Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"News of medicine and pharmacy" 3 (401) 2012

Back to issue

Внегоспитальная пневмония у беременных в условиях эпидемии гриппа

Authors: Т.А. Перцева, д.м.н., профессор, В.В. Дмитриченко, Днепропетровская государственная медицинская академия

print version


Summary

Внегоспитальная пневмония (ВП) у беременных является важной медико- социальной проблемой.

Заболеваемость внегоспитальной пневмонией в популяции зависит от эпидемиологической ситуации. Распространенность ВП среди беременных держится на стабильном уровне и составляет 0,78–2,7 случая на 1000 родов независимо от срока беременности [27], однако отмечается увеличение количества тяжелых пневмоний (в период 2005–2007 гг. количество ВП увеличилось почти вдвое) [11]. Кроме того, частота осложнений (как легочных, так и внелегочных) у беременных значительно выше: риск развития бактериемии составляет 16 %, эмпиемы плевры — 8 %, потребность в ИВЛ — 20 % случаев [9, 11]. Пневмония у беременных сопровождается акушерско-гинекологическими осложнениями: преждевременными родами — 44 %, недоношенностью плода — 22 % и его ­гипотрофией — в 33 % случаев. ВП является наиболее частой неакушерской инфекционной причиной материнской смертности и в некоторых странах занимает первое место [8, 11, 21].

Заболеваемость ВП как среди беременных, так и среди небеременных носит сезонный характер, чаще регистрируется в холодное время года. Переохлаждение может послужить провоцирующим фактором в развитии пневмонии [5]. Эпидемия гриппа ведет к увеличению заболеваемости ВП беременных, а также более тяжелому течению заболевания [18].

Возбудители пневмоний у беременных такие же, как и у всего взрослого населения. Эпидемия гриппа способствует более час­тому возникновению пневмоний, вызванных вирусами гриппа А, B, С, парагриппа, аденовирусами. По данным некоторых авторов, вирусы являются причиной пневмоний у 2–15 % беременных. Однако наличие вирусных пневмоний до недавнего времени признавалось не всеми специалистами [18, 19]. Пандемия вируса гриппа А/H1N1 заставила пересмотреть взгляды на существование вирусных пневмоний, и специалистами была предложена следующая классификация вирусных пневмоний:

1. Первичная вирусная (гриппозная) пневмония:

— возникает в первые 2 дня острого респираторного заболевания;

— этиология вируса подтверждена молекулярными методами;

— отсутствуют доказательства бактериальной природы.

2. Вторичная вирусная (гриппозная) пневмония:

— пневмония конца 1-й — начала 2-й недели от начала заболевания вирусно-бактериальной этиологии (S.pneumoniae, S.aureus и другие возбудители).

3. Третичная вирусная (гриппозная) пневмония:

— пневмония после 14-го дня от начала заболевания;

— возбудители — грамотрицательная флора.

Первичные, вторичные и третичные вирусные пневмонии могут протекать с осложнениями [16].

Пандемия вируса гриппа А/H1N1 в  2009 г. преподала всем специалистам важный урок. Тогда во всех странах возросло количество пневмоний среди всего населения и среди беременных в частности [35, 36, 38]. Хотя беременные женщины составляют лишь от 1 до 2 % населения, в 2009 г. среди пациентов с вирусом гриппа А/H1N1 на них приходилось 7–10 % от числа госпитализированных пациентов [3, 26, 29]. ВП, которые развивались в период эпидемии, отличались более тяжелым течением и большим количеством осложнений: 6–9 % пациентов требовалось лечение в условиях ОРИТ [23, 24], в 6–10 % случаев заболевание имело летальный исход [25, 26]. Беременные в 3-м триместре, с ожирением и иммунодефи­цитом составляли группу риска по возникновению ВП в условиях эпидемии гриппа А/H1N1 [29].

