Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 4(14) 2007

Back to issue

Нейропротективная терапия в остром периоде инсульта: шаг вперед

Authors: А.Л. Верткин, профессор, А.В. Наумов, к.м.н., М.М. Шамуилова, к.м.н., E.И. Вовк, к.м.н., Ю.С. Скорикова, Московский государственный медико-стоматологический университет, Россия

Categories: Neurology

Sections: Specialist manual

print version

Примерно каждые 1,5 минуты у кого-то из россиян впервые развивается инсульт. Эпидемиологические исследования последних лет свидетельствуют, что острые ишемические нарушения мозгового кровообращения продолжают доминировать в структуре всех цереброваскулярных расстройств (З.А. Суслина, 2001). Значимость инсульта как медико-социальной проблемы растет с каждым годом, что связывают со старением населения, а также увеличением в популяции числа людей с факторами риска сердечно-сосудистых заболеваний. В России ежегодно возникает 400–450 тыс. инсультов, из них на долю ишемических инсультов (ИИ) приходится более 80 % (Е.И. Гусев, 2003).

Цереброваскулярные заболевания наносят огромный ущерб экономике, учитывая расходы на лечение, медицинскую реабилитацию, потери в сфере производства. Например, только от инсультов в США материальные потери составляют от 7,5 до 11,2 млн долларов в год, а в нашей стране расчетная сумма прямых и непрямых затрат на проблему инсульта колеблется от 16,5 до 22 млрд долларов (В.И. Скворцова, 2003).

В России инсульт занимает 2-е место в структуре общей смертности населения и составляет 1 случай на 1000 населения в год. При этом около 35 % заболевших — люди трудоспособного возраста. Летальность в остром периоде инсульта в России достигает 35 %, увеличиваясь на 12–15 % к концу первого года после перенесенного инсульта. По результатам аутопсий, проведенных в 2005 году в стационарах трех мегаполисов РФ (О.В. Зайратьянц, А.Л. Верткин, Е.И. Вовк), летальность от ишемического и геморрагического инсульта составила соответственно 27 и 67 %. Постинсультная инвалидность занимает первое место среди всех причин инвалидности и составляет 3,2 на 10 000 населения. В исследовании F. Colivicchi, A. Bassi et al. (2005) показано, что более 20 % пациентов, перенесших ОНМК, остаются тяжелыми инвалидами и нуждаются в постоянном уходе.

По мнению экспертов Российской национальной ассоциации по борьбе с инсультом, изменить существующую ситуацию можно только путем создания адекватной системы лечебно-профилактической помощи населению.

К основным факторам риска ишемических ОНМК относят увеличение возраста, артериальную гипертензию, сахарный диабет, гиперхолестеринемию, атеросклеротический стеноз сонных артерий, курение, сердечно-сосудистые заболевания (мерцательная аритмия, инфаркт миокарда, аневризма левого желудочка, искусственный клапан сердца, ревматическое поражение клапанов сердца, миокардиопатии, бактериальный эндокардит). В более редких случаях ишемические ОНМК вызваны васкулитом, гематологическими заболеваниями (эритремия, лейкоз, тромбоцитемия), иммунологическими нарушениями (антифосфолипидный синдром), венозным тромбозом, мигренью, расслоением сонных или позвоночных артерий, у женщин — приемом оральных контрацептивов. Адекватная коррекция данных состояний является приоритетным направлением первичной профилактики ОНМК.

Для постановки правильного диагноза огромное значение имеет анамнез. При сборе анамнеза необходимо уточнение скорости и последовательности появления клинических симптомов заболевания, наличия факторов риска. При повторных инсультах необходим детальный расспрос о степени выраженности функциональных нарушений (парезы, параличи, нарушения речи или зрения и т.д.) непосредственно перед настоящим сосудистым эпизодом (для выявления новых очаговых неврологических знаков), а также исключение других (не связанных с ОНМК) причин появления неврологических нарушений.

N.B.! Важно узнать:

— степень инвалидности больного до развития настоящего заболевания;

— какие меры по уходу осуществлялись ранее;

— какие изменения являются резидуальными (при повторных инсультах), а какие появились при развитии настоящего заболевания;

— наличие факторов риска (артериальная гипертензия, сахарный диабет, мерцательная аритмия и др.);

— скорость и последовательность появления клинических симптомов заболевания.

