Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International journal of endocrinology 1(1) 2005

Back to issue

Реферативная информация. По материалам научных источников

Оценка качества жизни больных акромегалией по данным Опросника качества жизни больных акромегалией (AcroQoL)
Паратиреоидный гормон: прошлое и настоящее
Гормоны щитовидной железы у здоровых и больных
Повышенная частота субклинического и манифестного гипотиреоза у пациентов с хроническими заболеваниями почек
Влияние заместительной терапии L-тироксином на факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, связанные с нарушением липидного обмена, при субклиническом гипотиреозе
Тиреоидная патология у гемодиализных больных, проживающих в районе природного йодного дефицита
Частота и прогрессирование субклинического гипотиреоза у женщин с диабетом 2 типа: Fremantle Diabetes Study
Целесообразность определения уровня паратиреоидного гормона в сыворотке крови через 24 часа после тотальной тиреоидэктомии
Поиск проявлений ишемии миокарда у больных с недавно диагностированным нелеченым первичным гипотиреозом без симптомов кардиальной патологии
Взаимосвязь тиреоидной функции с индексом массы тела, уровнями лептина и адипонектина, а также инсулиновой чувствительностью у эутиреоидных женщин, страдающих ожирением
Различное влияние тиреоидной функции на концентрации цистатина С и креатинина в сыворотке крови
Амбулаторный мониторинг артериального давления у пациентов с тиреотоксикозом до и после нормализации тиреоидной функции
Сочетание болезни Грейвса с раком щитовидной железы
Спектр антитиреоидных антител при различных подвариантах болезни Грейвса
Влияние йодного дефицита легкой степени на интеллектуальное развитие детей
Антитела к глазодвигательным мышцам при болезни Грейвса
Риск развития ишемической болезни сердца и смертность при субклиническом гипотиреозе
Оценка активности эндокринной офтальмопатии (ЭОП)
Эффекты от длительного лечения гипертиреоза метимазолом: сравнение с эффектами от лечения радиоактивным йодом

Оценка качества жизни больных акромегалией по данным Опросника качества жизни больных акромегалией (AcroQoL)

Trepp R., Everts R., Stettler C. et al.
Clinical Endocrynology. — 2005 (July). — Vol. 63. — P. 103-110.

Акромегалия — это хроническое заболевание, оказывающее важное влияние на качество жизни больных.

Разработан Опросник качества жизни больных акромегалией (AcroQoL). Целью нашего исследования было подтвердить конструктивность и достоверность этого опросника.Также мы исследовали, насколько улучшает качество жизни (HRQoL) больных акромегалией ремиссия.

В результате проспективного перекрестного исследования 33 пациентов с акромегалией и 22 пациентов с гормонально-неактивной аденомой гипофиза, которых лечили заместительной терапией, была составлена немецкая версия AcroQoL.

Альфа-анализ Кронбаха показал наличие высоких показателей качества жизни у больных акромегалией по разным шкалам (альфа-диапазон от 0,83 до 0,93, коэффициент общей корреляции 0,41.

У пациентов с гормонально-неактивной аденомой гипофиза были выявлены более низкие показатели качества жизни (альфа-диапазон от 0,17 до 0,75). Анализ результатов исследования допускает двухфакториальное распределение показателей в масштабе испанского опросника. Множество повторных исследований дали достаточно низкие показатели качества жизни больных акромегалией, у которых имеются стойкие, постоянные симптомы заболевания, по сравнению с больными, у которых бывают ремиссии (в общих масштабах по оценкам разных шкал и субшкал, менее точных, чем шкалы HRQoL). Отдельным независимым показателем в различных таблицах опросника был инсулиноподобный фактор роста (IGR-I).

Заключение

Опросник AcroQoL является конструктивным, достоверным и специфичным для исследования качества жизни больных акромегалией. У больных акромегалией, у которых биохимические показатели являются неконтролируемыми, показатели качества жизни значительно хуже, чем у больных акромегалией в стадии ремиссии или субремиссии.

Назад


Паратиреоидный гормон: прошлое и настоящее

Potts J.T.
Journal of Endocrinology. — 2005 — Vol. 184. — P. 435-44.

Исследования в области изучения роли паратиреоидного гормона (ПТГ) состояли из 4 достаточно различных этапов и начались в начале ХХ века.

Сперва в 1925 году велись споры о функциях ПТГ, затем знание роли ПТГ привело к пониманию действия паращитовидных желез на обмен кальция в организме. Далее изучалась патофизиология избытка ПТГ (потеря костной массы) и его дефицита (гипокальцемия). С развитием химии и молекулярной биологии были изучены структуры ПТГ и его основного рецептора (PTHrP). Тесты с очищенным гормональным пептидом, проводимые у людей, привели к неожиданному и даже парадоксальному открытию: ПТГ может использоваться в фармакологии для лечения остеопороза и заболеваний, связанных с нарушением структуры кости. Эти открытия послужили стимулом в сфере изучения роли кальция и строения костной ткани и поставили ряд новых вопросов относительно роли ПТГ и новых возможностей лечения.

Назад


Гормоны щитовидной железы у здоровых и больных

Boelaert K., Franklyn J.A.
Journal of Endocrynology. — 2005. — Vol. 184. — P. 455-465.

