Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.









"Emergency medicine" 6 (37) 2011

Back to issue

Эффективность L-орнитина-L-аспартата в комплексном лечении печеночной энцефалопатии

Authors: Никонов В.В., Нудьга А.Н., Ковалева Е.А. Харьковская городская клиническая больница скорой и неотложной медицинской помощи Харьковская медицинская академия последипломного образования

Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

print version


Summary

В работе представлен патогенез возникновения печеночной недостаточности. Приведены данные о лечении больных с циррозом печени различной этиологии, осложненным печеночной энцефалопатией. На большом количестве различных тестов и биохимических показателей показана положительная роль L-орнитина-L-аспартата (Орнитокс) в стабилизации состояния пациентов, уменьшении клинических проявлений болезни, нормализации биохимических показателей.


Keywords

Аммиак, печеночная недостаточность, пути коррекции, Орнитокс, Глутаргин.

Аммиак является конечным продуктом азотистого обмена в организме человека. Он образуется при метаболизме белков аминокислот и других азотистых соединений. Он высокотоксичен для организма, и большая часть его в ходе орнитинового цикла конвертируется печенью в менее токсичное соединение карбамид (мочевину) и выводится почками.

Одновременно аммиак участвует в ресинтезе аминокислот и кетоаналогов аминокислот, и этот процесс носит название «восстановительное аминирование».

В здоровом организме постоянно поддерживается определенный баланс аммиака, и основными источниками его образования являются:

— толстая кишка (переработка белка и мочевины бактериальной флорой);

— мускулатура (пропорционально физической нагрузке);

— почки;

— тонкая кишка (распад аминокислоты глутамина — основного источника энергии клеток слизистой оболочки кишечника);

— печень (расщепление белков).

При различных заболеваниях, приводящих к нарушениям обмена аммиака (чаще всего это происходит при нарушении функции печени — гепатитах, циррозах), уровень этого химически активного вещества становится одной из основных причин развития тяжелого эндотоксикоза.

В основе патологических симптомов, возникающих при острой или хронической печеночной энцефалопатии, лежит гипотеза, согласно которой эндогенные нейротоксины и аминокислотный дисбаланс, возникающие в результате недостаточности гепатоцитов и/или портосистемного шунтирования крови, приводят к отеку и функциональным нарушениям астроглии.

Ведущая роль в этом процессе принадлежит аммиаку, меркоптанам, коротко- и среднецепочечным жирным кислотам, фенолам. Их токсическое воздействие приводит к нарушению проницаемости гематоэнцефалического барьера, нарушению функций ионных каналов и нейротрансмиссии, и как следствие, снижается обеспечение нейронов макроэргическими соединениями [1, 5].

Несомненна и роль в этом процессе увеличения содержания ГАМК (гамма-аминомасляная кислота) — важного тормозного медиатора. В результате поражения печени снижается уровень активности ГАМК-трансаминазы, играющей важную роль в реакции элиминации избыточного содержания ГАМК [1], что усугубляет течение энцефалопатии.

В последние годы основной причиной развития печеночной недостаточности является гипотеза глии, которая связывает два уровня: печень — головной мозг. Согласно этой гипотезе, печеночно-клеточная недостаточность приводит к аминокислотному дисбалансу и накоплению аммиака, то есть возникает аммиачный эндотоксикоз. Гипераммониемия при болезнях печени связана со снижением в ней мочевины и глутамина. Аммониевые соединения (аммиак) в неионизированной форме проникают через гематоэнцефалический барьер, вовлекая в этот процесс ароматические аминокислоты, вследствие чего усиливается синтез ложных нейротрасмиттеров и серотонина [3, 4].

Таким образом, печеночная энцефалопатия — это нейропсихический синдром с нарушением интеллекта, сознания, неврологическими расстройствами, развивающийся у больных с острой или хронической печеночной недостаточностью на фоне разнообразных поражений печени. В соответствии с данными проявлениями выделяют несколько вариантов этого синдрома. Кроме признаков, приведенных в табл. 1, используют разнообразные психометрические тесты [2].

