Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 17 (386) 2011

Back to issue

Анималотерапия: иппотерапия

Authors: А.П. Чуприков, профессор, д.м.н., кафедра детской, социальной и судебной психиатрии НМАПО им. П.Л. Шупика А.Г. Смолянинов, доктор философии в области психологии, сотрудник Университета Я. Коменского (Братислава, Словакия) А.В. Бураго, магистр психологии, иппотерапевт центра «Спирит» (Киев)

print version


Summary

Анималотерапия во всех цивилизованных странах сегодня занимает прочное место в цепи реабилитационно-восстановительных мероприятий у больных детей и подростков с отклонениями в психоневрологическом развитии и с детским церебральным параличом. Реабилитация детей требует согласованной работы специалистов разных направлений: врачей, коррекционных педагогов, психологов, логопедов, кинезитерапевтов и — на втором этапе лечебно-реабилитационной работы — анималотерапевтов.

P. Hanus (1998), Л.Н. Кряжева (2000), M. Veleminsky (2007), А.Ф. Федоров и соавт. (2010) и др. выделяют анималотерапию как самостоятельный метод нетрадиционной медицины, способный оказывать многокомпонентное оздоравливающее действие.

Как самостоятельный метод лечения анималотерапия начала развиваться со второй половины XX века. Этому способствовало развитие научных методов исследований взаимоотношения человека и животных. Наиболее общим понятием, обозначающим те или иные контакты между человеком и животным, считается понятие «взаимодействие», которое является ключевым в анималотерапии.

На развитие анималотерапии оказали влияние работы Л.А. Орбели. Согласно его представлениям, в ходе прогрессивной эволюции происходило увеличение пластичности поведения организмов. Л.А. Орбели выдвинул гипотезу о существовании промежуточных этапов развития сигнальных систем в процессе эволюции (1949). Промежуточные формы сигнальных систем обеспечили возможность использования символов вместо реальных объектов на переходном уровне отражения психикой реальной действительности. Умение связывать незнакомый знак с обобщенным представлением о классе реальных явлений означает, что в коре головного мозга животного складывается механизм образования понятий. Эти «протопонятия» — не просто аналоги представлений, а смысловые схемы. Возможность символизации лежит в основе образования второй сигнальной сис­темы.

Предположения Л.А. Орбели получили подтверждение в современных исследованиях способности к обобщению и использованию символов у высших позвоночных. Л.А. Фирсов на основе экспериментального материала пришел к заключению, что психика антропоидов характеризуется таким уровнем способности к формированию довербальных понятий, который можно рассматривать как промежуточный между первой и второй сигнальными системами (1976).

В процессе развития цивилизации человек утратил связь с природой, поэтому самовосстанавливающие процессы в организме работают не так, как это было запрограммировано. Животные, как существа, никогда не теряющие мощную связь с природой, являются для человека своеобразным связующим звеном с окружающим миром, что помогает человеку именно природным путем поправить психическое и физическое здоровье.

В основу деления анималотерапии на виды положены два критерия. По первому критерию — целенаправленность использования животных и их образов — Н.Л. Кряжева различает ненаправленную анималотерапию (естественную), когда человек просто получает положительный эмоциональный заряд от общения с животным, а также направленную, в которой обученные животные — терапевты работают в тандеме с человеком — специалистом по заранее разработанным лечебным программам.

По мнению R. Berger (1988, 1994) и других ученых, ненаправленная анималотерапия способствует развитию у детей эмпатии, независимости и инициативности, терпения и самоконтроля, чувства собственной значимости и компетентности, а самое главное — развитию чувства доверия через облегчение безусловного принятия любви. Ненаправленая анималотерапия (канистерапия) в различных возрастных группах оказывает терапевтический положительный эффект приблизительно в 60 % случаев. Описываются следующие факторы, от которых зависит положительный эффект при взаимодействии с животным: сложившиеся отношения между членами семьи, психологический климат в семье, особенности психики владельцев (их ценностно-мотивационные установки, ролевые ожидания от животного, уровень агрессии, уровень эмоциональной лабильности, уровень тревожности, способность адекватно реагировать на нужды животного), характерологические особенности животного (мотивации в борьбе за статус, уровень агрессии, пассивно-оборонительное поведение, способности к усвоению принятых в семье норм, способности дифференцированно реагировать на эмоцио­нальные состояния владельца, способности вырабатывать различные паттерны поведения по отношению к разным членам семьи, уровень доверия по отношению к владельцам).

