Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 2(12) 2007

Back to issue

Исследование реактивности ЦНС в ответ на фармакологическое воздействие (Тиоцетам)

Authors: Т.В. ОСТРОВАЯ, В.И. ЧЕРНИЙ, И.А. АНДРОНОВА Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького Донецкое областное клиническое территориальное медицинское объединение

Categories: Neurology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Представлены данные клинического, неврологического и электроэнцефалографического исследований у 46 пациентов в возрасте от 43 до 62 лет в течение 7 суток после ишемического инсульта. Исследования проводили до введения Тиоцетама и на фоне максимальной концентрации препарата в плазме — через 30 минут после введения. С помощью метода интегрального количественного анализа целостного ЭЭГ-паттерна определялись коэффициенты, отражающие соотношения спектральных мощностей всех ЭЭГ-диапазонов. Реактивность мозга оценивалась по изменению абсолютной спектральной мощности и интегральных коэффициентов в ответ на введение нейротропного препарата. Выявлено 3 типа (11 подгрупп) реакций ЦНС на фармакологическое воздействие Тиоцетама. Используя типы реактивности, оценивали адекватность применяемой дозы препарата и/или необходимость ее коррекции.


Keywords

топографическое картирование ЭЭГ, спектральная мощность, интегральный количественный анализ, реактивность мозга.

Актуальность темы. Оценка реактивных сдвигов, выявляемых на ЭЭГ, в ответ на различного рода афферентные раздражения расширяет представления о характере и формировании биоэлектрических ритмов мозга, о закономерностях их межцентральных отношений и позволяет подойти к пониманию механизмов, лежащих в основе изменений на ЭЭГ в ответ на внешние сигналы [17]. В ряде исследований было показано, что предъявление функциональных нагрузок вызывает изменения амплитудно-частотных характеристик ЭЭГ человека [7, 17].

Использование математических методов анализа ЭЭГ дает возможность количественно оценить степень изменений и проследить за характером реагирования отдельных частотных составляющих ЭЭГ и их межцентральных отношений [10, 14, 15]. В современных условиях метод ЭЭГ был дополнен благодаря внедрению компьютерных технологий [4, 15]. Задачей современной клинической нейрофизиологии является попытка выявить и количественно оценить при раздражениях те изменения на ЭЭГ, которые недоступны при визуальном анализе, с тем чтобы приблизиться к пониманию механизмов формирования ответных реакций мозга.

Цель исследования. Применение интегрального количественного анализа (ИКА) оценки электроэнцефалограммы для изучения характера реактивных перестроек ЭЭГ в ответ на нейротропное фармакологическое воздействие, исследования дозозависимого эффекта препарата Тиоцетам.

Материал и методы исследования

Обследовано 86 больных, находящихся на лечении в нейрохирургическом центре ДОКТМО, с диагнозом: ишемический инсульт (ИИ) — 46 больных (26 мужчин и 20 женщин в возрасте от 43 до 62 лет), черепно-мозговая травма (ЧМТ) — 40 больных (19 мужчин и 21 женщина в возрасте от 30 до 50 лет). В первую группу вошли больные с ишемическим инсультом, а во вторую — с черепно-мозговой травмой. Летальность в группе больных с ишемическим инсультом составила 13,04 % , а в группе с ЧМТ — 14,7 %. Степень неврологического дефицита у больных с ИИ определялась по Скандинавской шкале инсультов и составила 2–12 баллов [3, 15, 18]. Глубину коматозного состояния определяли с помощью шкалы ком Глазго (ШКГ) [3, 15, 18]. При поступлении в отделение первичная оценка степени нарушения сознания по ШКГ в первой группе составила 9–12 баллов, а во второй группе — 6–11 баллов.

В настоящей работе представлены результаты исследования 46 пациентов, перенесших ишемический инсульт, среди них 15 человек с локализацией очага в бассейне левой среднемозговой артерии (ОНМК, ИИ БЛСМА), 13 исследуемых — правой среднемозговой артерии (ОНМК, ИИ БПСМА) и 18 человек — в вертебробазилярном бассейне (ОНМК, ИИ ВББ).

