Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 4(4) 2005

Back to issue

Синдромальные полинейро- и миопатии (иммунные и ЭМГ сопоставления). По материалам XIV съезда Европейского неврологического общества (Journal of nevrology. — 2004. — V. 201. — Sup. 1)

Categories: Neurology

print version


Summary

В первом номере «Европейского неврологического журнала» за 2004 г. были опубликованы материалы докладов XIV съезда Европейского неврологического общества. Их краткий, но достаточно информативный обзор сделал чл.-корр. РАМН, проф. В.А. Карлов (г. Москва). Мы уверены, что данные материалы будут интересны и нашим читателям.

У больных с хронической воспалительной демиелинизирующей полирадикулоневропатией (ХВДП) по сравнению со здоровой популяцией достоверно повышается экспрессия ряда генов (стероил-КоА-десатуразы (SCD), NADPH-дегидрогеназы и эукариотического фактора инициации трансляции 1А (EIF1A)), выявляемая в биоптатах икроножных нервов, что является основным звеном в развитии данной патологии. Также интересными представляются результаты исследования содержания белков 14-3-3 в цереброспинальной жидкости (ЦСЖ) при дизиммунных невропатиях. SCD и протеин 14-3-3 принимают участие в клеточной пролиферации, дифференциации, механизмах апоптоза и в синтезе отдельных нейротрасмиттеров. Недавно белок 14-3-3 был выделен из ЦСЖ пациентов со спонгиформной энцефалопатией и оказался чувствительным маркером болезни Крейтцфельдта — Якоба. Он также обнаруживается при некоторых деменциях, болезни Паркинсона, инсультах и рассеянном склерозе. В рамках дизиммунных невропатий белок 14-3-3 определяется в ЦСЖ при синдроме Гийена—Барре у 55% больных, при ХВДП — у 56%, при болезни моторного нейрона — у 5%. Данный маркер отсутствует при паранеопластических синдромах, мультифокальной моторной невропатии, невропатиях другой этиологии и в здоровой популяции.

Сообщается о сочетании синдрома Гийена — Барре с серозным менингитом при наличии лимфоцитарного плеоцитоза, повышении содержания белка и выделенного из ЦСЖ вируса паротита при отсутствии клинических проявлений свинки. Раньше, до массовой вакцинации против паротита, в Европе часто отмечались неврологические осложнения, особенно серозный менингит, второе место после которого занимает миокардит (15%). Менингит при отсутствии симптомов паротита может возникать в 50% случаев.

У отдельных пациентов с синдромом Гийена — Барре после стабилизации или начала регресса клинических симптомов отмечается повторное нарастание неврологической симптоматики. Такое состояние описывается как «связанные с лечением флюктуации» (англ. treatment-related fluctimtions — TRF) в течении синдрома Гийена — Барре и отмечается примерно у 6% больных. Сходство данного состояния с острым дебютом ХВДП требует как можно более раннего проведения дифференциальной диагностики последней, так как лечение и прогноз этих заболеваний различаются. Показано, что при повторном нарастании симптоматики у пациентов с синдромом Гийена — Барре предполагать наличие острого дебюта ХВДП можно в следующих случаях: 1) если отмечается 3 и более эпизода усугубления клинических симптомов; 2) если ухудшение начинается не менее чем через 2-3 мес. после дебюта заболевания. Развитие рецидивирующего синдрома Миллера — Фишера связано с повышением уровня сывороточных антител к ганглиозиду GQlb.

Описаны 3 случая тяжелого синдрома Гийена — Барре, резистентного к лечению внутривенным введением иммуноглобулина и плазмаферезом.

Положительный эффект отмечался на фоне сочетанного применения внутривенного циклофосфамида (300 мг/м2/сут. в течение 4 дней) и преднизолона (40 мг/м2/сут. в течение 5 дней). Несмотря на острый дебют заболевания, при электронейромиографии (ЭНМГ) у всех пациентов отмечались изменения, характерные для ХВДП. Авторы рекомендуют применять указанную схему терапии при неэффективности общепринятого лечения синдрома Гийена — Барре, особенно у пациентов с характерными признаками ХВДП по данным электрофизиологического обследования.

