Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 3 (401) 2012

Back to issue

Недобросовестность — привычное зло или криминал? (о плагиате и плагиаторах в медицине)

Authors: И.И. Никберг, д.м.н., профессор, член-корреспондент Российской академии естествознания, Сидней, Австралия

print version

Относительно лингвистической основы происхождения термина «плагиат» большинство исследователей согласны с тем, что ею является латинское plagium (похищение), фигурирующее уже в римском праве. Применительно к похищениям в сфере литературного творчества применялся термин plagium litterarium


Несмотря на многовековую историю, сам термин «плагиат» до настоящего времени не является понятием с четко определенным смысловым и юридическим содержанием. Примером неопределенности и даже явного заблуждения и противоречивости является формулировка понятия «плагиат» в электронной версии «Википедии». В ней говорится, что «обязательным признаком плагиата является присвоение авторства, так как неправомерное использование, опубликование, копирование и т.п. произведения, охраняемого авторским правом, само по себе является не плагиатом, а другим видом нарушения авторского права, часто называемым «пиратством». И далее «пиратство» становится плагиатом при неправомерном использовании результатов интеллектуального труда и присвоении публикующим лицом авторства».

Нетрудно заметить противоречивость первой и второй фразы. В первой вводится понятие «пиратство», якобы отличное от плагиата, во второй, по сути дела, признается, что «пиратство» и есть плагиат. Вызывает недоумение и мнение о том, что «не могут считаться плагиатом сводные работы (рефераты), самой сущностью которых предполагается пользование чужими данными без самостоятельной обработки». Оставим на совести авторов утверждение, что реферат не предполагает самостоятельной обработки. Подобная трактовка совершенно безосновательно дает свободу самым различным видам плагиаторства, в том числе такого массового и опасного, как плагиат при написании студенческих рефератов. Разумеется автор реферата (в том числе студенческого) не только может, но и должен пользоваться возможно большим количеством первичных данных (работ) других авторов и непременно делать ссылки на источники. Однако личная обработка использованных материалов, их сопоставление, анализ, интерпретация, обощения и т.п. — безусловная обязанность автора реферата. Дословное заимствование оригинального текста других авторов (вне зависимости от объема такого заимствования) должно однозначно квалифицироваться как кража чужого труда и однозначно осуждаться.

Характеризуя виды и формы плагиата, иногда совершенно безосновательно относят к нему и компиляцию. Исходя из латинского сompilatio (собирать), под компиляцией понимают вид творческой работы, которая заключается в тематическом сборе, анализе и самостоятельном литературном обобщении произведений ряда других авторов. Собственно говоря, в подавляющем большинстве случаев общепринятой и вполне добросовестной компиляцией являются учебники, многие обзорные тематические монографии, большинство научно-популярных изданий. В компилятивных произведениях авторы не ограничиваются обобщением уже опубликованных материалов, нередко они сопровождают такое изложение своими суждениями, комментариями. Было бы совершенно неправильным и несправедливым считать подобные компилятивные про­изведения плагиатом. Они, несомнен- но, представляют собой самостоятельный вариант научно-литературного творчества.

В последние годы заметно возрос интерес общественности к проблемам «заимствования» результатов чужого творческого труда. К такому «заимствованию» все чаще прибегают стремящиеся скрыть собственную творческую несостоятельность и жаждущие за счет украденного удовлетворить свои амбиции и про­демонстрировать коллегам и окружающим свои личные научные и литературные достижения. Интернет и СМИ приводят множество примеров заразительного пристрастия к заимствованию результатов чужого творческого труда и у достаточно известных персон высокого ранга.

Только за последние 1–2 года обвинения в плагиаторстве при выполнении диссертационных и других работ были адресованы, в частности, видным немецким политикам — министру обороны ФРГ Карлу-Теодору Гуттенбергу, заместителю председателя Евро­парламента, члену президиума Свободной демократической партии Германии Сильване Кох-Мерин (оба были вынуждены уйти в отставку), дочери бывшего премьера Баварии Эдмунда Штройбера адвокатессе Веронике Сас, депутату Европарламента Йорго Хатцимаркакису, министру по делам образования федеральной земли Нижняя Саксония Берндту Альтхузманну, сыну бывшего ливийского диктатора Саиду Каддафи, премьер-министру России  В. Путину, президенту Украины В. Януковичу, президенту Туркмении Г. Бердымухаммедову, губернатору Н. Белых, олигарху М. Прохорову, литераторам Дарье Донцовой и Борису Акунину, юмористу Михаилу Задорнову, кинорежиссеру Квентину Тарантино и многим другим известным личностям. Судились по обвинению в плагиате Дж.К. Роулинг и Дэн Браун.

