Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

International neurological journal 2(2) 2005

Back to issue

Генетические основы преступности

Authors: Валентин САПУНОВ, доктор биологических наук

Categories: Neurology

Sections: Medicine. Doctors. Society

print version


Summary

Публикуя данную статью (в определенной степени дискуссионную), редакция сочла возможным акцентировать внимание практикующих детских и взрослых неврологов на роли стигм, факосов (родимых пятен) и дизрафического статуса в клинической диагностике ряда заболеваний нервной системы.
Нам представляется необходимым правильно оценить, а не переоценить эти явления и не проявить субъективного влияния на взаимоотношения «врач – больной». В этой связи как не вспомнить монографию великолепного клинициста-невролога Х.Г. Ходоса «Малые аномалии развития и их клиническое значение» (Иркутск, 1984 г.)
К сожалению, глава в неврологии о роли взаимосвязи фенотипических и доказательных генетических или мутационных факторов только начинается, поскольку необходимы глубокие нейробиологические исследования.
Поэтому приведенное в начале статьи изречение известного генетика должно пока восприниматься с определенной долей иронии и скептицизма.

«Люди не равны еще до рождения»
Ф.Г. Добржанский, 1970

Николая Владимировича Тимофеева-Ресовского справедливо считают величайшим генетиком XX века. В течение длительного времени — с 1927 по 1945 гг. — он был главным специалистом в области своей науки в нацистской Германии. Затем стал лидером генетики в СССР. В 1975 году, за несколько лет до смерти, этот уже немолодой учёный приезжал в Ленинград по приглашению университетских генетиков. Меня как студента задействовали для приёма почётного гостя. Поскольку в то время меня считали более сведущим в автомобильных, чем в научных делах, была определена моя миссия как личного шофёра маститого учёного. Возя целый месяц великого человека, я многое почерпнул из его ярких рассказов. Полуправду о его жизни и о судьбе генетики XX века можно узнать из известного романа Даниила Гранина «Зубр» (такова была кличка Николая Владимировича). Приспело время сказать некоторые фрагменты из второй половины правды.

В том же году у меня была другая интересная встреча. Богдан Евгеньевич Довбня много лет занимал ответственный пост главного психиатра Москвы. Я с ним встретился, когда он уже был в почтенном возрасте и здоровье его уходило как песок сквозь пальцы. Больше всего он страдал от ухудшения зрения: «Когда я хожу по Москве, постоянно натыкаюсь на людей, дома, столбы. Поэтому единственное, что мне остаётся — садиться за руль и ехать на машине». Логика знаменитого психиатра мне по молодости казалось странной. Я понимал, что со своими связями он мог пройти любую медкомиссию, что, владея гипнозом, он мог загипнотизировать любого гаишника. Но каким экстрасенсорным чутьём он, садясь за руль, ориентировался в московском уличном движении, не имея возможности даже увидеть сигнал светофора — для меня осталось тайной. Всё же когда мы ехали вместе, за руль чаще садился я, сочетая езду с возможностями поучиться уму-разуму у мудрого человека.

Прошли годы, на воспоминания юности легли знания долгих лет, прожитых в биологической науке. Приспело время поглядеть на них через призму знаний начала нового тысячелетия.

Конец апреля 1975 г. Я веду «жигули»-двойку сквозь тополиный пух по шумным московским улицам. Сворачиваю с Садового кольца, проезжаю мимо небоскребов проспекта Калинина, выруливаю на тихую улицу с романтичным названием Сивцев Вражек. Машина принадлежит главному психиатру Москвы Богдану Евгеньевичу Довбне. Я — у него в гостях уже несколько дней. Мы вернулись из очередной поездки и идём в его квартиру. Как всякий успевающий студент 5 курса, я знаю всё на свете. Он — умудрённый жизненным опытом врач — знает то, что почти ничего не знает.

— Слишком сложен человеческий мозг для того, чтобы его понять, — говорит мой собеседник.

— Расскажите о вашей работе, — прошу я.

— В основном, практика. Выезжаю, ставлю диагноз, прописываю лечение — в тех случаях, когда вылечить возможно. Иногда нельзя. Жили-были, — продолжает он, — две бабуси. Решили они готовиться к смерти. Купили гроб, стали примерять. Одна приоделась, улеглась. «Ну, как, — спрашивает, — красиво смотрюсь?» — «Красиво, — отвечает другая. — Слышь, подруга, пригласи фотографа, чтобы он меня заснял». Пошла бабуля к соседу — фотографу, говорит: «У меня подруга умерла. Сними-ка её в гробу». Пришёл фотограф, выполнил свой скорбный труд. Вдруг бабуля встаёт и говорит: «А теперь, соседушка, ложись на моё место и я тебя сниму». Фотограф от такого сюрприза скончался от сердечного приступа.

