Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Emergency medicine" 6 (37) 2011

Back to issue

Вибрационная болезнь: проблема психоэмоциональных нарушений

Authors: Бабанов С.А., Воробьева Е.В. ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет», Россия

Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

print version


Summary

Исследованы некоторые показатели психологического статуса у больных вибрационной болезнью. Выявлены существенные различия в психологическом состоянии у больных в зависимости от вида воздействующей вибрации и стадии заболевания.


Keywords

Вибрационная болезнь, психологические особенности личности, алекситимия.

Вибрационная болезнь (ВБ) продолжает занимать одно из ведущих мест в структуре профессиональной патологии. Частота вибрационной болезни составляет 9,8 случая на 100 000 работающих [1]. В последние годы представлены убедительные данные о вибрации как  факторе, вызывающем хроническое стрессорное воздействие [2–4].

В последние годы отмечается все большая распространенность неврозов и психосоматических расстройств [5]. Работами ряда исследователей было выявлено изменение психического статуса у лиц, работающих в условиях вибрации, наиболее часто встречаются неврозоподобные состояния с психо­эмоциональными нарушениями тревожного характера [6, 7].

Однако существующие в настоящее время данные о состоянии нервной системы при вибрационной патологии противоречивы и малочисленны, что требует более углубленного изучения.

Цель исследования: изучить психологический статус больных вибрационной болезнью от действия как локальной, так и общей вибрации.

Материалы и методы исследования

Обследован 71 больной вибрационной болезнью. Все больные были разделены на 4 группы в зависимости от степени заболевания и вида воздействующей вибрации.

Первая группа состояла из 16 больных вибрационной болезнью первой степени от действия локальной вибрации. Вторая группа включала 16 больных вибрационной болезнью второй степени от действия локальной вибрации. Третью группу составили 17 пациентов с вибрационной болезнью первой степени от действия общей вибрации. Четвертую группу составили 22 больных с вибрационной болезнью второй степени от действия общей вибрации.

Все больные были протестированы при помощи 3 опросников: опросника Басса — Дарки, опросника Плутчика — Келлермана — Конте, а также по Торонтской алекситимической шкале. При помощи опросника Басса — Дарки определялись индексы враждебности и агрессивности. По Торонтской алекситимической шкале выявляли наличие или отсутствие алекситимического радикала. С помощью опросника Плутчика — Келлермана — Конте определяли уровень напряженности психологических защит, используемых каждым пациентом. Полученные при помощи каждого опросника значения сравнивались со средними статистическими показателями, характерными для здоровых людей.

Результаты исследования

У больных всех обследуемых групп отмечено наличие алекситимического радикала, о чем свидетельствует тот факт, что общая сумма баллов больше 74. Так, наименьшее значение уровня алекситимии выявлено у больных вибрационной болезнью первой степени от действия локальной вибрации — 74,56 ± 2,49. У больных второй группы (вибрационная болезнь второй степени от действия локальной вибрации) этот показатель еще выше — 77,50 ± 1,34. При обследовании третьей группы больных (вибрационная болезнь первой степени от действия общей вибрации) выявлен еще более высокий уровень алекситимии — 79,76 ± 1,22. Однако в четвертой обследуемой группе (больные вибрационной болезнью второй степени от действия общей вибрации) уровень алекситимии оказался ниже, чем в третьей группе, и составил 77,52 ± 1,89. Таким образом, выявлено, что воздействие как локальной, так и общей вибрации на организм вызывает выраженное повышение уровня алекситимии во всех исследуемых группах, наибольшие значения зафиксированы у больных, подвергшихся действию общей вибрации. Причем показатель алекситимии выше у больных вибрационной болезнью первой степени от действия общей вибрации. У больных вибрационной болезнью от действия локальной вибрации уровень алекситимии выше при второй степени заболевания, чем при первой.

При оценке ответов по опроснику Басса — Дарки выявлены следующие особенности. В первой и второй группах больных отмечаются практически сходные уровни враждебности — 8,00 ± 0,65 и 7,94 ±  ± 0,57 соответственно. В третьей группе этот показатель несколько выше — 8,94 ± 0,92, в четвертой группе еще выше — 9,36 ± 0,58. Таким образом, можно сделать вывод о том, что индекс враждебности увеличивается в зависимости от тяжести вибрационной болезни в направлении первая степень от действия локальной вибрации — вторая степень от действия локальной вибрации — первая степень от действия общей вибрации — вторая степень от действия общей вибрации. Однако уровни враждебности во всех обследуемых группах не превышают нормы — 6,0–7,0 ± 3,0. При изучении уровня агрессивности по опроснику Басса — Дарки не выявлено достоверных различий в первой, второй и третьей группах — 14,25 ± 1,03; 13,56 ± 0,68 и 14,18 ± 0,92 соответственно. В четвертой группе этот показатель несколько выше — 16,05 ± 1,05. Однако уровень агрессивности во всех обследуемых группах оказался ниже нормы — 21,0 ± 4,0 (табл. 1).