В Украине эпидемия пандемического вируса гриппа А/H1N1 началась в ноябре 2009 г. и пошла на спад в феврале 2010 г. За этот период в Днепропетровской области были госпитализированы 6249 человек, умерли 74 пациента, летальность составила 1,1 %. За аналогичный период среди беременных в Днепропетровской области были госпитализированы 834 пациентки с ВП, из них 122 — с тяжелым течением заболевания, требовали лечения в условиях отделения интенсивной терапии и реанимации 28 пациенток (у 21 подтвержден вирус гриппа А/H1N1), умерли 8 беременных с ВП (у всех был подтвержден вирус гриппа А/H1N1). Тогда как в г. Днепропетровске было госпитализировано в период эпидемии 64 беременных с ВП, а в неэпидемический период — 29 человек.

Пневмония не является противопоказанием для продолжения беременности, а на поздних сроках беременности вопрос о способе родоразрешения решается индивидуально.

Все беременные с ВП независимо от срока беременности и эпидемиологической ситуации нуждаются в лечении в условиях стационара.

Клиническое течение ВП у беременных чаще всего тяжелое из-за снижения дыхательной поверхности легких, высокого стояния диафрагмы, которая ограничивает экскурсию легких, увеличения поперечного размера и окружности грудной клетки, а также дополнительной нагрузки на сердечно-сосудистую систему.

Однако может наблюдаться стертое течение пневмонии, без наличия лихорадки, выраженных симптомов интоксикации и патологических изменений в анализах крови.

Однако не следует забывать и об острой манифестации (озноб или чередование периодов повышения и снижения температуры тела). Больные жалуются на кашель с небольшим количеством мокроты слизисто-гнойного характера, общую слабость, головную боль, одышку до 28–30 в 1 мин.

При перкуссии легких возможно сохранение ясного легочного звука или притупление на ограниченном участке.

Для аускультативной картины характерно везикулярное дыхание с мелкопузырчатыми хрипами, иногда — сухими. Хрипы могут быть непостоянными, исчезать при глубоком дыхании и после кашля. Может наблюдаться шум трения плевры и бронхиальное дыхание [17].

Для диагностики пневмонии обязательными являются следующие методы обследования [4, 12, 19, 33]:

— рентгенография органов грудной полости в двух проекциях, которая выполняется при малейшем подозрении на пневмонию, с экранированием брюшной полости;

— биохимический анализ крови (электролиты, ферменты печени, креатинин крови, мочевина, глюкоза крови);

— микроскопическое исследование мокроты (собранной натощак и перед началом антибактериальной терапии), окрашенной по Граму;

— микробиологическое культуральное исследование мокроты, плеврального выпота, крови для выделения возбудителя и определения чувствительности к антибиотикам;

— клинический анализ крови для определения лейкоцитоза и сдвига к незрелым формам.

Диагноз пневмонии считается достоверным при наличии у больной рентгенологически подтвержденной очаговой инфильтрации легочной ткани (ее появление или прогрессирование) и не менее 2 клинических симптомов из нижеперечисленных [2, 4, 5, 28]:

— острое начало заболевания с повышения температуры тела более 38 °C;

— кашель с выделением мокроты (при окраске по Граму содержание нейтрофилов > 25 и эпителиальных клеток < 10 в поле зрения при малом увеличении);

— физикальные признаки (притупление или тупой перкуторный звук, ослабленное или жесткое бронхиальное дыхание, фокус звонких мелкопузырчатых хрипов и/или крепитации);

— лейкоцитоз (> 10 Т/л) и/или палочкоядерный сдвиг (> 10 %);

— выявление этиологически значимого возбудителя при проведении культурального исследования мокроты или крови.

Отсутствие или невозможность выполнения рентгенологического исследования для подтверждения наличия очаговой инфильтрации легочной ткани делает диагноз неточным или неопределенным. В этом случае диагноз основывается на данных эпидемиологического анамнеза, жалоб и соответствующих физикальных симптомов.