Внимание общественности привлекло и недавнее постановление Президиума РАН с критикой книги академика А. Некипелова. Как утверждают рецензенты, академик, декан экономического факультета МГУ пренебрег нормами научной этики и допустил обширные некорректные заимствования из двух ранее изданных работ американских ученых.

И это лишь небольшая часть мно- гих других обвинений в плагиате, выдвинутых в последние годы. По некоторым данным (VroniPlag Wiki), разного вида ­заимствования текстов приближаются к 30 % общего объема диссертаций!

Будет, однако, справедливым отметить, что когда речь идет об известных политических деятелях, в ряде случаев под обвинения в плагиате их подвели недобросовестные «помощники», привлеченные для сбора первичных ма­териалов. На это, в частности, обращает внимание академик Виталий Гинзбург. Он пишет: «Мне неизвестны детали и подробности, но, скорее всего, Путина просто-напросто крепко подставили. Он достаточно умный человек, чтобы не делать такого и понимать, насколько это контрпродуктивно. Скорее всего, он поручил кому-то из своих помощников подобрать необходимый материал, но затем лично сам не проверил источник, что, конечно, тоже непростительно»

Доходит и до курьезов. В одной из английских тюрем проходил конкурс на лучшее стихотворение, сочиненное заключенными. Оказалось, что стихо­творение занявшего в конкурсе второе место арестанта явилось заимствованием (плагиатом) другого, ранее опубликованного.

Взгляды на плагиат и на то, в какой мере позволительно использование чужих произведений, меняются со временем. То, что прежде считалось вполне допустимым, в настоящее время нередко может быть признано плагиатом. Почти нормой творческой деятельности считали заимствование сделанного другими коллегами Шекспир, Мольер, Золя, Доде, Дюма-отец, Руссо, Вольтер и другие видные литераторы прошлого. Предположения о частичном заимствовании при написании «Тихого Дона» произведений других, менее известных русских литераторов адресовались  и М. Шолохову.

Заимствование результатов чужого творческого труда получило широкое распространение и в медицине. Об этом свидетельствует, в частности, наличие в поисковом сайте Google множества ссылок на источники, прямо или косвенно посвященные этой проблеме. Более 75 % из них датированы последними тремя годами. Ставшие достоянием гласности примеры плагиата в медицине исчисляются, по разным данным, сотнями случаев, и за десятилетний период  (с 1999 г.) их количество увеличилось почти в 20 раз!

Объекты авторских прав в медицине весьма обширны. По мнению Т.А. Засыпкиной и В.С. Кармановой (Авторское право в медицине. 2010), к ним относятся:

Ø лекции, доклады, выступления на заседаниях обществ различных меди­цинских направлений, ученых советах, конгрессах, симпозиумах, конферен- циях и т.д.;

Ø научно-медицинские статьи, диссертации, монографии; технологическая и конструкторская документация на медицинские приборы и инструменты, детали специальных устройств или приборов;

Ø рекламные проспекты различных по структуре и количеству информационных материалов, методические пособия и руководства для врачей (от себя добавим — и для студентов) и др.;

Ø переводы научно-медицинских статей, монографий, аннотаций, рефератов и др.;

Ø аудиовизуальные демонстрационные версии оперативных вмешательств и компьютерные версии этапов мо­делирования оперативного вмешательства;

Ø иллюстрации, рисунки, чертежи, изображающие фрагменты оперативного вмешательства, схемы перемеще- ния костных фрагментов, кожи, мягких тканей и т.д.;

Ø слайд-фильмы, иллюстрирующие современные медицинские технологии выполнения оперативных вмешательств;

Ø программные продукты для ЭВМ и базы данных и др.