Заболевания щитовидной железы встречаются у 2% женщин и 0,2% мужчин в Великобритании. В течение последних 200 лет мы стали лучше разбираться в том, какие эффекты гормонов щитовидной железы являются нормой, а какие патологией, и нам стало понятно, что дисфункция щитовидной железы является значимой для показателей как заболеваемости, так и смертности. Гипо- и гиперфункция щитовидной железы и их лечение, тесно связанные с высоким риском сердечно-сосудистых заболеваний, а также отношение тиреотоксикоза к риску развития остеопороза хорошо изучены. Хотя предполагается, что успешное лечение нарушения функции щитовидной железы значительно улучшает показатель общей смертности, очевидно, что исход лечения легкого или субклинического гипер- и гипотиреоза остается дискутабельным. Кроме того, хорошо изученное на сегодняшний день влияние тиреоидных гормонов на развитие нервной ткани вызвало появление новых споров по поводу необходимости скринингового обследования беременных на предмет нарушения функций щитовидной железы. В этом обзоре описано доказанное влияние тиреоидных гормонов на сердечно-сосудистую, костную и нервную системы, а также влияние нарушений функции щитовидной железы и их лечения на развитие злокачественных опухолей. Кроме того, мы описываем наши недавние разработки, посвященные пониманию взаимосвязи между тиреоидным гормональным статусом и здоровьем.

Назад


Повышенная частота субклинического и манифестного гипотиреоза у пациентов с хроническими заболеваниями почек

Lo J.C., Chertow G.M., Go A.S., Hsu C.Y.
Kidney Int. — 2005. — Vol. 67. — P. 1047-1052.

ПРЕДПОСЫЛКА. Предыдущие исследования позволяют предположить высокую частоту субклинического и манифестного гипотиреоза среди пациентов с терминальной стадией заболеваний почек. Однако о распространенности тиреоидной патологии среди больных с менее тяжелыми нарушениями функций почек пока известно мало.

МЕТОДЫ. Для оценки частоты гипотиреоза (субклинического и манифестного) при разной скорости гломерулярной фильтрации использовались данные III Национального исследования состояния здоровья и питания американских граждан. Для выявления связи между скоростью гломерулярной фильтрации и такой распространенной патологией, как гипотиреоз, применялся мультивариационный логистический регрессионный анализ.

РЕЗУЛЬТАТЫ. В исследование были включены 14 623 взрослых человека (женщин — 52,6%), у которых определялся уровень креатинина в сыворотке и проводились тесты на степень функциональной активности щитовидной железы. Средний возраст участников составил 48,7 года.

Частота гипотиреоза возрастала с понижением скорости гломерулярной фильтрации и составила 5,4% у пациентов со скоростью гломерулярной фильтрации больше 90 мл/мин/1,73 м2, 10,9% при скорости гломерулярной фильтрации, равной 60-89 мл/мин/1,73 м2, 20,4% при скорости гломерулярной фильтрации, равной 45-59 мл/мин/1,73 м2, 23,0% при скорости гломерулярной фильтрации, равной 30-44 мл/мин/1,73 м2 и 23,1% при скорости гломерулярной фильтрации меньше 30 мл/мин/1,73 м2 (р < 0,001). В общей сложности в 56% случаев гипотиреоз признали субклиническим. После поправки на возраст, пол, расу и этническую принадлежность скорость гломерулярной фильтрации ниже 90 мл/мин/1,73 м2 ассоциировалась с повышенным риском гипотиреоза: скорректированное отношение шансов для скорости гломерулярной фильтрации, равной 60-89 мл/мин/1,73 м2, составило 1,07 (95%-ный доверительный интервал равен 0,86-1,32), для скорости гломерулярной фильтрации, равной 45-59 мл/мин/1,73 м2, — 1,57 (95%-ный доверительный интервал равен 1,11-2,22), для скорости гломерулярной фильтрации, равной 30-44 мл/мин/1,73 м2, — 1,81 (95%-ный доверительный интервал равен 1,04-3,16), для скорости гломерулярной фильтрации меньше 30 мл/мин/1,73 м2, — 1,97 (95%-ный доверительный интервал равен 0,69-5,61). Значение р составило 0,008 для тренда.

ВЫВОД. В репрезентативной выборке взрослого населения США сниженная скорость гломерулярной фильтрации коррелировала с более высокой частотой гипотиреоза (с преобладанием субклинической формы). Для верификации потенциальных побочных эффектов субклинического и манифестного гипотиреоза на состояние пациентов с хроническими заболеваниями почек требуется проведение дополнительных исследований.

Назад


Влияние заместительной терапии L-тироксином на факторы риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, связанные с нарушением липидного обмена, при субклиническом гипотиреозе

Serter R., Demirbas B., Korukluoglu B. et al.
J. Endocrinol. Invest. — 2004. — Vol. 27. — P. 897-903.

Целью настоящего исследования являлись оценка изменений липидного профиля сыворотки крови после заместительной терапии L-тироксином и определение возможности устранения факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний, связанных с дислипидемией, у пациентов с субклиническим гипотиреозом.

В исследовании участвовали 30 некурящих пациенток с недавно диагностированным субклиническим гипотиреозом, находящихся в предменопаузальном периоде. 26 здоровых женщин составили контрольную группу. Перед началом терапии L-тироксином в дозе 50-100 мкг/сут. и через 6 месяцев после нее в крови измерялся уровень ТТГ, свободных фракций Т3 и Т4, общего холестерина (ОХ), триглицеридов (ТГ), холестерина липопротеинов высокой (ХЛПВП) и низкой плотностей (ХЛПНП). В задачу лечения входило снижение концентрации ТТГ ниже 2 мкМЕ/мл. Содержание ХЛПНП подсчитывалось по формуле Friedewald. Степень риска развития сердечно-сосудистых заболеваний оценивали по соотношению ОХ/ХЛПВП. Концентрация ТГ перед началом заместительной гормональной терапии у больных с субклиническим гипотиреозом была значительно выше, чем у эутиреоидных лиц (199,8 ± 22,2 против 181,5 ± 24,6 мг/дл; р < 0,01). Такая же ситуация наблюдалась и в отношении уровня ХЛПНП (146,3 ± 26,1 против 124,8 ± 12 мг/дл; р < 0,001). После 6-месячного курса лечения существенно снизилось содержание ТГ (–21,1 ± 34,4 мг/дл или –10,5%; р < 0,01) и ХЛПНП (–21,5 ± 30,3 мг/дл или –14,7%; р < 0,001). Соотношение ОХ/ХЛПВП уменьшилось с 4,8 ± 0,6 до 4,1 ± 0,5 мг/дл; р < 0,01). Значение индекса массы тела не изменилось.