Сообщается об успешном лечении отдельных случаев ХВДП интерфероном β-1b. Показанием к его применению в настоящее время может служить неэффективность другой иммуномодулирующей терапии (плазмафереза, кортикостероидов, внутривенных инфузий иммуноглобулина, циклофосфамида, митоксантрона).

Показано, что заболеваемость злокачественными новообразованиями пациентов с доброкачественной миоклональной гаммапатией (анг. onoclonal gammapathy of undetermined significance — MGUS) составляет 1-1,5% в год и возрастает до 9% при наличии сопутствующей полиневропатии. Наиболее часто в этой группе больных выявляются гематологические заболевания (множественная миелома, иммуноцитома, плазмоцитома, неходжкинская лимфома, POEMS-синдром и амилоидоз). Факторами риска злокачественной гематологической патологии, определяющимися уже при первом осмотре пациента, являются утомляемость, снижение массы тела, нарастание симптомов невропатии, повышение уровня М-протеина (более чем на 25%), лактатдегидрогеназы (более 620 ед./л), а также наличие анемии. Эта группа больных нуждается в расширенном гематологическом обследовании.

Также исследовались электрофизиологические и морфологические характеристики пациентов с моноклональной IgG- и IgA-гаммапатией. По данным ЭНМГ у 30% больных отмечалось преимущественно аксональное, у 25% — демиелинизирующее и у 45% пациентов — смешанное поражение нервов. Интересно, что при сравнении с данными морфологичского исследования чувствительность электрофизиологических методов в определении характера поражения составила 41, 38, 35%, а специфичность — 90, 77 и 47% для демиелинизирующей, аксональной и смешанной форм соответственно. Биопсия нервов позволила почти в половине случаев определить точную причину патологического процесса: POEMS-синдром, саркоидоз, некротизирующий васкулит.

Была показана эффективность и относительная безопасность препарата флударабин, который назначался в дозе 40 мг/м2 в течение 5 дней с последущим повторением курса терапии через 4 нед. (всего 6 курсов), как лекарственного средства второго выбора в случаях резистентности полиневропатии, связанной с моноклональной IgM-гаммапатией, к традиционной терапии (преднизолоном, эндоксаном, циклофосфамидом).

Синдром приобретенной периферической гипервозбудимости, или нейромиотония, характеризуется постоянной спонтанной активностью мышечных волокон, клинически проявляющимися крампи, мышечной ригидностью и фасцикуляциями или миокимией. Аутоиммунная нейромиотония — заболевание, в основе которого лежит выработка антител к потенциалзависимым калиевым каналам. Оно может развиваться изолированно или в сочетании с другими аутоиммунными заболеваниями, а также быть проявлением паранеопластического синдрома.

Вегетативная невропатия диагностируется в результате изменения симпатического кожного потенциала, повышения уровня белка в ЦСЖ и при отсутствии других признаков поражения периферической нервной системы (например, чувствительных расстройств). Отсутствие антител к мускариновым рецепторам, играющим определяющую роль в развитии этого синдрома, позволило отвергнуть первичный синдром Шегрена.

При сосудистых невропатиях обнаруживалась повышенная экспрессия белка сурвивина — слабого ингибитора апоптоза, выявление которого у пациентов с онкологическими заболеваниями связывается с устойчивостью к лучевой и химиотерапии и ухудшает прогноз заболевания. Обсуждается возможность проведения активной иммуномодулирующей терапии (р1-интерферон) в случаях повышенной экспрессии сурвивина у пациентов с данной патологией.