При наличии жалоб на повышение температуры тела, кашель с выделением мокроты, одышку и/или боль в грудной клетке, но при отсутствии аускультативной симптоматики и невозможности выполнения рентгенологического исследования диагноз пневмонии становится маловероятным [3, 15].

Для определения степени тяжести рекомендовано использовать общепринятые прогностические шкалы: СURB-65/СRB-65 и PORT с подсчетом индекса PSI [12]. Использование вышеперечисленных шкал имеет ряд особенностей: шкала СURB-65/СRB-65 проста в использовании и не требует большого числа дополнительных лабораторных исследований, хотя и возрастной аспект данной шкалы не применим для беременных, но имеет низкую чувствительность и специфичность; шкала PORT требует большого количества дополнительных исследований, которые выполняются даже не во всех клиниках. В 2006 г. группа австралийско-американских специалистов предложила для использования новую оценочную шкалу для определения тяжести пневмонии SMART-COP и ее облегченный вариант SMRT-CO (без альбумина и рН артериальной крови) для определения необходимости респираторной поддержки и вазопрессоров, а также решает вопрос о госпитализации (табл. 1, 2) [13].

Данная шкала (SMRT-CO), на наш взгляд, является оптимальной, так как в своем составе не содержит каких-либо уникальных показателей и достаточно проста для использования в клинической практике.

Нами был проведен анализ историй болезней и обменных карт беременных за 2007–2008 гг. [12] и с ноября 2009 г. по февраль 2010 г. Ни в одном из перечисленных медицинских документов не была использована какая-либо шкала для оценки тяжести пневмонии.

Рентгенологическими синдромами пневмонии могут быть:

Синдром легочного затемнения возникает в результате затемнения альвеол воспалительным экссудатом, может быть различной интенсивности, сегментарным, долевым или в виде очагов различной формы, с четкими и неясными границами; воспалительные инфильтраты могут иметь тенденцию к слиянию.

Синдром усиления легочного рисунка обусловлен воспалительными изменениями интерстициальной ткани.

Синдром ателектаза (уменьшение в объеме легочной ткани) возникает вследствие закупорки бронхов слизистой пробкой.

Синдром просветления является локальным и связан с локальной эмфиземой.

Синдром кольцевидной тени возникает в результате распада легочной ткани и образования абсцесса.

Наличие полостей распада в легких не характерно для пневмококковой, микоплазменной и хламидийной пневмонии, а свидетельствует в пользу стафилококковой инфекции, аэробных грамотрицательных энтеробактерий и анаэробов [6].

Следует отметить, что выполнение рентгенограммы органов грудной клетки на 3-и — 5-е сутки от начала заболевания увеличивает риск нежелательных осложнений как для беременной, так и для плода.

Рекомендовано выполнение рентгенографии не позднее 2 суток от начала заболевания и на 14–16-й день со дня обращения к врачу.

Необходимо помнить, что разрешение рентгенологической инфильтрации происходит через 1 месяц и более и отстает от клинического выздоровления.

В случаях отрицательной динамики состояния беременной рентгенография органов грудной клетки выполняется по необходимости.

В случае установления диагноза «вне­госпитальная пневмония» антибактериаль- ная терапия является единственным научно обоснованным методом лечения [20].

Особенностью лечения пациентов этой группы является ограничение медикаментозных назначений.

Необходимо помнить, что несвоевременное и беспорядочное назначение антибактериальных препаратов ведет к селекции вирулентных штаммов возбудителей, устойчивых к антибиотикам, и возникновению осложнений.

Поэтому следует уделить особое внимание препаратам выбора при лечении пневмонии у беременных.

Cогласно Приказу МЗ Украины по лечению пневмоний (№ 128 от 19.03.2007 г.), при нетяжелых бактериальных пневмониях без сопутствующих заболеваний, сопровождающихся гнойной мокротой, болью в грудной клетке, препаратами выбора могут быть аминопенициллины.

