Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 21-22 (393-394) 2011

Back to issue

Проблемы психиатрической медсестринской службы: взгляд изнутри Интервью с исполнительным секретарем Ассоциации психиатрических медицинских сестер Украины Е.С. Каретной

— Елена Степановна, я искренне благодарна вам за согласие ответить на мои вопросы. Я не случайно обратилась именно к вам, к медицинской сестре. Мы привыкли слушать голоса врачей, в последние годы все чаще слышим голоса пациентов и их родственников… А ведь вас, медицинских сестер, в системе здравоохранения на порядок больше. А в системе интернатов для психически больных людей, как я знаю, работают одни лишь медицинские сестры, врачи, как правило, избегают этого невеселого труда. Скажите, а сколько всего в Украине в системе оказания психиатрической помощи медицинских сестер?

— Тысячи, многие тысячи. Точных цифр не существует. Ни в Министерстве здравоохранения, ни в Министерстве социальной политики такие статистические данные не собираются. Странно, правда?

— Странно — это неудачное слово в данном случае. Думаю, это символ отношения государства к работе медицинской сестры… Елена Степановна, где вы получили медицинское образование, когда? И почему вы выбрали психиатрию?

— В 1972 году я закончила медицинское училище в Москве. Сначала работала в травматологии. О психиатрии и не думала. А вот переехала в Киев — искала работу. Нашла ее в психиатрической больнице, в отделении для инвалидов войны. Это был хороший старт для начинающей: в отделении не было запертых дверей и других особенностей психиатрии той поры. Затем подруга уговорила меня идти работать в отделение для так называемых психохроников… Так всю жизнь и работаю в психиатрии.

— В каких психиатрических учреждениях вы работали: в больницах, диспансерах, где еще? И где вы работаете сейчас, в Ассоциации вы зарплаты, как я догадываюсь, не имеете?

— Да, была и в психиатрическом диспансере. Знаю и это звено системы. И в разных отделениях психиатрической больницы работала. Сейчас основное место работы — во Всеукраинском центре профессиональной реабилитации инвалидов, параллельно, на 0,5 ставки, — в киевской психоневрологической больнице № 1 в центре медико-социальной реабилитации. Преподаю на различных курсах…

— Я знаю от ваших коллег-врачей о том, что вы участвовали в международных медсестринских проектах, имеете представление о характере работы медсестры в психиатрической службе в других странах? Можете сравнить со своим украинским опытом?

— Была на стажировке в Болгарии. Там уже в 1997 году работали в психиатрии по принципу мультидисциплинарной команды. Для меня это был чрезвычайно интересный, важный опыт. Теоретически я уже была о многом осведомлена, а здесь — изнутри увидела работу команды специалистов. Что поразило меня тогда — это отношение специалистов в команде, проявлялся профессионализм каждого, в группе реально были партнерские отношения. Каждый специалист имел право голоса, к его мнению прислушивались. Медсестра, социальный работник, регистратор — все были равны в процессе помощи пациенту, его реабилитации. К сожалению, у нас в Украине это и сегодня — мечта. Пока живем и работаем в стереотипах советской психиатрии, где у медицинской сестры нет права на собственное мнение.

— Именно эти эмоции подтолкнули вас к работе в вашей Ассоциации? Кстати, а когда была создана Ассоциация психиатрических медицинских сестер?

— Это было в 1996 году. Группа медицинских сестер договорилась о создании своей собственной профессиональной организации, надеясь на изменения. На возможность изменений. И в подготовке медицинских сестер, и в последипломном обучении, и в квалифицированном сотрудничестве с другими специалистами в мультидисциплинарных бригадах. Нам, вдохнувшим свежий воздух страны, хотелось многого…

— И что, получилось?

