Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.









International neurological journal 4(8) 2006

Back to issue

Характеристика антиоксидантной системы в динамике развертывания клинической картины рассеянного склероза

Authors: Ю.Н. СОРОКИН, к.м.н., Доцент кафедры психиатрии, наркологии, неврологии и нейрохирургии, Луганский государственный медицинский университет, Украина

Categories: Neurology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Уровни церулоплазмина и мочевой кислоты сыворотки, малонового диальдегида эритроцитов, активность каталазы эритроцитов и перекисный гемолиз эритроцитов исследовали у 119 больных рассеянным склерозом (29 мужчин и 90 женщин; средний возраст — 36,0 ± 11,0 лет; EDSS — 4,3 ± 1,9). Показаны волнообразный характер и половые различия изменений уровня антиоксидантов в динамике развертывания клинической картины.
Периоды нарастания и регресса неврологической симптоматики у женщин характеризовались увеличенным содержанием мочевой кислоты и церулоплазмина. Это связано, по-видимому, в первом случае с компенсаторным расходованием антиоксидантов в ответ на свободнорадикальное повреждение, во втором — с повышением мощности антиоксидантных механизмов. Отражением активности про- и антиоксидантных процессов при этом являлся повышенный уровень гемолиза эритроцитов. Периоды стабилизации на высоте ухудшения или улучшения характеризовались повышением устойчивости эритроцитов к гемолизу, что указывает на достижение баланса про- и антиоксидантных механизмов. У мужчин стабилизация неврологического дефицита после фазы ухудшения или улучшения не сопровождалась существенными различиями значений исследуемых показателей. Это может указывать на недостаточность антиоксидантных механизмов и неспособность их кардинально ограничить свободнорадикальные процессы.


Keywords

рассеянный склероз, стадия, пол, антиоксиданты, мочевая кислота, церулоплазмин, малоновый диальдегид, каталаза, перекисный гемолиз эритроцитов.

Течение патологического процесса при рассеянном склерозе (РС) является волнообразным, с чередованием стадий обострения и ремиссии при ремиттирующем и прогрессирования и стабилизации — при первично- и вторично-прогредиентном типах течения. При этом ухудшение состояния при РС развивается на протяжении нескольких часов или дней, затем состояние стабилизируется на несколько дней или недель, через некоторое время возможно улучшение с полным или частичным восстановлением неврологического дефицита [8].

Манифестации клинических проявлений предшествуют повышение уровня провоспалительных цитокинов, патоморфологические и нейрофизиологические изменения — феномен «верхушки айсберга». Содержание некоторых цитокинов возрастает за 1-2 недели до экзацербации и остается повышенным еще около двух недель [1, 3, 9].

Такое своеобразие развития клинической симптоматики при РС связано, по-видимому, с изменениями в состоянии компенсаторных механизмов организма, одним из основных компонентов которых является антиоксидантная система. В последние годы показана роль свободнорадикального повреждения нейронов как второй (наряду с иммунопатологическими нарушениями) составляющей патогенеза заболевания [6, 7, 10], что обусловливает интерес исследователей к изучению антиоксидантного статуса организма при РС.

Цель работы: исследовать некоторые показатели антиоксидантной системы у больных РС в зависимости от особенностей изменения клинической картины.

Материал и методы

Пациенты: проведено обследование 119 больных РС, поступивших в неврологический стационар Луганской областной клинической больницы (90 женщин и 29 мужчин, возраст — от 16 до 54 лет, длительность болезни составила от полугода до 32 лет). Ремиттирующий тип течения выявлен у 66 больных, вторично-прогредиентный — у 43, первично-прогредиентный — в 10 случаях. Контрольную группу составили 23 практически здоровых лица (13 мужчин и 10 женщин).

Дизайн исследования: проводилось проспективное когортное обсервационное исследование текущей клинической практики.

Методы исследования: содержание церулоплазмина (ЦП, мг/л) в сыворотке крови определяли методом Равина в реакции окисления р-фенилендиамина, фотометрирование проводили при длине волны 540 нм на спектрофотометре PV-1251C «SOLAR» [4].