Независимо от причин, вызывающих печеночную недостаточность, в лечении этого заболевания важную роль играют диета с ограничением белка, препараты, воздействующие на основные звенья патогенеза, в частности, применение универсальных цитопротекторов — цитофлавина, реамберина, то есть веществ, уменьшающих токсико-гипоксическое поражение нейронов и восстанавливающих их энергетические запасы, и препараты, направленные на купирование гипераммониемии.

К ним относится лактулоза — синтетический дисахарид, уменьшающий концентрацию аммиака в крови за счет снижения его поступления из кишечника; для уменьшения образования токсинов, в том числе аммиака, иногда используют такие антибиотики, как ванкомицин, ципрофлоксацин, нитронидазол, препараты аминокислот с разветвленной боковой цепью. Цинк также может использоваться в качестве дополнительной терапии [6].

В последние годы для утилизации аммиака наиболее перспективным является назначение препаратов на основе L-орнитина-L-аспартата. L-орнитин активизирует в перипортальных гепатоцитах орнитинкарбамоилтрансферазу и карбамоилфосфатсинтетазу — первый фермент цикла синтеза мочевины.

L-орнитин и L-аспартат являются субстратами цикла синтеза и мочевины, и глутамина. Глутаминсинтетазная реакция активизируется под действием L-орнитина-L-аспартата не только в печени, но и в мышцах.

Важным является и то, что аспартат встраивается в цикл Кребса, то есть увеличивает синтез макроэргов и снижает образование молочной кислоты, что, в свою очередь, уменьшает проницаемость ГЭБ для токсических веществ.

Приводим его основные фармакологические свойства.

L-орнитина-L-аспартат (Орнитокс) обладает двойным механизмом за счет встраивания обеих аминокислот в орнитиновый цикл.

L-орнитин:

— включается в цикл мочевины в качестве субстрата (на этапе синтеза цитруллина);

— является стимулятором карбамоилфосфатсинтетазы I (первого фермента цикла мочевины);

— является активатором глутаминсинтетазной реакции в печени и мышцах, снижает концентрацию аммиака в плазме крови;

— способствует нормализации кислотно-основного равновесия организма;

— способствует продукции инсулина и соматотропного гормона;

— улучшает белковый обмен при заболеваниях, требующих парентерального питания.

L-аспартат:

— включается в цикл мочевины на этапе синтеза аргининсукцината;

— является субстратом для синтеза глутамина;

— участвует в связывании аммиака в перивенозной крови, гепатоцитах, мозге, других тканях;

— стимулирует синтез глутамина в мышцах и перивенозных гепатоцитах;

— оказывает стимулирующее действие на неактивные или пораженные клетки печени;

— стимулирует регенерацию, улучшает энергетические процессы в поврежденной ткани печени;

— участвует в цикле трикарбоновых кислот;

— обладает способностью проникать через мембраны клеток путем активного транспорта;

— внутри клетки участвует в процессах энергетического обмена, проходящих в митохондриях, за счет чего повышает энергетическое обеспечение ткани;

— обладает анаболическим действием на мышцы.

Вторым по значимости при лечении указанной патологии является препарат Глутаргин (аргинина глутамат), который также показал свою достаточную эффективность в клинической практике. И когда он создавался и появился в клинике (более 10 лет назад), аргинин глутамат был своего рода «палочкой-выручалочкой».

В то же время возможны определенные побочные эффекты этого препарата. К ним можно отнести:

— изменение баланса внутриклеточного калия;

— гипертермию, одышку, появление болей за грудиной — эти эпизоды чаще всего возникают после быстрого внутривенного введения препарата;

— нарушения ритма сердца в виде мерцательной аритмии (ограничение введения у пациентов с нарушениями ритма);

— головную боль, головокружение, тремор, общую слабость (что на фоне энцефалопатии создает определенные диагностические затруднения).