В заключение отмечается, что даже незначительное повышение уровня ТТГ связано с нарушениями липидного профиля сыворотки крови, достаточными для того, чтобы увеличить риск развития сердечно-сосудистых заболеваний. Дислипидемия корректируется при достижении пациентами эутиреоидного состояния на фоне гормональной заместительной терапии L-тироксином.

Назад


Тиреоидная патология у гемодиализных больных, проживающих в районе природного йодного дефицита

Kutlay S., Atli T., Koseogullari O. et al.
Artif. Organs. — 2005. — Vol. 29. — P. 329-332.

При хронической почечной недостаточности структура и функции щитовидной железы претерпевают различные изменения. К ним относятся более низкие уровни циркулирующих тиреоидных гормонов, нарушенный метаболизм гормонов на периферии, сниженная способность к связыванию с белками-переносчиками, возможное снижение содержания гормонов в тканях и усиленное депонирование йода в щитовидной железе. Уменьшение выделения йода с мочой, наблюдаемое при хронической почечной недостаточности, повышает концентрацию внеорганной фракции йода в сыворотке крови и содержание этого микроэлемента в щитовидной железе, что приводит к увеличению размеров последней.

Настоящее исследование проводилось для определения частоты зоба и тиреоидной дисфункции у гемодиализных больных в терминальной стадии хронической почечной недостаточности, проживающих в районе природного йодного дефицита.

В исследовании участвовали 87 гемодиализных пациентов (40 женщин и 47 мужчин) и 169 здоровых человек (79 женщин и 90 мужчин), составивших контрольную группу. Половые пропорции в группе больных и здоровых людей составили 0,85 и 0,88 соответственно, средний возраст — 42,94 ± 11,88 и 40,20 ± 10,72 года соответственно. Каждому участнику проводилось обследование щитовидной железы, включавшее УЗИ и измерение уровней свободных фракций Т3, Т4 и ТТГ в крови. По данным УЗИ, зоб обнаружили у 32,2% пациентов с почечной патологией и у 23,5% человек из контрольной группы, причем его частота увеличивалась с возрастом (р = 0,01). При УЗИ у 32 (36,8%) больных и 29 (17,1%) здоровых людей выявлен по крайней мере один узел. Не наблюдалось никаких различий между пациентами с узловым зобом и без него в отношении продолжительности гемодиализа, а также концентраций ТТГ, свободных фракций Т3, Т4, кальция и альбумина в сыворотке крови. У больных, находящихся в терминальной стадии хронической почечной недостаточности, частота узлового зоба оказалась выше у женщин (47,5 по сравнению с 27,7%; р = 0,045) и увеличивалась с возрастом (р = 0,04). Частота тиреотоксикоза в двух обследуемых группах была схожей (1,14% у больных против 1,10% у здоровых людей), однако гипотиреоз чаще наблюдался у гемодиализных пациентов (3,4% по сравнению с 0,6%).

Подобная высокая частота гипотиреоза и узлового зоба у больных, находящихся в терминальной стадии хронической почечной недостаточности, свидетельствует о необходимости включения в обследование каждого такого пациента скрининга на наличие тиреоидной дисфункции и зоба (необходимые лабораторные тесты и УЗИ).

Назад


Частота и прогрессирование субклинического гипотиреоза у женщин с диабетом 2 типа: Fremantle Diabetes Study

Chubb S.A., Davis W.A., Inman Z., Davis T.M.
Clin. Endocrinol. (Oxf). — 2005. — Vol.62. — P. 480-486.

ЦЕЛЬ. Оценка частоты и прогрессирования субклинического гипотиреоза у женщин с диабетом 2-го типа.

ВИД ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСЛЕДУЕМЫЕ ПАЦИЕНТЫ. Перекрестно-секционное исследование, включающее длительное наблюдение за функциональным состоянием щитовидной железы. В исследовании участвовали 420 женщин с сахарным диабетом 2-го типа, отобранных в случайном порядке.

ИЗМЕРЕНИЯ. Исходно и через 5 лет наблюдения в сыворотке крови измерялись уровни тиреотропного гормона, антител к тиреопероксидазе и свободной фракции Т4. Также в крови определялись исходные концентрации гликолизированного гемоглобина, глюкозы, общего холестерина и холестерина липопротеинов высокой плотности, антител к декарбоксилазе глютаминовой кислоты.

РЕЗУЛЬТАТЫ. После исключения пациентов, принимавших амиодарон или препараты лития, частота субклинического гипотиреоза, трактуемого как повышение содержания тиреотропного гормона при нормальном уровне свободной фракции Т4, составила 8,6%. Заболеваемость субклиническим гипотиреозом ассоциировалась с титром антител к тиреопероксидазе и возрастом больных. Не наблюдалось статистически независимой связи данной тиреоидной дисфункции с концентрацией холестерина, гликолизированного гемоглобина в сыворотке крови, с наличием в анамнезе ишемической болезни сердца или гипогликемической терапией. Ни у кого из пациентов, исходно страдавших субклиническим гипотиреозом, при повторном обследовании спустя 5 лет не отмечалось развитие манифестной формы сниженной функции щитовидной железы (вне зависимости от уровня титра антител к тиреопероксидазе).

ВЫВОДЫ. У женщин с диабетом 2-го типа без заболеваний щитовидной железы субклинический гипотиреоз является частой, но клинически не значимой патологией. Проведение традиционного скрининга тиреоидной функции при диабете 2 типа представляется спорным.

Назад


Целесообразность определения уровня паратиреоидного гормона в сыворотке крови через 24 часа после тотальной тиреоидэктомии

Del Rio P., Arcuri M.F., Ferreri G. et al.
Otolaryngol. Head Neck Surg. — 2005. — Vol.132. — P. 584-586.

