Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 1 (47) 2012

Back to issue

Нейроиммунология. Рассеянный склероз

Authors: Москаленко М.А., Областная детская клиническая больница, г. Донецк

Categories: Neurology

Sections: Medical forums

print version

В Санкт-Петербурге 27–30 сентября 2011 года состоялась XVIII Всероссийская конференция «Нейроиммунология. Рассеянный склероз». На конференции присутствовали около 300 делегатов из России, а также представители из Беларуси, Казахстана, Таджикистана и Украины. Прозвучало более 50 докладов, в которых освещались наиболее актуальные проблемы демиелинизирующих заболеваний нервной системы:

— достижения в диагностике рассеянного склероза (РС);

— проблемы дифференциальной диагностики демиелинизирующих заболеваний;

— влияние генетических факторов на течение РС;

— новые методы терапии РС;

— перспективы регенерации при РС.

Основным научным направлением конференции были вопросы, посвященные новым методам лечения больных с РС. Отдельная секция была посвящена нейроинфекциям.

В это же время параллельно конференции проходил симпозиум «Современные возможности нейровизуализации». Рассматривались вопросы инновационных технологий магнитно-резонансной томографии (МРТ) в нейрорадиологии, возможностей трактографии, магнитно-резонансной спектроскопии, возможностей позитронно-эмиссионной томографии в онкологии.

Конференцию открыл доклад профессора И.Д. Столярова (Санкт-Петербург), в котором были освещены возможности новых технологий диагностики и терапии РС. Подчеркивалась необходимость взаимосвязи амбулаторной, стационарной и радиологической служб (включая использование высокопольных магнитно-резонансных (МР) томографов с величиной напряженности магнитного поля 3 Тесла, МР-спектроскопии, МР-диффузии и МР-трактоскопии) для своевременной диагностики и эффективного лечения больных с РС. Было подчеркнуто, что, несмотря на применение бета-интерферонов, глатирамера ацетата и митоксантрона, у ряда больных сохраняется активность РС и возникает необходимость поиска других методов терапии — модификации дозы и комбинации препаратов, использования селективных иммуномодуляторов, моноклональных антител, генной и иммуноспецифической терапии, Т-клеточных вакцин (некоторые из этих методов находятся на стадии исследования).

Вопросам дифференциально-диагностических аспектов РС был посвящен доклад профессора Н.Н. Спирина (Ярославль). Указано, что сложность диагностики РС обусловлена изменчивостью течения заболевания, универсальностью патогенетических механизмов, лежащих в основе повреждения нейронов и глии, неспецифичностью основных клинических и морфологических признаков, переоценкой роли МРТ и недооценкой клинических данных. Золотым стандартом диагностики РС остается изучение анамнеза, клинических данных, результатов МРТ и анализа спинномозговой жидкости (Barkhof, Filippi, 1995). Говорилось о том, что в план дифференциальной диагностики РС должны входить не только рассеянный энцефаломиелит и оптикомиелит, но и васкулиты, хроническая ишемия головного мозга, CADASIL, тромбофилии, мигрень (с очагами патологического МР-сигнала на МР-томограмме), наследственные заболевания (спиноцеребеллярная атаксия, параплегии, метаболические, лизосомальные и митохондриальные болезни, лейкодистрофии, лейкоэнцефалопатии). Подчеркивались особенности оптикомиелита Девика: дебют в возрасте от 4 до 60 лет, уни- или билатеральная оптическая нейропатия и/или поперечный миелит (с очагом поражения в спинном мозге при МР-томографии, захватывающим 3 и более сегмента), неуклонно прогрессирующее злокачественное течение, наличие антител к аквапорину в 100 % случаев.

Перспективам регенерации при РС был посвящен доклад профессора Г.Н. Бисага (Санкт-Петербург). Подчеркивалось, что у молодых пациентов возможно спонтанное восстановление за счет ремиелинизации, учитывая наличие у них «молодого» миелина. Высказано мнение о положительном влиянии на регенерацию внутривенных иммуноглобулинов G и M. Была показана большая эффективность иммуноглобулина М за счет возможности торможения апоптоза олигодендроцитов путем индукции антиапоптотического сигнала, снижения активности каспаз и регуляции экспрессии гена каспаз. Иммуноглобулин М значительно эффективнее подавляет аутоиммунный процесс, чем иммуноглобулин G, но плохо проникает через гематоэнцефалический барьер. Также было отмечено нейропротективное действие иммуноглобулина М. Сообщалось об использовании трофических факторов для регенерации — препаратов, полученных от животных. Выделены основные требования к таким препаратам: это должен быть гидролизат головного мозга в виде раствора с высоким уровнем безопасности и отсутствием побочных эффектов (в качестве примера приведен церебролизин). Также говорилось о спорности использования клеточной терапии (эмбриональных, гемопоэтических, стромальных клеток и индуцированных плюрипотентных клеток из фибробластов кожи).