В лечении пациенток с нетяжелой пневмонией при наличии модифицирующих факторов и/или сопутствующих заболеваний препаратами выбора являются амоксициллин/клавуланат и цефуроксима аксетил. Амоксициллин/клавуланат (АугментинТМ) имеет высокую активность в отношении наиболее вероятных возбудителей пневмонии, хороший профиль безопасности и относится к категории В по классификации FDA при использовании у беременных (нет доказательств риска).

При подозрении на пневмонию, вызванную внутриклеточными возбудителями (наличие непродуктивного кашля, выраженных симптомов интоксикации и одышки) целесообразно назначать препараты из группы макролидов.

В случаях тяжелого течения или при наличии факторов риска (алкоголизм, сахарный диабет, бронхоэктатическая болезнь или муковисцидоз) препаратами выбора будут защищенные аминопенициллины или цефалоспорины III поколения или в сочетании с макролидными антибиотиками (внутривенного или перорального введения) [2, 4, 9].

Следует напомнить, что в случаях, когда необходимо назначение парентеральных форм антибактериальных препаратов, целесообразно применение ступенчатой антибиотикотерапии. Оптимальным вариантом ступенчатой терапии является последовательное использование двух лекарственных форм (для парентерального введения и приема внутрь) одного и того же антибиотика, что обеспечивает преемственность лечения. Примером классической ступенчатой терапии является использование инъекционной формы амоксициллина/клавуланата с переходом на таблетированную форму. Переход на пероральную терапию проводят при позитивной клинической и лабораторной динамике и при нормальной гастроинтестинальной абсорбции. Ступенчатая терапия имеет ряд преимуществ при сохранении высокой эффективности:

— более комфортное лечение за счет уменьшения числа инъекций;

— уменьшение риска постинъекционных осложнений;

— сокращение сроков пребывания в стационаре, что снижает риск нозокомиальных инфекций;

— значительное уменьшение стоимости лечения.

Возможно также последовательное использование препаратов, близких по антимикробным свойствам и с одинаковым уровнем приобретенной к ним резистентности [12].

Беременным рекомендованы к применению следующие режимы дозирования антибактериальных препаратов:

— амоксициллин — суточная доза  500 мг 3 раза в день независимо от приема пищи;

— азитромицин — 500 мг в сутки может использоваться как для перорального, так и парентерального введения; особенностью формы для инфузий является использование только для внутривенного мед­ленного введения;

— спирамицин — суточная доза 6–9 млн МЕ в сутки 2–3 раза per os, для обоих препаратов возможно использование в виде ступенчатой терапии;

— амоксициллин/клавулановая кислота (АугментинТМ) в дозе 1,2 г 3 раза в день внутривенно струйно или капельно, для таблетированных форм суточная доза составляет 2000 мг (по 875/125 мг 2 раза);

— цефтриаксон назначается в суточной дозе 1,0–2,0 г 1 раз в сутки внутривенно капельно [12];

— цефуроксим — по 1,5 г 2–3 раза в сутки как внутривенно струйно или капельно, так и внутримышечно, для таблетированных форм используется цефуроксима аксетил в дозе по 500 мг 2 раза  в сутки [3].

У пациенток с выраженной почечной недостаточностью необходимо корректировать дозу в зависимости от клиренса креатинина как при назначении аминопенициллинов и защищенных аминопенициллинов, так и цефалоспоринов [10].

