Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 20 (392) 2011

Back to issue

ВИЧ/СПИД — сегодня, а завтра?

Authors: И.В. Богадельников, заведующий курсом детских инфекционных болезней, д.м.н., профессор Крымский государственный медицинский университет им. С.И. Георгиевского, г. Симферополь

print version


Summary

Раздосадованный статистическими данными в отношении заболеваемости ВИЧ/СПИДом в Украине, автор этих строк два года назад в журнале «Здоровье ребенка» опубликовал письмо «Спасут ли кофе-брейки Украину от ВИЧ/ СПИДа?». Поводом для его написания стала обстановка, сложившаяся вокруг этой проблемы, а главное — результаты борьбы с ВИЧ/СПИДом в Украине. Написал достаточно резко, переживал, имею ли право. Оказалось, напрасно переживал — никто не откликнулся, никто ничего не сказал.

Читая и слушая «победные» отчеты в последующие годы, понимаешь, что надо что-то менять в борьбе с этой проб­лемой.

Но чтобы это сделать, необходимо громко сказать, что Украина занимает первое место в Европе по числу больных, имеет наиболее неблагоприятную структуру заболеваемости (среди ВИЧ-инфицированных 88 % составляют лица молодого репродуктивного возраста), наиболее интенсивные темпы роста (на протяжении 2010 года в стране зарегистрировано 20,5 тыс. новых случаев ВИЧ-инфекции, что составляет 44,7 на 100 тыс. населения, в то время как в Грузии этот показатель равен 8,8, в Испании — 7,8, во Франции — 7,6 на  100 тыс. населения) и т.д. Кроме того, у нас нет отечественных препаратов для лечения ВИЧ/СПИДа. Также необходимо признать, что «успехи», которыми оперируют центры по борьбе со  СПИДом (увеличение продолжительности жизни больных, успешное соблюдение их прав и т.д.), — есть не что иное, как иезуитство, так как эти самые больные не только погибают (в сентябре 2011 года умерло 297 взрослых и 5 детей, т.е. 10 человек каждый день без перерывов на выходные и праздники), но и способствуют распространению инфекции и создают угрозу всему государству, оставаясь хроническими больными смертельным заболеванием.

Сегодня очевидно, что «успехи» в борьбе с данной патологией, на мой взгляд, явились результатом неправильно выбранной стратегии, которая и сегодня доминирует и продолжает укрепляться, а также порочной системы помощи со стороны международных организаций, все положения которой безоговорочно принимаются Украиной, без учета интересов государства.

Несмотря на наличие инфекционного начала (выделение вируса) и других атрибутов, характерных для инфекционной болезни (пути передачи, инкубационный период и т.д.), болезнь тем не менее сразу была выделена из более чем 3000 других инфекционных заболеваний, ею стали заниматься не дипломированные инфекционисты, а врачи других специальностей (в основном мало чего добившиеся в своей основной профессии, посмотрите их анкеты), были созданы центры, полностью изолировавшиеся не только от широкой медицинской общественности, но и от инфекционистов. Проблема стала как бы засекреченной. Информацией никто не делился. Интересоваться ею стало неприлично.

Получая централизованное финансирование, центры по борьбе с ВИЧ/СПИДом  множились, крепли. Администраторы медицины наивно полагали, что с инфекционной болезнью можно справиться с помощью центров. Тем не менее попавшие туда врачи в тепличных условиях матерели, приобретали вальяжный вид, на бывших своих зашуганных коллег-педиатров, работающих за 1200 гривен в месяц, стали посматривать свысока.

Все бы ничего, если бы спустя более чем 22 года от начала эпидемии ВИЧ/СПИДа Украина не стала лидером по этому заболеванию в Европе, безо всяких мало-мальских перспектив на будущее. В довоенной Европе и царской России интеллигенты-руководители государст­венных департаментов и подразделений, имея подобные результаты по курируемой проблеме, уходили в отставку или стрелялись.

Сложившейся ситуации во многом способствуют западные страны, навязывая нам свои принципы работы с больными ВИЧ/СПИДом.

В основе этих принципов заложено много хорошего, касающего диагностики, клиники, лечения и др., но основополагающими являются несколько положений: соблюдение прав больного человека, бесплатная раздача презервативов и одноразовых шприцев наркоманам, безусловное соблюдение рекомендаций фондов.

Сама декларация соблюдения прав больного ВИЧ удивляет. Вычленение одной болезни из более чем 3000 инфекционных заболеваний вызывает вопросы. Разве соблюдения прав не требуют больные гепатитом С, сифилисом, хламидиозом, а геморрой — тоже радости мало, кто хочет поделиться подобной новостью? Никто не захочет публично распространяться об этих и многих других болезнях.

Прикрываясь положением о защите прав больного, центры превратились в неприступные крепости. Автору этих строк для получения информации о больном, находящемся на лечении в одном из отделений Республиканской инфекционной больницы, где он работает, потребовалось разрешение Минздрава АР Крым! С более простыми врачами (ординаторы, аспиранты) по поводу получения информации о больном вообще не разговаривают. Центр по борьбе со  СПИДом стал учреждением по типу ПЕН-клуба, куда могут пустить не всякого.