Трудно найти сферу медицинской науки, преподавания, практического здравоохранения, свободную от явного или завуалированного использования чужого интеллектуального творческого труда и обманного представления его общественности как результата собственных исследований. Заметим, что, помимо прочих причин, плагиат в этой сфере особенно нетерпим, поскольку пагубно отражается на доверии населения к врачу, ученому-клиницисту и другим специалистам. Закономерно, что медик, запятнавший себя присвоением результатов чужого труда, вызывает у пациентов небезосновательные сомнения как в своем профессионализме, так и в морально-личностных характеристиках.

О плагиате в медицине пишут немало и еще чаще говорят. В качестве иллюстрации приведем лишь несколько  примеров.

В 2010 г. внимание исследователей плагиата привлекло открытое письмо председателю ВАК России М.П. Кирпичникову (www.zrd.spb.ru/news/2010-02/news-1034.htm) о плагиате в докторской диссертации сотрудника Ярославской медакадемии В.Н. Малашенко и в кандидатской диссертации С.В. Козлова, грубо нарушивших изобретательские и авторские права кандидата медицинских наук Л.Ф. Порядкова.

Рецензенты отметили ряд грубых нарушений авторского права в книге «Глобальные и аварийные выпадения цезия и стронция» (Медицина, 2009). Зафиксировано, что в этой книге имеется множество заимствований из текста монографии «Глобальные выпадения продуктов ядерных взрывов как фактор облучения человека», изданной еще в 1980 г. коллективом авторов под руководством известного специалиста по радиационной гигиене А.Н. Марея («Атомиздат»).

Серьезные обвинения в многократном плагиате предъявлены боснийскому акушеру Асиму Куржаку (Asim Kurjak) «Британским медицинским журналом». В главе А. Куржака в руководстве по акушерству (2001 г.) более  80 % объема — плагиат, подтвержденный специальной комиссией Загребского университета.

В связи с обвинениями в плагиате ушел в отставку декан факультета медицины и стоматологии в Университете Альберты Филип Бейкер.

В статье д.м.н. В.В. Власова (Тер­пимость к обману в русской медици- не. Медицинское право и этика. № 2. 2003) обращается внимание на то, что в 2001 г. в НИИ нейрохирургии им. Поленова была присуждена степень доктора медицинских наук Е. Верижниковой, несмотря на представление соответствующих возражений от имени Саратовского медицинского университета и приезд представителя кафедры, изложившего все обстоятельства, делаю- щие невозможным присуждение степени. На письмо автора статьи, принимавшего участие в экспертизе, ВАК Российской Федерации даже не от­ветила.

В письме в «Русский медицинский журнал» к.м.н. В.П. Солопов поведал следующую историю: «В одном из номеров журнала № 18 (299), 2007 г.) была напечатана статья Н.П. Княжеской и  А.Г. Чучалина ,,Обоснование выбора препарата для лечения кашлевого синдрома и заболеваний, сопровождающихся выделением мокроты”. В списке литературы приведена ссылка на якобы собственную работу автора: А.Г. Чучалин и соавт. Влияние лазолвана на мукоцилиарный транспорт у больных с хроническими неспецифическими заболеваниями легких. Клиническая медицина, № 3, 1988.». В.П. Солопов заявляет, что А.Г. Чучалин не является автором данной статьи. «Поставив ее в списке литературы, он, по существу, присвоил себе мои авторские права, поскольку автором данной статьи являюсь я, а в моих соавторах указана Н.А. Колганова. В титулах данной статьи имеется указание на то, что данная работа выполнена на кафедре, которой заведует А.Г. Чучалин. Но это не дает ему никакого права утверждать свое авторство на выполненную мной работу».

Очевидный плагиат продемонстрировала врач-педиатр Н.И. Иванова в работе «Прибор СКЭНАР — новейшее средство немедикаментозного лечения», материал которой заимствован из ранее изданного другими авторами сборника «СКЭНАР-терапия и СКЭНАР-экспертиза» (www.scenar-revenko.ru/scenar/plagiat.htm).

Для знакомых с диссертационными работами и процедурами их защиты не секрет, что не столь уж редки случаи обнаружения прямых и завуалированных заимствований чужих материалов и текстов в этих диссертациях. Разумеется, в подобном неповинно большинство добросовестных соискателей. Но, увы, они все же встречаются. Особый соблазн такого заимствования возникает у авторов «закрытых» диссертаций (ДСП и подобных).