Проводили компьютерную томографию и магнитно-резонансную томографию головного мозга, транскраниальную УЗДГ, ЭЭГ «Brain map» с ИКА.

Исследования проводили до введения Тиоцетама, на фоне максимальной концентрации препарата в плазме (через 0,5 часа после введения препарата) и после завершения курса лечения. Тиоцетам вводился внутривенно капельно с первых суток поступления в отделение нейрореанимации в суточной дозе 15, 20 и 30 мл на 150 мл физиологического раствора в течение часа на протяжении 7 дней [12, 20].

Для оценки функции ЦНС проводили клиническое и неврологическое обследование [2, 3, 5, 15, 18]. Регистрация биопотенциалов мозга осуществлялась с помощью нейрофизиологического комплекса, состоящего из 8-канального электроэнцефалографа фирмы «Medicor», персонального компьютера IBM PC AT с аналогово-цифровым преобразователем и специальным программным обеспечением «Brain mapping» для хранения и обработки электроэнцефалограмм.

Изучались показатели абсолютной мощности (АМ, мкВ/Гц), относительной мощности (%) для δ- (1–4 Гц), θ- (5–7 Гц), α- (8–12 Гц), α1- (9–11 Гц), β1- (13–20 Гц), β2- (20–30 Гц) частотных диапазонов ЭЭГ. Для объективизации оценки ЭЭГ использован метод интегрального количественного анализа ЭЭГ-паттерна [15, 16].

Были разработаны интегральные коэффициенты (ИК), которые дают возможность провести оценку спектральной мощности всех частотных диапазонов ЭЭГ и определить значимость отдельных частотных спектров ЭЭГ в формировании целостного паттерна ЭЭГ [15, 16].

Первые четыре коэффициента составлены с учетом наличия в программе двух α- и двух β-диапазонов. При этом β1-ритм рассматривается в двух коэффициентах: в 1-м ((δ + θ + β1) / (α + β2)) и 3-м ((δ + θ + β1) / (α1 + β2)) — как патологический, а во 2-м ((δ + θ) / (α + β1 + β2)) и 4-м ИК ((δ + θ) / (α1 + β1 + β2)) — как характерный для нормы.

Семь коэффициентов отражают взаимосвязь β1- и β2-диапазонов (5-й ИК (β1/β2)), соотношения θ- и δ-ритмов (коэффициенты 6-й (θ/δ) и 11-й (δ/θ)) и взаимосвязь θ- и δ-активности с α- и α1-частотными диапазонами (7-й ИК (θ/α), 8-й коэффициент (θ/α1), 9-й ИК (δ/α) и 10-й коэффициент (δ/α1)).

Три последующих коэффициента представляют собой показатели межполушарной асимметрии между левой (L) и правой (R) гемисферами: 12-й коэффициент (∑[(L–R)/L]), 12p-й (pathologic — патологический) ИК (∑[(δL + θL + β1L)-(δR + θR + β1R) / (δL + θL + β1L)]) и 12n-й (normal — нормальный) ИК (∑[(αL + β2L)-(αR + β2R) / (αL + β2L)]). Причем 12p-й коэффициент позволяет определить, формируется ли межполушарная асимметрия за счет так называемых патологических ритмов, а 12n-й ИК позволяет выявить степень участия в формировании межполушарной асимметрии так называемых нормальных ритмов.

Три последних коэффициента представляют собой показатели соотношения α-, α1-, β1-, β2-ритмов. 14-й (α/α1) интегральный коэффициент характеризует соотношения спектральной мощности всего α-диапазона (8–12 Гц) к более узкой его полосе α1 (9–11 Гц). 15-й (α/β2) интегральный коэффициент характеризует соотношения спектральной мощности нормальных ритмов — α-диапазона к β2-диапазону. 16-й (α/β1) интегральный коэффициент характеризует соотношения спектральной мощности α-диапазона и β1-диапазона, который больше отражает так называемую патологическую активность.