ПРЕДПОСЫЛКА. Гипокальциемия — наиболее частое осложнение тотальной тиреоидэктомии.

ЦЕЛЬ. Целью настоящего проспективного исследования является определение прогностической ценности измерения уровня паратиреоидного гормона в сыворотке крови через 24 часа после тотальной тиреоидэктомии.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В период с января 1995 года по ноябрь 2003 года тотальной тиреоидэктомии по поводу доброкачественной патологии и рака щитовидной железы подверглись в общей сложности 1 006 пациентов (средний возраст — 54,8 года). Соотношение женщины/мужчины составило 4/1. Перед операцией и через 24 часа после нее в сыворотке крови измерялись концентрации кальция, фосфора и паратиреоидного гормона. Всем больным в предоперационном периоде проводилось обследование подвижности голосовых связок.

РЕЗУЛЬТАТЫ. По результатам клинических и лабораторных данных, гипокальциемия была диагностирована у 253 пациентов (25,1%). В 96 случаях синдром гипокальциемии манифестировал через 24-36 часов после хирургического вмешательства, в 5 — спустя 48-72 часа. Содержание кальция в крови при этом составляло 7,5 мг/дл. В 239 из 253 случаев уровень кальция вернулся к нормальным значениям в течение 7 дней после операции. У 49 из 101 больного концентрация паратиреоидного гормона была ниже нормы, у 52 находилась в пределах нормальных значений. Частота развития гипокальциемии была выше у пациентов, которым хирургическое вмешательство проводилось по поводу онкологического заболевания (р < 0,05).

ВЫВОДЫ. Уровень паратиреоидного гормона в сыворотке крови через 24 часа после тотальной тиреоидэктомии не следует рассматривать в качестве прогностического фактора развития гипокальциемии.

Назад


Поиск проявлений ишемии миокарда у больных с недавно диагностированным нелеченым первичным гипотиреозом без симптомов кардиальной патологии

Roos A., Zoet-Nugteren S.K., Berghou A.
Neth. J. Med. — 2005. — Vol.63. — P. 97-102.

ПРЕДПОСЫЛКА. Гипотиреоз считается фактором риска развития ишемической болезни сердца. В качестве возможных этиологических факторов называются гиперлипидемия и артериальная гипертензия, часто встречающиеся у гипотиреоидных пациентов.

ЦЕЛЬ. Целью настоящего исследования явился поиск проявлений ишемии миокарда у больных с нелеченым гипотиреозом без стенокардии. Подобных исследований ранее никогда не проводилось.

МЕТОДЫ. 51 пациент без симптомов кардиальной патологии обследовался при помощи стресс-эхокардиографии с добутамином и велоэргометрии. Средний возраст больных — 47 лет (диапазон от 22 до 86 лет).

РЕЗУЛЬТАТЫ. Средние значения индекса массы тела, частоты сердечных сокращений в покое и артериального давления составили 28,5 кг/м2, 68 сокращений/мин и 129/81 мм рт.ст. соответственно. Средний уровень ТТГ равнялся 51,9 мМЕ/л, свободной фракции Т4 — 7,3 ± 2,9 пмоль/л (среднее значение ± стандартное отклонение), общей фракции Т3 — 1,6 ± 0,6 нмоль/л и общего холестерина — 5,8 ± 1,6 ммоль/л. Ни у кого из пациентов во время проведения стресс-эхокардиографии с добутамином и велоэргометрии не возникло симптомов стенокардии и других признаков ишемии миокарда. Толерантность к физической нагрузке, оцениваемая по отношению достигнутой максимальной рабочей нагрузки к планируемой и зависящая от массы тела, возраста и пола, снижалась у 38% больных, причем наблюдалась ее статистически значимая зависимость от степени тяжести гипотиреоза.

ВЫВОД. У пациентов, страдающих гипотиреозом без симптомов кардиальной патологии, не регистрировались приступы стенокардии или другие признаки ишемии миокарда. Значимость гипотиреоза в качестве фактора риска развития ишемической болезни сердца следует изучить в ходе дальнейших исследований.

Назад


Взаимосвязь тиреоидной функции с индексом массы тела, уровнями лептина и адипонектина, а также инсулиновой чувствительностью у эутиреоидных женщин, страдающих ожирением

Iacobellis G., Cristina Ribaudo M., Zappaterreno A. et al.
Clin. Endocrinol. (Oxf). — 2005. — Vol. 62. — P. 487-491.

ПРЕДПОСЫЛКА. Высказывалось предположение о существовании у человека связи между тиреоидными гормонами и обменными процессами в жировой ткани.

ЦЕЛЬ. Оценка тиреоидной функции и поиск ее возможной связи с индексом массы тела (ИМТ), уровнями лептина и адипонектина в крови, а также инсулиновой чувствительностью у эутиреоидных женщин, страдающих ожирением.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. Обследовались 87 женщин, страдающих ожирением без сопутствующих осложнений (средний возраст — 34,7 ± 9 лет; среднее значение индекса массы тела — 40,1 ± 7 кг/м2). Определялись уровни ТТГ, свободных фракций тироксина и трийодтиронина, адипонектина и лептина в плазме крови. Инсулиновая чувствительность оценивалась при помощи эугликемического гиперинсулинемического «клэмп»-теста (М-индекса), уровня инсулина натощак и показателя HOMA-IR (модели оценки гомеостаза для инсулинорезистентности).

РЕЗУЛЬТАТЫ. У женщин, страдающих ожирением без сопутствующих осложнений, с ИМТ больше 40 кг/м2, наблюдалась более высокая сывороточная концентрация ТТГ, чем у пациенток с ИМТ меньше 40 кг/м2 (p < 0,01). Содержание ТТГ коррелировало положительно с ИМТ (r = 0,44; p = 0,01), уровнем лептина в крови (r = 0,41; p = 0,01), соотношением лептин/ИМТ (r = 0,33; p = 0,03), площадью поверхности тела (r = 0,26; p = 0,05), показателем HOMA-IR (r = 0,245; p = 0,05) и отрицательно — с концентрацией адипонектина (r = –0,25; p = 0,05) и М-индексом (r = –0,223; p =0,05).