— Что-то получилось. Наши западные коллеги помогли нам перевести и напечатать прекрасные учебники по медсестринскому делу в психиатрии. Преподаватели из Великобритании, Нидерландов, Болгарии читали нам лекции. Все это произошло благодаря инициативе и прямой поддержке Международного фонда «Женевская инициатива в психиатрии». У этой организации был для нас специальный учебный проект.

— Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

— Это было трехлетнее очно-заочное обучение. Мы получили серьезные знания и серьезные навыки для работы с пациентами с хроническими психическими расстройствами. Курс обучения назывался «Коммуникативные умения и знания в психиатрической практике». Нам читали лекции профессора медсестринского дела (у нас и сегодня отсутствующие) и психологи из Нидерландов, Великобритании, Болгарии. Что вам сказать, это было чрезвычайно интересно. Психиатрия открывалась для нас с совершенно другой, неизвестной нам прежде стороны. После обучения все мы прошли собеседование и получили сертификаты от «Женевской инициативы в психиатрии».

— И каков же был результат? Среда украинской психиатрии приняла вас?

— Не скрою, были проблемы, серьезные проблемы. Врачам не понравилась наша профессиональная свобода и попытки расширить свою профессиональную компетенцию. Из 20 получивших сертификат медсестер в системе остались 4. Скажу о себе: мне пришлось дважды уволиться по причине «излишней самостоятельности». Это был ответ нереформированной системы на появление «чужаков», опасных для нее чужаков.

— Были ли еще попытки «Женевской инициативы в психиатрии» модернизировать медсестринское дело в Украине?

— Нет, наши европейские учителя и коллеги поняли: их старания в Украине преждевременны. Но руководство «Женевской инициативы в психиатрии» использовало нас для подготовки медсестер в других странах. Я, например, участвовала в их образовательных проектах в Молдове, Киргизии.

— Какие у вас, у вашей Ассоциации отношения с Ассоциацией психиатров, т.е. врачей? Есть ли они, эти отношения?

— Как я уже говорила, Ассоциация психиатров Украины является единственной организацией, которая до сих пор поддерживает нас. Когда мы после окончания курса решили написать свою программу для обучения медицинских сестер, то именно АПУ помогала нам во всем. Мы получили возможность для написания программы и возможность апробировать ее в Донецкой психиатрической больнице, где обучили 25 медицинских сестер. АПУ предоставляла помещение для работы с группами обучающихся, оплачивала проезд в психиатрические учреждения, для того чтобы мы могли делиться полученными знаниями с другими профессионалами в своей области. Нас принимали в психиатрических больницах благодаря влиянию Ассоциации психиатров Украины. Правда, на тот момент у нас была уже своя организация, это Ассоциация психиатрических медицинских сестер Украины, но все-таки обучение должно было проходить с отрывом от производства и, конечно же, с согласия руководства больницы. Руководители, которые хотели видеть своих медицинских сестер умеющими брать на себя ответственность, умеющими работать в мультидисциплинарной команде и имеющими коммуникативные знания и умения в психиатрической практике, с удовольствием нас принимали и приглашали для обучения смешанной группы профессионалов: врачей, медицинских сестер, психологов. К сожалению, таких руководителей немного, мы были только в 5 областных психиатрических больницах.

— Мне говорили, что каждый год ваша Ассоциация присуждает премию. Расскажите об этом подробнее.

— Каждый год одна из медицинских сестер получает премию имени Мазура, фельдшера психиатрической больницы в Киеве, который, рискуя собственной жизнью, делал все возможное для спасения жизни психически больных во время немецкой оккупации, когда немцы уничтожали пациентов нашей больницы. Уже награждено 8 медицинских сестер. Эта премия — за высокий профессионализм, человечность и уважение прав пациентов. А фактически — за достойное поведение в недостойной ситуации. Мы, увы, живем и работаем в недостойной ситуации. Премия — это специально отчеканенная медаль, диплом и очень незначительная денежная сумма.

— В Украине существует и другая медсестринская общественная организация, объединяющая медсестер всех профилей. Вы с ней сотрудничаете?