Активность каталазы эритроцитов (КАТ, %) определяли по способности перекиси водорода, неразрушенной каталазой, образовывать перекисные соединения с молибденом, фотометрирование осуществляли при длине волны 410 нм [2].

Определение перекисного гемолиза эритроцитов (ПГЭ, %) основывалось на аутоокислении липидов эритроцитарных мембран в буферном растворе, фотометрирование проводили при длине волны 540 нм [2]. Устойчивость эритроцитов к гемолизу характеризует уровень антиоксидантов в организме.

Как и ПГЭ, обобщенной характеристикой баланса про- и антиоксидантных механизмов может выступать отношение малонового диальдегида (МДА) и мочевой кислоты (МК) — МДА/МК.

Концентрацию МК в сыворотке крови (в мкмоль/л) определяли фосфорновольфрамовым методом, фотометрирование проводили на фотометре РМ-2111 при длине волны 670 нм [5].

Уровень МДА в эритроцитах (в мкмоль/л) определяли в реакции взаимодействия с тиобарбитуровой кислотой при помощи спектрофотометра PV-1251C «SOLAR», длина волны — 540 нм [4].

Статистический анализ: вычисляли среднее значение признака и стандартное отклонение (M ± s). Сравнение групп проводили с помощью непараметрического U-критерия Манна — Уитни. На графиках данные представлены в виде «коробочного» графика (box-and-whisker — «ящик с усами»), который включал среднее, стандартную ошибку среднего (m) и 95%-ные доверительные интервалы. Статистический анализ и построение графиков выполнялись при помощи программы STATISTICA 6.0.

Результаты и обсуждение

Средний возраст больных РС составил 36,0 ± 11,0 лет (контрольной группы — 33,0 ± 7,8 года); возраст дебюта был 27,1 ± 9,5 лет; длительность болезни — 9,1 ± 7,7 года; средний балл по шкале EDSS составил 4,3 ± 1,9.

При поступлении в неврологическое отделение в зависимости от развертывания клинической картины больные оказались в следующих группах: 11 пациентов (9 женщин и 2 мужчин) поступили в период нарастания клинической симптоматики (Р1), 63 (44 женщины и 19 мужчин) — в период стабилизации неврологического дефицита на высоте обострения (Р2), 11 (9 женщин и 2 мужчин) — в период обратного развития неврологических симптомов (Р3), 34 (28 женщин и 6 мужчин) — в период стабилизации на высоте ремиссии (Р4).

В период нарастания неврологической симптоматики наблюдалось увеличение подверженности эритроцитов гемолизу (р = 0,051 с контролем) и уровня МК (р = 0,039 с контролем) с тенденцией к снижению концентрации ЦП и активности КАТ (табл. 1), что отражает, по-видимому, активность про- и антиоксидантных процессов как проявление компенсаторной реакции в ответ на повреждение нервных структур.

Переход к стабилизации на высоте обострения сопровождался значительным повышением устойчивости эритроцитов к гемолизу (р = 0,042 с Р1) и активности КАТ (р = 0,037 с контролем) на фоне снижения содержания МК (р = 0,032 с Р1) до контрольных значений, при этом отмечалась тенденция к дальнейшему снижению уровня ЦП. Данные изменения могут указывать на определенную стабилизацию про- и антиоксидантных взаимодействий, достигаемую, по-видимому, ценой значительного расходования антиоксидантов.

Начало клинического улучшения сочеталось с некоторым увеличением значений ПГЭ, МК и ЦП при сохранении тенденции к повышению активности КАТ (р = 0,088 с контролем), что также может свидетельствовать об активности метаболических процессов с возрастанием мощности антиоксидантной системы. Эта группа больных отличалась меньшей длительностью болезни (р = 0,057 с Р1) и показателем шкалы EDSS (р = 0,020 с Р1 и р = 0,62 с Р2).

Стабилизация на высоте клинического улучшения характеризовалась наиболее выраженной устойчивостью эритроцитов к гемолизу (р = 0,013 с Р1), тенденцией к снижению содержания МК (р = 0,059 с Р1) и сохранению повышенной активности КАТ (р = 0,082 с контролем). Уровень ЦП при этом приближался к значениям контрольной группы (р = 0,051 с Р2). Эти изменения могут быть обусловлены относительным восстановлением баланса про- и антиоксидантных механизмов на этом этапе развития болезни, что нашло отражение и в меньших значениях шкалы EDSS (р = 0,002 с Р2).