В случае тяжелой эпидемической обстановки по поводу гриппа, наличия данных анамнеза или клиники рекомендовано в схемы лечения включать препараты, обладающие этиотропным действием на вирусы гриппа — ингибиторы нейраминидазы (занамивир или озелтамивир). В настоящее время появились данные о наличии у вирусов гриппа резистентности к озелтамивиру [30, 31]. Хотя генетическая структура вирусов гриппа и нейраминидазы постоянно изменяется, аминокислотная последовательность активного участка этого фермента остается постоянной, что делает его идеальной мишенью для противовирусной терапии. Занамивир (РеленцаТМ) избирательно блокирует поверхностный фермент вируса гриппа — нейраминидазу, которая отвечает за репликацию вируса, и эффективно препятствует как проникновению вируса в клетки эпителия дыхательных путей, так и выходу реплицированных вирусных частиц. После пероральной ингаляции РеленцаТМ остается на поверхности клеток, тем самым обеспечивая блокирование процесса репликации вируса гриппа А и В. Особое внимание следует уделить ингаляционному способу применения препарата, так как он обеспечивает высокие концентрации занамивира в месте репликации вируса гриппа и быстрое начало действия (через 10 секунд после вдоха), минимальный риск системных побочных эффектов. Эффективность ингаляционного применения РеленцыТМ подтверждена контролируемыми клиническими исследованиями. В 1999 г. A.S. Monto и ­соавт. было выполнено рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, в котором изучалась эффективность и безопасность занамивира для лечения гриппа А и В. Его результаты доказали, что применение РеленцыТМ сокращает длительность заболевания до 40 %  по сравнению с плацебо, уменьшает выраженность симптомов до 44 % и снижает риск развития потенциально жизнеугрожающих осложнений гриппа на 32 % по сравнению с группой плацебо [37].

В 2002 г. A.S. Monto и соавт. провели рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, в котором изучали эффективность применения занамивира с профилактической целью среди членов семей заболевших. Эффективность занамивира в профилактике гриппа среди пациентов высокого риска составляет  81 %, эффективность постконтактной профилактики занамивиром была одинаково высокой в отношении вирусов гриппа А и В (75 и 85 % соответственно) [30]. Эффективность занамивира также была показана в исследовании Albert Osterhaus и соавт., где авторы показали высокую эффективность препарата у пациентов с вирусом гриппа В, которая сопоставима с таковой при вирусе гриппа А [22].

Исследования, проведенные на животных, и результаты назначения этих препаратов людям не показали их вредного действия. Появились данные о приеме препарата РеленцаТМ у беременных во время эпидемии гриппа А/H1N1 для лечения тяжелых форм гриппа и его  осложнений, а также у кормящих матерей, свидетельствующие о высокой эффективности и достаточной безопасности применения у данной категории пациенток [32, 34]. Это позволило рекомендовать занамивир (РеленцаТМ) в качестве препарата выбора беременным женщинам в период эпидемии гриппа, вызванной штаммом А/H1N1 [1].

Следует отметить тот факт, что профилактика острых вирусных инфекций и гриппа как среди взрослого населения, так и среди беременных находится на низком уровне. По данным анкетирования врачей Днепропетровской области 73 % опрошенных рекомендуют своим пациентам проведение плановой ежегодной вакцинации. Обращает на себя внимание большое число (27 %) тех, кто не только не желает вакцинироваться, но считает эту процедуру опасной [14].

В принципе вакцинация против гриппа, несмотря на небольшое количество данных о ее безопасности, не противопоказана во время беременности и, кроме того, обладает протективным влиянием не только в отношении матери, но и в отношении новорожденного [38].

Выводы

1. Пневмония не является показанием для прерывания беременности.

2. Беременные с ВП требуют постоянного наблюдения и лечения в условиях стационара.

3. Препаратами выбора для лечения данной категории пациентов могут быть аминопенициллины (амоксициллин), макролиды (азитромицин, спирамицин), защищенные аминопенициллины (амоксициллин/клавулановая кислота, например, АугментинТМ) и цефалоспорины II–ІІІ поколений (цефтриаксон, цефуроксим и цефуроксима аксетил).

4. Необходимо вакцинировать всех беременных против гриппа.