При осмотре пациентов необходимо:

— внимательно осмотреть и пальпировать мягкие ткани головы (для выявления черепно-мозговой травмы);

— осмотреть наружные слуховые и носовые ходы (для выявления ликворо- и гематореи).

ОНМК диагностируется при внезапном (минуты, реже часы) появлении очаговой и/или общемозговой и менингеальной неврологической симптоматики у больного с факторами риска сосудистого заболевания и при отсутствии других причин ее возникновения (рис. 1).

Очаговые неврологические симптомы проявляются возникновением следующих расстройств:

— двигательных: моно-, геми-, парапарезы и др., парезы черепных нервов, гиперкинезы;

— речевых: афазия, дизартрия;

— чувствительных: гипалгезия, термоанестезия, нарушение глубокой или сложных видов чувствительности, астереогноз;

— координаторных: вестибулярная и/или мозжечковая атаксия, астазия, абазия;

— зрительных: скотомы, гемианопсии, амавроз, фотопсии;

— высших психических функций: расстройства выполнения действий по заранее выработанному плану (апраксия) и расстройства узнавания предметов на основе чувственного восприятия (агнозия);

— памяти: фиксационная или транзиторная глобальная амнезия, дезориентация во времени.

Общемозговая симптоматика:

— снижение уровня бодрствования от субъективных ощущений неясности, затуманенности в голове и легкого оглушения до глубокой комы;

— головная боль;

— тошнота, рвота;

— судорожный припадок.

Менингеальная симптоматика может появляться одновременно с общемозговой и/или очаговой неврологической симптоматикой. При субарахноидальных кровоизлияниях могут выступать в качестве единственного клинического синдрома:

— напряжение заднешейных мышц;

— положительные симптомы Кернига, Брудзинского (верхний, средний, нижний), Бехтерева, Мондонези.

Центральное место в диагностике инсульта занимает КТ/МРТ-исследование. При обнаружении на КТ признаков кровоизлияния в мозг и оценке его объема и локализации совместно с нейрохирургами обсуждается вопрос о целесообразности оперативного вмешательства. При инфарктах рекомендуется проведение панартериографии магистральных артерий головы или артериографии на стороне поражения мозга (при подозрении на закупорку сосуда). Выявление окклюзии артерий, снабжающих мозг, требует решения вопроса о тромболитической терапии. Обнаружение при КТ крови в субарахноидальном пространстве часто говорит о возможности субарахноидального кровоизлияния. В этих случаях следует обсудить возможность проведения ангиографии для определения локализации, размеров аневризмы и решения вопроса об операции. В сомнительных случаях может быть выполнена люмбальная пункция.

В остром периоде инсульта на первый план выступают меры по коррекции важнейших функций организма (дыхание, кровообращение, обмен веществ и др.), общие мероприятия по терапии и профилактике разного рода соматических осложнений, развивающихся обычно на фоне ОНМК, и поддержанию жизнеспособности нервной ткани в зоне так называемой ишемической полутени, где кровообращение недостаточно для функционирования, но превышает критический уровень, при котором в веществе мозга развиваются необратимые изменения.

Наряду с базисной терапией в первые часы заболевания необходимо применение нейропротективных препаратов. Проведение нейропротекции возможно без уточнения характера инсульта, что выгодно отличает этот вид терапии от дифференцированных реперфузионных направлений лечения инсульта. Нейропротективная терапия должна быть начата как можно раньше — в период терапевтического окна (дома или в машине скорой помощи) и продолжаться до конца острейшего периода инсульта, т.е. не менее 5–7 дней с момента развития заболевания.

По данным экспериментальных и клинических исследований, раннее применение нейропротекторов позволяет:

1) увеличить долю транзиторных ишемических атак и малых инсультов среди острых нарушений мозгового кровообращения по ишемическому типу;

2) значительно уменьшить размеры инфаркта мозга;

3) удлинить период терапевтического окна, расширяя возможности для реперфузионной терапии (тромболизиса);

4) осуществлять защиту от дополнительного реперфузионного (гиперосмолярного и оксидантного) повреждения при ишемическом инсульте.

