Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 6 (404) 2012

Back to issue

Где и как готовить санитарных врачей? В порядке дискуссии

Authors: И.И. Никберг, д.м.н., профессор, член-корреспондент Российской академии естествознания Сидней, Австралия

print version

Для того чтобы понять интерес автора к теме настоящей статьи и его осведомленность, вероятно, будет уместно предварить ее крат- кой информацией о профессиональной принадлежности и почти 60-летнем опыте работы. За годы этой работы пройден длительный путь от рядового санитарного врача в сан­эпидстанции г. Макеевки (Донбасс) до заведующего кафедрой гигиены и экологии медицинского института. Естественно, что за эти годы накопилось немало впечатлений о специфике работы санитарного врача, ее профессионально-психологических особенностях, сформировался взгляд автора на фактический статус такого врача и возникли некоторые мысли о целесообразной коррекции его подготовки. Но прежде всего — небольшой исторический экскурс о гигиене и санитарии как отрасли медицины и предмете преподавания.

Как известно, термины «гигиена» и «санитария» уходят корнями еще в античные времена, когда лингвистически и по сути они являлись синонимами понятия «здоровье». Термины эти сохранились и широко применяются также в настоящее время. Однако в их восприятии и толковании произошли существенные изменения. Если «гигиена» трактуется как самостоятельная и важная отрасль медицинской науки, то «санитарию» не без оснований воспринимают лишь как комплекс различных практических мероприятий по надзору и обеспечению гигиенических норм, правил и рекомендаций. Уже из этого деления понятий ясно, что в отличие от «гигиены», однозначно признаваемой важной отраслью медицины и медицинского образования, «санитария» нередко и небезосновательно воспринимается обществом, да и самими медиками, как деятельность, содержание и характер которой вовсе не требуют наличия высшего медицинского образования.

 

На всех этапах исторического развития медицины она формировалась как наука и система здравоохранения, тесно объединяющая две основные свои составляющие — лечебную и профилактическую. Начиная с античных времен, это получило четкое отражение в научных трудах и практической деятельности выдающихся ученых-медиков — Гиппократа («О воздухе, воде и местностях», «О здоровом образе жизни»), Авиценны, Маймонида («Трактаты по гигиене») и многих других. Этот и последовавший за ним период истории гигиены получил название «эмпирического», поскольку ее толкования и рекомендации основывались преимущественно на практическом опыте лечащих врачей.

Лишь в ХVIII–ХIХ вв. появилась объективная потребность и возможность формирования гигиены и «медицинской полиции» как самостоятельной и весьма важной отрасли медицинской науки и здравоохранения. Достижения химии, физики, микробиологии в сочетании с социальными потребностями общества обусловили объективный переход эмпирической гигиены в «научно-экспериментальную» и, соответственно, способствовали превращению ее в один из важнейших самостоятельных предметов медицинского образования. В литературе часто приводятся относящиеся к этому периоду (1865) слова Д.И. Писарева, отражавшие мнение передовой общественности: «Лучшие из современных медиков полагают, что все усилия благоразумного человека должны направляться не к тому, чтобы чинить и конопатить свой организм как утлую и дырявую ладью, а к тому, чтобы устроить себе такой рационально-общественный строй, при котором организм как можно реже приходил бы в расстроенное положение и, следовательно, как можно реже нуждался бы в починке. Гигиена, или изучение тех условий, которые необходимы для сохранения здоровья, приобретает в настоящее время преобладающее значение в глазах каждого мыслящего и сведущего человека. Совершенное игнорирование гигиены с каждым годом становится менее возможным для всех разнообразнейших отраслей государственного хозяйства. Медики совершенно основательно присваивают себе совещательный голос во всех вопросах, относящихся до народного продовольствия, до производства общественных работ, до устройства мастерских, фабрик и разных других промышленных заведений».