Известно, что примерно у 60% пациентов с васкулитом последний отмечается в рамках системного заболевания, в то время как у остальных 40% больных выявляется васкулит с изолированным поражением периферических нервов. Несмотря на отстаиваемую рядом исследователей целесообразность проведения сочетанной биопсии нерва и мышцы, она не дает преимуществ перед исследованием биоптата нерва, при этом большое значение имеет правильный выбор материала для биопсии. Рекомендуется исследовать n.suralis, если S-ответ по нему не получен или его амплитуда значительно снижена. В случае интактности n.suralis рекомендуется исследовать другой пораженный (по данным стимуляционной ЭНМГ) нерв.

В большинстве случаев этиология сенсорных невропатий остается неуточненной, однако показана связь сенсорных невропатий с аутоиммунными заболеваниями (синдром Шегрена), сахарным диабетом, амилоидозом, болезнью Ходжкина и инфекциями. Наиболее частыми инфекционными заболеваниями, при которых развиваются воспалительные сенсорные невропатии, являются ВИЧ-инфекция и лепра. Показано, что дистальная асимметричная сенсорная воспалительная полиневропатия требует исключения инфицирования Т-лимфотропным вирусом человека I и II типа (HTLV-III).

Наследственная невропатия Шарко — Мари — Тута (ШМТ) представляет собой клинически и генетически гетерогенное состояние. До недавнего времени было выделено 6 локусов в 4 генах, ответственных за развитие аутосомно-доминантного аксонального 2-го типа невропатии ШМР.

Показано, что единственным фактором, влияющим на фенотипические различия, было курение, которое утяжеляло симптоматику заболевания в зависимости от возраста пациентов. Однако размер выборки был недостаточен для окончательных выводов.

Токсические поражения периферической нервной системы нередко связаны с применением лекарственных препаратов. Изучено влияние α-интерферона, использующегося для лечения гепатита С, на развитие невропатий (ранее была доказана его токсичность в отношении ЦНС). Было показано, что применение препарата не увеличивает риск развития поражения периферической нервной системы. Имеется сообщение о развитии тяжелого синдрома Гийена — Барре у пациентки с POEMS-синдромом на фоне лечения ритуксимабом — новым препаратом, содержащим моноклональные антитела к СВ20-рецепторам В-лимфоцитов, успешно используемым для лечения пациентов с моноклональными гаммапатиями.

При токсическом поражении периферической нервной системы биопсия нервов, как правило, не выявляет каких-либо специфических изменений. Однако сходные характерные нарушения обнаруживаются при отравлении n-гексаном (компонент клея), таллием и при применении дисульфирама. Они заключаются в дезорганизации пучков нейрофиламентов с формированием характерного «отека аксона», что помогает в диагностике токсических невропатий данного типа. Невропатии, связанные с интоксикацией п-гексаном (чаще всего при токсикомании), кроме указанных морфологических изменений характеризуются прогрессирующей, преимущественно моторной, восходящей аксональной полиневропатией, приводящей к развитию выраженных мышечных атрофий.

Хроническая почечная недостаточность приводит к развитию полиневропатии у 2/3 больных. Проведено исследование эффективности эритропоэтина в лечении уремической полиневропатии у пациентов, не нуждающихся в гемодиализе. Показано, что на фоне применения препарата достоверно увеличилась скорость распространения возбуждения по нервам, при этом электрофизиологические изменения не были связаны с повышением уровня гемоглобина, что свидетельствует о возможности прямого воздействия эритропоэтина на рецепторы нейронов.