ВЫВОДЫ. Полученные данные продемонстрировали, что, несмотря на то что обследованные женщины с ожирением оказались эутиреоидными, отмечалась положительная связь между концентрацией ТТГ и ИМТ. Уровень ТТГ также коррелировал с содержанием лептина (с учетом ИМТ).

Концентрация тиреотропного гормона может служить маркером нарушенного энергетического баланса у женщин, страдающих выраженным ожирением без сопутствующих осложнений.

Назад


Различное влияние тиреоидной функции на концентрации цистатина С и креатинина в сыворотке крови

Manetti L., Pardini E., Genovesi M. et al.
J. Endocrinol. Invest. — 2005. — Vol. 28. — P. 346-349.

Цистатин С – ингибитор цистеин-протеазы, вырабатываемый с постоянной скоростью содержащими ядро клетками, отфильтрованный через гломерулярную мембрану и повторно абсорбированный клетками почечных канальцев.

Целью настоящего исследования послужила оценка концентраций цистатина С и креатинина в сыворотке крови при тиреоидной дисфункции. В исследовании участвовал 181 пациент: 26 — с нелеченым нетоксическим узловым зобом, 58 — с тиреотоксикозом, 31 — на фоне супрессивной терапии левотироксином по поводу нетоксического узлового зоба, 35 — с непродолжительным гипотиреозом после прекращения приема левотироксина для проведения сканирования всего тела по поводу рака щитовидной железы, 11 — с длительным гипотиреозом вследствие хронического аутоиммунного тиреоидита, 20 — с легким гипотиреозом. Контрольную группу составили 57 здоровых человек, подобранных по возрасту и полу. Оценивались сывороточные уровни цистатина С, креатинина, свободных фракций тироксина, трийодтиронина и ТТГ. За 30 больными с тиреотоксикозом и 35 пациентами с непродолжительным гипотиреозом осуществлялось длительное наблюдение до достижения эутиреоидного состояния после терапии метимазолом или левотироксином.

Исследование продемонстрировало, что среднее содержание креатинина значительно снижалось при манифестном или субклиническом тиреотоксикозе и повышалось при манифестном, но не легком гипотиреозе. Напротив, сывороточная концентрация цистатина С при манифестном тиреотоксикозе значительно возрастала по сравнению с контрольной группой (p < 0,05), но значительно уменьшалась при непродолжительном, длительном и легком гипотиреозе (p < 0,05; p < 0,05; p < 0,01 соответственно). Однако у 36 (62%) пациентов с тиреотоксикозом и у 50 (76%) больных с гипотиреозом отмечался нормальный уровень цистатина С в сыворотке. Согласно данным проспективного исследования, восстановление эутиреоза на фоне лечения метимазолом или левотироксином ассоциировалось с нормализацией среднего содержания цистатина С в сыворотке.

Нарушение функции щитовидной железы оказывает влияние на сывороточную концентрацию цистатина С, вероятно, посредством воздействия на скорость выработки белка. Однако наблюдаемый у пациентов с тиреотоксикозом и гипотиреозом нормальный сывороточный уровень цистатина С ограничивает его применение в качестве маркера эффекта тиреоидных гормонов на периферии.

Назад


Амбулаторный мониторинг артериального давления у пациентов с тиреотоксикозом до и после нормализации тиреоидной функции

Iglesias P., Acosta M., Sanchez R. et al.
Clin. Endocrinol. (Oxf.). — 2005. — Vol. 63. — P. 66-72.

ПРЕДПОСЫЛКА. Тиреоидные гормоны оказывают заметное влияние на функционирование сердечно-сосудистой системы. Тиреотоксикоз изменяет диастолическое и систолическое АД. Исследования, посвященные амбулаторному мониторингу АД при тиреотоксикозе до и после нормализации тиреоидной функции, отсутствуют.

ЦЕЛЬ. Целью настоящего исследования стал анализ амбулаторного мониторинга АД в группе пациентов, страдающих тиреотоксикозом, с нормальным АД до и после нормализации уровня циркулирующих в крови тиреоидных гормонов, а также сравнение полученных данных с результатами обследования эутиреоидных лиц.

ПАЦИЕНТЫ И ИЗМЕРЕНИЯ. Обследовались 18 женщин, страдающих тиреотоксикозом, с нормальным АД, и 15 здоровых человек. Возраст пациенток (среднее значение ± стандартная ошибка измерения) составил 49,0 ± 3,0 года. Амбулаторный мониторинг АД у больных проводился после постановки диагноза и по окончании лечения на протяжении 24 часов.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Средние суточное, дневное и ночное значения систолического АД у пациентов с тиреотоксикозом были значительно выше, чем в контрольной группе. Значимых различий в отношении диастолического АД не отмечалось. Циркадный ритм АД, оцениваемый по разнице между средними дневными и ночными значениями систолического, диастолического и среднего АД, не изменился. У 18 обследованных больных с тиреотоксикозом среднее суточное и дневное значения систолического АД значительно снизились после нормализации тиреоидной функции. Дневные значения систолического и диастолического АД превышали ночные как до, так и после нормализации тиреоидной функции. Однако различий в циркадном ритме АД не наблюдалось.

ВЫВОДЫ. У пациентов, страдающих тиреотоксикозом, с нормальным АД во время амбулаторного мониторинга на протяжении суток регистрируются более высокие значения систолического АД, чем у эутиреоидных лиц с нормальным АД. Нормализация тиреоидного статуса приводит к снижению значений систолического АД, измеряемых в амбулаторных условиях. Среднее снижение АД в ночное время сравнимо у пациентов, страдающих тиреотоксикозом, с нормальным АД у контрольной группы.