Широко известен вклад в подобное понимание структуры и задач медицины, принадлежащий крупным российским клиницистам — М.Я. Мудрову, Н.И. Пи- рогову, Г.И. Захарьину, С.И. Боткину,  А.А. Остроумову и многим другим. Их понимание роли гигиены хорошо отражают приводимые ниже высказывания Н.И. Пирогова и Г.И. Захарьина.

Н.И. Пирогов: «Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной».

Г.И. Захарьин: «Чем зрелее практический врач, тем более понимает он могущество гигиены и относительную слабость лечения, терапии. Самые успехи терапии возможны лишь при условии соблюдения гигиены. Мы считаем гигиену одним из важнейших, если не важнейшим предметом деятельности практического врача».

Осознание значения профилактической медицины обусловило и создание первых отдельных кафедр гигиены — первоначально в Западной Европе (Макс Петтенкоффер, 1865), затем в России и Украине (А.П. Доброславин, В.А. Субботин, 1871) и других странах. В первые десятилетия на медицинских факультетах существовала одна гигиеническая кафедра, объединявшая преподавание всех разделов гигиены, включая и ее надзорно-практическую часть, нередко именовавшуюся в то время «медицинской полицией».

В период развернутого социалистического строительства и плановой экономики существенно возросла роль профилактических мероприятий, необходимость предупреждения инфекционных и других заболеваний, усиления санитарного контроля в сфере нового промышленного и жилищного строительства, условий труда персонала и др. В сентябре 1922 г. издает- ся Декрет Совета народных комиссаров РСФР «О санитарных органах республики». В связи с созданием Государственной санэпидслужбы и ее основного звена — санитарно-эпидемио­логических станций, возникла острая потребность в санитарных врачах — основном кадровом звене этой службы. Для их подготовки в конце 20-х — начале 30-х годов прошлого столетия в медицинских вузах Москвы, Ленинграда, Киева и ряда других городов были созданы специальные санитарно-гигиенические факультеты. Их основу составили кафедры коммунальной гигиены, гигиены труда, гигиены питания, гигиены детей и подростков, микробиологии, эпидемиологии, организации здравоохранения. Именно они и обеспечивали профильную подготовку выпускников этих факультетов — санитарных врачей.

Следует отметить, что в описываемый период профессия санитарного врача была довольно престижной и привлекательной. Немало студентов медицинских вузов (в их числе оканчивавшие лечебные факультеты) охотно переходили и поступали на санитарный факультет. Но постепенно положительное отношение к учебе и последующей профессиональной работе в качестве санитарного врача явно ослабевало. Многие (если не большинство) абитуриенты, стремившиеся приобрести профессию врача, поступали на санитарно-гигиенический факультет не по внутреннему влечению, а вынужденно, в силу различных обстоятельств и в надежде на возможность последующей переквалификации для работы в качестве врача-лечебника. В бытность преподавателем гигиены медицинского института я несколько раз проводил анонимный анкетный опрос студентов сан.-гиг. факультета, в котором задавал им три вопроса: почему вы поступили на санитарно-гигиенический факультет (варианты ответов: по внутреннему убеждению в важности и интересе к профессии санитарного врача, в силу конкурсных или иных обстоятельств, не позволивших поступить на лечебный факультет), сохраняете ли сейчас желание работать санитарным врачом (да, нет), хотели бы перейти на работу в качестве врача-лечебника, если такая возможность представится? Ответы на эти вопросы довольно наглядно характеризовали отношение студентов к своей будущей профессии. Оказалось, что лишь 20 % абитуриентов поступили на санитарно-гигиенический факультет по своему желанию. А желание работать в качестве санитарных врачей почти в 2 раза мень- ше — 12 %. Остальные дали положительный ответ на вопрос о переходе на лечебную работу при наличии такой возможности. Основной аргумент, поясняющий результаты опроса, — восприятие практической работы санитарного врача лишь как косвенно относящейся к медицине и не требующей общеврачебного образования в объеме, близком к тому, которое получают студенты лечебного факультета.