При оценке результатов теста Плутчика — Келлермана — Конте выявлена невысокая общая напряженность всех защит (ОНЗ), нормативные значения которой для городского населения России 40–50 %. Во всех исследуемых группах эта величина не превышала 40 % и составила в первой группе 32,60 ±  ± 2,54 %, во второй — 34,90 ± 2,88 %, в третьей — 36,9 ± 3,9 % и в четвертой — 36,86 ± 3,50 %. Однако у всех групп больных выявлено преобладание деструктивных психологических защит (проекции и вытеснения) над конструктивными (компенсацией и рационализацией). Была выявлена наибольшая напряженность по шкале проекции. При первой степени вибрационной болезни от действия локальной вибрации — 52,1 ± 5,0 %; при второй степени вибрационной болезни от действия локальной вибрации этот показатель оказался выше — 60,42 ± ± 4,84 %. При первой степени вибрационной болезни от действия общей вибрации — 54,41 ± 7,00 % и 57,19 ± 6,04 % — при второй степени вибрационной болезни от действия общей вибрации. Таким образом, этот показатель был выше у лиц с вибрационной болезнью второй степени от действия как локальной, так и общей вибрации. Напряженность по шкале вытеснения также увеличивалась в зависимости от тяжести заболевания — соответственно 28,1 ± 4,0 % и 33,75 ± 3,40 % при первой и второй степени вибрационной болезни от действия локальной вибрации и 35,29 ± 4,38 % и 41,36 ± 4,85 % — при первой и второй степени вибрационной болезни от действия общей вибрации (табл. 2).

Кроме того, у больных вибрационной болезнью была выявлена высокая напряженность по шкале рационализации, относящейся к группе конструктивных психологических защит. Ее уровень был схожим у больных вибрационной болезнью первой и второй степени от действия локальной вибрации — 44,78 ± ± 4,60 % и 44,27 ± 4,86 % соответственно. У больных вибрационной болезнью от действия общей вибрации уровень данной защиты был выше при второй степени заболевания (48,49 ± 5,16 %) в отличие от больных с первой степенью заболевания (41,17 ±  ± 5,27 %).

Напряженность по шкале компенсации была невысокой во всех группах, минимальное значение ее было отмечено у больных с первой степенью заболевания от действия локальной вибрации (15,00 ±  ± 3,98 %).

Выводы

1. У больных всех исследуемых групп выявлены алекситимичные черты, причем уровень алекситимии выше у больных вибрационной болезнью от действия общей вибрации.

2. В ходе исследования было выявлено, что для больных вибрационной болезнью не характерно повышение уровня враждебности, а уровень агрессивности даже ниже нормы, что свидетельствует об отсутствии у больных деструктивных тенденций в области субъектно-объектных отношений.

3. У больных вибрационной болезнью от действия как локальной, так и общей вибрации наблюдается преобладание деструктивных психологических защит (проекции и вытеснения) над конструктивными (компенсацией и рационализацией).


Bibliography

1. Вакурова Н.В., Бабанов С.А., Азовскова Т.А., Косарева О.В. Вибрационная болезнь: Учебное пособие. — Самара: ИПК «Содружество», 2007.

2. Гоголева О.И., Малютина Н.Н. Механизмы нарушения гемостаза, индуцированные стресс-вибрационным повреждением (обзор литературы) // Медицина труда и промышленная экология. — 2000. — № 4. — С. 20-25.

3. Давыдова Н.С. Нарушение основных параметров стресс-реализующей системы при действии на организм локальной вибрации / Н.С. Давыдова, А.В. Лизарев, Е.А. Абраматец, Т.И. Иванская // Медицина труда и промышленная экология. — 2003. — № 3. — С. 32-35.

4. Кирьяков В.А., Сухова А.В. Алекситимия у больных вибрационной болезнью // Медицина труда и промышленная экология. — 2009. — № 9. — С. 19-22.

5. Кузьмина С.В., Яхин К.К. Материалы Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье». — М., 2005.

6. Барский В.Д. Особенности психологического профиля личности и прогнозирование эффективности лечения больных вибрационной болезнью от воздействия локальной вибрации / В.Д. Барский, И.С. Батьянов, В.В. Соснин, В.И. Ильин // Актуальные вопросы профилактики воздействия шума, вибрации, ультразвука в условиях современного производства. — 1988. — Т. 2, вып. 33. — С. 20-21.

7. Панков В.А., Кулешова М.В. Характеристика психологических особенностей работающих в контакте с локальной вибрацией (динамическое наблюдение) // Медицина труда и промышленная экология. — 2008. — № 1. — С. 1-5.

Similar articles

Authors: Николенко В.Ю., Ласткова Н.Д., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 1 (39) 2011
Date: 2011.03.09
Categories: Neurology
Authors: Кузьмина О.Ю., ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет Росздрава»
International journal of endocrinology 4 (36) 2011
Date: 2011.08.04
Categories: Endocrinology
Authors: В.В. Косарев, д.м.н., профессор, С.А. Бабанов, д.м.н., профессор, А.Ф. Вербовой, д.м.н., профессор ГОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет», Россия
"News of medicine and pharmacy" 17 (386) 2011
Date: 2011.10.19

Back to issue