Концентрация МДА в целом не изменялась на протяжении всех периодов и не отличалась от контроля. Отношение МДА/МК имело меньшие значения в периоды динамических изменений клинической симптоматики и более высокие — при стабилизации клинической картины, однако различия были статистически незначимы.

Динамика показателей антиоксидантной системы на протяжении периодов развертывания клинической картины имела половые различия. В женской когорте (рис. 1) динамика нарастания неврологического дефицита сопровождалась повышением уровня МК (р = 0,068 с контролем), что на фоне тенденции к снижению содержания МДА приводило к уменьшению отношения МДА/МК (р = 0,028 с контролем). Значения ПГЭ и активности КАТ не отличались от контрольных, уровень ЦП имел тенденцию к повышению. Мужская группа на этом этапе была нерепрезентативной (как и в Р3).

Стабилизация на высоте неврологического дефицита у женщин сочеталась со статистически достоверным снижением концентрации МК (р = 0,011 с Р1); при сохранявшемся уровне МДА отношение МДА/МК значительно возрастало до контрольных значений (р = 0,023 с Р1). Активность КАТ возрастала (р = 0,039 с контролем), наблюдалась тенденция к повышению устойчивости эритроцитов к гемолизу (р = 0,089 с контролем) и снижению концентрации ЦП.

В мужской когорте уровень МК был существенно выше, чем у женщин (р = 0,0002), и в контроле отмечалась тенденция к снижению содержания МДА (р = 0,092 с женщинами), ЦП и устойчивости эритроцитов к гемолизу по сравнению с контролем, что сопровождалось снижением отношения МДА/МК (р = 0,0001 с женщинами). Активность КАТ не отличалась от контроля.

Динамика регресса неврологического дефицита в женской группе сопровождалась возрастанием уровня МК (р = 0,033 с Р2 и р = 0,086 с контролем), что на фоне тенденции к снижению содержания МДА приводило к уменьшению отношения МДА/МК (р = 0,031 с Р2 и р = 0,022 с контролем). Содержание ЦП возрастало (р = 0,037 с Р2), ПГЭ и активность КАТ сохранялись на уровне Р2.

В период стабилизации на высоте клинического улучшения женщины характеризовались высокой устойчивостью эритроцитов к гемолизу (р = 0,004 с контролем и р = 0,027 с Р1), тенденцией к сохранению повышенной концентрации МК (р = 0,073 с Р2) и активности КАТ и уменьшению отношения МДА/МК по сравнению с контрольной группой. Уровни МДА и ЦП не отличались от контрольных.

Для мужской когорты было характерно такое же повышение ПГЭ, как и в Р2 (р = 0,066 с контролем), повышенные значения МК (р = 0,057 с контролем) и уменьшение отношения МДА/МК (р = 0,063 с контролем). Отмечалась тенденция к сниженным значениям активности КАТ и содержания ЦП, концентрация МДА не отличалась от контроля.

Таким образом, динамика развертывания клинической картины при РС сопровождалась волнообразным изменением уровня антиоксидантов в эритроцитах и сыворотке крови, что имело половые различия. Развитие клинической симптоматики у женщин сочеталось с повышением уровня МК и с тенденцией к повышению ЦП, уменьшение отношения МДА/МК характеризовало сдвиг равновесия про- и антиоксидантных механизмов в сторону активации антиоксидантной системы.

При стабилизации состояния на высоте ухудшения у женщин наблюдалось снижение уровня МК и ЦП, повышение устойчивости эритроцитов к гемолизу и активности КАТ с увеличением отношения МДА/МК до уровня контроля, что отражает, по-видимому, уменьшение нагрузки на антиоксидантную систему ценой значительного расходования антиоксидантов. Активность КАТ сохранялась повышенной и на дальнейших этапах развития болезни.

У мужчин в этот период развития болезни, напротив, отмечалось усиление подверженности эритроцитов гемолизу, повышение содержания МК и уменьшение уровня ЦП и отношения МДА/МК, что может указывать на продолжение активных взаимодействий с отсутствием стабилизации про- и антиоксидантных процессов на этом этапе в мужской когорте.