Известно, что лишь у 80% больных миастенией выявляются циркулирующие в крови антитела к ацетилхолиновым рецепторам. Остальные 20% пациентов остаются серонегативными. Недавние исследования показали, что у 40-50% серонегативных больных с генерализованной формой миастении выявляются антитела к мышечной специфической тирозинкиназе (МСТ). Было проведено исследование, которое показало, что у больных с серонегативной формой миастении с положительными антителами к МСТ заболевание в большинстве случаев начинается до 40 лет с глазных или бульбарных симптомов. В ряде случаев заболевание сразу же переходит в генерализованную форму. На развернутой стадии болезни практически все пациенты достигают ПВ стадии по Оссерману (генерализованная форма с бульбарными нарушениями). Глазной формы заболевания в чистом виде не наблюдается. В 55,5% случаев выявляется декремент затухания в ответ на стимуляцию нерва, и практически во всех случаях выявляются ЭМГ-признаки патологии одиночного мышечного волокна (SFEMG). Исследование показало, что в части случаев неостигмин и эдрофониум неэффективны, а стандартные дозы пиридостигмина (180-240 мг) вызывают холинергический криз. Тимэктомия в данном случае не показана, так как патоморфологическое исследование выявило, что тимус в большинстве случаев нормальный или слегка атрофичный. Тимэктомия требует добавления активной иммуносупрессивной терапии как можно раньше, чтобы достигнуть ремиссии. При развитии осложнений, в частности дыхательной недостаточности, в ряде случаев эффективен плазмаферез.

Миастения нередко сочетается с другими аутоиммунными заболеваниями. Частота диффузного токсического зоба у пациентов с миастений составляет от 3 до 8%. Поражение экстраокулярных мышц характерно для обоих патологических состояний, поэтому сопутствующая глазной форме миастении офтальмопатия при болезни Грейвса нередко остается недиагностируемой, особенно при эутиреоидной форме последней. В то же время своевременное начало иммуносупрессивной терапии у пациентов с тиреоидной офтальмопатией позволяет избежать необратимого поражения экстраокулярных мышц и зрительного нерва.

Развитие редкого заболевания — врожденного миастенического синдрома с эпизодическими апноэ — связано с мутациями гена, кодирующего синтез пресинаптического белка — ацетилхолинтрансферазы. Большинство пациентов с этой патологией нуждаются во вспомогательной вентиляции легких во время сна. Врожденные миастенические синдромы должны быть заподозрены у любого ребенка с эпизодами апноэ. В этих случаях нейрофизиологическое обследование необходимо дополнить ДНК-диагностикой.

Сообщается о развитии миастенического криза на фоне лечения гипернефромы α-интерфероном и интерлейкином-2 у пациента, страдавшего миастенией в течение 2 лет.

Отдельное внимание уделено полимиозиту. Показано, что прогноз при данной патологии крайне вариабелен и, видимо, не зависит от проводимого лечения и выраженности гипотрофии мышц в начале заболевания, а связан с возрастом его дебюта. Ювенильные формы являются наиболее инвалидизирующими, в то же время летальные исходы более характерны для популяции пожилого возраста.

Миотоническая дистрофия — аутосомно-доминантное заболевание, характеризующееся нестабильной экспансией тринуклеотидных повторов в гене протеинкиназы (DMPK). Экспрессия данного гена является плейотропной, основные проявления включают гормональные нарушения, прогрессирующее похудание мышц, пресенильную катаракту, алопецию, когнитивные нарушения, инсулинорезистентность, дислипидемию, гипогонадизм и эректильную дисфункцию. Проведенное исследование показало наличие эректильной дисфункции при сохранении либидо у ¾ пациентов с дистрофической миотонией, что указывает на необходимость дополнительного симптоматического лечения пациентов этой группы. Также было исследовано влияние увеличения числа тринуклеотидных повторов на выраженность клинических симптомов. Показано, что экспансия тринуклеотидных повторов была связана с большей выраженностью мышечной слабости и когнитивных нарушений и не влияла на степень поражения сердечной мышцы, дыхательные, желудочно-кишечные и эндокринные расстройства, а также на развитие катаракты. В настоящее время для точной генной диагностики миотонической дистрофии 2-го типа используется 3-ступенчатый протокол. Это обусловлено нестабильностью и размерами мутаций гена миотонической дистрофии 2-го типа. Однако был предложен альтернативный метод — флюоресцентная гибридизаця in siti (FISH), основанная на выявлении специфических (как правило, повторяющихся) последовательностей ДНК в хромосомах с применением флюоресцентных олигонуклеотидных зондов в биоптатах мышц. Авторы рекомендуют применение метода FISH у пациентов с предполагаемой миотонической дистрофией 2-го типа, если результаты ранее проведенной ДНК-диагностики оказались негативными.

