Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 5 (43) 2011

Back to issue

Место Ксефокамa в лечении дорсопатии пожилых пациентов

Authors: Цурко В.В., Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, Россия

Categories: Neurology

print version


Summary

В статье изложен патогенез вертеброгенного болевого синдрома, рассмотрены принципы лечения боли в спине. Подробно описан механизм болеутоляющего и противовоспалительного действия НПВС. Особое внимание уделено преимуществам применения лорноксикама (Ксефокама) при дорсопатиях.


Keywords

Боль, воспаление, спина, лечение, Ксефокам.

Старение — закономерный общебиологический процесс, сопровождающийся морфологическими изменениями структуры тканей и снижением функциональной активности органов. Позвоночник, будучи наиболее подвижной структурой, в большей степени подвержен возрастным изменениям, которые связаны с универсальным механизмом — фиброзом, что в конечном итоге определяет физическое состояние человека пожилого и старческого возраста [1]. Остеоcклероз и остеопороз в позвоночнике, атрофия мышц — наиболее характерные маркеры возрастной инволюции [2].

Боль в области спины, обусловленная болезнями позвоночника, представляет собой одну из актуальных проблем современной неврологии, является частой жалобой у лиц пожилого возраста. Ею страдают в течение жизни около 80 % населения, а к старости боль испытывают почти все жители планеты.

Частой причиной боли в поясничном отделе у лиц пожилого возраста является грыжа межпозвоночного диска. С возрастом центральная часть диска — пульпозное ядро теряет эластичность и частично утрачивает амортизирующую функцию. Повторные травмы, статические и динамические нагрузки и особенно падения ведут к повышению давления внутри диска. Фиброзное кольцо, расположенное по периферии диска, в первую очередь отвечает на неадекватные нагрузки, в нем появляются трещины, к которым смещается студенистое ядро, образуя его пролапс. Разрыв фиброзного кольца на следующем этапе приводит к формированию грыжи, которая внутри позвоночного канала может вызывать компрессию нервных корешков и спинного мозга, обусловливая появление боли в спине и конечностях.

Вещество пульпозного ядра, являясь химическим раздражителем для нервной ткани, воздействует на чувствительные рецепторы, что способствует развитию местной воспалительной реакции, микроциркуляторному расстройству, отеку и мышечному спазму. На следующем этапе включается рефлекторный механизм, формирующий спастическую боль, которая вносит свой вклад в ограничение подвижности позвоночника.

Боль в спине наиболее часто отмечается у пожилых женщин, что, возможно, связано с большей распространенностью у них остеопороза позвоночника. Важно и то, что женщины чаще мужчин обращаются за медицинской помощью.

Особая роль в изучении боли отводится ноцицепторам (лат. noceo — повреждаю). Помимо двух хорошо известных— мономодальных А-дельта-ноцицепторов (представлены свободными нервными миелинизированными волокнами) и полимодальных С-ноцицепторов (представлены плотными некапсулированными гломерулярными тельцами) — в последние годы более детально изучаются «спящие» ноцицепторы. В непораженной ткани они не активны, при воспалении активируются сенсорными нейротрансмиттерами, такими как субстанция Р и кальцитониноген — родственный пептид. Их эффект обусловлен вовлечением в патологический процесс ранее не задействованных ноцицепторов и последующим разрастанием окончаний поврежденных аксонов. «Проснувшиеся» ноцицепторы — молодые отростки аксонов с несовершенными морфофункциональными свойствами становятся сверхчувствительными к простагландинам и цитокинам (ИЛ-1, -6, -8 и фактору некроза опухоли a), что способствует генерации в нервных волокнах патологической активности (сенситизации ноцицепторов) и приводит к образованию эктопических разрядов в А-дельта и С-афферентных волокнах и развитию первичной гипералгезии. Роль «спящих» ноцицепторов во многом непонятна, особенно в патофизиологии боли и воспаления у пожилых пациентов.