Эти эффекты связаны с механизмом действия глутаминовой кислоты, входящей в состав аргинина глутамата, которая относится к представителям класса возбуждающих аминокислот, следовательно, связывание глутамата со специфическими рецепторами нейронов приводит к их возбуждению. В ряде случаев это может привести к перевозбуждению нейронов и их гибели.

Необходимо отметить, что эти эффекты препарата не умаляют достоинств аргинина глутамата, но могут ограничивать его применение.

Целью проводимого исследования являлось определение эффективности и безопасности комплексной терапии у пациентов с печеночной энцефалопатией различного генеза ІІ–ІІІ степени.

Материалы и методы

Обследованы 45 больных с циррозом печени различного генеза, у которых диагностирована печеночная недостаточность. Средний возраст пациентов составил 50,1 ± 6,8 года, среди обследованных преобладали мужчины — 72,0 %. Продолжительность заболевания составляла 3,5 ± 1,5 года, причиной возникновения заболевания в 66,4 % случаев являлось злоупотребление алкоголем, у 15,6 % поражение печени было смешанного генеза и у 18,0 % — вирусной этиологии.

При оценке объективного статуса диспептический синдром диагностирован у 100 % заболевших, болевой — у 78 %, желтушный — у 67 %, отечно-асцитический — у 82 %, цитолитический синдром — у 82 %, гиперспленизм — у 74 %.

Больные были разделены на три равнозначные группы.

Первая (основная) получала Реамберин, Цито­флавин, Лактулозу, деинтоксикационную терапию и L-орнитина-L-аспартат (Орнитокс) внутри­венно.

Вторая (контрольная) группа вместо L-орнитина-L-аспартата (Орнитокс) получала эссенциальные фосфолипиды.

Третья группа (группа сравнения) получала аргинина глутамат (Глутаргин) в дозе 6 г в сутки внутривенно капельно, скорость введения 60 капель в минуту.

Оценка состояния и биохимические исследования проводились в день поступления и через 10 дней от начала лечения.

Доза L-орнитина-L-аспартата (Орнитокс) в среднем составляла 10 г, которые вводились на  400 мл физиологического раствора внутривенно капельно. Скорость введения 8–12 капель в 1 минуту. Длительность терапии составляла 10 суток. В дальнейшем пациентам рекомендовалось пероральное применение препарата.

Признаки печеночной энцефалопатии выстав­лены у всех обследованных и представлены в  табл. 2.

Результаты и их обсуждение

Оценка общего состояния больных через 10 дней от момента начала лечения показала положительную динамику у пациентов всех групп, но в основной группе значимое улучшение выявлено уже к 5-му дню от начала лечения. Эти положительные сдвиги оказались более выраженными к 10-му дню пребывания в клинике (табл. 3, 4). Положительные, но менее значимые изменения отмечены у пациентов в группе сравнения.

Аналогичные данные получены при исследовании уровней ферментемии и билирубина, аммиака.

Выявленные положительные сдвиги в гомеостазе обследованных больных, особенно у пациентов основной группы, коррелировали и с уменьшением клинических проявлений симптомов печеночной энцефалопатии. Это улучшение было более выраженным у пациентов в группе, принимавшей Орнитокс (табл. 5).

Выраженная положительная динамика в виде уменьшений симптомов печеночной энцефалопатии у пациентов основной группы коррелировала со снижением АЛТ, АСТ, общего билирубина, содержанием аммиака.

Сравнительный анализ клинических и биохимических показателей у пациентов основной группы и группы сравнения показал определенные преимущества применения L-орнитина-L-аспартата (Орнитокс) по сравнению с другими препаратами, в частности с аргинином глутаматом (Глутаргин). Особенно это касается снижения уровня аммиака, мочевины, щелочной фосфатазы у пациентов основной группы. Очевидно, это связано с тем, что L-орнитина-L-аспартат участвует в биохимических циклах на более ранних этапах нарушенных обменных процессов, а также за счет встраивания обеих аминокислот в орнитиновый цикл, что способствует более эффективному обезвреживанию (утилизации) аммиака и как следствие — более эффективному улучшению клинической картины заболевания.