На еще один важный аспект проблемы плагиаторства в медицине об­ращают внимание Т.А. Засыпкина и В.С. Карманов. Они справедливо замечают, что «некритично заимствованные и распространяемые данные обворованного автора могут оказаться плохо доказанным, а иногда и просто сфальсифицированным результатом некорректно проведенного исследования. Очевидно, что в этом ракурсе медицина особенно уязвима, т.к. использование в лечебно-профилактическом деле глубоко научно и клинически не апробированных результатов грозит обернуться бедой для здоровья конкретного пациента».

Приведенные примеры — лишь малая часть потока плагиаторства, захлестывающего творческую деятельность медиков.

Плагиатоэпидемия не обошла стороной и научно-популярное медицинское творчество.
Очень ярко характеризует эту ситуацию известный санкт-петербургский писатель-фантаст Михаил Ахманов. Он не просто талантливый писатель, он, уже много лет будучи больным диабетом, глубоко вошел в эту проблему и заслуженно стал одним из наиболее читаемых популяризаторов знаний о режиме больных диа­бетом.

В частности, совместно с эндокринологом Астамировой он написал отличную, неоднократно переизданную «Настольную книгу диабетика». В статье «Плагиаторы от диабета» (Диабетические новости. 2010. № 1) он пишет:  «К сожалению, успех нашей ”Настольной книги” породил подражателей, которые хотят заработать на популярной тематике и примелькавшемся названии. В ряде случаев используются и фрагменты нашего текста. В 1999 г. в изд-ве ”Феникс” вышло переизданное в 2003–2004 гг. пособие И. Брусенской, в котором дословно переписаны 13– 14 страниц из нашей ”Настольной книги”». Приведу и фрагмент из этой статьи М. Ахманова, в котором он рассказывает и обо мне как одной из жертв подобного плагиата: «Один из нагляд- ных примеров касается профессора И.И. Никберга. Он доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии Украины, известный своей научной, практической и просветительской деятельностью. Недавно об- наружилось, что профессор И.И. Ник- берг стал жертвой плагиаторов, причем наших, российских медиков. В 1999 г.  С.Е. Хвощевой и О.В. Борушновой  (г. Владивосток) было опубликовано пособие, а в 2001 г., в соавторстве с В.А. Регузовым, учебник по диабетологии. Отдельные фрагменты текста и целые разделы (например, «10 правил для больного сахарным диабетом») в этих изданиях дословно или с небольшими изменениями переписаны из книги И.И. Никберга ”Сахарный  диабет: советы больному” (Киев, 1996) и ”Памятки больному сахарным диабетом” А.С. Ефимова, И.И. Никберга (Киев, 1982). Хвалебную рецензию на пособие написала А.М. Морозова, доцент Владивостокского медицинского университета. Профессор Никберг обратился к ректору этого вуза Б.В. Шуматову с письмом, в котором выражал вежливое недоумение по поводу случившегося, но ответа не последовало. Замечу, что книги были подготовлены во Владивостокском базовом медицинском колледже, причем Регузов —  директор этого учебного заведения, а Хвощева заведует в нем кафедрой. Иными словами, три автора пособия не только медики, но еще и педагоги, наставники юных медсестричек. Другой, столь же вопиющий случай, произошел в Москве в 2002 г., когда Ю.А. За- харов и В.Ф. Корсун опубликовали книгу «Диабет», в значительной части списанную из учебника профессора  М.И. Балаболкина «Диабетология». Ю. Захаров давно известен как целитель-коммерсант, шаман и плагиатор. Теперь этот шаман обобрал не кого-нибудь, а виднейшего эндокринолога России. Уведомив в предисловии, что за основу своей книги они «взяли лучшие научные труды директора Института диабета ЭНЦ РАМН профессора М.И. Балаболкина», далее они принимаются списывать из «Диабетологии» текст за текстом. Прошло восемь лет с публикации книги, профессор Балаболкин умер, но живы его ученики и соавторы — и что же, они не знают о совершенном плагиате?.. Прямо скажем, верится с трудом. Думаю, знают, но не хотят пачкаться».