Клиническое улучшение у женщин сопровождалось возрастанием содержания МК и ЦП с уменьшением отношения МДА/МК, что может свидетельствовать об усилении мощности антиоксидантной системы, которое и является одним из основных механизмов достижения улучшения. Отсутствие изменений подверженности эритроцитов гемолизу является, по-видимому, отражением отсутствия повторной активации свободнорадикальных процессов.

Стабилизация на высоте ремиссии в женской когорте сочеталась с наибольшей устойчивостью эритроцитов к гемолизу, сохранением тенденции к повышенному уровню МК и активности КАТ и к сниженным значениям отношения МДА/МК, что характеризует относительно достаточную мощность антиоксидантной системы.

У мужчин на этом этапе сохранялся повышенный уровень гемолиза эритроцитов, снижался по сравнению с периодом стабилизации на высоте ухудшения, но оставался выше контрольного уровень МК, повышалось сравнительно с тем же периодом, но оставалось ниже контрольного отношение МДА/МК. Это, по-видимому, является свидетельством недостаточности антиоксидантных механизмов в этой группе больных, что препятствует кардинальному ограничению свободнорадикальных процессов.

Выводы

1. Изменения уровня антиоксидантов в динамике развертывания клинической картины при РС имеют волнообразный характер и половые различия.

2. Периоды нарастания и регресса неврологической симптоматики у женщин характеризовались увеличенным содержанием таких антиоксидантов, как МК и ЦП, по-видимому, в первом случае вследствие компенсаторного расходования антиоксидантов в ответ на свободнорадикальное повреждение, во втором — как проявление повышения мощности антиоксидантных механизмов, основы восстановительных процессов. Отражением активности про- и антиоксидантных процессов при этом являлся повышенный уровень гемолиза эритроцитов. Периоды стабилизации на высоте ухудшения или улучшения характеризовались повышением резистентности эритроцитов к гемолизу, что указывает на достижение баланса про- и антиоксидантных механизмов.

3. У мужчин стабилизация неврологического дефицита после фазы ухудшения или улучшения не сопровождалась существенными различиями в значениях подверженности эритроцитов гемолизу, МК, ЦП и КАТ, что может указывать на недостаточность антиоксидантных механизмов и неспособность их кардинально ограничить свободнорадикальные процессы.


Bibliography

1. Бархатова В.П., Завалишин И.А., Хайдаров Б.Т. и др. Биохимические механизмы нарушения нейроиммунного взаимодействия при рассеянном склерозе // Журн. неврол. и психиатр. — 2000. — №11. — С. 42-46.

2. Горячковский А.М. Клиническая биохимия. — Одесса: Астропринт, 1998. — 603 с.

3. Гусев Е.И., Бойко А.Н. Рассеянный склероз: от изучения иммунопатогенеза к новым методам лечения. — М.: Губернская медицина, 2001. — 128 с.

4. Камышников В.С. Справочник по клинико-биохимической лабораторной диагностике: в 2 т. — Минск: Беларусь, 2002. — Т. 2. — 463 с.

5. Энциклопедия клинических лабораторных тестов / Под ред. Н.У. Тица. — М.: Лабинфом, 1997. — С. 335-336.

6. Bitsch A., Schuchardt J., Bunkowski S. Еt аl. Acute axonal injury in multiple sclerosis. Correlation with demyelination and inflammation // Brain. — 2000. — V. 123 (Pt 6). — Р. 1174-1183.

7. Casanova B., Burgal M., Coret F. A critical review of the current pathogenesis of multiple sclerosis and possible future trends // Rev. Neurol. — 1999. — V. 28, № 9. — Р. 909-915.

8. Hafler D.A. Multiple sclerosis // J. Clin. Invest. — 2004. — V. 113. — Р. 788-794.

9. Poser C.M. Multiple sclerosis. Observation and reflection // J. Neurol. Sci. — 1992. — V. 107. — Р. 127-140.

10. Trapp B.D., Peterson J., Ransohoff R.M. Axonal transection in the lesions of multiple sclerosis // N. Engl. J. Med. — 1998. — V. 338. — Р. 278-285.


Back to issue