Основателем направленной анималотерапии считается психиатр из США Борис Левинсон, который в 1962 г. целенаправленно использовал помощь животных (собак) в ходе лечения психических расстройств.

Выделяют следующие функции анималотерапии:

1. Психофизиологическая функция. Взаимодействие с животными может снимать стресс, нормализовать работу нервной системы, психики в целом.

2. Психотерапевтическая функция. Взаимодействие с животным может существенным образом способствовать гармонизации межличностных отношений человека и животного.

3. Реабилитационная функция. Контакты с животными являются дополнительным каналом взаимодействия личности с окружающим миром, способствующим как психической, так и социальной ее реабилитации.

4. Функция удовлетворения потребности в компетентности.

5. Функция самореализации. Эта функция выполняется путем выработки умения быть значимым для других.

6. Функция общения. В. Агафонычев в своей книге «Анималотерапия» важным аспектом терапии с помощью животных считает отсутствие у последних второй сигнальной системы. Общение с животным на языке эмоций исключает боязнь человека показаться смешным, неловким, что характерно для человеческого общения. Поэтому, по мнению автора, анималотерапия эффективна при психосоматических расстройствах.

В зависимости от того, какой вид животного используется в анималотерапии, выделяют дельфинотерапию, иппотерапию, канистерапию, фелинотерапию, апитерапию, гирудотерапию и др.

Наблюдения показывают, что у животных есть мораль, проявляется альтруизм, находчивость, чувство юмора, привязанность и любовь. На этом основан еще один интересный лечебный эффект: многие дети из-за гиперопеки со стороны родителей уже с пеленок предрасположены к эгоизму, а общение с животным открывает для них позитивный мир бескорыстия и заботы.

Животные способны к творчеству, которое проявляется в играх, а также в специфической деятельности, никак не связанной с задачами жизнеобеспечения. У животных есть системы общения и передачи личного опыта, в том числе использующие вербальные символы и образы. К. Юнг обнаружил взаимосвязь между образами и психикой, считая, что творчество является одним из способов психологической интеграции, проявляя скрытые интеллектуальные и духовные возможности.

Среди других методов анималотерапии иппотерапия занимает особое место — прежде всего из-за ее распространенности. Она популярна в Европе. Множество иппотерапевтических центров создаются частным образом, при этом дети — инвалиды получают эту помощь бесплатно, за счет общин и муниципалитетов. В Украине при конно-спортивных базах существует около 25 центров иппотерапии. Стоит вопрос о централизованной подготовке специалистов в этой области.

Взаимоотношения человека и лошади выстраивались тысячелетиями и являются частью истории развития цивилизации. Лошадь — живое существо с уникальными физическими и психическими возможностями, общение с которым снижает чувство психологической усталости, вносит в сознание ощущение равновесия и умиротворенности. Для ребенка общение с лошадью — эмоциональный подъем и расширение кругозора, а на фоне дефицита общения — это еще и приобретение большого сильного друга. В процессе иппотерапевтических занятий у большинства детей увеличиваются желание общаться с окружающими и стремление к расширению сферы своих интересов. Находясь в обществе лошади, ребенок получает непередаваемые ощущения пребывания в энергетическом поле. У ребенка развивается особое кинестетическое чувство — эмоциональный порыв к движению, что создает высокую степень мотивации к занятиям. Занятия иппотерапией можно с большим успехом использовать как средство обучения функциональному языку. Таким образом, иппотерапия способствует формированию ребенка как личности. Эта цель может быть достигнута потому, что животное, не имеющее культурной настройки, принимает пациента таким, какой он есть, и позволяет установить внушающие уверенность отношения (Ю. Харчук, 2007).

Занятия по иппотерапии проводятся психологом-инструктором, который следит за состоянием пациента, дает ему посильные задания, предлагает и помогает выполнять различные упражнения, руководит работой коновода и помощника. При этом пациент совсем не использует средства управления лошадью, но под руководством инструктора по максимуму пользуется набором психоэмоциональных и физических воздействий, которыми располагает лошадь. Этот метод обладает комплексным воздействием на организм и сочетает в себе воздействие двух лечебно-профилактических факторов — биомеханического и психогенного.