Снижение амплитуды М-ответа после различных нагрузок на мышцу — нередкая находка при врожденной рецессивной миотонии и врожденной парамиотонии. Проведено сопоставление генетически подтвержденных миотонических синдромов с изменением амплитуды М-ответа после непродолжительной физической нагрузки на мышцу и после повторяющейся короткой стимуляции нерва (5 и 10 Гц) при различной температуре (32 и 20°С). Снижение амплитуды М-ответа не коррелирует с выраженностью миотонии.

Таким образом, при миотонии наличие частичного снижения возбудимости мышечных волокон после нагрузки не связано с тяжестью клинической симптоматики.

Большое внимание уделено митохондриальной патологии. Миоклоническая эпилепсия с «рваными» красными волокнами (MERRF) — одно из наиболее часто встречающихся митохондриальных заболеваний. В подавляющем большинстве случаев развитие MERRF связано с мутацией гена транспортной РНК, кодирующего синтез лизина (tRNALys). Выявлен новый генетический дефект, ответственный за развитие заболевания с типичной клинической картиной, представляющий собой мутацию гена транспортной РНК, кодирующего синтез фенилаланина (tRNAPhe).

Синдром делеции митохондриальной ДНК — аутосомно-рецессивное заболевание, характеризующееся снижением числа ее копий. Наиболее частые его клинические проявления: 1) инфантильная форма с тяжелой мышечной слабостью, гипотонией, повышением активности креатинфосфокиназы, лактат-ацидозом (ранний и поздний варианты); 2) прогрессирующая неонатальная энцефалопатия с недостаточностью (гепатоцеребральная форма). В 2001 г. были выявлены мутации в двух ядерных генах, контролирующих содержание нуклеотидов в митохондриях при данной патологии. Так, у пациентов с гепатоцеребральной формой обнаружились мутации гена дезоксигуанозинкиназы, а при изолированной миопатии — гена, ответственного за синтез тимидинкиназы 2-го типа (ТК2). Показана новая мутация ТК2-гена, приводящая к замене аланина на валин в тимидинкиназе, проявляющаяся, помимо патологии мышц, тяжелой задержкой психомоторного развития.

Описано новое митохондриальное заболевание, характеризующееся развитием прогрессирующей наружной офтальмоплегии, нейрогенными расстройствами мочеиспускания и кишечной непроходимостью. Генетическое исследование выявило точечную мутацию в локусе Т8356С.

Вегетативные расстройства, включающие нарушения сердечного ритма, потоотделения, моторики желудочно-кишечного тракта, а также ортостатическую гипотензию, отмечаются в отдельных случаях митохондриальных цитопатий. Исследована частота вегетативных сердечно-сосудистых нарушений у пациентов с данной патологией. Изменения были выявлены у 48% больных, что указывает на большую, чем предполагалось ранее, частоту дисфункции вегетативной нервной системы.

Выделен новый ген, ответственный за развитие двух форм врожденной миодистрофии. У 20 обследованных пациентов из 19 семей с конечностно-поясной миодистрофией, характеризующейся преимущественной слабостью мышц тазового и плечевого пояса, была найдена точечная мутация гена FKRP в локусе 826, приводящая к замене аминокислот (лейцина на изолейцин), которая связана с относительно мягкими клиническими проявлениями заболевания.

В диагностике лопаточно-берцовых миодистрофий большую роль играет иммуногистохимическое определение белка ламина. Так, выявление отсутствия или уменьшения содержания в мышце ламина методом иммуноблотинга характерно для синдрома Эмери — Дрейфуса. Иногда снижение количества ламина определяется и при простой форме скапулоперонеальной миодистрофии.