Будет справедливым вспомнить, что истоки подобного отношения к проблеме кадров санитарно-эпидемиологической службы уходят еще к временам зарождения гигиены как самостоятельной научной дисциплины и предмета преподавания. Известно, что диаметрально противоположные мнения по этому вопросу высказывали еще корифеи оте­чественной гигиены А.П. Доброславин и  Ф.Ф. Эрисман, соответственно считающиеся апологетами «технического» и «физиологического» направлений в гигиене. А.П. Доброславин неоднократно подчеркивал, что, по его мнению, для специалистов-практиков по обеспечению санитарно-гигиенического благополучия нет «безусловной необходимости быть медиком». Более того, он считал, что «лучшим гигиенистом мог бы быть, соответственно пополнив свое образование, врач, но из этого не следует, чтобы не могли быть гигиенистами (имея в виду практическую деятельность по санитарному надзору. — И.Н.) люди, не получившие предварительной медицинской подготовки».

Такой взгляд встретил серьезные возражения со стороны Ф.Ф. Эрисмана. Он был убежденным сторонником как единства научной и практической гигиены, так и их неразрывной связи с лечебной медициной и писал: «Я положительно не могу согласиться на совершенное отделение гигиены от медицины и на противопоставление гигиены в медицине в качестве отдельной отрасли знания, не имеющей, так сказать, родовой связи с медициной и стоящей особняком и параллельно с последней. Если же признать гигиенистами тех физиков и химиков, которые временами, между прочим, занимаются вопросами, близкими санитарной науке, то этим совершенно нарушится принцип, положенный нами в основание всех гигиенических исследований и гигиены вообще, — связь изучаемых явлений со здоровьем человека, ибо едва ли может судить о влиянии какого-либо внешнего фактора на организм лицо, не получившее медицинского образования. Следовательно, отделение гигиены от ее исходной точки, от человеческого организма, уничтожение органической связи с медициной было бы в моих глазах крайне опасной операцией, могущей иметь весьма печальные последствия для дальнейшего правильного развития гигиенического знания». Мнение, безусловно, справедливое. Однако на практике произошло довольно четкое разделение характера, форм и содержания деятельности санитарного врача и ученого-гигиениста. Не случайно, видимо, в свое время Всесоюзное научное общество гигиенистов именовалось Всесоюзным научным обществом гигиенистов и санитарных врачей (обратим внимание на то, что подобного деления на «ученых» и «практиков» не было и нет ни в одной из профильных медицинских дисциплин).

Очевидно, что вопрос о сохранении должностного статуса «санитарный врач» тесно связан с четким пониманием характера и объема его профессиональной деятельности в структуре современной санитарно-эпидемиологической службы. Есть немало санитарных врачей (в том числе из числа окончивших лечебные факультеты), не просто удовлетворенных своей работой и ее спецификой, но в прямом смысле слова влюбленных в нее, добившихся впечатляющих успехов в своей служебно-профессиональной деятельности, ставших известными учеными, крупными организаторами здравоохранения, руководителями медицинских институтов и т.п.

По характеру и жизненным устремлениям в их числе немало таких, которых даже привлекает весомый элемент административной деятельности, присущий работе санитарного врача. Многие выпускники санитарно-гигиенических факультетов проявили себя как крупные и успешные организаторы здравоохранения (в их числе были министры здравоохранения СССР и союзных республик), руководители медицинских вузов, научно-исследовательских институтов и других крупных медицинских организаций и учреждений. Это, однако, отнюдь не отменяет важности и обоснованности имеющей более общий характер проблемы содержания практической деятельности санитарного врача, недостатков профессиональной подготовки санитарных врачей и необходимости ее существенной коррекции.

Не могу не вспомнить эпизод, относящийся к началу моей работы в качестве практического санитарного врача. С выпускниками санитарно-гигиенического факультета Киевского медицинского института встретился и выступил с полез- ной «наставительной» речью тогдашний (1952 г.) главный санитарный врач, заместитель министра здравоохранения Украины Н.А. Баран. Его речь была прослушана с интересом и вниманием. Но на молодых врачей, с оптимизмом смотревших на свое врачебное будущее, довольно тягостное впечатление произвела фраза, сказанная опытным руководителем санитарной службы республики: «Вам надо осознавать, что в своей работе вы прежде всего должны быть и проявить себя хорошими чиновниками — администраторами, а не врачами». Увы, фраза эта оказалась пророческой, в чем вскоре не преминули убедиться те, кто начал свою самостоятельную работу в качестве практических санитарных врачей.