Для ребенка верховая езда — это целый комплекс психологических переживаний, которые составляют основу действия психогенного фактора. Однако первый этап иппотерапии начинается не с верховой езды, а со знакомства лошади и пациента на расстоянии. Даже обычное наблюдение за движениями лошади несет в себе терапевтическую составляющую. На следующем этапе используют сближающие приемы, такие как прикосновение и кормление. Прикасаясь к лошади, ребенок чувствует приятное тепло живого тела, пытается контролировать напряжение мышц руки. При этом ребенок учится мотивированному контролю над двигательным актом. Научившись подобным действиям, ребенок переносит это умение в социальную жизнь. Постепенно овладевая самыми простыми навыками общения с лошадью, ребенок начинает верить в свои способности и чувствовать свою индивидуальность. Активное участие в иппотерапевтической команде расширяет двигательное и эмоциональное пространство ребенка, становясь тем благоприятным фоном, который необходим для самоутверждения и способности к сотрудничеству (А.Г. Смолянинов, 2011).

Биомеханический фактор способствует созданию у детей новых рефлексов, развитию равновесия, совершенствует координацию движений. У детей с ДЦП иппотерапия компенсирует ограниченность двигательной активности и накапливающийся вследствие этого дефицит афферентной импульсации.

Биомеханическую основу иппотерапии исследовали В.Н. Коновальчук, Р.А. Пополитов, Е.В. Архангельская (2010). По данным этих авторов, биомеханический фактор способствует снижению спазма мышц, увеличению объема движений в суставах, силы мышц спины, живота и конечностей. С помощью иппотерапии достигается оптимальная согласованность всадника с движениями лошади, которая во многом идентична походке здорового человека. Идущая лошадь передает всаднику более ста колебательных импульсов за минуту. При иппотерапии появляется возможность многократного повторения движений, что создает условия для формирования и закрепления навыков. В ходе занятий у ребенка вырабатывается умение держаться в седле, что является интуитивным чувством резонансного ритма движения. Область таза всадника, воспринимая разнонаправленные колебательные движения лошади, перемещается в такт движениям животного. Правильное положение таза пациента способствует настраиванию на индивидуальную частоту живого существа, таким образом, лошадь становится естественным генератором двигательных резонансных импульсов. Эти компоненты тесно связаны с автоматическими двигательными реакциями тела человека в трех плоскостях: сагиттальной (статика — динамика), фронтальной (смещение центра тяжести), горизонтальной (ротация). У всадника это вызывает ответные мышечные вибрации, которые могут многократно усиливаться. Результатом такого отклика является глобальный поток афферентных импульсов, поступающих в мозг ребенка от его собственных мышц. В процессе иппотерапии наступает естественная нейромоторная интеграция образа тела, улучшается подвижность таза и плеч, происходит нормализация тонуса мышц спины и живота. Кинетика верховой езды такова, что позиция «всадник» в значительной мере способствует устранению контрактур приводящих мышц бедра, а также совершенствованию механизмов удержания позы. Усиливая двигательную активность в процессе реабилитации, мы также добиваемся согласованности действия дыхательных мышц.

Положительное действие иппотерапии усиливается еще тем, что нормальная температура тела лошади выше человеческой на 1,5–2 градуса. Движения мышц спины идущей лошади разогревают и массируют спастичные мышцы ног всадника, усиливается кровоток в конечностях. Регулярные занятия способствуют адаптации организма к физическим нагрузкам. Помимо центральной нервной системы в процессе адаптации большое участие принимают симпато-адреналовая и гипоталамо-гипофизарная системы (гуморальная регуляция). При иппотерапии увеличивается максимальная производительная сила даже бездействующих мышц, то есть имеется эффект «переноса» тренировочных влияний.

До настоящего времени в иппотерапии не принята единая классификация и терминология, которая была бы одобрена и утверждена Международной федерацией верховой езды для инвалидов (FRDI). Термин «иппотерапия» является международным. Он обозначает использование общения с лошадью, верховой езды на лошади и в упряжках в качестве средства лечения, реабилитации, воспитания, адаптации и интеграции. Синонимами термина «иппотерапия» в разных странах служат понятия «терапевтическая верховая езда», «адаптивная (реабилитационная) верховая езда», «экитерапия», «верховая езда для инвалидов», «райттерапия» и др. В настоящее время в 45 странах мира действуют центры лечения верховой ездой, а с 1974 г. проводятся международные иппотерапевтические конгрессы. В Нидерландах, Швеции и Великобритании метод иппотерапии патронируют королевские семьи. Органическое сочетание приемов нейрокинезитерапии и лечебной верховой езды создает эффективную комбинацию высокого качественного уровня. Езда на лошади становится лечебным мероприятием в том случае, если она осуществляется по показаниям и под контролем соответствующего специалиста. Взаимодополняющее влияние иппотерапии и нейрокинезитерапии основано на принципах нейрофизиологии. Именно нейрокинезитерапия позволяет повысить работоспособность и выносливость мышц, ускорить кровоток и лимфоток, облегчить работу сердца, понизить рефлекторную возбудимость мышц с повышенным тонусом, стимулировать работу ослабленных и паретических мышц (А.Г. Смолянинов, 2011).