Таким образом, полученные результаты, механизм действия L-орнитина-L-аспартата (Орнитокс) свидетельствуют о целесообразности включения данного препарата в лечение больных с печеночной недостаточностью, особенно осложненной печеночной энцефалопатией. Исходя из того, что нарушение аммиачного обмена возникает сразу же с поражением печени, очевидно, что L-орнитина-L-аспартат ­(Орнитокс) целесообразно включать в терапию на ранних стадиях заболевания. Длительность лечения зависит от многих причин и может продолжаться, по нашему мнению, в течение длительного времени. Применение более высоких доз препарата целесо­образно у пациентов с острой печеночной недостаточностью.

При длительном приеме Орнитокса в достаточно больших дозах мы не наблюдали побочных или нежелательных эффектов, что свидетельствовало о безопасности этого препарата.

И в заключение необходимо отметить, что полученные положительные результаты применения данного препарата получены у больных со ІІ–ІІІ стадией печеночной недостаточности на фоне применения универсальных цитопротекторов, которые улучшают функцию не только гепатоцитов, но и нейронов.


Bibliography

1. Голубовская О.А., Шкурба А.В. Эффективность Орнитокса в комплексном лечении фульминантной печеночной недостаточности в клинике инфекционных болезней // Сучасні інфекції. — 2010. — № 2. — С. 10-13.

2. Кондратенко П.Г., Смирнов Н.Л. L-орнитин-L-аспартат в лечении пациентов с неотложной хирургической абдоминальной патологией // Хирургия. — 2010. — № 3. — С. 112-115.

3. Шипулин В.П., Чернявский В.В. Токсические гепатиты: как повысить эффективность лечения // Новости медицины и фармации. — 2010. — №348. — С. 25-29.

4. Самогальская О.Е. Эффективность использования тио­цетама в лечении печеночной недостаточности // Международный неврологический журнал. — 2006. — № 3 (70). — С. 48-53.

5. Бабак О.Я., Колесникова Е.В., Козырев Т.Е. Современные возможности коррекции печеночной энцефалопатии у пациентов с циррозом печени // Сучасна гастроентерологія. — 2010. — № 4 (54). — С. 38-43.

Similar articles

Профилактика и коррекция гепатоцеребральной недостаточности у пациентов с тяжелыми расстройствами, вызванными злоупотреблением алкоголем
Authors: Глумчер Ф.С., Стрепетова Е.В., Мухоморов А.Е., Перебийнис М.В. - Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца, кафедра анестезиологии и интенсивной терапии Клиника «Борис», г. Киев
"Emergency medicine" 3 (58) 2014
Date: 2014.06.18
Categories: Medicine of emergency, Neurology, Psychiatry
Sections: Clinical researches
Multipotent Hepatoprotector Larnamin in Clinical Practice
Authors: Huberhrits N.B., Klochkov O. Ye., Fomenko P.H., Bieliaieva N.V. - Donetsk National Medical University named after M. Horkyi, Krasnyi Lyman, Ukraine
"Gastroenterology" 1 (59) 2016
Date: 2016.05.10
Categories: Gastroenterology
Sections: Clinical researches
Acute Liver Dysfunctions in Intensive Care Unit Patients and Metabolic Therapy Methods
Authors: Sorokina O.Yu. - State Institution «Dnipropetrovsk Medical Academy of the Ministry of Healthcare of Ukraine», Dnipropetrovsk, Ukraine
"Emergency medicine" 8 (71) 2015
Date: 2016.04.18
Categories: Medicine of emergency
Sections: Specialist manual
Место L-орнитина-L-аспартата в лечении хронических вирусных гепатитов
Authors: Голубовская О.А.
д.м.н., профессор, заведующая кафедрой инфекционных болезней, Национальный медицинский университет имени А.А. Богомольца, главный внештатный инфекционист МЗ Украины, г. Киев, Украина

"News of medicine and pharmacy" 5 (613) 2017
Date: 2017.05.30
Categories: Infectious diseases
Sections: Specialist manual

Back to issue