— А меня, — закончил Богдан Евгеньевич, — пригласили, чтобы я составил заключение, можно ли считать бабушек психически нормальными и нужно ли привлекать к ответственности за непреднамеренное убийство. Написал, что нельзя, ибо страдают они старческим маразмиусом.

— Мудро. А что ещё видели интересного за последние дни?

— Меня часто вызывают к так называемым диссидентам. На западе их называют правозащитниками и жертвами режима. А я как врач, положа руку на сердце, скажу, что большинство из них, действительно, психически больные.

Я внимательно слушаю, но до конца не верю. Мой наставник продолжает:

— Один диссидент решил бежать из страны, где ему так тяжело живётся. Пришёл в американское посольство и кричит: «Требую визу!» С ним разговаривать никто не желает. «Ах, так, — говорит, — тогда буду сидеть, пока не получу визу». Достаёт из кармана молоток, гвоздь, снимает штаны и прибивает сам себя через некий орган к стулу. Вызывают меня. Я говорю: для психиатра здесь всё ясно. Нужен другой специалист — плотник с клещами.

— Но не всегда аномальность поведения так очевидна. У вас есть объективные оценки нормы или патологии?

— Абсолютно объективных нет. Поэтому какие-то злоупотребления в психиатрии возможны. Бывают внешние признаки патологии. Они описаны в документе, подготовленном с участием моего отца. Документ секретный, показать не могу. Но кое-что ясно и так. По одному признаку ставить диагноз нельзя. Необходимо оценить комплекс признаков и проявлений.

— А как же вы лечите пациентов?

— Способов много, например, гипнозом.

— Разве с помощью гипноза можно что-то серьёзное сделать?

Богдан Евгеньевич вынимает авторучку и спрашивает:

— Что это такое?

— Знамо что — авторучка.

— Нет, это раскалённый металлический стержень.

— Шутить изволите? — Я протягиваю палец и с криком отдёргиваюсь от ожога. Через несколько секунд я могу взять в руки обычную прохладную пластмассовую ручку.

— Это — простейший приём гипноза.

Такова был моя последняя встреча с Богданом Евгеньевичем. Вскоре его не стало. Оставалось горько сожалеть, что я так мало успел услышать от столь интересного человека. Много лет спустя, уже в период гласности и раскрытия секретных архивов мне попался документ, о котором упоминал Богдан Евгеньевич.

При участии старшего Довбни составлялись многие важные документы, касающиеся психиатрии. Вот один из них, недавно рассекреченный — хотя полный список соавторов остаётся тайной.

СССР. Народный комиссариат
внутренних дел

Сов. секретно
Приказ №00310
Москва, 21 декабря 1938 г.

В целях улучшения кадрового отбора кандидатов, поступающих на службу в органы НКВД СССР и недопущения призыва лиц с явно выраженным комплексом неполноценности по признакам дегенерации — приказываю ввести в действие инструкцию №00134...

Народный комиссар Л. Берия

***

Настоящая инструкция носит рекомендательное значение при отборе кадров для поступления в органы НКВД СССР.

Основные негативные критерии

При собеседовании с кандидатом следует расспросить его о семейном положении, условиях быта и жизни родителей. Если они разведены, то это, как правило, означает, что или отец или мать ненормальные. У их детей тоже будут разводы. Это своего рода печать проклятья, которая передаётся из поколения в поколение. Если родители жили счастливо, то их дети тоже будут счастливыми и психически здоровыми... При собеседовании обращать внимание на окружение жены кандидата. Как правило, это бывает змеиным гнездом. Тогда семейная жизнь сотрудника будет целиком зависеть от настроения супруги, её подруг и связей.

То, что семейная жизнь является зеркалом психического здоровья супругов, — мысль здравая, но сейчас, увы, не абсолютная.

Основные видимые признаки дегенерации

1. Нервный тик или судороги лица. Обычно это концентрируется вокруг рта. Дёргается рот, губы, нос, шея. Подёргиваются веки глаз. Это повторяется каждые несколько минут...

2. Косоглазие и прочие деформации глаз. В эту же категорию людей следует отнести не только косых, но также горбунов, карликов, необычайно уродливых людей. Сюда же следует относить разноцветье глаз, вплоть до астигматизма.

З. Всякие дефекты речи. Шепелявость, картавость, заикание. Всё это тесно связано с нервными, наследственными психическими заболеваниями.

Интересно, почему сейчас так много на телевидении картавых дикторов? И это при огромном конкурсе, который существует на эти места!