Назад


Сочетание болезни Грейвса с раком щитовидной железы

Kim W.B., Han S.M., Kim T.Y. et al.
Clin. Endocrinol. — 2004. — Vol. 60. — P. 719-725.

В проспективном исследовании с использованием УЗИ, ТАБ, а также послеоперационного гистологического исследования, изучались распространенность и этиологическая структура узлового зоба у пациентов с болезнью Грейвса (БГ).

Всего было обследовано 245 пациентов с БГ, которые до этого не получали оперативного лечения или терапии 131I. Всем пациентам с узловыми образованиями более 5 мм предпринималась ТАБ, а при ее подозрительных результатах — оперативное лечение. Описанные узловые образования при УЗИ были выявлены у 35,1% (86/245) пациентов, при этом их распространенность существенно увеличивалась с возрастом, а сам возраст, по данным логистического регрессионного анализа, явился единственным значимым предиктором узлового зоба при БГ (табл. 1).

У 8 пациентов при ТАБ был обнаружен рак ЩЖ, который был подтвержден при последующем гистологическом исследовании: частота рака ЩЖ при БГ составила как минимум 3,3% (8/245). Только в одном из 8 случаев речь шла о пальпируемом узле, тогда как в остальных узлы были обнаружены при УЗИ. По данным гистологического исследования, размер опухоли составил 10,0 ± 6,7 мм (5-25 мм), в трех случаях определялось экстратиреоидное распространение опухоли, в 4 — метастазы в шейные лимфоузлы, а в одном опухоль имела мультифокальный характер. Таким образом, у 5 из 8 пациентов определялось локальное прогрессирование опухоли (pT4 или pN1), но ни у кого не были выявлены отдаленные метастазы. Распространенность рака ЩЖ была выше среди пациентов старше 45 лет по сравнению с более молодыми (6,7 и 1,3%; р = 0,05), равно как у пожилых пациентов чаще выявлялось местное прогрессирование опухоли (5,6 и 0%; р < 0,05). Авторы делают вывод о том, что распространенность рака ЩЖ среди пациентов с БГ составляет 3,3%, при этом в большинстве случаев речь идет о папиллярной микрокарциноме. Стимулирующие антитела к рецептору ТТГ, судя по всему, не являются фактором, определяющим увеличение распространенности узлового зоба или рака, а также прогрессирование последнего. Рак ЩЖ, в том числе рак с признаками локальной прогрессии, чаще встречается у пациентов старше 45 лет, при этом независимо от длительности и тяжести тиреотоксикоза, размеров зоба и уровня TBII.

Назад


Спектр антитиреоидных антител при различных подвариантах болезни Грейвса

Goh S.Y., Ho S.C., Seah L.L. et al.
Clin. Endocrinol. — 2004. — Vol. 60. — P. 600-607.

Эндокринная офтальмопатия (ЭОП) встречается у 25-50% пациентов с болезнью Грейвса (БГ) и в отдельных случаях может сопутствовать аутоимунному тиреоидиту (АИТ) или даже встречаться изолированно, без сопутствующей патологии ЩЖ. Значение самого по себе тиреотоксикоза в патогенезе ЭОП остается не до конца понятным.

Исходное предположение, которое легло в основу этой работы, заключается в том, что количественные и качественные отличия циркулирующих антител к ЩЖ определяют отличия фенотипа болезни Грейвса у отдельных пациентов.

В проспективное исследование, которое продолжалось более 3 лет, был включен 31 пациент с ЭОП, диагностированной в Сингапурском центре глазных болезней офтальмологами. Кроме того, уровень антитиреоидных антител определялся у 71 пациента с БГ, диагностированной в эндокринологических центрах. В результате оказалось, что профиль антител к ЩЖ существенно отличался у пациентов, наблюдавшихся в офтальмологическом (ОЦ) и эндокринологическом центре (ЭЦ). У пациентов ОЦ определялся значительно более высокий уровень тиреоидстимулирующих иммуноглобулинов (TSI) по сравнению с пациентами ЭЦ (р = 0,003), но более низкие уровни АТ-ТПО (р = 0,008) и АТ-ТГ (р < 0,001). В противоположность этому у пациентов ЭЦ определялся более высокий уровень fT4 (р = 0,048) и TBII (р < 0,001) (антитела к рецептору ТТГ, определенные при помощи коммерческих наборов с использованием подавления связывания ТТГ). В дальнейшем уровень различных антител соотносился с выраженностью таких проявлений ЭОП, как ретракция и одутловатость век, проптоз и миопатия глазодвигательных мышц (МГДМ).

По данным унивариантного логистического регрессионного анализа, TSI оказались положительными, а АТ-ТПО и АТ-ТГ отрицательными предикторами всех этих проявлений ЭОП. При отсутствии АТ-ТГ индивидуальное отношение шансов отсутствия ЭОП варьировало от 2,8 до 7,9; для АТ-ТПО — от 3,9 до 10,2. По данным ступенчатого регрессионного анализа уровень TSI явился строгим и независимым фактором риска всех изученных проявлений ЭОП (рис. 1). Среди курящих уровень АТ-ТПО оказался значимо ниже, чем среди некурящих. Отличий уровня других антител среди курящих и некурящих выявлено не было. Исследование демонстрирует существенные отличия профиля циркулирующих антител у пациентов с БГ, при которой доминирует ЭОП или поражение ЩЖ. Таким образом, именно профилем антитиреоидных антител и определяется преимущественное поражение ЩЖ или структур орбиты.

Назад


Влияние йодного дефицита легкой степени на интеллектуальное развитие детей

Santiago-Fernandez P., Torres-Barahona R.,
Muela-Martinez J.A. et al.
J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2004. — Vol. 89. — P. 3851-3857.