Вообще, трудно обнаруживаемый и доказуемый плагиат в научно-популярной медицинской литературе приобрел совершенно невиданные масштабы. Целенаправленно поработав в поисковых системах Интернета, можно обнаружить 5–10, нередко значительно больше полностью или частично сов­падающих текстов по одной и той же теме, списанных друг у друга и создающих подчас такой круговорот заимствований, в котором нередко просто не­возможно обнаружить автора первоисточника.

Приводя в качестве примера описанный выше случай и упоминаемый в нем факт «умолчания» ректора Владивостокского медуниверситета, будет, вероятно, уместным сослаться на справедливое мнение президента Общества специалистов доказательной медицины проф. В.В. Власова (2007). Он пишет о том, что при «неприемлемости плагиата, большинство ученых и администраторов не готовы систематически прилагать усилия по противостоянию ему. В лучшем случае предпринимаются некие негласные меры. Чаще всего случай стараются замять. Очевидная причина в том, что случаи плагиата ­наносят урон престижу вуза, института, и эти случаи проще скрыть, чем расследовать».

Завуалированной формой хотя и пассивного, но столь же аморального плагиата в ме­дицине является включение в список соавторов лиц, практически не принимавших твор­ческого участия в создании той или иной публикации (пода­рочное авторство, guest authorship, англ.).

Подобная практика получила довольно широкое распространение, в частности, при издании медицинских учебных пособий и нормативных документов (программ и др.). В списках их авторов, чаще отдельных разделов, можно подчас увидеть такое количество лиц (иногда более полутора-двух десятков), к творческому, а иногда вообще ни к какому участию в создании исходного материала отношения не имевших… Нередко включение таких лиц в список соавторов является по сути аморальной формой поощрения за другие виды их служебной работы, благодарностью-компенсацией за содействие в издании или иные услуги, иногда и проявлением подхалимажа, реверанса начальству и т.п. В прошлом в научной жизни автора данной статьи был примечательный эпизод, иллюстрирующий сказанное. Я совершенно самостоятельно собрал исходный материал и единолично написал одну из глав готовившегося к печати учебника для медицинских вузов. На стадии окончательного оформления авторского коллектива книги ко мне обратились с просьбой дать согласие на указание соавтором этой главы известного и влиятельного профессора, руководителя одной из московских кафедр (насколько я знаю, сам этот профессор даже не знал о проявленной его коллегами инициативе). Я отклонил это предложение. Не скрою, что в последующие годы, хотя и с неохотой,  но под давлением некоторых объективных обстоятельств я стал более терпимым к подобному и примирился с тем, что в числе соавторов на- писанных мной материалов появля­ются явно «приписанные» люди. И что уж совсем удивительно, в том числе  и те, с которыми я вовсе не был зна- ком и о которых как ученых вообще ­ничего не знал.

Хотя это и не относится к плагиату, но имеет косвенную связь с ним как форма приобретения дутого авторитета, обличие расплодившихся негосударственных академий. Некоторые из таких академий с великой легкостью, скажем прямо, продают академические звания подчас совершенно далеким от науки личностям. Из нескольких сотен подобных академий, расплодившихся на просторах бывшего СССР, наберется не более полутора-двух десятков действительно авторитетных и признанных научным сообществом, в которых существует серьезный отбор кандидатов, проверка их вклада в науку, апробированная система избрания, непременная обязательность наличия степени доктора наук и звания профессора для избрания членом-корреспондентом и возможность присвоения звания академика только при предшествующем наличии звания и стажа работы в качестве члена-кор­респондента.

Поистине огромным и широко распространенным бедствием стала трудно контролируемая практика использования чужих текстов для «написания» студенческих рефератов. Полезная и нужная форма вузовского учебного процесса, которой, несомненно, явля- ется тематическое изучение литературы, ее самостоятельный анализ, обобщение и последующее обсуждение, в значительной мере становится формальностью. И, к сожалению, в ряде случаев приобретает отрицательное воспитательное значение, формируя у студентов соблазн и в будущем выдавать за свои текстовые и другие материалы, безнаказанно заимствуемые у подлинных их авторов. Стало уже почти нормой более или менее масштабное использование чужих текстов и идей в курсовых, дипломных и диссертационных работах, статьях и монографиях. Как показал проведенный в США опрос (проф. Don McCabe), за последние 10 лет количество студентов колледжей, копировавших фрагменты чужих работ, возросло почти в 4 раза (с 10 до 37 %). По данным различных авторов, от 30 до 70 % рефератов, подготовленных студентами в вузах стран бывшего СССР, написаны с исполь­зованием масштабных плагиат-заимствований.