По прогнозам американской компании «Decision Resources, Inc.», занимающейся консалтингом и исследованиями в области фармбизнеса и здравоохранения, нейропротекторы могут произвести революцию в области лечения острого ишемического инсульта. Широкое применение нейропротекторов в США, Франции, Германии, Италии, Испании, Великобритании и Японии ожидается в период до 2020 г.

Основной точкой приложения нейропротекторов является так называемый ишемический каскад, происходящий в зоне ишемической полутени (пенумбры) (рис. 2).

В ряде доказательных экспериментальных и клинических работ показано, что наиболее существенными являются следующие этапы ишемического каскада: ишемия, деполяризация пресинаптического нейрона, активация Na+-, К+-помпы, высвобождение эксайтотоксичных аминокислот (глутамата, аспартата, глицина, таурина), активация NMDA-рецепторов, АМРА-рецепторов, накопление Са2+ в клетке, активация внутриклеточных ферментов, повышение синтеза NO и развитие оксидантного стресса, повреждение клетки ферментами и продуктами метаболизма (свободные радикалы), реакции местного воспаления, микроваскулярные нарушения, повреждение ГЭБ (G.H. Danton, W. Dalton Dietrich, 2004).

Последние десятилетия сопровождались разработкой различных лекарственных препаратов, направленных на воздействие на те или иные этапы ишемического каскада. Однако в 2001 г. Chelsea S. Kidwell, David S. Liebeskind, Sidney Starkman, Jeffrey L. Saver был представлен обзор ранее проведенных рандомизированных клинических исследований эффективности ряда нейропротективных препаратов, продемонстрировавший достаточно скромный эффект при применении данной группы препаратов на течение и исход острого инсульта или его отсутствие (табл. 1).

У целого ряда других препаратов с предполагаемым нейропротективным эффектом (антагонисты NMDA-рецепторов, ингибиторы высвобождения глутамата, активаторы К + -каналов, антагонисты опиатных к-рецепторов, блокаторы адгезивных молекул, стабилизаторы клеточных мембран нейронов) в доказательных исследованиях также показано отсутствие позитивного влияния на течение инсульта.

В последние годы большое внимание клиницистов и исследователей привлекает известный препарат Актовегин, оказывающий выраженное антигипоксическое действие, приводящее к усилению транспорта глюкозы внутрь клеток (в экспериментальных исследованиях Актовегин повышает транспорт 3-0-метилглюкозы в клетки в 5 раз), а также активизации таких ферментов, катализирующих реакции гликолиза и окислительного фосфорилирования, как пируватдегидрогеназа, сукцинатдегидрогеназа, цитохром-С-оксидаза.

Под действием Актовегина в клетках значительно повышается обмен высокоэнергетических фосфатов, прежде всего АТФ (клетка за счет увеличения потребления глюкозы перестраивается на аэробное окиление глюкозы, получая при этом 36 молекул АТФ), повышается устойчивость церебральных структур к гипоксии, уменьшается выраженность диффузных постишемических повреждений.

Помимо антигипоксического действия, Актовегин обладает свойствами мощного непрямого антиоксиданта, реализующимися благодаря активации ключевого фермента эндогенной антиоксидантной системы — супероксиддисмутазы. К настоящему времени антигипоксический и антиоксидантный эффекты Актовегина подробно исследованы.

Актовегин, действуя как комплексный (нейротропный и системный) активатор метаболизма, обладающий выраженным органопротективным и иммуномодулирующим действиями, позволяет осуществлять комплексную защиту организма в условиях ишемии и гипоксии, стабилизировать церебральный кровоток на основе поддержания системного кровообращения и адекватного функционирования основных буферных систем организма.

Таким образом, Актовегин является единственным истинным антигипоксическим препаратом, улучшающим энергетический обмен ишемизированных нервных клеток и позволяющим предотвратить развитие всего каскада ишемического повреждения. Помимо этого, неоспоримыми преимуществами Актовегина являются: универсальный органонеспецифический механизм противоишемического действия, большое количество форм выпуска, практически полное отсутствие противопоказаний и побочных эффектов при применении при различных нозологиях у разных групп пациентов.

Несмотря на отсутствие международных рандомизированных исследований по эффективности Актовегина при ОНМК, в РФ накоплен значительный опыт использования данного препарата.