4. Хронические мигрени. Как правило, это наследственное заболевание. Если им страдает кто-то из близких родственников, то, наверняка, оно передаётся по наследству кандидату, поступающему на службу.

5. Лошадиные зубы. Это торчащие вперёд как, у лошади, зубы. Иные признаки, указывающие на уродство лица, непропорциональность размеров головы по отношению к туловищу, необычайно большая голова, выступающий лоб. Любые видимые диспропорции тела, которые могут показаться отвратительными.

6. Родимые пятна. Следует выявлять большие родимые пятна, чёрного или красноватого, тёмно-жёлтого, бурого цвета... Не все вырожденцы имеют эти признаки, но, как правило, те, кто их имеет, обычно вырожденцы.

Интересно, это относится к тем, кто имеет родимое пятно на лысине?

7. Особое внимание следует обращать на национальное происхождение кандидата. Особо опасными, в социальном плане, являются люди, произошедшие в результате смешанных браков. Межрасовые браки следует считать позитивными.

В этом пункте есть некорректности, связанные с плохим знанием генетики и антропологии. Во-первых, по наследству передаётся не кровь, а гены. Во-вторых, в данном случае речь, скорее всего, идёт не о межрасовых, а о межнациональных и межэтнических браках.

8. Самоубийцы. Важно знать, были ли среди близких родственников те, которые покончили жизнь самоубийством, независимо от обстоятельств, сложившихся при жизни покойного. Исследования показывают, что склонность к самоубийству — это наследственное заболевание, передающееся из поколения в поколение.

Склонность к самоубийствам действительно наследуется и часто оказывается сопряжённой с иными формами аномалий. Писатель Э.Хемингуэй покончил с собой. То же самое в своё время сделал его отец. Сын писателя сам себя кастрировал, назвался женщиной и неоднократно характеризовал писанину своего отца бредовой и бездарной...

***

При медицинском осмотре и проведении психофизиологического обследования следует выявлять признаки вырождения путём рассмотрения их по системам тела и органам согласно сравнительной анатомии:

План строения и формы тела. В случаях вырождения иногда нарушается план тела, его вес. При мужском половом типе всё тело может соответствовать женскому организму, также и наоборот (феминизм и маскулизм), смешение полов (гермафродитизм). Могут быть нарушены размеры тела и соотношения частей, симметрия двух половин. Это выражается в нарушении величины и пропорций частей. Например, шестипалость, разные пальцы по величине...

Здесь имеются неточности. Гермафродитизма у человека не бывает вообще. Под гермафродитом понимается организм, у которого имеются нормально функционирующие мужские и женские половые органы. Это имеется, например, у некоторых червей и у них является биологической нормой. У человека встречается псевдогермафродитизм. У таких людей есть и мужские и женские половые органы, но нормально функционируют либо только мужские, либо только женские органы, либо не работают ни те, ни другие. Отклонение в числе пальцев, особенно на ногах, — явление не редкое и, согласно канонам медицинской генетики, это даже не патология. Однако здесь психиатрия может подправить генетику. Люди с нарушенным количеством пальцев чаще патологичны, чем нормальные, хотя в ряде случаев патология сопряжена с повышенной социальной активностью. Знаменитая американская актриса Мерилин Монро имела шесть пальцев на ногах. Это сочеталось с другими аномалиями — например, редуцированной грудью. Статус секс-символа Америки она завоевала с помощью резинового протеза. Артисты такого ранга почти всегда могут рассматриваться как пример патологии, ибо только с патологической целеустремлённостью и жаждой славы можно держаться на Олимпе. Аналогичное нарушение — четырёхпалость, точнее сращение двух пальцев на ногах. Такие люди, хотя могут не иметь иной выраженной патологии, но чаще проявляют ненормальное поведение. Я знавал нескольких людей с этими признаками — большинство из них, хотя и не все, были слабоуспевающими школьниками и студентами. Понятно, что об этой патологии в документе нет ни слова, ибо она была у Сталина!

Аномалии телосложения

При обсуждении анатомических особенностей, при решении вопроса, что является патологическим и может быть отнесено к признакам вырождения и дегенерации, а что является простым вариантом антропологической особенности, можно руководствоваться следующими признаками, если они имеются налицо. Эти примеры состоят в статистическом подсчёте частоты исследуемых признаков. Например, оттопыренные уши среди здорового населения составляют 15,5%, в психиатрических лечебницах — 45-50%.

Добавлю, что любой учитель подтвердит — дети с оттопыренными ушами учатся, в большинстве, плохо.