О любопытном случае сообщает сайт Московской школы экономики МГУ (16.12.2010). Приказом министра образования и науки России премиями по поддержке талантливой молодежи были награждены 4 студента магистратуры МШЭ МГУ. Работы студентов были ­опубликованы в сборнике докладов XVII Международной молодежной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов-2010». Оказалось, что работы трех из этих четырех студентов либо просто скачаны из Интернета, либо являют собой грубое нарушение академической этики (цитируются фрагменты чужих работ, не взятые в кавычки).

Одним из пагубных следствий плагиаторства при написании студенческих рефератов является постепенное формирование неверия в собственные силы и возможности, сопровождаемого утратой способности критического отношения к трудам и выводам другим исследователей.

В известном смысле парадоксальный вклад в облегчение и распространение плагиаторства (не только студенческого уровня) внес Интернет. Доступность чужих текстов, трудность контроля за их использованием, простота заимствования и переноса в свой «труд» (Copy-paste) превратили Интернет едва ли не в основной источник материалов для несанкционированного заимствования.

Я. Гилинский (www.law.edu.ru/script, 2009) вообще рассматривает плагиат как «норму российской научной жизни». По его данным, «не менее 50– 60 % студентов скачивают курсовые работы и рефераты из Интернета (где также процветает плагиат) или переписывают из нескольких книг-учебников. Порядка 40 % кандидатских диссертаций и 30 % докторских содержат плагиат из опубликованных монографий-­статей-диссертаций. 20–30 % диссер­таций куплены, а их фактические сочинители не стесняются плагиата. За последние годы в России было зарегистрировано только уголовно наказуемых более 1000 случаев плагиата и иных нарушений авторского права».

Совершенно справедливо, рассматривая причины широкой распространенности студенческого плагиата, С.В. Голунов (www.ecsocman.edu.ru/data/2011/05/30/) характеризует его как «вызов системе высшего образования». С горечью и, увы, не без оснований автор статьи опасается, что на смену истинным ученым «придут те, кто со школьной, студенческой, аспирантской скамьи, доцентской и профессорской кафедры привыкли списывать и переписывать чужие тексты без зазрения совести и нежелательных для себя последствий».

Понимание опасности последствий распространения плагиата в воспитании и формировании будущего специалиста привело к довольно решительному противодействию этому пагубному явлению со стороны руководства ряда высших учебных заведений. В январе 2011 года введен в действие новый устав Московского государственного университета, позволяющий отчислять студентов за плагиат при написании курсовых работ и других учебных за­даний. Обширный комплекс мер по борьбе с плагиатом разработан в Санкт-Петербургском государственном университете.

Усиливаются и меры защиты авторских прав в медицине. Например, в «Кодексе врачебной этики РФ», одобренном Всероссийским съездом врачей 7 июня 1997 г., в разделе «Научные исследования и биомедицинские испытания» подчеркивается, что «врачи, особенно руководители научных коллективов, в научных публикациях должны строго соблюдать авторские права. Включение себя без достаточных оснований в авторский коллектив либо умалчивание фамилий лиц, активно участвовавших в исследованиях, является нарушением принципов профессиональной этики».

Не обошли своим вниманием эту проблему и органы государственного надзора (правовые органы). Как сообщает сайт Генеральной прокуратуры России (27.03.2008), «широкое распространение получили предложения о продаже и покупке диссертаций, имеет место откровенный плагиат при подготовке этих работ».

Попыткой поставить определенный заслон интернет-плагиаторству является создание и использование специальных автоматизированных устройств, позволяющих за короткое время анализировать и выявлять идентичные блоки информации. Подобное интернет-устройство было создано и используется с 1996 г. в Калифорнийском университете (США). Проверку на плагиат текстовых фраг- ментов позволяет осуществить сайт www.antiplagiat.ru

Возникает актуальный вопрос: почему отнюдь не единицы научных сотрудников и педагогов-медиков (как, впрочем, и представителей других специальностей), несмотря на явную аморальность совершаемого, подчас очень легко идут на кражу чужой творческой собственности, становятся плагиато­рами? И более того, считают совер­шаемый плагиат одной из вполне легальных форм «заимствования» чужого труда.