Связь между дефицитом потребления йода и нарушением интеллектуального и психомоторного развития хорошо известна. Тем не менее большинство исследований по данной теме проводились в регионах с очень низким потреблением йода (выраженный йодный дефицит).

Целью этой работы явилось изучение уровня интеллектуального развития детей южной части Европы, проживающих в регионе йодного дефицита легкой степени (медиана йодурии 90 мкг/л), то есть вопроса о том, может ли йодный дефицит легкой степени приводить к этим нарушениям.

Определение йодурии, индекса интеллектуального развития (IQ), а также анкетирование на предмет характера обычного питания проводились у 1 221 ребенка. В результате было показано, что IQ статистически значимо выше в группе детей с экскрецией йода более 100 мкг/л (табл. 1). Риск снижения IQ менее 25-го перцентиля в значительной мере зависел от того, потреблялась ли детьми йодированная соль или нет. Как и ожидалось, риск снижения IQ менее 70 баллов был выше в группе детей с уровнем йодурии менее 100 мкг/л. В результате авторы делают вывод о том, что дефицит йода легкой степени может негативным образом отразиться на интеллектуальном развитии детей.

Назад


Антитела к глазодвигательным мышцам при болезни Грейвса

De Bellis A., Perrino S., Coronella C. et al.
Clin. Endocrinol. — 2004. — Vol. 60. — P. 694-698.

У настоящего исследования было две цели: во-первых, оценить распространенность носительства антител к экстраокулярным мышцам (АТ-ЭОМ) среди пациентов с эндокринной офтальмопатологией (ЭОП) и клиническими признаками поражения этих мышц; во-вторых, оценить прогностическое значение носительства данных антител для пациентов с БГ без ЭОП в плане риска развития у них поражения глаз в будущем.

В сыворотке у пациентов оценивался уровень G2sAb и FpAb: в 32 случаях речь шла об умеренной ЭОП или тяжелой ЭОП с вовлечением ЭОМ, при этом у 18 пациентов ЭОП была в активной фазе (группа 1), а у 14 — в неактивной фазе (группа 2). Кроме того, проспективно наблюдались 19 пациентов с БГ без офтальмопатии — у них в динамике оценивался уровень G2sAb и FpAb (группа 3). На протяжении 18 месяцев наблюдения у 4 из них ЭОП не развилась (группа 3а), а у 15 развилась, при этом у 7 — с клиническими признаками вовлечения ЭОМ (группа 3b). В последней группе у 4 пациентов речь шла об умеренной (активность по шкале CAS і 4), а у 3 — о тяжелой ЭОП (CAS Ј 1). Наконец, у оставшихся 8 из 15 пациентов, у которых развилась ЭОП без признаков вовлечения ЭОМ, речь шла об умеренной выраженности ЭОП при CAS і 4 (группа 3с). АТ-ЭОМ определялись в сыворотке иммунофлюоресцентным методом. В результате оказалось, что АТ-ЭОМ были выявлены у 13 из 18 пациентов (72,2%) группы 1 (титр 1/32-1/128) и у 5 из 14 пациентов (35,7%) группы 2 (титр 1/2-1/8). Что касается группы 3, на момент первого обследования АТ-ЭОМ определялись у 13 из 19 пациентов (72%) в титре 1/2-1/8. На протяжении исследования они либо исчезли (рис. 1-3), либо не появились у всех пациентов из группы 3а, тогда как у всех пациентов группы 3b накануне манифестации ЭОП титр антител увеличивался с 1/64 до 1/128. Наконец, в группе 3с у 4 обследуемых перед манифестацией ЭОП произошло некоторое повышение уровня АТ-ЭОМ (1/8-1/16), а у других 4 они не определялись на протяжении всего наблюдения. Полученные результаты позволяют считать АТ-ЭОМ достаточно хорошим маркером ЭОП с вовлечением в процесс ЭОМ.

Кроме того, титр антител выше у пациентов с активной фазой ЭОП. Таким образом, повышение уровня АТ-ЭОМ у пациентов с БГ нужно рассматривать как фактор риска развития ЭОП с поражением ЭОМ той или иной выраженности, хотя эти данные требуют подтверждения на большем количестве пациентов. В этой связи мы предлагаем использовать определение уровня АТ-ЭОМ в качестве маркера поражения ЭОМ.

Назад


Риск развития ишемической болезни сердца и смертность при субклиническом гипотиреозе

Imaizumi M., Akahoshi M., Ichimaru S. et al.
J. Clin. Endocrinol. Metab. — 2004. — Vol. 89. — P. 3365-3370.

Работа японских ученых посвящена возможной взаимосвязи между субклиническим гипотиреозом и заболеваниями, связанными с атеросклерозом (ИБС, нарушения мозгового кровообращения), а также общей смертностью. В исследование были включены 2 856 человек (средний возраст 58,5 лет), которым между 1984 и 1987 гг. было проведено определение функции ЩЖ; среди них у 257 был выявлен субклинический гипотиреоз (ТТГ больше 5 мЕд/л), а 2293 человека составили контрольную группу (ТТГ 0,6-5 мЕд/л). При перекрестном анализе было выявлено, что субклинический гипотиреоз был ассоциирован с повышенной заболеваемостью ИБС, при этом независимо от возраста, систолического давления, индекса массы тела, уровня холестерина, курения, СОЭ, наличия или отсутствия диабета (отношение шансов — 2,5 (CI 95%: 1,1-5,4) в общей группе, отдельно для мужчин — 4,0 (CI 95%: 1,4-11,5)). Отдельно для группы женщин этой закономерности выявлено не было. Взаимосвязи субклинического гипотиреоза и цереброваскулярных заболеваний выявлено не было (отношение шансов 0,9 (CI 95%: 0,4-2,4)). Кроме того, связь субклинического гипотиреоза и ИБС не зависела от носительства антитиреоидных антител. На основании 10-летнего исследования сделан вывод о том, что у мужчин с субклиническим гипотиреозом повышен риск (1,9-2,1) смерти от любых причин (рис. 1). Этой закономерности не было выявлено для женщин. К тому же не удалось выделить отдельные причины смерти, ассоциированные с субклиническим гипотиреозом.