— Нет, мы почти не имеем контактов. Все-таки у нас, работающих в системе психиатрии, своя специфика.

— Пожалуйста, расскажите о своей работе в системе Министерства социальной политики. Это как-то сочетается с вашей общественной работой?

— Да, конечно. Это работа во Всеукраинском центре профессиональной реабилитации инвалидов. Отдел, в котором я работаю, готовит методические рекомендации для специалистов, занимающихся реабилитацией пациентов с психическими расстройствами и умственной отсталостью. Также занимаюсь там консультированием людей, которые являются слушателями в ВЦПРИ и страдают умственной отсталостью и психическими расстройствами. На курсах повышения квалификации провожу занятия со специалистами из психоневрологических интернатов Украины. Посещаю психоневрологические интернаты с целью подготовки персонала на местах. При Ассоциации психиатров Украины организована «Школа для родственников пациентов с психическими расстройствами», в работе которой я также участвую как специалист, задействованный в процессе обучения родственников. Общественная деятельность в Ассоциации психиатрических медицинских сестер включает в себя также работу по повышению профессиональной квалификации медицинских сестер, ведение документации, оформление удостоверений, распространение литературы по специальности, участие в семинарах, конференциях медицинских сестер и многое другое.

— Вы показали мне три очень интересные книги, изданные для обучения психиатрических медицинских сестер в Украине. Как вы их распространяете? Где продаете?

— Книги мы не продаем, мы их распространяем среди тех специалистов, которые готовы обучаться, знать больше, уметь лучше, работать качественнее, чтобы помощь, оказываемая сегодня психиатрическим пациентам в нашей стране соответствовала критериям современных стандартов в развитых странах. Как правило, это те психиатрические медицинские сестры, которые проходят обучение по нашей программе. Программа включает в себя 120 часов очно-заочного обучения в течение 1,5 года.

— Елена Степановна, хотите что-то сказать в конце нашей встречи? Может быть, я упустила какой-то важный аспект вашей деятельности?

— Спасибо вам за предоставленную возможность высказаться. Я знаю, что газету «Новости медицины и фармации» читают и медицинские сестры, не только врачи. Поэтому —  пожелание или мечта, как хотите. Пусть больше на ваших страницах будет слов о медицинских сестрах. Мы —  не бессловесные существа, просто наше мнение так редко кого-то интересует.

Беседовала Наталия Куприненко

Комментарий специалиста

Роберт ван Ворен,  генеральный секретарь международной  благотворительной  организации «Глобальная инициатива в психиатрии».

 

К сожалению, Елена Каретная права. Наши попытки расширить возможности сестринской (психиатрической) профессии в Украине были слишком преждевременными и в значительной степени напрасными. Система находилась в стагнации, врачи слишком напуганы, чтобы принять медсестер в качестве своих коллег, а не подчиненных. Кроме того, имела место незаинтересованность со стороны сменяющих друг друга правительств проводить существенные реформы в системе. Увы, это касается не только Украины: похожая ситуация сложилась на территории всего бывшего СССР, где интернаты по-прежнему являются основными учреждениями, занимающимися людьми с хроническими психическими заболеваниями или психическими расстройствами. Сотни тысяч пациентов остаются запертыми в этих учреждениях на протяжении всей их жизни. Это трагично. Но не менее трагично полное отсутствие интереса к этой проблеме со стороны мирового сообщества.

Медсестры являются героями в сфере охраны психического здоровья в этой части мира. Они творят чудеса, пытаясь привнести гуманизм в бесчеловечную систему, заботясь о пациентах в неблагоприятных условиях, делая очень тяжелую физически работу за смехотворно низкую плату. Я часто задаюсь вопросом: почему эти люди до сих пор работают в области психического здоровья? Преданность подавляющего большинства из них удивительна и заслуживает награды!


Similar articles


Back to issue