Изрядно ослабевшая репутация выпускников санитарно-гигиенических факультетов как специалистов, лишь формально именуемых «врачами», и стремление повысить авторитет этих факультетов в системе высшего медицинского образования стали причинами переименования их в медико-профилактические факультеты. Более того, в качестве привлекательного мотива для обучения на этих факультетах стало использоваться декларируемое право их выпускников на работу и в качестве врачей лечебного профиля. Реализация этих намерений, естественно, привела к необходимости существенной коррекции нормативных документов, определяющих цели, содержание и методику учебного процесса на медико-профилактических факультетах. Это, в частности, получило отражение в существенном увеличении и без того немалой роли и объема изучения дисциплин лечебного профиля. Показателен, например, в этом плане вариант «Квалификационной характеристики врача по специальности «Медико-профилактическое дело», составленный в Украинском национальном медицинском университете (2011 г.).  Это медицинское учебное заведение пользуется заслуженным авторитетом как один из ведущих центров методической работы. Признанием такого авторитета было создание в нем в 1969 г. приказом МЗ СССР факультета повышения педагогической квалификации преподавателей медицинских учебных заведений. За последовавшие 25 лет на кафедре общей гигиены НМУ прошли такое повышение около 500 ассистентов, доцентов, профессоров и заведующих кафедрами общей гигиены практически из всех медицинских институтов бывшего СССР. Не останавливаясь на других составляющих, обратимся к «Перечню функций, типовых задач деятельности и умений, которыми должен владеть выпускник высшего медицинского учебного заведения по специальности «Медико-профилактическое дело». Всего их 249. Из них лишь около 20 — умения, отражающие специфику деятельности санитарного врача. Все остальные (а это более 220!) —  умения, входящие в сферу деятельности врача-лечебника. Не менее впечатляющий и перечень мануально-инструментальных определений, которые не имеют отношения к будущей профессиональной деятельности санитарного врача. Например, лучевое исследование органов грудной и брюшной полости, черепа, костей и суставов, анализ плевральной жидкости, гистоморфологическое исследование биоптата лимфатических узлов, паренхиматозных органов, определение клиренса креатинина, эндоскопическое исследование бронхов и т.п. Он должен знать 45 клинических симптомов и синдромов.

О том, какие профессиональные требования предъявляются к санитарным врачам, можно судить и по «Квалификационным характеристикам должностей работников в сфере здравоохранения», утвержденным приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (23 июля 2010 года № 541н). Согласно этому документу, «санитарный врач в пределах своей компетенции осуществляет надзор и контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации в области обеспечения санитарно-эпидемио­логического благополучия населения и защиты прав потребителей», в том числе государственный санитарно-эпидемио­логический надзор (приводится выборочно. — Прим. авт.):

за разработкой схем градостроительного планирования развития территорий, генеральных планов городских и сельских поселений, проектов планировки общественных центров, жилых районов, магистралей городов, при размещении объектов гражданского, промышленного и сельскохозяйственного назначения и установлении их санитарно-защитных зон, выбором земельных участков под строительство, а также за проектированием, строительством, реконструкцией, расширением, консервацией и ликвидацией промышленных, транспортных объектов, зданий и сооружений культурно-бытового назначения, жилых домов, объектов инженерной инфраструктуры и благоустройства и иных объектов;

за проектной документацией о планировке и застройке городских и сельских поселений;

производством, транспортировкой, хранением, применением (использованием) и утилизацией продукции производственно-технического назначения, в случаях, когда требуется непосредственное участие человека, и товаров для личных и бытовых нужд граждан, технологиями их производства, потенциально опасных для человека химических, биологических веществ отдельных видов продукции, пищевых продуктов, пищевых добавок, продовольственного сырья, а также контактирующих с ними материалов и изделий и технологиями их производства;