Реактивность мозга оценивалась по изменению абсолютной спектр-мощности и интегральных коэффициентов [15]. Все полученные данные обрабатывались с использованием методов математической статистики, с применением корреляционного анализа [13].

Анализ полученных результатов и их обсуждение

На основании проведенных исследований выявлены следующие типы реакции ЦНС [15] на фармакологическое воздействие Тиоцетама.

I тип (рис. 1) характеризовался отсутствием достоверных изменений показателей абсолютной спектральной мощности (АСМ) и интегральных коэффициентов (ИК).

Для II типа реакций свойственно выраженное изменение — рост или снижение — уровня суммарной ЭЭГ-мощности (СМ). В зависимости от увеличения или снижения данного показателя после введения Тиоцетама выделяют две группы реакций ЦНС у данной категории пациентов.

При увеличении СМ (1-я группа реакций) отмечались следующие закономерности изменений АСМ во всех исследуемых диапазонах: рост СМ преимущественно за счет увеличения АСМ медленноволновых патологических δ- и θ-диапазонов (рис. 2) с умеренной активацией α-ритма (1а подгруппа) и увеличение СМ за счет повышения АСМ δ-, θ- и β2-активности (рис. 3) при стабильности показателей α-диапазона (1б подгруппа).

Следует отметить, что реакции ЦНС II 1а подгруппы (ПГ) (рис. 2) сопровождаются преимущественной активацией α1-поддиапазона и перераспределением мощности в β-частотном диапазоне с преобладанием низкочастотного β1-ритма. Для этой подгруппы реакций характерно увеличение уровней 1, 2, 9-го ИК. Максимального роста достигают показатели 5-го и 15-го ИК.

В подгруппе реакций II 1б с увеличением СМ за счет повышения АСМ δ-, θ- и β2-активности (рис. 3) показатель АСМ α-диапазона стабилен, но отмечаются тенденции к угнетению α1-ритма. Особенностями реакций II 1б ПГ следует считать выраженный рост 3, 4, 8, 10-го уровней, снижение 5-го и вариабельность изменений 15-го ИК, связанная в большей мере с активацией «быстрого» β-ритма.

При снижении СМ (II тип 2-я группа реакций) выявлены следующие закономерности изменений АСМ: уменьшение СМ преимущественно за счет угнетения медленноволновых δ- и θ-ритмов с умеренной редукцией α-активности (II 2а подгруппа) и снижение СМ за счет АСМ всех частотных ЭЭГ-диапазонов с максимальным угнетением β2-активности (II 2б подгруппа).

Для реакций II типа 2а подгруппы (рис. 4) характерно снижение уровней большинства ИК, наиболее показательно уменьшение уровней 1–4-го, 11-го ИК и увеличение обратного ему 6-го ИК, что связано с выраженным угнетением δ-ритма. Следует отметить значительную вариабельность изменений АСМ α1-поддиапазона, что предопределяет достаточно широкий разброс значений 14-го и 16-го ИК.

Синхронность снижения АСМ всех ЭЭГ-диапазонов, типичная для реакций II типа 2б ПГ (рис. 5), предопределяет стабильность показателей ИК. Исключения составляют только 5-й и 15-й ИК, рост которых обусловлен угнетением высокочастотного β-ритма.

Реакции II типа, с обязательным ростом (1-я группа реакций) или снижением (2-я группа реакций) СМ, на наш взгляд, отражают изменения степени активирующих воздействий на кору со стороны подкорковых структур (ретикулярной формации): увеличение суммарной СМ свидетельствует о снижении активирующих подкорковых процессов, а снижение — об активации подкорковых влияний. То есть реакция II типа косвенно свидетельствует о реализации фармакологической реакции на стволовом уровне.

III тип реакций ЦНС характеризуется отсутствием достоверных изменений СМ, а изменения ЭЭГ-паттерна связаны с перераспределением спектральной мощности, активацией ЭЭГ-ритма одного частотного диапазона за счет угнетения другого. Отмечаются следующие варианты перераспределения активности: с увеличением мощности медленноволновых, так называемых патологических ритмов (III тип 1-я группа), с преимущественной активацией α-ритма (III тип 2-я группа) и с ростом уровня мощности β-диапазона (III тип 3-я группа).