Приводятся данные пилотного исследования применения агонистов β-адренорецепторов у больных с наследственными формами миопатии, которое проводилось в Великобритании. В исследование были включены 13 пациентов с болезнью центрального стержня и болезнью множественных стержней в возрасте от 13 до 17,5 лет. Дети получали перорально сальбутамол в дозе 2 мг в течение 3-6 мес. Эффективность терапевтического воздействия оценивалась путем определения мышечной силы (миометрией, функциональными измерениями), а также оценки качества жизни больных. 3 пациента прекратили прием препарата из-за отсутствия выраженного эффекта, а также развития нежелательных явлений в виде тремора и сердцебиения. Остальные закончили 6-месячный курс применения сальбутамола с выраженным улучшением в виде увеличения мышечной массы и силы. Эти данные свидетельствуют об эффективности применения β-агонистов в лечении миопатии, однако это требует доказательства в ходе проведения крупномасштабного рандомизированного плацебоконтролируемого исследования.

Сообщается о результатах пересадки стволовых клеток мышам с экспериментальной моделью спинальной амиотрофии, которая является аутосомно-рецессивным заболеванием. У таких животных-мутантов в результате дегенерации двигательного нейрона развивался прогрессирующий паралич с последующей гибелью животных через 3,5-4 нед. Новорожденным мышам в латеральные желудочки и спинной мозг вводились стволовые клетки, выращенные in vitro, которые быстро мигрировали в направлении полушарий и каудально по спинному мозгу. Через 1 мес. было выявлено, что большинство пересаженных клеток трансформировалось в нейроны. Полученные данные свидетельствуют о высокой трансформационной способности и нейрогенных свойствах стволовых клеток в случае их пересадки в развивающийся головной мозг и открывают перспективы их использования для лечения нейродегенеративных заболеваний. Аналогичные свойства выявлены у мезенхимальных клеток человека после трансплантации в головной мозг развивающихся мышей. Пересаженные клетки мигрировали по ЦНС с их преобладанием вблизи места введения и дифференцировались как в нейроны, так и в глию. Кроме того, изучаются возможности использования пересадки стволовых клеток для лечения заболеваний периферической нервной системы. Приводятся результаты экспериментов in vitro, свидетельствующие о дифференциации стволовых эмбриональных клеток в различные типы периферических нейронов, миофибробласты и астроциты. Результаты другого эксперимента свидетельствуют о способности стволовых клеток, выделенных из кожи человека, к дифференцировке в различные фенотипы нейронов, преимущественно астроциты, а также, в зависимости от условий, в другие типы клеток (миобласты, адипоциты, гладкомышечные и эндотелиальные клетки). Выжным является обнаружение способности отдельных стволовых клеток к самообновлению.