В чем же причины «заразительности» плагиаторства и терпимости к нему? Обобщая высказываемые по этому поводу мнения, к ним, в частности, можно отнести следующие:

Ø В подавляющем большинстве случаев на заимствование плодов чужого творчества плагиатора толкает более или менее выраженное объективное или субъективное осознание (чувство) собственной творческой несостоятельности и ущербности.

Ø Плагиат активно используется как один из путей более быстрого и не требующего особых личных усилий получения ученых степеней и званий, в свою очередь создающих формальные предпосылки для облегчения карьерного роста. Стремление удовлетворить собственные амбиции и любыми внешне законными путями заполучить почетное научное звание кандидата или доктора наук (выдав свою диссертацию за результат личного труда) стало свое­образной модой.

Ø Недостаточное (плохое) воспитание, отсутствие или недостаточность морально-этических тормозов, культуры воспитания, пренебрежение одним из базовых постулатов религии и порядочности («не укради»).

Ø Легкость получения исходной информации для заимствования (Интернет), несовершенство методов и недостаток времени для независимого оперативного контроля такого заимствования.

Ø В порочную систему причастности к практике научно-литературного воровства вовлечена значительная часть влиятельных научно-педагогических и административных кадров, подчас занимающих руководящие посты  и не желающих ворошить грязное ­белье, стремящихся сохранить «честь мундира» и опасающихся личных неприятностей при вскрытии фактов ­плагиаторства.

Ø Очевидное несовершенство правового законодательства и судебной практики в сфере защиты авторских прав. В сравнении с другими видами правонарушений отсутствие точно сформулированной юридической интерпретации плагиата и наказания за него порождает неопределенность и недоразумения, часто встречающиеся в экспертизе и судопроизводстве (хотя до рассмотрения в суде доходит лишь весьма небольшая часть плагиат-инцидентов).

Ø За исключением случаев очевидной кражи (дословное использование фрагментов и разделов текста чужих произведений), трудная доказуемость плагиата в научно-популярной медицинской литературе, в которой приводятся и интерпретируются известные научные и иные факты.

Ø Современные технологии дали новые средства выявления плагиата и борьбы против него. В Интернете имеются общедоступные и платные програм- мы — Turnitin.com; http://plagiarism.phys.virginia.edu/; www.antiplagiat.ru; система ВАК «Антиплагиат»; http://www.turnitin.com/static/plagiarism; «Plagiatinforv», ­поисковик Google и другие, но они не всегда эффективны. К тому же, увы, не так много энтузиастов, желающих приобщиться к действенной борьбе с плагиатом и тратить на это время и нервы. В стремлении избежать расследований случаев плагиата немаловажное значение имеют небезосновательные опасения, что их оглашение нанесет определенный урон научному (учебному) учреждению и его руководству.

Завершая эту статью, приходится ­согласиться с большинством других ­авторов, обращавшихся к проблеме плагиата и борьбы с ним. Вряд ли в ближайшее обозримое время можно рассчитывать на радикальное искоренение этого зла. Но его, несомненно, можно значительно ослабить путем совершенствования системы административно-правовых воздействий и действенного морально-этического осуждения плагиаторов. Особое внимание при проведении антиплагиаторских мер должно быть обращено на соответствующую работу в высших учебных заведениях. У будущих медиков, врачей и научных работников уже на студенческой скамье на положительном примере их учителей должно формироваться однозначно отрицательное отношение к любым проявлениям плагиата и плагиаторства. 


Similar articles

Plagiarism in scientific articles and how to avoid it
Authors: Лариса Ончул
Date: 2017.07.26
Sections: News
Clinical and mosaic thinking in the process of training interns
Authors: Клигуненко Е.Н., Ехалов В.В., Кравец О.В., Кущ Е.А., Сединкин В.А.
Государственное учреждение «Днепропетровская медицинская академия МЗ Украины», г. Днепр, Украина

"Emergency medicine" №6(93), 2018
Date: 2018.12.03
Categories: Medicine of emergency
Sections: Medical education

Back to issue