Одним из наиболее часто встречаемых типов реакций является тип III 1а, при котором отмечается активация медленноволновых δ- и θ-ритмов за счет угнетения a 1-активности (рис. 6). Часто такое замещение α1-ритма сопровождается снижением уровня преимущественно низкочастотного компонента β-активности. Для реакций III типа 1а ПГ характерно увеличение уровней 3, 4, 8, 10, 14 и 16-го ИК.

Интересна реакция перераспределения мощности с синхронной активацией δ- и β-ритмов за счет угнетения всех частотных диапазонов α-активности (III 1б ПГ) (рис. 7). Для этой подгруппы реакций характерно увеличение уровней 9, 10 и 11-го ИК и снижение уровней 6, 15 и 16-го ИК.

Реакция перераспределения ЭЭГ-мощности с активацией мощности α- и β2-диапазонов (нормальных ритмов ЭЭГ) за счет редукции δ-активности (III 2а) представлена на рис. 8. Для этой подгруппы реакций характерно снижение 1, 2, 5, 7-го уровней и наиболее выраженное — 9-го ИК одновременно с ростом 14-го и 16-го ИК. Следует отметить, что рост спектр-мощности α-диапазона связан с активацией частотных полос медленного (8–9 Гц) и быстрого (11–12 Гц) α-ритма при стабильности α1-поддиапазона [19].

Перераспределение ЭЭГ-активности с увеличением α-мощности за счет синхронной редукции высокочастотного β2- и патологического δ-ритмов (III тип 2б подгруппа) является одним из распространенных вариантов фармакологического ответа на введение Тиоцетама (рис. 9). Он характеризуется умеренным снижением 7–10-го ИК, тенденцией к росту 5-го и значительным увеличением уровня 15-го ИК. Следует отметить тенденцию к росту 14-го ИК, что свидетельствует о том, что активация α-ритма связана с преимущественным увеличением АСМ α1-поддиапазона.

К 3-й группе реакций перераспределения мощности следует отнести активацию высокочастотного β2-ритма за счет редукции α-активности (III 3а ПГ) (рис. 10). Наиболее выраженными изменениями ИК в данной подгруппе реакций являются рост 7-го, 9-го ИК и снижение 15-го ИК.

Перераспределение ЭЭГ-активности с увеличением β2-мощности за счет редукции δ-ритма (III тип 3б подгруппа) характеризуется тенденцией к снижению 1, 2, 5, 9–11-го ИК, тенденцией к росту 6, 14 и 16-го ИК (рис. 11). Следует отметить, что выявлены преимущественно тенденции к изменениям ИК, возможно, такие реакции следует считать гипореактивными.

Таким образом, выявлены 3 типа (11 подгрупп) реакций ЦНС [15] на фармакологическое воздействие — введение Тиоцетама. Используя полученную классификацию, мы определили критерии выбора оптимальной дозы препарата.

Минимальные отличия от уровней ИК до введения препарата выявлены у пациентов после введения 15 мл Тиоцетама (табл. 1, 2). Отсутствие выраженных изменений среднегрупповых показателей ИК до и после введения 15 мл Тиоцетама связано с достаточно широким спектром фармакореакций — 9 ПГ (рис. 12), выявленных в данной подгруппе пациентов.

Более выраженные относительно начальных данных изменения (p < 0,05) выявлены в правом полушарии после введения 30 мл Тиоцетама (снижение 1–3, 5, 6, 14 и 15-го ИК при росте 8-го, 10-го ИК), в левом полушарии при введении 15 мл (снижение 2, 4, 6, 9 и 15-го ИК при росте 8-го, 10-го ИК) и в обеих гемисферах при введении 20 мл препарата (табл. 1, 2).