Первые исследования по иппотерапии были выполнены французским врачом Перроном в конце XIX столетия. Он опубликовал их в работе «Эмоции, вызываемые верховой ездой, гигиена этого занятия», в которой он доказывает, что благоприятное влияние верховой езды на организм заключается в активации двигательной, дыхательной систем, а также системы кровообращения. Одним из основоположников современной иппотерапии считается Ю. Лаллери, который в 1960–1970 гг. всесторонне изучал теоретические аспекты воздействия лошади на течение заболеваний у людей.

Показаниями для иппотерапии служат следующие нарушения опорно-двигательного апарата: нарушения координации движений, судорожные сокращения и атрофии мышц, искривления позвоночника, дефекты осанки. У детей с расстройствами спектра аутизма, олигофренией, задержками психоречевого развития иппотерапия является дополнением к основным фармакологическим средствам и физиотерапевтическим процедурам. Деформации развития двигательной и психической сфер требуют таких методов коррекции, которые оказывают интегративное влияние на эти сферы. Иппотерапия вполне отвечает данному условию.

По данным медицинской статистики, иппотерапия — наиболее подходящий метод лечения у детей, страдающих ДЦП. В контексте его применения определенные наборы упражнений призваны, с одной стороны, подготовить ребенка к верховой езде, а с другой — закрепить результаты, полученные в этом процессе. В свою очередь, план иппотерапевтических занятий также должен быть скорригирован в соответствии с задачами этого этапа. Программу этих мероприятий составляют врач-реабилитолог или инструктор лечебной гимнастики вместе с инструктором верховой езды в зависимости от клинической картины и возможностей пациента.

Существуют особенности проведения занятий при различных формах этой патологии (А.Г. Смолянинов, 2011). При спастической гемиплегии необходимо уделить больше внимания предупреждению мышечных контрактур и костных деформаций. Относительная легкость этой формы дает возможность для занятий иппотерапией в самом широком диапазоне.

Для детей со спастической диплегией езда на лошади приобретает особую актуальность. При этой форме на первый план выходят такие нарушения, как приходяще-сгибательные контрактуры нижних конечностей. Именно эти вторичные изменения становятся главным препятствием для тренировки ходьбы, так как неадекватная нагрузка на суставы приносит большой вред, формируя грубые деформации. Позиция верхом в значительной степени способствует выравниванию тонуса мышц бедра и устранению контрактур. Сочетая верховую езду с тренировкой групп мышц разгибателей нижних конечностей, можно добиться высокой эффективности результатов в подготовке ребенка к ходьбе.

Двусторонняя гемиплегия характеризуется поражением верхних и нижних конечностей, при которой двигательный дефект рук выражен в большей степени. В случае двойной гемиплегии необходимо добиться контроля за движениями головы и устранить контрактуры верхних конечностей. Без этих мероприятий верховая езда представляется малоэффективной.

Гиперкинетическая форма ДЦП характеризуется большим количеством непроизвольных движений. Для этой формы наиболее актуальны упражнения, выполняемые в условиях замкнутой кинематической цепи, так как при этом гасятся гиперкинезы. В данном случае нужно отдавать предпочтение езде шагом с применением упражнения «коромысло».

Атонически-астатическая форма характеризуется низким тонусом мышц при сохранении действия тонических рефлексов, нарушением равновесия и координации движений. При этой форме верховая езда оказывает на организм ребенка исключительно благоприятное влияние. Для появления положительных результатов, как правило, требуется длительное время. В этом случае акцент делается на упражнения, укрепляющие мышцы спины.

Применение иппотерапии в детской психиатрии пока только начинается. Однако даже первые результаты использования иппотерапии в комплексном лечении детей с аутизмом, задержкой психоречевого развития и умственной отсталостью показывают, что общение, игры, езда на лошади ускоряют достижения положительных сдвигов в развитии детей. Улучшаются коммуникабельность и социализация этих детей. То, что эти успехи достигаются не за счет фармсредств (родители часто отказываются от них), имеет особую ценность.