Работа по подготовке врачей строится в форме тренингов. На них приглашают одних и тех же врачей из центров (редко —  интернистов других специальностей, инфекция-то засекреченная), приезжают иностранные специалисты. Как оказывается, в большинстве своем это медицинские сестры или менеджеры от медицины (многих из них почему-то у нас сразу возводят в ранг профессоров, что, к слову сказать, вводит некоторых из них в смущение). И что поразительно, у тех, кто нас учит (поляки, американцы, англичане и т.д.), показатели на порядок выше, чем у нас! Так в чем дело?

А дело, наверное, в том, чему и как учат.

В подавляющем большинстве лейтмотивом этих занятий, по крайней мере на протяжении первых десяти лет существования тренингов, было освоение и заучивание прав больных ВИЧ/ СПИДом, обучение приемам и методам, с помощью которых необходимо создать привилегированные условия жизни, сделав ее более привлекательной. Повторюсь, что наше общество переживет и это, но каков результат? Рост числа больных, преимущественно женщин детородного возраста, и первое место в Европе. Вы хорошо устроились, ребята!

Соблюдение этих прав на сегодняшний день, в условиях продолжающейся эпидемии, доведено до абсурда. При назначении исследований на выявление возбудителей гепатита С, гриппа, брюшного тифа, туберкулеза у врача не возникает проблем. При подозрении на ВИЧ-инфицирование ребенка врач, а иногда это специальный уполномоченный в больнице, должен провести с матерью ребенка беседу, получить ее согласие, при этом улыбнуться и сделать книксен. Удачно, если родитель инфицированного ребенка образованный человек (ну, не повезло бедняге). Но давайте не будем обманывать сами себя, сегодня основные пути инфицирования — половой (мужчины, болтающиеся туда-сюда, и проститутки) и инъекционный (наркоманы). Эти люди, конечно, нуждаются в защите своих прав. Жизнь в нашем социуме научила их, что чем меньше распространяешься о своих проблемах, тем лучше. Вот они нередко и утаивают свою инфицированность и даже болезнь и возможную инфицированность ребенка. А кто и когда защитит права молодой медицинской сестры или врача, выполняющих многочисленные процедуры у ВИЧ-инфицированного ребенка и не ведающих об этом? Это имеет место в хирургии, акушерстве и гинекологии, гематологии, стоматологии и других областях.

Но за медсестрой не стоят фонды со своими юристами, поэтому фактически все медицинские работники, сталкивающиеся с больными ВИЧ/СПИДом, если и защищены, то только на бумаге, да и то постфактум.

Предвижу «благородный» гнев людей, сидящих на зарплатах фондов, поэтому в третий раз хочу обратить внимание, что стремительный рост ВИЧ-больных до уровня эпидемии убедительно свидетельствует о несостоятельности организации борьбы с ней, о некомпетентности руководителей (в лучшем случае). А может, это делается сознательно, чтобы сделать нашу Украину страной, больной хроническим смертельным заболеванием?

Поэтому требуются немедленные кардинальные перемены в решении проб­лем ВИЧ/СПИДа.

Инфекционистов Украины давно беспокоит эта проблема, неоднократно в адрес МЗ Украины Ассоциацией инфекционистов направлялись предложения об улучшении работы. Что поразительно, ни одного раза не поступило ответа. 14 июня 2011 года президент Ассоциации инфекционистов, член.-корр. АМН Украины проф. М.А. Андрейчин — один из наиболее авторитетных инфекционистов Украины — выступил на совместном заседании Министерства здравоохранения и Президиума АМН Украины, где предложил от имени Ассоциации для улучшения катастрофической ситуации с ВИЧ/СПИДом объединить центры по борьбе со СПИДом и инфекционные больницы. Такой опыт уже имеется в Ивано-Франковской области, показатели которой намного лучше других областей. По реакции в президиуме создалось впечатление, что предложения вызвали интерес. Однако все потом кануло в Лету, как и прежде. О центрах, как о неприступных крепостях, я уже писал. Министерский уровень здесь, по-видимому, уже недостаточен.

Нытьем делу не поможешь. Нужны конкретные шаги и предложения, широкое обсуждение этой проблемы. В качестве первых предлагаю для обсуждения:

1. Признать, что центры как отдельная структура не в состоянии решить проблему ВИЧ/СПИДа; объединить центры по борьбе с ВИЧ/СПИДом с областными/республиканскими инфекционными больницами.

2. Регламентирующими документами и через СМИ довести до населения страны реальную ситуацию с ВИЧ/ СПИДом в Украине.

3. На законодательном уровне привести практику «соблюдения прав больных ВИЧ/СПИДом» в соответствие с таковыми всех инфекционных больных.

4. При подготовке студентов в вузах, врачей по линии постдипломного образования исходить из современных учений инфектологии о циклических и нециклических инфекционных процессах, рассматривая пандемию ВИЧ/СПИДа не только как результат проникновения нового вируса, но и проявление более сложного природного феномена — эволюционного процесса, который представляется нам в маске инфекционного (М.В. Супотницкий, 2005, 2006, 2007).

5. Стать, наконец, патриотами Украины, критически относиться к рекомендациям всевозможных фондов, иметь собственное мнение, основанное на передовых достижениях науки, учитывая задачи и возможности Украины.

Это, конечно, малая часть того, что надо сделать и обсудить, но с помощью широкой медицинской общественности, интеллекта отечественных ученых, знаний и опыта врачей есть все возможности справиться с этой проблемой.



Back to issue