Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"News of medicine and pharmacy" 16 (379) 2011

Back to issue

О бедном... замолвите слово

Authors: С.П. Григорьев, к.м.н., врач высшей категории

print version

Не пугайтесь, любезные потенциальные читатели, речь пойдет не о гусарах, а о несчастных лекарях, которые не только не рифмуются, но и упоминаются в стране нашей разве только в полууголовной хронике в качестве самых рьяных коррупционеров да безграмотных мерзавцев, которые сплошь и рядом нарушают клятву Гиппократа и думают только о том, чтобы наполнить и без того рвущиеся от бабла карманы...

Статья эта несколько раз пыталась увидеть свет в медицинских изданиях, но волею судеб не нашла там себе места, что, быть может, и к лучшему. Правда, называлась она тогда иначе: «Какова должна быть оплата труда лекаря». К удивлению многострадального автора, такая постановка вопроса, в целом достаточно корректная и в высшей степени доказательная, вызывала лишь чувство отторжения у лиц, причастных к принятию решений, касающихся того, что же можно читать нашей украинской публике, по-видимому, с чрезвычайно взыскательным литературным вкусом. Одним словом, статью не печатали, но возвращали под самыми благовидными предлогами, с телефонными благодарностями, осторожными вопросами, а иногда просто с беспардонным молчанием, будто автор, простите, пописал в лесу, но уж совсем не в тему...

Конечно же, для столичных солидных журналов, привычных к «преамбуле», «материалам и методам», «собственным результатам», «выводам» и прочим наукообразным вывертам, которые призваны большею частию скрыть бледную немочь отечественной медицинской науки, странно было видеть какой-то материал, в котором за версту видно и заинтересованность, и боль, и обиду, и понимание того, что ничего, сколько ни кричи, не изменится и надсадный крик этот — лишь глас вопиющего в пустыне.

Зададим первый риторический вопрос: почему же в пустыне?

Ответ лежит на поверхности, просто нужно желать увидеть. Для этого следует лишь снять идеологические шоры, которые мы в добровольно-принудительном порядке надели в свое время, словно зеленые очки в пресловутом изу­мрудном городе, и никак не можем от них избавиться.

Некоторое время тому назад наш горячо любимый премьер с чувством внутреннего восторга, словно человек, с трудом скрывающий ликование, сказал: «С июля текущего года заработная плата врача-хирурга высшей категории, работающего в стационаре, будет составлять 1480 гривен...» Для тех, у кого плохое зрение, или слух, или чувство юмора, напишу прописью: господа, премьер с торжественностью, которая была бы уместна при открытии нового свиноводческого комплекса где-нибудь на Винничине, сообщил, что... тысяча четыреста восемьдесят в месяц... нет-нет, не евро или фунтов стерлингов, но наших родных гривен.

«Те, кто на галерке, можете хлопать, а те, кто в партере, — трясите драгоценностями», — сказал как-то Леннон (я не ошибся, не Ленин). Похлопаем и мы.

Почему же, кроме горького смеха, данное заявление ничего не вызывает? Да хотя бы потому, что по одному из многочисленных законов нашей страны (если память не изменяет, датированном еще 1992 годом) оплата работы лекаря намертво привязана к средней по промышленности, а никак не в разы меньшая... (без комментариев). Стало быть, вновь привычно нарушаем закон (можно добавить «в особо циничной форме», это не страшно, это не УК).

Я не желаю обсуждать унизительную гнусность самой цифры, скажем только, что покупательная способность национальной валюты где-то 1/15 по отношению к привычному старшему поколению рублю, а это значит, что премьер обрадовал нас тем, что отныне самый высоко­оплачиваемый хирург будет получать... чуть меньше ста рублей в месяц!!! Увидели?

Дивная штука — зрение. Ох уж эти шалуны офтальмологи...

Ну, а теперь хватит ерничать, на этом фронте и без меня достаточно желающих героически помереть на передовой, к делу...

Процитируем нашего премьера: «Для того, чтобы строить какие-либо планы, нужно иметь реперные точки...» (Реперные точки — точки, на которых основывается любая шкала измерений.) «Поимеем» эти самые точки и мы, дорогой читатель.

1. Наша держава определяет стоимость получения медицинского образования (диплома лекаря) в 80 000 гривен (в ценах текущего года, без учета того, что повышение неминуемо будет и за 6 лет только с учетом инфляции, а не растущих аппетитов приведенная цифра удвоится).

2. Для значительной части студентов-медиков к этой достаточно солидной сумме следует добавить средства на проживание (общежитие/квартира), деньги на питание и одежду (не в хламиде же на занятия бегать, хотя под халатом не особо и заметно). Чтобы не утруждать читателя, выразим сие общей суммой 84 000 гривен, где общежитие — 18 000 за 6 лет, питание, если очень скромно, — 48 000 из расчета 800 гривен в месяц, что в крупном городе почти нереально, и 18 000 положим на одежду.

3. Кроме того, студенту, без иронии, нужно немало книг и, теперь уже с иронией, в том числе и та, которую следует покупать на кафедрах, без чего невозможно сдать экзамен... А переезды по клиникам? А отдых, без которого можно действительно безвременно загнуться? Простите за простословие, только для улучшения восприятия. И посему добавим к набежавшей и без того внушительной сумме 30 000 из расчета 500 гривен в месяц.

4. Я не говорю о мифических историях, которые передаются из уст в уста по сарафанной студенческой почте, сколько стоит на той или иной кафедре зачет, а тем более экзамен и вообще. А пропущенные лекции или практические занятия со всенепременными отработками, или… а... Отнесем все это к вечному студенческому эпосу и выражать в конкретной цифре не будем, но... дыму-то без огня не бывает.