Отдельный раздел посвящен болезни моторного нейрона. Известно, что распространенность амиотрофического бокового склероза (АБС) составляет 4,02 на 100 000 населения. Изучены эпидемиологические и клинические особенности заболевания с дебютом в молодом (25-50 лет) возрасте. Показано, что распространенность заболевания в этой возрастной группе почти в 5 раз меньше, чем среди пациентов с началом АБС в возрасте старше 50 лет. Средний возраст дебюта заболевания в более молодой популяции составляет 41 год. Наиболее часто АБС начинается с поражения верхних (43% случаев) и нижних (33%) конечностей. У большинства пациентов отмечается сходная клиническая картина в виде «промежуточной» формы между первичным боковым склерозом и классическим АБС. В этой группе больных преобладают мужчины. Смертность от АБС с дебютом в молодом возрасте почти в 10 раз меньше, чем у больных старшей возрастной группы, что, возможно, связано с большим «резервом» мотонейронов у молодых. Хронический ювенильный АБС — редкая гетерогенная форма заболевания, характеризующаяся началом в возрасте до 25 лет и медленно прогрессирующим течением. Представлен случай наиболее длительного (в течение 47 лет) наблюдения пациента с подтвержденным поражением центрального и периферического мотонейрона. При магнитно-резонансной томографии головного мозга обнаружена тяжелая корковая атрофия теменных и затылочных долей и в области поясной извилины. Также исследовалась частота заболеваний, предшествующих или сопутствующих спорадическому АБС. Показано, что в анамнезе у пациентов с АБС чаще, чем в общей популяции, выявляются травмы, различные хирургические вмешательства, протрузии межпозвонковых дисков и артериальная гипертензия. В случаях АБС, которым в ближайшем временном промежутке предшествовали травмы конечностей, первые симптомы заболевания начинались с травмированной руки или ноги (83,3%). Если АБС развивался сразу после дискэктомии по поводу грыжи межпозвонкового диска, дебют заболевания отмечался в области, соответствующей оперативному вмешательству. Таким образом, хирургические вмешательства и травмы, возможно, являются провоцирующими факторами начала АБС. Интересны данные другого исследования, показавшие, что интенсивные занятия аэробикой могут являться фактором риска развития АБС у мужчин, при этом в дебюте заболевания характерно поражение конечностей. По данным однофотонной эмиссионной компьютерной томографии, у пациентов с АБС отмечается снижение кровотока в лобных, теменных, височных долях, а также в таламусе. Несмотря на общепринятую точку зрения о том, что гастростомию пациентам с АБС необходимо выполнять не на самых поздних стадиях заболевания, до настоящего времени вопрос об оптимальных сроках ее проведения остается открытым. Ранее было предложено ориентироваться на снижение массы тела более чем на 10%, а также уменьшение жизненной емкости легких (ЖЕЛ) более чем на 50%. Недавно проведенные исследования показали, что более чувствительным критерием необходимости проведения гастростомии в сравнении с определением ЖЕЛ является выявление снижения давления при вдохе через нос.

Большое внимание уделено иммунологическим аспектам АБС, а также поискам биологических маркеров заболевания, отражающих активность нейродегенеративного процесса. Исследование лимфоцитов периферической крови больных со спорадическим АБС показало повышение уровня интерлейкина-12 1-го типа и провоспалительного интерлейкина-1β, а также снижение содержания иммуносупрессорного интерлейкина-10, что указывает на активацию Т-клеточно-опосредованного иммунитета. Для исключения роли энтеровирусной инфекции в патогенезе АБС была исследована ЦСЖ с целью обнаружения РНК энтеровирусов. Полученные данные не позволяют исключить роль персистирующей энтеровирусной инфекции в избирательном поражении двигательных нейронов. Показано повышение содержания тау-протеина в ЦСЖ на ранних стадиях заболевания, что, возможно, отражает активность нейрональной дегенерации. Авторы исследования предполагают, что у пациентов с клиническими признаками изолированного вовлечения в патологический процесс нижнего мотонейрона выявление тау-протеина в ЦСЖ указывает на субклиническое поражение верхнего мотонейрона. Также обсуждается значение повышения уровня в сыворотке крови фактора роста эндотелия сосудов у пациентов с АБС. Показано, что данные изменения не связаны с особенностями клинической симптоматики (возрастом начала, длительностью и стадией заболевания).


Bibliography


Similar articles

Authors: В.И. Черний, Е.К. Шраменко, И.В. Бувайло, Т.В. Островая. Кафедра анестезиологии, ИТ и МНС Донецкого государственного медицинского университета им. М. Горького, ДОКТМО
International neurological journal 3(13) 2007
Date: 2007.07.13
Categories: Neurology
Sections: Specialist manual
Возможности дифференцированного подхода  к лечению ряда демиелинизирующих заболеваний нервной системы
Authors: Черний В.И., Шраменко Е.К., Бувайло И.В., Островая Т.В. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Emergency medicine" 1 (40) 2012
Date: 2013.02.04
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency
Sections: Clinical researches
Authors: Черний В.И., Шраменко Е.К., Бувайло И.В., Островая Т.В., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
"Emergency medicine" 6(25) 2009
Date: 2010.07.03
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

Back to issue