Физиологические признаки вырождения и дегенерации

...Употребление алкоголя нормальными людьми, не подверженными вырождению и дегенерации, происходит без последующих аномальных явлений в поведении здорового субьекта. Дегенераты и вырожденцы после употребления дозы спиртного, во-первых, не могут остановиться, во-вторых, напиваясь до скотского состояния, впадают в поведение агрессии, хулиганят, не отдают отчёт своим действиям, теряют контроль над собой. По отрезвлении они, как правило, сожалеют о происшедшем. Поэтому целесообразно спрашивать о том, в каких количествах субъект может употреблять спиртное и что происходит при передозировке.

За этими строками стоит обычная житейская мудрость. Как давно известно, пить надо в меру. Нормальный человек, если случайно эту меру и превысит, гадостей и преступлений не совершает. Алкоголь не придаёт человеку новых качеств — он лишь делает явным то, что скрыто в глубинах психики.

В отношении чувства у дегенератов на первом плане стоит всегда сильно развитое чувство гнева и органическая стихийная гневность, которая с трудом поддаётся обузданию. Легко переходит в злобу, злопамятство, мстительность.

За этим тоже стоит обычная человеческая мудрость. Очень злые люди по своей сущности дегенеративны.

Трудные отношения психиатрии и генетики

Наши разговоры с Богданом Евгеньевичем остались в моей памяти как частный пример отношений двух наук. Сколько раз психиатрия и генетика сближались, сколько раз терялось взаимопонимание и исчезали точки соприкосновения. Не познан до конца мозг, не познан до конца ген. Непознанное останется в них навсегда.

Одним из первых, кто пытался наладить связь между психиатрией и ещё толком не сформировавшейся наукой о наследственности и изменчивости, был итальянский психиатр XIX века Цезарь Ломброзо. Он доказывал, что на порочное поведение людей толкает порочная наследственность. Это положение нельзя абсолютизировать, однако и нельзя огульно отрицать, как то делала официальная советская наука до периода гласности. Тем удивительнее, что рассмотренный выше документ явно написан под влиянием идей Ломброзо!

Бесспорно, что всё в организме взаимосвязано и всё зависит от генов. Много раз я видел, что, как правило, соответствия духа и тела, формы и содержания не выполняется. С одной стороны, бывают жалкие инвалиды, нашедшие в себе силы жить полнокровной жизнью. Такие люди подчас демонстрируют величие духа, диссонирующее с ничтожной внешностью. С другой стороны, бывают люди, превратившие свою внешность в профессию, товар, зацикленные на ней — артисты, топ-модели, манекенщицы, телеведущие, проститутки. Они настолько сосредоточены на совершенстве внешности, что на духовную сторону уже ничего не остаётся. Но существующие связи эти варьируются от значительных до исчезающе малых. Именно так формулировали генетические идеи Тимофеев-Ресовский, Добржанский и другие лидеры генетической науки.

Гитлеровское правительство слишком буквально приняло генетические идеи, которые развивал в Германии главный генетик страны — Николай Владимирович Тимофеев-Ресовский. В нацистской Германии некоторые категории людей, которые считались в той или иной мере биологически ущербными, были ограничены в правах, порой подвергались изоляции от общества. В отдельных случаях — уничтожались. Возникло политические явление, которое впоследствии международным правом было охарактеризовано как холокост. Официальные жертвы его — гомосексуалисты, инвалиды, психически больные, цыгане и евреи. Общее число пострадавших от этой порочной политики оценивается в 6 миллионов, хотя некоторые историки считают, что цифра завышена.

Понятно, что речь идёт не только о физически уничтоженных, но и посаженных, репрессированных, уволенных с работы и т.д. Как бы ни трактовали политики и масс-медиа феномен холокоста, нельзя отрицать, что в основе его — порочные политические доктрины и некорректное использование научных понятий. Понятно, что учёные в этом абсолютно не повинны. Другая крайность — полное отрицание роли наследственности и биологической конституции в формировании социального статуса человека. Где же та золотая середина, близ которой находится истина? Феодосии Григорьевич Добржанский (советский генетик до 1927 г., затем до смерти в 1975-ом — ведущий генетик США) писал: «Люди не равны ещё до рождения». Каждый человек вступает в жизнь со своим набором генов, в которых записаны и хорошие, и дурные стороны его натуры. Роль наследственности нельзя абсолютизировать и нельзя отрицать. С ней надо считаться. Общество должно поставить каждого на то место, которое соответствует его задаткам. Когда слабовидящему не доверяют автомобиль — это не нарушение прав человека, а разумная самозащита общества. Человек, имеющий отклонения в психике, должен быть ограничен в своих притязаниях. Все люди — разные и каждый хорош для определённого места. Найти место для каждого — задача демократического общества, которая может быть решена только на основании достижений современной биологической и медицинской науки.

Журнал «Чудеса и приключения», №8, 2004


Bibliography


Similar articles


Back to issue