — С. 25-27.

3. Гриневич Ю.А., Алферов А.Н. Определение иммунных комплексов в крови онкологических больных // Лаб. дело. — 1981. — № 8. — С. 493-496.

4. Гублер В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. — Л.: Медицина, 1978. — 296 с.

5. Дранник Г.Н., Гриневич Ю.А., Дизик Г.М. Иммунотропные препараты. — Киев: Здоров’я, 1994. — 285 с.

6. Дранник Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология. — Киев: Полиграф-Плюс, 2006. — 481 с.

7. Короткова Т., Сенцова Т., Денисова С., Белицкая М., Арсеньева Н. Клинико-иммунологические проявления пищевой аллергии у детей раннего возраста // Вопросы современной педиатрии. — Москва, 2004. — Т. 3. — С. 380 (http://www.nczd.ru/korotkova2.htm).

8. Лусс Л.В. Пищевая аллергия: проблемы диагностики и терапии // Леч. врач. — 2003. — № 3. — С. 12-20.

9. Неделяева Н. Сравнительный анализ эффективности различных сорбентов на модели термического поражения // Сборник работ по применению препарата Энтеросгель в медицине. — М., 2002. — Ч. 1. — С. 78-79.

10. Николаев В.Г., Михайловский С.В., Николаева В.В., Олещук А.М., Лисничук Н.Е. Энтеросорбция: состояние вопроса и перспективы на будущее // Вісник проблем біології та медицини. — 2007. — № 1. — Вип. 1. — С. 7-17.

11. Хаитов Р.М., Ильина Н.И., Латышева Т.В., Лусс Л.В. Рациональная фармакотерапия аллергических заболеваний. — М.: Литтерра, 2007. — 502 с.

12. Jeger A. Клиническая иммунология и аллергология: Пер. с нем. — М.: Медицина, 1986. — Т. 1. — 475 с.

13. Molkhou P. Food allergies: present & future problems // The UCD Inst. Of Allergy. — 2000. — P. 112-116.


Back to issue