радиационной безопасностью, в том числе дозами облучения населения и персонала от техногенных, природных, медицинских источников ионизирующих излучений;

организацией питания населения в специально оборудованных местах (столовых, ресторанах, кафе, барах и других), в том числе за приготовлением пищи и напитков, их хранением и реализацией населению, для предотвращения возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений);

водными объектами, используемыми для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, купания, занятий спортом, отдыха и в лечебных целях, в том числе водными объектами, расположенными в черте городских и сельских поселений;

осуществлением эксплуатации централизованных, нецентрализованных, домовых распределительных, автономных систем питьевого водоснабжения населения и систем питьевого водоснабжения на транспортных средствах индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами;

состоянием атмосферного воздуха по критериям безопасности и/или безвредности для человека в городских и сельских поселениях, на территориях промышленных организаций, а также воздуха в рабочих зонах производственных помещений, жилых и других помещениях (местах постоянного или временного пребывания человека);

состоянием почвы по критериям безопасности и/или безвредности городских и сельских поселений и сельско­хозяйственных угодий;

условиями и способами сбора, использования, обезвреживания, транспортировки, хранения и захоронения отходов производства и потребления;

содержанием жилых помещений;

деятельностью или работой отдельных цехов, участков, сооружений, обору- дования, транспорта, выполнением отдельных видов работ и оказанием услуг;

условиями труда, рабочими местами и трудовыми процессами, технологическим оборудованием, организацией рабочих мест, коллективными и индивидуальными средствами защиты работников, режимом труда, отдыха и бытовым обслуживанием работников в целях ­предупреждения профессиональных заболеваний, инфекционных заболеваний и заболеваний (отравлений), связанных с условиями труда;

условиями работы с машинами, механизмами, установками, устройствами, аппаратами, которые являются источниками физических факторов воздействия на человека (шума, вибрации, ультразвуковых, инфразвуковых воздействий, теплового, ионизирующего, неионизирующего и иного излучения), использованием машин, механизмов, установок, устройств и аппаратов, а также производством, применением (использованием), транспортировкой, хранением и захоронением радиоактивных веществ, материалов и отходов, являющихся источниками физических факторов воздействия на человека;

использованием программ, методик и режимов воспитания и обучения, технических, аудиовизуальных и иных средств обучения и воспитания, учебной мебели, а также учебников и иной издательской продукции; дошкольными и другими образовательными учреждениями независимо от организационно-правовых форм;

проведением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, направленных на профилактику инфекционных и паразитарных заболеваний;

организацию и осуществление санитарно-карантинного надзора (контроля) в пунктах пропуска через государственную границу Российской Федерации в целях предупреждения завоза и распространения инфекционных и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений), а также потенциально опасных для населения товаров и грузов;

выдачу в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предписания изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченным организациям или уполномоченным индивидуальным предпринимателям, импортерам) о прекращении нарушений прав потребителей, о необходимости соблюдения обязательных требований к товарам (работам, услугам).

Мы привели этот далеко не полный перечень служебных функций санитарных врачей, чтобы задать себе и читателям статьи вопрос: обязательно ли для выполнения этих функций наличие высшего медицинского образования с доминированием в нем вопросов лечебной медицины?

Несмотря на определенные шаги, направленные на смягчение негативного восприятия санитарно-гигиенического факультета и деятельности санитарных врачей, вопрос этот продолжает оставаться предметом обсуждений. Одним из проявлений возрастающего интереса к этой проблеме и ее актуальности была и сравнительно недавняя (2005 г.) интернет-дискуссия по теме «Нужен ли нам санитарно-гигиенический факультет?» (forum.rusmedserv.com/index.php/t-14781.html).