5. Ах, едва не забыли про интернатуру...

Интернатура (лат. internus — внутренний) — первичная последипломная специализация выпускников медицинских институтов по одной из врачебных профессий, проводимая после сдачи государственных экзаменов, на базе лечебно-профилактических учреждений под наблюдением и руководством соответствующей кафедры вуза. Проходящих интернатуру называют интернами. Интернатура является составной частью обязательного полного медицинского образования. Окончившим интернатуру присваивается сертификат врача-специалиста и выдается диплом об окончании интернатуры.

Согласимся с формулировкой из всенародно любимой Википедии, тем более, что звучит красиво, а стоит еще интереснее. Потому бестрепетно добавим к набежавшему астрономическому числу 20 000 гривен на оплату и не менее того — на все остальные расходы (см. выше), стало быть, еще 20 000.

Вроде бы учли все плановые выплаты. Не упоминаем о болезнях, спаси Господи и помилуй, о хлопотах приятных, например, днях рождения и/или свадьбах и прочее, которые на студенческой скамье тоже приключаются, хотя я всегда говорил, что это неудобно, жестковато все же...

Если верить геометрам, тому же греку Пифагору, к примеру, через одну точку можно провести бесчисленное множество прямых. Стало быть, нам нужна как минимум еще одна реперная точка.

В развитых страна есть такое интересное понятие (и придумали же проклятые империалисты!), как «кредиты на образование». Как правило, эти самые кредиты выдают молодым людям, которые желают получить высшее образование. Кредиты эти либо низко-, а то и вовсе беспроцентные, но, как и любой кредит, должны быть возвращены державе по истечении нескольких лет.

Вот и вторая опорная точка. Стало быть, человеческая цивилизация методом бесчисленных проб и ошибок, а скорее по зрелому размышлению, приняла следующий модус. Молодой специалист способен вернуть кредит, который выдала ему Родина в течение пяти-семи лет по получении диплома. С учетом того что медицинское образование не только одно из самых престижных (как и специальность, к слову сказать), но и самых дорогих, возьмем семилетний срок возврата кредита.

За семь лет лекарь не только возвращает взятый на получение образования кредит, но и:

— безбедно живет (крыша, еда, одежда);

— обзаводится детьми (теперь уже своевременно);

— тратит деньги, и немалые, на их воспитание и образование;

— перманентно продолжает свое профессиональное образование, что очень важно для лекаря, и развивается как культурная личность, а не тягловый рабочий скот.

Дальше совсем просто. Отталкиваемся от того, что мировая практика предполагает способность молодого специалиста, для нас с вами — лекаря, за семь лет по окончании медицинского института/университета заработать сумму, как минимум в 3–4 (!!!) раза превышающую ту, которую он затратил на получение образования. А это как раз и есть наша первая реперная точка в своем зловещем цифровом выражении. Тому, кто ленится заняться сложением, помогу: 80 000 + 84 000 + 30 000 + + 40 000 = 234 000 (видит Бог, мы считали по-скромному и не учитывали инфляцию).

Маленькое упражнение в арифметике на уровне третьей четверти третьего же класса:

— число месяцев составляет — 7 лет Ч 12 = 84;

— 234 000 умножаем на 3,5 и делим на 84 = УЖАС;

— получаем минимально достаточную заработную плату начинающего лекаря — 9750 гривен (без учета инфляции).

«Хороший врач прокормит себя сам, а плохие нам не нужны», — черт, совсем забыл, кто же мог позволить себе такую убийственную простоту мышления. Упомянул-таки лукавого, а не следовало бы.

И последняя опорная/реперная точка, которая словно гвоздь в крышку...

Я имею в виду пресловутую 49-ю статью нашей Конституции. Вот уж когда следует кричать «Автора!». Самое парадоксальное, что те, кто писали эту статью, и иные власть или деньги имущие, что в стране нашей едино, действительно имеют не только бесплатное здравоохранение, но и само здравоохранение... Простите, вырвалось.

Все к тому, что несчастный молодой специалист per aspera ad astra, получивший, наконец, вожделенное образование и заслуженную заработную плату в 880 (теперь, вероятно, несколько больше) гривен в месяц, оказывается рабом в полном нелицеприятном смысле, какой вкладывали в это слово древние египтяне или римляне. Нет права на забастовку, нет права на нормальные условия труда, нет права на полноценный отдых, нет права…

Как справедливо заметил в свое время доктор и журналист Л.А. Покрышка: «При этом по социальному статусу они (медики) почти изгои — без должных зарплат, надлежащего быта, профессиональной защищенности...»

«Заложу» своих, простите за сленг. Налоговикам достаточно прийти к любому лекарю в нашей стране и спросить: «Дорогой, а как же ты дожил-то до нашего визита на те деньги, которые предлагаются в оплату за твой труд? Ах, все же дожил! Значит, ты имеешь левак, с которого не платишь НАЛОГ!»

Чихнул дважды — значит правду сказал, хотя кого ныне этой самой правдой убедишь. Демократия в нашем исполнении — штука дивная. Кричать можно все (ну, почти все), только дела до этого никому нет. Так, просто выпустил пар и ничего более.

Впрочем, ждать осталось недолго. По самым оптимистическим прогнозам, лет через десять станет понятно, что та отрасль народного хозяйства, которую именуют здравоохранением, прошла точку возврата, а стало быть, мы наконец-то похороним многократно клятую семашкинскую модель здравоохранения, которая единственно возможна в нищей, но на удивление воровитой стране нашей… 



Back to issue