Выделяют локальную, отраженную и иррадиирующую боль. Локальная боль связана с воздействием патогенов на болевые рецепторы кожи, мышц, сухожилий, связок, суставов, костей и др. Ее причиной у пожилых может быть фасеточный болевой синдром. Дисфункция фасеточного сустава может одновременно быть причиной отраженной боли [3]. Причиной локальной боли у пожилых может стать и потенциально опасное заболевание позвоночника, например остеопоротический компрессионный перелом тела позвонка или опухолевое поражение.

Отраженная боль распространяется в пределах дерматома, связанного с иннервацией поврежденной структуры. У пожилых причиной отраженной боли в позвоночнике может быть патология сосудов, например при аневризме аорты боль в поясничной области, которая не связана с физической активностью. Иррадиирующая боль, обычно корешковая или невральная, отличается высокой интенсивностью, дистальным распространением в соответствующие дерматомы [4].

На основании различных патофизиологических механизмов помимо ноцицептивной боли выделяют невропатическую, которая является прямым следствием заболевания или повреждением соматосенсорной системы. Она часто рассматривается как хроническая и не несет защитной функции. У пожилых эта боль чаще обусловлена стенозом позвоночного канала, спондилолистезом, компрессией корешков спинномозговых нервов остеофитами и артрозом дугоотростчатых суставов. Эти патологические состояния часто могут сопровождаться двигательными нарушениями и изменением сухожильных рефлексов. Возможно формирование трофических расстройств.

Психогенная боль у пожилых трудно поддается диагностике, так как наличие психических нарушений часто сочетается со скелетно-мышечными и другими психоневрологическими расстройствами. При определенной психологической особенности пожилых пациентов сенситизация боли на фоне измененных возрастных нейропластических процессов формирует клинические признаки хронической боли в спине с гипералгезией, аллодинией и нередко с отраженной болью.

Лечение боли в спине основывается на принципах доказательной медицины и современных стандартах с учетом таких рекомендаций: продолжать обычную повседневную деятельность или скорее возобновлять ее, избегать постельного режима. Многочисленные исследования показали, что постельный режим не только не ускоряет восстановление, напротив, часто способствует трансформации острой боли в подострую, что особенно актуально для больных пожилого возраста. Достоверных доказательств эффективности ношения корсета не существует. Эффективность нестероидных противовоспалительных средств (НПВС) имеет высокую степень доказательности для категории пожилых пациентов. Применение этих препаратов является первой ступенью в стандартах лечения боли при дистрофических и воспалительных заболеваниях суставов позвонков, межпозвоночных дисков, крестцово-подвздошных сочленений, острой и хронической компрессионной радикулопатии.

Врачу необходимо всегда помнить, что лечение боли в области спины у лиц пожилого возраста, очень часто имеющих сопутствующую патологию, должно быть особенно дифференцированным и щадящим. Ответ на прием НПВС у пожилого пациента колеблется в широких пределах, и часто подбор препарата требует определенного времени. В связи с этим следует отметить, что у пациентов с соматической патологией безопасность, сокращение дозы и сроков назначения препаратов этой группы должно быть предпочтительным критерием выбора.

«Идеальный» анальгетик должен отвечать следующим требованиям:  пероральная лекарственная форма с быстрой абсорбцией в желудке и кишечнике, за счет чего в плазме крови за короткое время создается пиковая концентрации препарата; короткий период элиминации из плазмы крови, достаточно продолжительное действие и минимальный спектр побочных эффектов. Чем раньше начато лечение и достигнут значимый анальгетический эффект, тем меньше вероятность перехода острой боли в хроническую и лучше прогноз болезни. При этом выбор конкретного препарата для купирования боли и способа его введения осуществляется индивидуально. Длительность приема составляет, как правило, в среднем 7–14 дней.

Механизм действия НПВС направлен на подавление воспаления и опосредован угнетением ключевого фермента метаболизма арахидоновой кислоты — циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2), которая участвует в выработке алгических простагландинов. Последние действуют на болевые нервные окончания, являясь стимулятором ноцицепторов, повышают порог болевой чувствительности к брадикинину и другим медиаторам воспаления. Отметим, что блокада изофермента ЦОГ-1 большинством неселективных НПВС определяет сумму их побочных эффектов. При этом рекомендуется всегда помнить, что блокада синтеза ЦОГ-1 является причиной резкого снижения синтеза лейкотриенов, которые в ряде случаев стимулируют синтез эндогенных опиоидов. Из известных неселективных НПВС только лорноксикам шунтирует синтез арахидоновой кислоты до лейкотриенов без участия ЦОГ-1, что сохраняет синтез эндогенных опиоидов и повышает анальгетическую активность лорноксикама [5, 6].