У 30 пациентов с ОНМК, ишемическим инсультом после введения 15 мл Тиоцетама выявлены реакции ЦНС, относящиеся ко II (11 пациентов, 39,2 %) или III типу (19 пациентов, 60,8 % исследуемых данной подгруппы), в правом и левом полушариях (рис. 12).

У 12 исследуемых (40 %) в правой и левой гемисферах выявлены симметричные реакции, т.е. относящиеся к одной ПГ. У половины из них (6 человек, 20 %) выявлены реакции II типа, связанные с изменением СМ: с увеличением — у 3 пациентов (II 1б ПГ) и c синхронным снижением АСМ всех ЭЭГ-диапазонов — у 3 исследуемых (II 2б ПГ). У 6 человек (20 %) выявлены реакции III типа: у 3 пациентов — III 2б ПГ и у 3 исследуемых — III 1а ПГ.

У 18 больных с ОНМК, получавших 15 мл Тиоцетама, выявлены различия в изменениях АСМ и ИК правого и левого полушария, так называемые асимметричные реакции.

У 5 пациентов отмечались изменения, относящиеся ко II типу, причем у четверых из них — в левой, интактной гемисфере при правосторонней локализации ишемического инсульта. У 2 из них выявлен II 1а тип реакции, а для 2 больных был характерен II тип 2а ПГ. Такие левополушарные реакции сочетались с умеренными правосторонними (на стороне поражения) изменениями III 3б типа. У одного пациента правосторонняя реакция II 1б ПГ сочеталась с изменениями III 2а ПГ в левой, сохранной гемисфере. Грубая начальная дезорганизация ЭЭГ-паттерна, связанная с обширностью поражения и значительным нарушением уровня сознания (ШКГ = 10,5 ± 1,5), характерная для пациентов данной подгруппы (табл. 1, 2), объясняет выявленные нами нарушения реактивности ЦНС, гипореактивность фармакологических реакций, особенно в пораженной гемисфере. Однако выявленные значительные изменения АСМ и ИК в интактном полушарии, относящиеся ко II типу, можно расценивать как проявления подкоркового компонента фармакологической реакции на введение 15 мл Тиоцетама.

У 24 пациентов (80 %) данной подгруппы отмечались изменения ЭЭГ-мощности и ИК, относящиеся к III типу. Как отмечалось выше, у 6 пациентов это были симметричные изменения, а у 5 исследуемых реакции III типа в одном полушарии сочетались с изменениями II типа в другом. У 13 больных данной подгруппы выявлены только реакции перераспределения мощности. Наиболее часто встречающейся была III 3б реакция (рис. 12), она зафиксирована у 12 исследуемых, чаще была правополушарной (в 80 % случаев), у 4 (33,3 %) пациентов сочеталась с реакциями II типа.

Интересно отметить, что изменения, относящиеся к III 2б ПГ, выявлены у 4 пациентов как в правой, так и в левой гемисферах, но всегда на стороне поражения. Этот тип реакции сочетался с изменениями III 1а и III 3б типов в сохранном полушарии. Существуют публикации, свидетельствующие о взаимосвязи между гиперактивацией лимбической системы мозга и генерацией в медиобазальном отделе пораженного полушария так называемого патологического α-ритма средней частоты [1]. Данная подгруппа реакций ЦНС, таким образом, может отражать влияние Тиоцетама на лимбическом уровне.

Изменения ЭЭГ-активности, определяемые нами как реакция III 1б типа, выявлены у 4 исследуемых (11 %) только слева, в интактной гемисфере.

В группе пациентов, получавших 20 мл Тиоцетама (10 человек), у 3 (30 %) исследуемых отмечались симметричные изменения АСМ и ИК в правом и левом полушариях. У 2 из них эти реакции относились к III типу 3а ПГ. У 1 больного после введения 20 мл препарата выявлены изменения III 1б типа в обеих гемисферах.

У троих исследуемых определялись левополушарные реакции II типа. У 2 больных это были изменения II типа 1а ПГ, они сочетались с правосторонними реакциями III 1а и III 3б ПГ. У одного пациента левостороння реакция II типа 2а отмечалась одновременно с изменениями в правой гемисфере, которые мы относим к III типу 1а ПГ.