 «С прошествием лет считаю, что медпрофа не должно быть. Должен быть общий факультет мединститута, а потом уже с ходом жизни и трудоустройства люди получают знания и специализацию по разным интересам — лечебное дело, педиатрия, лаборатория, профилактическая медицина, общественное здравоохранение. Главное, чтобы каждая из этих специальностей позволяла не жалеть, что ты не практический врач у постели больного».
 «Факультет создавался в то время, когда специалисты сан.-гиг. профиля были нужны стране. Вопрос в том, нужен ли вообще такой специалист сейчас? Или мы сможем успешно обходиться и без санитарных врачей, а в случае необходимости заменить их другой специальностью? Актуальны ли знания, полученные на факультете в современных условиях?»
 «Почти все, чем занимается санитарный врач, может делать фельдшер или технолог (инженер)».
 «Я закончил сангиг совсем недавно, и, на мой взгляд, основная его проблема — бессмысленность и бесцельность многого, что происходит в этом царстве. Начну с лечебных часов — это примерно  4 тыс. часов. Преподаватель знает, что ты не сможешь работать по его специальности, ты знаешь, что это тебе не пригодится, — вот и качество обучения. Абсурд и потемкинская деревня. Кто-нибудь может себе представить иностранный вуз, где на протяжении 6 лет изучают «то, что не пригодится»?»

 «Образование на сангиге имеет ряд серьезных недостатков. Основной — немыслимо большое количество лечебных часов, которые начитываются впустую, так как выпускник не имеет права лечебной деятельности. Отсюда и пресловутый «комплекс сангига» — учили не меньше, а стать не можем. Кроме того, эти медицинские знания просто не нужны для того, чтобы измерять освещенность в детском саду или чистоту воды в водохранилище. Отсюда, на мой взгляд, 2 варианта реформы — либо низводить санитарного врача до уровня фельдшера, убирать лечебные часы, оставив первые 3 курса, и писать в дипломе «инспектор», либо делать санитарное дело ординатурой после единого общемедицинского факультета. На мой взгляд, второе намного предпочтительнее, так как сохранит отечественную школу гигиенистов и эпидемиологов, кафедры будут при деле. Все вышесказанное относится только к самому процессу образования, то есть подготовки кадров, саму санитарную службу больше трогать нельзя ни в коем случае».
 «Сан. врач — это не то, насколько точно ты выучил СанПиН, это образ мысли, который тебе вложили за годы обучения. Лечебные дисциплины нужны. Только не в таком разрезе, как их преподносит большинство кафедр, а с точки зрения выявления связей между этиологическим фактором и последствиями его воздействия на человека... Но это для тех сан. врачей, которые себя еще уважают. И не превращаются в «инспекторов». «Сама я проработала в санэпиднадзоре полтора года, и  у меня остались там друзья-подружки. Я знаю, чем они, бедняжки, занимаются изо дня в день. Чтобы проверять санитарное состояние рынков и торговых палаток, решать вопросы санитарной очистки стоков, выезжать на население по поводу того, что «из надворного туалета соседа текеть», ходить по школам и детским садам, врачом быть не надо». «Факультет должен быть, но программа на факультете должна быть приближена к условиям реальной действительности». «Зачем будущему санитарному врачу терапия в объеме студента лечебника или хирургия или гинекология? Это бессмысленная трата времени и сил. Считаю наше обучение на кафедрах хирургии, терапии, ЛОР, глазных болезней, etc. бесполезно потраченным временем, вполне можно было обойтись обзорным курсом лекций. Тут не берется в расчет факт, что многие поступали на медпроф, чтобы потом стать лечебниками — тогда получается бессмысленный дубляж факультетов и не более того».
 «Такого количества врачей, как сейчас, в санэпидслужбе не нужно, их могут заменить специалисты, такие как технологи, инженеры, экологи, санитарные фельдшеры». «Если урезать медицинские специальности только до курса лекций и заменить ее практикой в структурах санэпиднадзора, выпускник будет не врач, а санинспектор (или фельд- шер), что и должно звучать в дипломе. А если предполагать, что инспектор должен только вызубрить санитарные правила и проверять строгое соответствие каждой буквы, не владея тонкостями и деталями, то технолог или инженер во многих случаях желательней как инспектор, чем врач». «Самое разумное — принять как данность, что нынешний статус сангига является большой головной болью, что системой преподавания недовольны сами студенты и выпускники, что некоторые разделы работы могли бы и должны были бы выполняться другими людьми». «Высшее медицинское образование должно быть одинаковым для всех и на выходе должен получаться врач общей практики. «Санитарные врачи» врачами не являются. Кто, где и зачем их должен готовить — не знаю».
 «Если, действительно, специальности, которые получают или должны получать выпускники сангигов, аналогичны американским public health scientists, practitioners, and leaders, то я не очень понимаю, в чем проблема. Такие специалисты есть в любой странe, они нужны. Но они не врачи. Их образование отлично от образования врачей.  В Гарвардском университете, например, есть Harvard Medical School и Harvard School of Public Health».
 «В структуры санэпиднадзора должны набираться инженеры, технологи, экологи, химики и врачи, специализирующиеся в Public Health». «Врач — только тот, кто непосредственно занимается лечением людей. Все остальные — техники (УЗИ-техник, например). Непозволительная роскошь государству учить врача, чтоб он потом оценкой вентиляции и качеством воды занимался».
 «Если уменьшать количество лечебных часов, то что будет делать слово «врач» в дипломе?»
 «Я лично знаю историю гастроэнтеролога в провинции, который в 90-х пошел работать в СЭС, за несколько лет он без санфаковского диплома поднялся до зав. отдела — кто-нибудь может представить подобное с санитарным врачом, ставшим без специализации хирургом или анестезиологом?»
 «Если человек хочет быть врачом, он пойдет учиться в медицинскую школу и получит диплом врача. Если хочет заниматься гигиеной, то, мне кажется, может иметь диплом совсем с другим названием. Почему такому специалисту нужен диплом врача «на всякий случай», не совсем понятно».
 «Программа по лечебным дисциплинам должна быть и у сту­дентов МПФ. Только акценты расставлять для лечебного врача и санитарного надо по-разному».