Профессор Н.А. Тотолян (Санкт-Петербург) в своем докладе, посвященном современным алгоритмам иммунотерапии РС, выделила четыре линии препаратов. К препаратам I линии были отнесены бета-интерфероны и глатирамера ацетат, II линии — митоксантрон, моноклональные антитела (натализумаб, алемтузумаб, ритуксимаб и др.), иммуномодуляторы финголимод (гилениа), лаквинимод, III линии — иммуноглобулины для внутривенного введения, циклофосфамид, IV линии — препараты, находящиеся на стадии клинического исследования.

Применению препарата финголимод (гилениа) был посвящен ряд докладов (А.М. Петров, Санкт-Петербург; Т.Е. Шмидт, Москва; М.В. Давыдовская, Москва). Препарат является модулятором рецепторов сфингозин-1-фосфата (S1P). Финголимод проникает в лимфоидную ткань, где связывается с рецепторами S1P 1-го типа и снижает их экспрессию на лимфоцитах, что ведет к снижению числа лимфоцитов в периферической крови за счет обратимого их удержания в лимфатических узлах. Таким образом, снижается проникновение лимфоцитов через гематоэнцефалический барьер, уменьшается выработка провоспалительных цитокинов, нейротоксических факторов, антител к миелину, тормозится процесс демиелинизации и нейродегенерации. Были приведены практические рекомендации по использованию финголимода. Несмотря на довольно высокую эффективность лечения препаратом (до 54 %), подчеркивались побочные эффекты финголимода: брадикардия (требующая начала терапии только в условиях стационара), развитие макулярного отека, мигрень, лейко- и лимфопения, миалгия, отрубевидный лишай, повышение уровня печеночных трансаминаз, депрессия, развитие базально-клеточного рака.

В докладе Е.В. Ханок (Омск), посвященном влиянию некоторых генетических факторов на течение РС, показано увеличение риска развития РС при наследовании аллели G полиморфного локуса rs1800629 (TNF-a) и аллели C полиморфного локуса rs6074022 (CD 40) в 2 и 1,5 раза соответственно.

Результаты работы кафедры детской и общей неврологии ФИПО Донецкого национального медицинского университета им. М. Горького и областного Центра демиелинизирующих заболеваний у детей представлены двумя докладами. Первый доклад профессора С.К. Евтушенко в соавт. с А.Б. Грищенко был посвящен влиянию патологической извитости прецеребральных сосудов на течение РС. Была подчеркнута роль патологической извитости сосудов в развитии нарушений мозгового кровообращения и хронической сосудисто-мозговой недостаточности, что способствует хронизации воспалительного процесса и нарушению процессов ремиелинизации. Показано, что у больных РС, имеющих патологию пре- и интрацеребральных сосудов, чаще отмечается полисимптомный дебют, заболевание протекает более тяжело, чаще развивается первично и вторично прогрессирующее течение РС. Также были указаны особенности терапии больных с РС, имеющих патологию прецеребральных сосудов. Во втором докладе профессором С.К. Евтушенко в соавт. с М.А. Москаленко был освещен вопрос вторично-прогрессирующего течения РС у детей. Были указаны особенности трансформации ремиттирующего течения РС у детей во вторично прогрессирующее: трансформация происходила в первые 1,5 года болезни, характерен полисимптомный дебют с множественными очагами демиелинизации в головном и спинном мозге, быстрое формирование частичной атрофии зрительных нервов и нарушение функции тазовых органов. Подчеркивалась роль иммунодиагностики РС у детей с исследованием интратекального синтеза иммуноглобулина G. Приведены схемы терапии, используемые при лечении детей с РС. Доклад проф. С.К. Евтушенко был единственным докладом на конференции, посвященным РС у детей.

Большой интерес вызвала секция нейроинфекций (председатели — профессор С.К. Евтушенко и профессор Н.В. Скрипченко), на которой рассматривались вопросы полиомиелита, внутриутробных инфекций, клещевых энцефалитов, нейроборрелиоза, персистенции вирусов не только у взрослых, но и у детей. Были представлены результаты исследования нейроиммунологических нарушений при энцефалитах.

В докладе профессора Н.В. Скрипченко (Санкт-Петербург) «Полиомиелит у детей: состояние проблемы» были освещены вопросы эпидемиологии, терапии и профилактики полиомиелита. Подчеркивалось значение профилактической вакцинации. Были представлены диагностические критерии полиомиелита, вызванного вакцинальным и «диким» штаммом полиовируса.

Все представленные на конференции доклады были интересны для слушателей, многие сообщения вызывали живое обсуждение в зале заседания и в кулуарах форума. Пленарные доклады, выступления на секционных заседаниях, круглых столах и сателлитных симпозиумах были информативны и, несомненно, полезны как для научных работников, так и для практических неврологов. Работавшая во время проведения конференции выставка позволила врачам лучше ознакомиться с новыми медикаментами и современными методиками нейровизуализации.


Similar articles

Authors: Гончарова Я.А.,Симонян В.А., Государственное учреждение «Институт неотложной и восстановительной хирургии им. В.К. Гусака АМН Украины», г. Донецк
International neurological journal 5(27) 2009
Date: 2010.07.10
Categories: Neurology

Back to issue