Назад


Оценка активности эндокринной офтальмопатии (ЭОП)

Martins J. M., Furlanetto R. P., Oliveira L. M. et al.
Clin. Endocrinol. — 2004. — Vol. 60. — P. 726-733.

Эффекта от назначения иммуносупрессивной терапии эндокринной офтальмопатии (ЭОП) можно ожидать только в активную фазу заболевания. Однако оценка активности ЭОП в клинической практике вызывает значительные затруднения. С этой целью предлагались различные методы, но фактически ни один из них не вошел в клиническую практику. Гликозаминогликаны (ГАГ) представляют собой сложные полисахариды, которые участвуют в патогенезе ЭОП, в связи с чем предпринимались неоднократные попытки коррелировать уровень их локальной продукции и экскреции с мочой или сывороточным уровнем гиалуроната (сГУ). Однако предлагаемые методы исследования были достаточно сложны, требовали много времени, т.е. фактически непригодны для рутинной практики.

Целью представленного исследования явилась разработка практичных и простых методов определения экскреции ГАГ и сГУ и оценка их информативности в плане понимания активности и тяжести ЭОП.

В исследование вошли 152 пациента с болезнью Грейвса, у 127 из них была ЭОП, а у 25 не было. Выраженность ЭОП оценивалась по шкале клинической активности (Clinical Activity Score – CAS); уровень экскреции ГАГ — при помощи микроэлектрофореза, сГУ — флуоресцентным методом. Все пациенты на протяжении последних двух месяцев перед обследованием находились в эутиреозе. В результате оказалось, что при неактивной ЭОП (CAS = 2, n = 100) уровни экскреции ГАГ (4,2 ± 1,3 мкг/г креатинина) и сГУ (11,1 ± 7,2 мкг/л) не отличались от таковых в контрольной группе здоровых людей (3,1 ± 1,1 мкг/г креатинина, n = 138, и 13,9 ± 9,6 мкг/л, n = 395).

При активной ЭОП (CAS = 3, n = 27) экскреции ГАГ (8,4 ± 2,7 мкг/г креатинина) и сГУ (32,3 ± 17,8 мкг/л) были в 2-3 раза выше, чем у пациентов с неактивной ЭОП. При использовании точки разделения в 6,1 мкг/мг креатинина и 20,7 мкг/л для сГУ чувствительность этих методов по оценке активности ЭОП составила 85 и 81%, а специфичность — 93 и 91% соответственно. Таким образом, использование двух исследованных методик позволяет с достаточной точностью оценить клиническую активность ЭОП.

Назад


Эффекты от длительного лечения гипертиреоза метимазолом: сравнение с эффектами от лечения радиоактивным йодом

Azizi F., Ataie L., Hedayati M. et al.
Europian Journal of Endocrinology. — 2005. — Vol. 152. — P. 1-9.

ЦЕЛИ. Исследовать эффекты от длительного лечения метимазолом (MMI).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. 504 пациента старше 40 лет, страдающие диффузным токсическим зобом, в течение 18 месяцев получали лечение MMI. У 104 пациентов в течение года после отмены MMI отмечался рецидив гиперпаратиреоза. Они были рандомизированы в 2 группы для продолжения антитиреоидной терапии радиоактивным йодом. В течение 10 лет проводились исследования проявлений дисфункции щитовидной железы и общей стоимости лечения. К окончанию исследования 26 пациентов все еще принимали MMI (1 группа), а из 41 пациента, которые получали лечение радиоактивным йодом (2 группа), у 16 отмечался эутиреоз и у 25 — гипотиреоз. Из обследований применяли ЭхоКГ, исследование липидного профиля, гормонов щитовидной железы в сыворотке крови и минеральной плотности костной ткани.

РЕЗУЛЬТАТЫ. Не было значительных различий у пациентов 2 групп по полу, возрасту, длительности заболевания и уровню функционирования щитовидной железы. Ни у одного из пациентов не отмечалось каких-либо серьезных осложнений.

В первой группе стоимость лечения была ниже, чем во второй. По окончании 10-летних исследований степень зоба была более выраженной и концентрация антитиреопероксидазных антител была выше в 1 группе по сравнению со 2 группой. Во 2 группе уровень холестерина и липопротеидов низкой плотности был выше по сравнению с этими показателями у пациентов 1 группы; условный риск составлял 1,8 (1,12-2,95, р < 0,02), а ожидаемый 1,6 (1,09-2,34, р < 0,02). Данные ЭхоКГ и минеральная плотность костной ткани у пациентов обеих групп были одинаковыми.

РЕЗЮМЕ. Длительное лечение гипертиреоза метимазолом является безопасным. Стоимость лечения и осложнения не превышают таковые при лечении радиоактивным йодом.

Назад


Bibliography


Similar articles

Authors: Герасимос КРАССАС, Отдел эндокринологии, диабета и метаболизма госпиталя Панагия в Салониках, Греция Вильмар ВИРСИНГА , Отделение эндокринологии Университета Амстердама, Академический медицинский центр Амстердама, Нидерланды
International journal of endocrinology 3(9) 2007
Date: 2007.10.04
Categories: Endocrinology, Ophthalmology
Sections: Specialist manual
Authors: Т.Н. Демина, Н.Ф. Алипова, Донецкий региональный центр охраны материнства и детства, Кафедра акушерства, гинекологии и перинатологии ФПО Донецкого государственного медицинского университета
"News of medicine and pharmacy" Акушерство, гинекология, репродуктология (275) 2009 (тематический номер)
Date: 2009.06.17

Back to issue