Болеутоляющий эффект НПВС отчасти связан с их противовоспалительным действием — уменьшением отека тканей в очаге воспаления, но прямой связи между степенью подавления синтеза простагландина и их анальгетической активностью до настоящего времени не установлено [7].

Из множества препаратов этой группы врачи предпочитают назначать для лечения дорсопатии средства с преимущественно обезболивающим эффектом, а уже затем — с противовоспалительным. В целом у большинства НПВС прослеживается тенденция к преобладанию противовоспалительного свойства при приеме высоких и анальгетического — при применении низких доз.

Индивидуальная чувствительность и эффективность НПВС определяется влиянием полиморфизма цитохрома Р-450 на фармакокинетику препарата. В частности, изучение влияния полиморфизма цито­хрома Р-450 на фармакокинетику лорноксикама показало, что его кинетика и 5'-гидроксилорноксикама одинакова у лиц как медленно метаболизирующих спартеин/деброзохин или мефенитоин, так и быстро метаболизирующих, что объясняет низкий процент пациентов (только до 2 %), не чувствительных к лорноксикаму [8].

С точки зрения как противовоспалительного, так и обезболивающего действия наиболее сбалансированный эффект Ксефокам (лорноксикам) дает за счет выраженного подавления активности ЦОГ-2, а также торможения синтеза провоспалительных ИЛ-1, -6, -8, -12, фактора некроза опухоли a и оксида азота (последнее присуще только Ксефокаму), которые рассматриваются как активные медиаторы воспаления [9]. Не исключено, что Ксефокам дополнительно влияет и на центральные механизмы боли.

При рассмотрении механизма подавления Ксефокамом боли и воспаления особый интерес вызывают данные о диссоциации между противовоспалительным и антиноцицептивным эффектами. В ряде случаев анальгетическая активность препарата сопоставима с таковой у опиоидных анальгетиков, в силу чего ксефокам рекомендовано использовать для купирования умеренной и сильной боли. Одно из важных свойств ксефокама — период полувыведения 3–5 ч, что обеспечивает низкую вероятность кумуляции препарата в организме и быстрое восстановление необходимого уровня простагландинов для защиты слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта и поддержания нормального почечного кровотока.

Другим важным свойством препарата является его способность полностью метаболизироваться в печени с образованием неактивных метаболитов, 1/3 которых выводится почками, а 2/3 — кишечником. Это позволяет широко назначать ксефокам больным с печеночной и почечной недостаточностью легкой и умеренной степени без коррекции дозы, что особенно важно для пациентов пожилого возраста. Кроме того, параметры фармакокинетики у них такие, как у лиц молодого и среднего возраста, что также позволяет проводить лечение Ксефокамом без коррекции дозы [7].

Ксефокам в инъекционной форме (8 мг лиофилизованного порошка разводят дистиллированной водой непосредственно перед введением) широко применяется на высоте выраженной острой боли. Инъекционную форму, в том числе внутривенно, чаще применяют при оказании скорой медицинской помощи.

В многоцентровом российском контролируемом исследовании участвовали 1011 больных, обратившихся за неотложной медицинской помощью в связи с острой болью, обусловленной воспалительным или дегенеративно-дистрофическим поражением опорно-двигательного аппарата, посттравматическим болевым синдромом или почечной коликой. Всем больным пяти групп препараты назначались только внутримышечно: I группа больных получала 2 мл 50% раствора метамизола натрия, II — 5 мл ревалгина, III — 3 мл (75 мг) диклофенака натрия, IV — 30 мг кеторолака, V — 8 мг Ксефокама. Результаты показали, что наиболее быстрое обезболивающее действие (в среднем через 12 мин) наблюдалось после введения Ксефокама и кеторолака, кроме того, после применения этих препаратов отмечалось наименьшее количество повторных вызовов бригад скорой медицинской помощи. Не менее интересным в этом исследовании был вывод о том, что Ксефокам оказался самым безопасным из исследованных препаратов, в том числе и при сравнении с кеторолаком.