5. Для этиотропной терапии гриппа А и В у беременных может быть применен занамивир (РеленцаТМ) в случае, если польза от применения препарата превышает потенциальный риск для плода.

Печатается при поддержке компании «ГлаксоСмитКляйн»


Bibliography

1. Pandemic H1N1 2009 Influenza: Clinical Management Guidelines for Adults and Children, http://www.dh.gov.uk/prod_consum_dh/groups/dh_digitalassets/@dh/@en/@ps/@sta/@perf/documents/digitalasset/dh_110617.pdf

2. Внебольничная пневмония у взрослых: практические рекомендации по диа­гностике, лечению и профилактике: ­Пособие для врачей / А.Г. Чучалин, А.И. Синопальников, Р.С. Козлов и др. — С.: МАКМАХ, 2010. — 80 с.

3. Негоспітальна та нозокоміальна (госпітальна) пневмонія у дорослих осіб: етіо­логія, патогенез, класифікація, діаг- ностика, антибактеріальна терапія (методичні рекомендації). Наказ МОЗ України від 19.03.2007 р. № 128 // Наказ «Про затвердження клінічних протоколів надання медичної допомоги за спеціальністю «Пульмонологія». — К.: Велес, 2007. — С. 105-146.

4. Гучев И.А. Chlamydophila pneumoniae и Mycoplasma pneumoniae как возбудители внебольничной пневмонии у взрослых [Электронный ресурс] / И.А. Гучев // Сonsilium medicum. — 2003. — Т. 5, № 12. — Режим доступа к журн.: http://www.consilium-medicum.com/article/12547

5. Дворецкий Л.И. Пневмонии. Диа­гностика, лечение, геронтологиче­ские аспекты / Л.И. Дворецкий // Рус- ский медицинский журнал. — 1996. — № 4(11). — С. 684-694.

6. Казанцев В.А. Пневмонии: Руководство для врачей / Казанцев В.А., Удаль- цов Б.Б. — СПб.: Спец-Лит, 2002. — 118 с.

7. Медведь В.И. Введение в клинику экстрагенитальной патологии беременных / В.И. Медведь. — К.: Авиценна, 2004. — 168 с., ил.

8. Нисвандер К. Справочник Калифорнийского университета / Под ред. К. Нисвандер, А. Эванс. — М.: Практика, 1999. – Глава 7. Беременность и болезни легких / Б. Деттель, К. Джил- логли. (Пер. с английского: Н.А. Тимо­нина, редакторы перевода: к.м.н. Д.Д. Проценко, В.М. Нечушкина).

9. Охотникова Е.Н. Антибактериальная терапия у детей и беременных: безопасность прежде всего / Е.Н. Охотникова, А.Э. Багрий // Здоров’я України. — 2008. — № 8. — С. 46-47.

10. Практическое руководство по ­антиинфекционной химиотерапии / [Электронный ресурс] под ред. Л.С. Страчунского, Ю.Б. Белоусова, С.Н. Козлова. — С.: МАКМАХ, 2007. — С. 423-435. — Режим доступа к руководству: http://www.antibiotic.ru/ab/pregnant.shtml

11. Перцева Т.О. Пневмонія у вагітних / Т.О. Перцева, B.В. Дмитриченко // Раціональна фармакотерапія. — 2008. — № 3(08). — С. 12-14.

12. Пневмония у беременных: клиника, диагностика, лечение: Методическое пособие для врачей терапевтов, пульмонологов, акушеров-гинекологов / Перцева Т.А., Дмитриченко В.В., Гарагуля А.А. и др. — К.: Ферзь, 2008. — 22 с.

13. Руднов В.А. Сравнительный анализ информационной значимости шкал для оценки тяжести состояния больных с внебольничной пневмонией, госпитализированных в ОРИТ / В.А. Руд- нов, А.А. Фесенко, А.В. Дрозд // Клиническая микробиология и антимикробная химиотерапия. — 2007. — Т. 9, № 4. — С. 330-337.