Таким образом, у данной категории пациентов преобладали (рис. 13) реакции перераспределения мощности, т.е. реакции III типа, которые выявлены у 7 исследуемых (75 %). Из них наиболее часто встречающимися являются изменения, относящиеся к гипореактивному III 3б типу (25 %).

Исследования реактивности на введение 30 мл Тиоцетама (подгруппа состояла из 6 пациентов) характеризовались достаточно высокой вариабельностью степени нарушения сознания у больных данной группы (табл. 1, 2). Возможно, именно поэтому в данной группе мы выявили преимущественно симметричные реакции: у 1 пациента изменения справа и слева относились к умеренному III типу 3б ПГ, у 2 — ко II 1а ПГ. Только у 1 пациента выявлена асимметрия реактивности при сочетании правосторонних изменений на интактной стороне, относящихся ко II типу 2а, с левополушарной реакцией III типа 3а на стороне поражения (рис. 14). Реакции III типа, на наш взгляд, отражают пространственно-временную реорганизацию ЭЭГ-активности в пределах одной гемисферы, то есть сугубо корковые процессы.

Следует отметить, что наиболее часто встречаемая реакция III типа 3б ПГ отражает недостаточную реакцию ЦНС на фармакологическое воздействие, и ее следует расценивать как неадекватную. Такие изменения АСМ и ИК составили при введении 15 мл препарата 20 %, при дозе 20 мл — 25 %, а при 30 мл — 17 % от всех реакций (рис. 12–14). Наличие такого типа ответа ЦНС является показанием для коррекции дозы вводимого препарата.

Симметричные реакции, на наш взгляд, отражают генерализацию процессов, что прежде всего связано с межполушарными взаимодействиями. Исходя из принципа доминанты (по А.А. Ухтомскому), ведущий центр, ансамбль нейронов, система (патологическая система) подчиняют себе действие остальных систем и распространяют свое влияние как в пределах полушария, так и транскаллозально [11].

У 40 % исследуемых (12 пациентов) 1-й подгруппы (введение 15 мл) отмечались симметричные реакции, причем у 6 больных (20 %) это были реакции II типа. Интересно, что эти реакции (II 1б и II 2б ПГ) можно назвать противоположно направленными. В подгруппе пациентов, получавших 30 мл Тиоцетама, также выявлено значительное количество симметричных реакций II типа (у 5 из 6 исследуемых), которые можно определить как зеркальные, или противоположно направленные: у 2 больных регистрировался II тип 1а ПГ, у 3 — II тип 2а ПГ реакций. Противоположность реакций обусловлена прежде всего увеличением (II 2а и 2б) или снижением (II 1а и 1б) активирующих подкорковых влияний на кору.

На наш взгляд, снижение активирующих влияний кортико-лимбических структур, ретикулярной формации мозга у данной категории пациентов является негативным проявлением фармакореакции Тиоцетама. Вокруг зоны необратимого повреждения нейронов в мозговой ткани, в зоне обратимого повреждения (пенумбры) нервные клетки и нейроны испытывают глубокое торможение («охранительное торможение» по И.П. Павлову) [11]. Однако чрезмерное торможение является примером перехода саногенного процесса в патогенный, а снижение активирующих влияний ретикулярной формации на кору усугубляет тормозные процессы в измененных клетках пенумбры.

Таким образом, из реакций II типа наиболее благоприятными следует считать изменения по типу II 2а ПГ, во-первых, отражающие рост активирующих влияний на кору со стороны ретикулярной формации и, во-вторых, характеризующиеся угнетением патологической активности δ- и θ-диапазонов. Такой тип реакции отмечался после введения 30 и 20 мл препарата, преимущественно симметрично.