В рекомендациях по применению Ксефокама указано, что при выраженном болевом синдроме начальная его доза составляет в среднем 8–16 мг, в первые 24 ч максимальная суточная доза может быть увеличена до 32 мг в 2–3 приема. В следующие сутки обычно рекомендуют принимать 16–24 мг. При необходимости длительного приема суточная доза Ксефокама не должна превышать 16 мг. При уменьшении выраженности боли до слабой степени доза препарата снижается и составляет 4–8 мг в сутки.

Большим достижением в лечении болезней, основу которых составляют дегенеративно-дистрофические изменения в позвоночнике, является новая уникальная быстродействующая форма — Ксефокам рапид для приема внутрь. Препарат быстро растворяется и всасывается в желудке благодаря тому, что действующее вещество — лорноксикам заключено в гранулы, оболочка которых содержит бикарбонат натрия. Последний вступает в реакцию с желудочным соком, образуя слабощелочную среду, что, с одной стороны, обеспечивает препарату быстрое растворение, с другой — быстрое всасывание в кровь. Ксефокам рапид не воздействует на ферменты печени и функцию почек, не вызывает значимых фармакокинетических изменений, а при повторных приемах в рекомендуемых дозах не аккумулируется. Эти его свойства особенно важны для больных пожилого возраста и лиц с нарушением функции печени и почек. Назначается Ксефокам рапид в тех же дозах, что и обычный Ксефокам.

Таким образом, понимание врачом механизмов боли у пациента с учетом возраста позволяет выработать патофизиологически обоснованную терапию. Как показывает отечественный и зарубежный опыт, наиболее безопасным и особенно подходящим для лечения дорсопатии является Ксефокам и его быстро всасывающаяся форма (Ксефокам рапид), которые оказывают действенную медицинскую помощь — подавляют боль и улучшают качество жизни, что особенно важно у лиц пожилого возраста.


Bibliography

1. Воробьев П.А. Тромбоцитарно-эндотелиальные взаимодействия — теория старения и горизонты геропротекции // Клин. геронтол. — 2001. — 12. — 3-8.

2. Silverman S.L., Piziak V.K., Chen P., Misurski D.A., Wagman R.P. Relationship of health related quality of life to prevalent and new or worsening beck in postmenopausae women with osteoporosis // J. Rheumatol. — 2005. — 12(32). — 2405-2410.

3. Подчуфарова Е.В. Место нестероидных противовоспалительных препаратов в лечении острых скелетно-мышечных болевых синдромов // Consilium medicum. — 2010. — 9(12). — 95-100.

4. Подчуфарова Е.В., Яхно Н.Н. Боль в спине. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. — 356 с.

5. Fukuzaki K., Koja T., Kamenosono T. et al. General pharmacological studies of Lornoxicam // Japan. Pharm. Therap. — 1997. — 25(2). — 81-101.

6. Kullich W., Klein G. Influence of the nonsteroidal antiinflammatory drug lornoxicam on the secretion of the endogenous opiate peptides dynorphin and beta-endorphin // Akt. Rheumat. — 1992. — 17. — 128-132.

7. Charlot J. Long term efficacy and tolerability of lornoxicam in elderly patients with rheumatoid arthritis or osteoarthritis: a multicenter, open study. Hafslund Nycomed Pharma AG. Data on file — 2001.

8. Наумов А.В., Семенов П.А., Верткин А.Л. Стратегия лечения пациентов с болью и соматической патологией // Consilium medicum. — 2010. — 9(12). — 111-114.

9. Ковальчук Л.В., Хорева М.В., Никонова А.С. и др. Коррегирующее действие циклооксигеназы на функциональное состояние мононуклеарных клеток, экспрессирующих Toll-подобные рецепторы // Журнал микробиол, эпидемиол и иммунобиол. — 2010. — 1. — 45-50.


Back to issue