14. Сезонная вакцинация против гриппа: мнение практических врачей / Т.А. Пер- цева, Л.А. Ботвиникова, В.В. Дмитриченко и др. // Мат-лы науч.-практ. конф. с междунар. участием «Актуальні питання діагностики, лікування і санаторно-курортної реабілітації захворювань внутрішніх органів», пгт. Орловщина, 19–20 мая 2011 г. — С. 109-110.

15. Чучалин А.Г. Диагностика и лечение пневмоний с позиций медицины доказательств / А.Г. Чучалин, А.Н. Цой, В.В. Архипов // Consilium medicum. — 2002. — Т. 4, № 12. — С. 620-644.

16. Чучалин А.Г. Грипп: уроки пандемии (клинические аспекты) / А.Г. Чуча- лин // Пульмонология. — 2010. — Приложение. Грипп А/Н1N1. — С. 3-8.

17. Шехтман М.М. Руководство по экстра- генитальной патологии у беременных / Шехтман М.М. — М.: Триада, 1999. — С. 170-202.

18. Шехтман М.М. Пневмония у бе- ременных [Электронный ресурс] / М.М. Шехтман // 9 месяцев. — 2004. — № 1. — Режим доступа к журн.: http://www.9months.ru/opasnisti/1363

19. Шехтман М.М. Пневмония у беременных [Электронный ресурс] / М.М. Шехтман, О.В. Козина // Con- silium medicum. Гинекология. — 2005. — Т. 7, № 3. — Режим доступа к журн.: http://old.consilium-medicum.com/media/ynecology/05_03/178.shtml

20. Яковлев С.В. Критический анализ антибактериальных препаратов для лечения инфекций в стационаре / С.В. Яковлев // Consilium medicum. — 2002. — Т. 4, № 1. — С. 22-30.

21. Bariffi F. Epidemiology of lover respiratory tract infections / F. Bariffi, F. Sandussi, A. Pontisiella // Journal of Antimicrobial Chemotherapy. — 1996. — V. 7, № 4. — P. 263-276.

22. Clinical efficacy of inhaled zanamivir for the treatment of patients with influenza B virus infection [Электронный ресурс] / A.D.M.E. Osterhaus, J.A. Hedrick, K.J. Henrickson et al. — Режим доступа: http://www.medscape.com/viewarticle/406194

23. Critical care services and 2009 H1N1 influenza in Australia and New Zealand / the ANZIC Influenza Investigators // The New England Journal of Medicine. — 2009. — V. 361. — P. 1925-1934.

24. Critically ill patients with 2009 influenza A(H1N1) infection in Canada / A. Kumar, R. Zarychanski, R. Pinto et al. // The Journal of the American Medical Association. — 2009. — V. 302. — P. 1872-1879.

25. Critically ill patients with 2009 influenza A(H1N1) in Mexico / G. Dominguez-Cherit, S.E. Lapinsky, A.E. Macia et al. // The Journal of the American Medical Association. — 2009. — V. 302. — P. 1880-1887.

26. Factors associated with death or hospitalization due to pandemic 2009 influenza A(H1N1) infection in California / Louie J.K., Acosta M., Winter K., et al. // The Journal of the American Medical Association. — 2009. — V. 302. — P. 1896-902.

27. Goodnight W.H. Pneumonia in pregnan- cy / W.H. Goodnight, D.E. Soper // Critical Care Medicine. — 2005. — V. 33. — №. 10 (Suppl.). — S. 390-397.

28. Guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections / M. Woodhead, F. Blasi, S. Ewig et al. // European Respiratory Journal. — 2005. — V. 26, № 6. — P. 1147-1158.

29. Hospitalized patients with 2009 H1N1 influenza in the United States, April–June 2009 / S. Jain, L. Kamimoto, A.M. Bramley et al. // The New England Journal of Medicine. — 2009. — V. 361. — P. 1935-1944.