Из реакций перераспределения мощности (III тип) прогностически благоприятными можно считать III 2а подгруппу изменений, для которой типична активация α- и β2-ритмов за счет угнетения δ-активности. Возможно, такие реакции, особенно на стороне поражения, отражают корковые процессы восстановления обратимо поврежденных клеток мозговой ткани, их постсинаптической пропускной способности для высокочастотной стимуляции [11]. Такие изменения АСМ и ИК составили при введении 15 мл препарата 17 %, при дозе 20 мл — 5 %, а при 30 мл — 42 % от всех выявленных подгрупп реакций (рис. 12–14).

Интересны реакции III типа 3а ПГ, для которых характерно замещение α-ритма высокочастотной β2-активностью, что считается ЭЭГ-коррелятом перехода от состояния покоя к напряжению при умственной деятельности у взрослых [6, 7, 17]. При введении 20 мл препарата выявлены только симметричные реакции, относящиеся к III 3а подгруппе, в 20 % случаев (рис. 13), при введении 30 мл — у 1 пациента в левой гемисфере (8 %), а при введении 15 мл таких реакций не отмечалось.

К прогностически неблагоприятным следует отнести реакции прежде всего II типа 1а и II типа 1б ПГ, характеризующиеся нарастанием дезорганизации ЭЭГ-паттерна за счет недостаточности стволовых активирующих влияний с увеличением спектр-мощности патологической, преимущественно δ-волновой активности. Такие изменения отмечались после введения 30 мл (33 % реакций II 1а подгруппы), 15 мл (3 % реакций II 1а ПГ и 12 % — II 1б ПГ) и 20 мл (10 % реакций II 1а ПГ) препарата (рис. 12–14). Следует отметить, что такого рода изменения АСМ и ИК выявлены у 4 больных, умерших в 1–5-е сутки после ОНМК.

Реакции перераспределения III 1а и III 1б подгрупп, сопровождающиеся ростом медленноволновой активности за счет угнетения α-ритма, можно назвать относительно неблагоприятными, так как они, с одной стороны, отражают умеренные дезорганизационные ЭЭГ-процессы, а с другой стороны, свидетельствуют о формировании фармакологического ответа, об относительном восстановлении функции нейронов в условиях обширных морфоструктурных постишемических повреждений клеток мозга. Такие изменения АСМ и ИК характерны для пациентов при введении 15 мл (18 % — III 1а ПГ и 7 % — III 1б ПГ реакций) и при введении 20 мл Тиоцетама (20 % и 15 % соответственно). После введения 30 мл препарата подобные изменения не выявлены.

Преобладание у пациентов с ишемическим инсультом после введения 20 мл Тиоцетама прогностически благоприятных (II 2а, III 3а ПГ) и отсутствие неблагоприятных реакций, выявленные изменения, предопределяющие дальнейшую коррекцию дозировки вводимого препарата (III 1а, III 1б и III 3б) позволяют считать данную дозу оптимальной исходной.

Выводы

1. Используя определение типа реактивности ЦНС в ответ на введение Тиоцетама, возможно оценить адекватность применяемой дозы препарата и/или необходимость ее коррекции.

2. Адекватной может считаться доза Тиоцетама, после которой выявлены изменения III 2а, III 3а, II 2а и III 2б подгрупп.

3. Фармакологической реакцией, свидетельствующей о необходимости повышения дозы Тиоцетама, следует считать изменения III типа 3б ПГ.

4. Необходимо уменьшить дозу вводимого препарата при изменениях, относящихся к типу II 1а, II 1б, II 2б.

5. Лечебная тактика при выявлении изменений III 1а и III 1б подгрупп может быть следующей: увеличение дозы на 5 мл с обязательной интегральной оценкой ЭЭГ-паттерна после введения препарата.

6. Оптимальной начальной дозой Тиоцетама для пациентов с ОНМК, ишемическим инсультом являются 20 мл.


Bibliography

1. Болдырева Г.Н., Манелис Н.Г., Скорятина И.Г., Фролов А.А. Межцентральные отношения электрических процессов мозга человека при вовлечении в патологический процесс лимбических структур // Физиология человека. — 1997. — Т. 23, № 2. — С. 42-49.

2. Віничук С.М. Мозковий інсульт: Навчальний посібник. — Київ, 1998. — 50 с.