Приведем некоторые из высказываний участников дискуссии, в основном сравнительно молодых врачей — выпускников этого факультета.

Приведенные выше высказывания достаточно определенно свидетельствуют о доминирующем мнении большинства участвовавших в дискуссии молодых врачей, недавних выпускников сангиг- (медпроф-) факультетов: факультет для подготовки санитарных врачей не нужен, для выполнения практических функций санитарного врача санэпидстанции врачебное образование не нужно.

Обязывающим ориентиром адекватного построения предшествующего процесса обучения и характера (объема) профессиональной деятельности по специальности «санитарный врач» является перечень практических умений и навыков. С некоторыми несущественными отклонениями он примерно таков же, как и предназначенный для выпускников медико-профилактического факультета Национального медицинского университета (Киев). Наряду с некоторыми требующими врачебных медицинских знаний (например, методика коррекции пищевого статуса человека, методика расследования случаев профессиональных отравлений и др.) в этот перечень входят, в частности: расчет необходимого объема вентиляции помещений, определение содержания в них углекислого газа, определение показателей температурно-влажностного режима помещений, определение и оценка уровня искусственного освещения, чтение анализа воды, разработка схемы водоснабжения населенного пункта, разработка принципиальной схемы канализации коммунального объекта, сбор схемы отбора проб атмосферного воздуха, методика измерения производственного шума, вибрации и электромагнитного поля, расчет параметров защиты от ионизирующего излучения, анализ радиационных характеристик строительных материалов, расчет необходимых параметров площади, кубатуры воздуха, вентиляции и др. помещений убежищ, рассчет необходимой дозы коагулянта и хлорной извести при очистке воды. Важность  и необходимость практического при­менения этих и им подобных методов изучения и оценки факторов окружающей среды бесспорны. Но возникают принципиальные вопросы: должен ли их выполнять санитарный врач и нужно ли ему для этого вузовское медицинское образование, включающее неадекватно большой объем знаний по лечебным дисциплинам? И логически вытекающий из этого вопрос: нужен ли вообще санитарный врач в том своем фактическом профессиональном статусе, в каком он находится сейчас? Разумеется, речь идет не о безусловно необходимых врачах и ученых гигиенистах, а только о тех «врачах» по коммунальной, пищевой и другим отраслям гигиены, в деятельности которых специальные врачебные медицинские знания либо вовсе не используются, либо используются в незначительном объеме, не требующем нескольких лет их изучения.