Практический опыт указывает на то, что иппотерапия оказывает заметное влияние на развитие речи. Некоторые типы движений лошади имеют эффект, с помощью которого перекидывается мостик от двигательных реакций к речи. Высокая степень мотивации занятий может послужить импульсом к тому, чтобы ребенок заговорил. Развитию речи также способствует сочетание иппотерапии и музыкотерапии. Езда под музыку может оказывать гармонизирующее влияние на различные нарушения двигательной и психической сфер. Благодаря паузам в мелодике можно развить чувство начала и конца определенных частей занятий. Различные аллюры требуют и различного ритма мелодий. Например, четырехтактные мелодии подходят для езды шагом. Музыка способствует снижению мышечного тонуса и улучшению концентрации внимания. Комфортность занятий для ребенка можно повысить, если проводить их в сопровождении его любимих записей. Пробуждение музыкой высших чувств, гармонизация сознания повышают частоту акустического поля организма. Кроме того, нейроны моторной коры головного мозга связаны с дыхательными мышцами в речи и пении. Поэтому включение музыкотерапии в занятия способно закрепить и усилить позитивный эффект лечения.

Таким образом, неожиданный рост интереса населения и специалистов к анималотерапии, видимо, можно объяснить необходимостью дополнять фармакологические эффекты вспомогательными методами реабилитации. Не стоит ожидать от анималотерапии того, что пропагандируется на некоторых сайтах в качестве рекламы, — выздоровления от того или иного заболевания. Но, воздействуя на организм больного многофакторно и интегрирующим образом, анималотерапия способна улучшить его состояние. Думается, настало время углубленно исследовать показания и противопоказания к различным видам анималотерапии при различных заболеваниях, а также фундаментальные вопросы взаимодействия живых организмов на расстоянии.


Bibliography

1. Кряжева Н.Л. Кот и пес спешат на помощь. Анималотерапия для детей. — Ярославль: Академия развития, 2000. — 55 с.

2. Лукина Л.Н. Дельфины в системе психофизической реабилитации людей. — Севастополь: НПЦ «Акоси — Гидрофизика», 2007. — 170 с.

3. Смолянинов А.Г. Иппотерапия. — К., 2010. — 70 с.

4. Смолянінов А.Г. Психолого-нейрокінезітерапевтична модель колекційної роботи з дітьми, що мають відхилення в розвитку: Дис... д-ра філософії у галузі психології / МАУП. — К., 2011. — 46 с.

5. Федоров А.Ф., Жбанов А.В., Козунова Р.О. Дельфинотерапия: уникальные возможности медицины нового века. — СПб.: Вектор, 2010. — 154 с.

6. Харчук Ю. Иппотерапия и коневодство: лошади и пони. — Ростов и /Д.: Феникс, 2007. — 254 с.

7. Berger R. Man and Dog. The Psychology of a Relationship. — Blakwell Scientific Publications, Oxford, 1988. — 188 s.

8. Berger R. Warum Kinder Tiere brauchen. — Verlag Herder, 1994. — 119 s.

9. Hanus P. Canisterapie u detskeho klienta. — Jihoceska univerzita, Zdravotne socialni fanulta, 1998. — 102 s.

10. Zooterapie ve svete objektivnich poznatku / Ed. by M. Veleminsky. — Dona, Ceske Budejovice, 2007. — 335 p.

Similar articles

Лечебная иппотерапия в рефлекторно-нагрузочном костюме «Гравистат» как эффективная методология реабилитации детей с церебральным параличом
Authors: Евтушенко О.С., Вовченко И.В., Евтушенко С.К. - Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации
International neurological journal 3 (65) 2014
Date: 2014.06.11
Categories: Neurology
Sections: Medical forums
20-летний опыт работы Донецкого областного детского клинического центра нейрореабилитации с органическими заболеваниями нервной системы
Authors: Евтушенко О.С., Яновская Н.В., Евтушенко С.К. - Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации
International neurological journal 3 (65) 2014
Date: 2014.06.11
Categories: Neurology
Sections: Medical forums
Authors: Евтушенко О.С., Яновская Н.В., Дубина С.П., Кутякова Е.И., Шаймурзин М.Р., Порошина Е.В., Сохань Д.А., Евтушенко Л.Ф., Сажнева И.А., Вовченко И.В., Дегонская Е.В., фомичева е.м., Евтушенко С.К., Донецкий областной детский клинический центр нейрореабилитации
International neurological journal 7 (37) 2010
Date: 2011.01.13
Categories: Neurology

Back to issue