3. Ворлоу Ч.П., Деннис М.С., Ж. ван Гейн и др. Инсульт: Практическое руководство для ведения больных: Пер. с англ. — СПб.: Политехника, 1998. — 629 с.

4. Гриндель О.М., Машеров Е.Л., Воронов В.Г. Методы математического анализа ЭЭГ // Нейрофизиологические исследования в клинике. — М.: Антидор. — 2001. — С. 24-38.

5. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. — М.: Медицина, 2001. — 328 с.

6. Гусельников В.И. Электрофизиология головного мозга (курс лекций): Учеб. пособие для биолог. специальностей ун-тов. — М.: Высшая школа, 1976. — 423 с.

7. Егорова И.С. Электроэнцефалография. — М.: Медицина, 1973. — 57 c.

8. Жирмунская Е.А. Клиническая электроэнцефалография. — М.: Мейби, 1991. — 77 с.

9. Жирмунская Е.А., Лосев В.С. Системы описания и классификация электроэнцефалограмм человека. — М.: Наука, 1984. — 79 с.

10. Зенков Л.Р., Ронкин М.А. Функциональная диагностика нервных болезней: Руководство для врачей. — М.: МЕДпресс-информ, 2004. — С. 384-433.

11. Крыжановский Г.Н. Общая патофизиология нервной системы: Руководство. — М.: Медицина, 1997. — 352 с.

12. Кузнецова С.М., Кузнецов В.В., Воробей М.В. Влияние Тиоцетама на функциональное состояние ЦНС у больных, перенесших ишемический инсульт // Здоров'я України. — 2005. — № 6. — С. 1-7.

13. Лях Ю.Е., Гурьянов В.Г., Хоменко В.Н., Панченко О.А. Основы компьютерной биостатистики: анализ информации в биологии, медицине и фармации статистическим пакетом MedStat. — Д.: Папакица Е.К., 2006. — 214 с.

14. Ньюэр М.Р. Количественный анализ и топографическое картирование ЭЭГ: методики, проблемы, клиническое применение // Успехи физиологических наук. — 1992. — Т. 23, № 1.— С. 52.

15. Острова Т.В., Черній В.І., Шевченко А.І. Алгоритм діагностики реактивності ЦНС методами штучного інтелекту. — Д.: ІПШІ МОНУ і НАНУ «Наука і освіта», 2004. — 180 с.

16. Островая Т.В. Методы математического анализа электрической активности мозга человека, укладывающейся в понятие «норма» // Архив клинической и экспериментальной медицины. — 2001. — Т. 10, № 3. — С. 272-276.

17. Русинов В.С., Гриндель О.М., Болдырева Г.Н. Биопотенциалы мозга человека. Математический анализ. — М.: Медицина, 1987. — 256 с.

18. Триумфов А.В. Топическая диагностика заболеваний нервной системы. — М.: Медицина, 1986. — 247 с.

19. Фарбер Д.А., Вильдавский В.Ю. Гетерогенность и возрастная динамика альфа-ритма электроэнцефалограммы // Физиология человека. — 1996. — Т. 22, № 5. — С. 5-121.

20. Интенсивная терапия критических состояний, обусловленных мозговым инсультом: Методические рекомендации / Черний В.И., Калмыкова Т.Н., Черний Е.В., Колесников А.Н., Городник Г.А., Островая Т.В., Андронова И.А., Степанюк В.А., Пузик А.А. — Киев, 2006. — 57 с.

Similar articles

Authors: В.И. Черний, Т.В. Островая, И.А. Андронова, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Украина
"Emergency medicine" 2(15) 2008
Date: 2008.09.26
Categories: Anesthesiology and intensive therapy, Medicine of emergency, Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: Черний В.И., Андронова И.А., Черний Т.В., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 4(26) 2009
Date: 2009.09.02
Categories: Neurology
Authors: Т.В. Островая, Е.В. Черний, И.И. Зинкович, В.И. Черний, И.А. Андронова, Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 4(20) 2008
Date: 2009.02.10
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual

Back to issue