Краткое освещение проблемы статуса и профессиональной подготовки санитарных врачей позволяет сделать следующие  выводы:

1. Служба Государственного санитарно-эпидемиологического надзора, успешно действующая на территории России, Украины и других стран бывшего СССР уже на протяжении почти 90 лет, безусловно, является чрезвычайно важным и необходимым инструментом обеспечения санитарного благополучия и охраны здоровья всех контингентов населения.
2. Однако характер и содержание деятельности службы санитарно-противоэпидемического надзора наряду с другими включают в себя ряд инспекторских и других функций, для качественного выполнения которых не требуется наличие высшего медицинского образования.
3. Назрела необходимость коррекции кадровой структуры санитарно-эпидемиологических станций (центров) с более активным привлечением для выполнения таких функций физиков, химиков, биологов, инженеров, экологов и других специалистов, прошедших дополнительную целенаправленную подготовку.
4. Отдельные факультеты по подготовке санитарных врачей не нужны. Подготовка врачей-гигиенистов должна быть двухэтапной. Первый этап — бакалавриат с получением общеврачебного диплома. Вто- рой — последипломная добровольная специализация на профильных кафедрах с получением диплома «врач-гигиенист».
5. В структуре санэпидслужбы на должностях, функционально требующих наличия базового (высшего) медицинского образования, должны работать врачи-гигиенисты.
6. При условии адекватной коррекции программ преподавания соответствующих дисциплин, профильные гигиенические кафедры в высших медицинских учебных заведениях целесообразно сохранять и укреплять.


Необходимость кадровой коррекции структуры санэпидслужбы, статуса санитарных врачей и их подготовки очевидна. Но единого мнения о путях такой коррекции нет. Вопрос этот дискуссионный и требует дальнейшего обсуждения.

 

Завершая эту статью, следует обратить внимание на еще одну важную проблему преподавания гигиены в медицинских высших учебных заведениях. Если весьма спорным является неоправданно высокий объем знаний по лечебной медицине, излагаемый студентам медико-профилактического факультета, то схожая ситуация наблюдается в преподавании гигиены студентам лечебного факультета. Только в этом случае речь идет о требованиях к овла­­­дению этими студентами многими практическими умениями санитарно-гигиенических исследований, целесообразность усвоения которых будущими врачами-лечебниками по меньшей мере сомнительна. Однако вопрос этот заслуживает отдельного освещения и обсуждения.


Similar articles

Донбасс в научно-практической деятельности А.Н. Марзеева
Authors: Никберг И.И., д.м.н., профессор, чл.-корр. Российской академии естествознания,Сидней, Австралия
"News of medicine and pharmacy" 13 (464) 2013
Date: 2013.08.22
Sections: Нistory of medicine
Медицинская служба СССР в Великой Отечественной войне
Authors: Никберг И.И. - профессор, член Международной академии экологии и здоровья человека, чл.- корр. Российской академии естествознания, г. Сидней, Австралия
"News of medicine and pharmacy" 5 (574) 2016
Date: 2016.06.15
Sections: Нistory of medicine
Первые шаги организации национального здравоохранения в Украине по Семашко
Authors: Литвак А.И., к.м.н., доцент Одесского регионального института государственного управления НАГУ при Президенте Украины, г. Одесса, Украина
"News of medicine and pharmacy" №6 (655), 2018
Date: 2018.06.06
Sections: Нistory of medicine

Back to issue