30. Monto A.S. Randomized, placebo-controlled studies of inhaled zanamivir in the treatment of influenza A and B: pooled efficacy analysis/ A.S. Monto, A. Webster, O. Keene // Journal of Anti- microbial Chemotherapy. — 1999. — V. 44 (Topic B). — 23-29.

31. Pandemic H1N1 2009 influenza: clinical management guideline for adults and children [Электронный ресурс] / M.G. Semple, W.S. Lim, R.C. Read et al. Published October 2009, Delphi. — 25 р. — Режим доступа: http://www.dh.gov.uk/en/Publicationsandstatistics/Publications/PublicationsPolicyAndGuidance/DH_107769

32. Mangtani P. Pandemic H1N1 infection in pregnant women in the USA / P. Mangtani, T.K. Mak, D. Pfeifer // The Lancet. — 2009. — V. 374. — P. 429-30.

33. Ramsey P.S. Pneumonia in Pregnancy / P.S. Ramsey, K.D. Ramin // Clinical Obstetrics and Gynecology. — 2001. — V. 28. — № 3. — P. 49.

34. Safety of neuraminidase inhibitors against novel influenza A (H1N1) in pregnant and breastfeeding women / T. Tanaka, K. Nakajima, A. Murashima et al. // Cana- dian Medical Association Journal. — 2009. — V. 181. — № 1–2. — P. 55-58.

35. Severe 2009 H1N1 Influenza in Pregnant and Postpartum Women in California / J.K. Louie, M. Acosta, D.J. Jamieson et al. for the California Pandemic (H1N1) Working Group // The New England Journal of Medicine. — 2009. — V. 362, № 1. — P. 27-35.

36. Transmission dynamics and impact of pandemic influenza A (H1N1) 2009 virus // Wkly Epidemiological Record. — 2009. — V. 84. — P. 481-484.

37. Zanamivir prophylaxis: an effective strategy for the prevention of influenza types A and B within households / A.S. Monto, M.E. Pichichero, S.J. Blanckenberg et al. // The Journal of Infection Diseases. — 2002. — V. 186. — P. 1582-1588.

38. 2009 H1N1 Influenza A and Pregnancy Outcomes in Victoria, Australia / S. Hewagama, S.P. Walker, R.L. Stuart, et al. // Clinical Infectious Diseases. — 2010. — V. 50 (1 March). — S. 686-690.

Similar articles

Antiviral and Antibacterial Therapy in the Treatment of Community-Acquired Pneumonia
Authors: Лоскутов О.А., Дружина А.Н. - Кафедра анестезиологии и интенсивной терапии НМАПО имени П.Л. Шупика, г. Киев, Украина; ГУ «Институт сердца МЗ Украины», г. Киев, Украина; Колесников В.Г. - Кафедра анестезиологии и интенсивной терапии НМАПО имени П.Л. Шупика, г. Киев, Украина
"Emergency medicine" 3 (74) 2016
Date: 2016.06.15
Categories: Medicine of emergency
Sections: Specialist manual
The features of influenza course in children in epidemic season of 2016–2017
Authors: Коренюк Е.С.(1), Иванченко В.В.(2), Алексеева О.Г.(2)
(1) — ГУ «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина
(2) — КУ «Днепропетровская детская городская клиническая больница № 2» ДОС», г. Днепр, Украина

"Child`s Health" Том 12, №6, 2017
Date: 2017.11.15
Categories: Pediatrics/Neonatology
Sections: Clinical researches
Authors: О.А. Реброва, к.м.н., доцент кафедры внутренней медицины ФПО ЛугДМУ, Е.Б. Комарова, к.м.н., доцент кафедры внутренней медицины ФПО ЛугДМУ
"News of medicine and pharmacy" Пульмонология (344) 2010 (тематический номер)
Date: 2011.01.18

Back to issue