Результаты, полученные на фоне применения Актовегина у больных с острым нарушением мозгового кровообращения (А.И. Федин, С.А. Румянцева; А.А. Скоромец, В.В. Ковальчук; Е.Г. Дубенко и др.), продемонстрировали снижение летальности, активацию состояния сознания и скорости регресса очаговых неврологических симптомов. Авторами отмечено, что раннее начало лечения Актовегином (до 6 часов от начала заболевания) позволяет в 2 раза снизить летальность в сравнении с отсроченным началом терапии (более суток от момента OHMК).

При неотложных состояниях Актовегин доказал свою эффективность в дозах 1000–2000 мг в сутки (целесообразно использовать 10–20% инфузионный раствор Актовегина по 250–500 мл в сутки).

Проведенное нами исследование эффективности Актовегина при назначении в ранние сроки от начала заболевания (начало нейропротективной терапии на догоспитальном этапе, n = 93 в группе Актовегина; в группе контроля (без нейропротекторов) n = 89) продемонстрировало снижение летальности (5 % в группе Актовегина, 11 % в группе контроля, р < 0,05), инвалидизации (15 % против 30 % в группе контроля, р < 0,05), количества больных с функциональными
ограничениями.

Но проведенный анализ используемых в реальной клинической практике нейропротективных препаратов показал, что наиболее часто назначаемыми нейропротекторами являются пирацетам, эмоксипин, винпоцетин, мексидол. Что касается первых трех указанных препаратов, то ранее в данной статье были представлены убедительные доказательные данные об отсутствии их эффективности при ОНМК.

В настоящее время отсутствуют РКИ эффективности мексидола при инсультах, поэтому целью данного пилотного исследования стала оценка сравнительной эффективности Актовегина и мексидола при ОНМК.

Критериями включения явились: возраст 20–80 лет, ишемический инсульт, давность инсульта не более 12 часов.

Критерии исключения: острый инфаркт миокарда, ОКС, удушье, бронхоспазм, острый респираторный дистресс-синдром, лихорадка более 38 °С, уремия, ОПН, желтуха, алкогольное опьянение, кахексия, переохлаждение, отечно-асцитический синдром, ЧМТ, судорожный синдром, отказ пациента или его родственников от исследования.

В исследование было включено 60 пациентов, составивших две группы.

Группа А (Актовегин), n = 30, в качестве нейропротективной терапии был назначен раствор Актовегина для инфузий 10% с натрия хлоридом 250 мл (1 г) 1 раз в сутки в течение 10 дней внутривенно капельно.

Группа Б (мексидол), n = 30, в качестве нейропротективной терапии был назначен раствор мексидола 200 мг с натрия хлоридом 200 мл (200 мг) 1 раз в сутки внутривенно капельно в течение 10 дней.

В качестве гипотензивных средств был использован магния сульфат 25% — 10,0 мл в/в струйно, эналаприл или каптоприл.

Эффективность терапии инсульта оценивалась на основании исследования степени функциональных нарушений к 20-м суткам от развития нарушения мозгового кровообращения по шкале Бартелл, общей длительности пребывания в стационаре, тяжести исходов заболевания.

Анализ состояния пациентов на 20-й день заболевания показал, что в группе больных, получающих Актовегин, средний балл по шкале Бартела составил 85,3 ± 8,8 против 66,7 ± 9,3 балла в группе Б (мексидол) (рис. 3).

При оценке функционального статуса пациентов в соответствии со шкалой Бартела в группе Актовегина оказалось достоверно большее число пациентов с индексом в пределах 75–100 баллов, то есть больных, практически полностью восстановивших свои функциональные возможности по сравнению с группой контроля (табл. 2).

Оценка длительности пребывания пациентов в стационаре не выявила существенных различий между группами (группа А — 27,4 ± 3,4 дня; группа Б — 26,7 ± 2,9 дня, р > 0,05).

Но при оценке исходов ОНМК в группе А нами отмечено снижение летальности (рис. 4): так, в группе Актовегина она составила 13,3 %, в группе мексидола — 23,3 %. Также в группе пациентов, получавших Актовегин, лишь 7 (23,3 %) больных получили инвалидность, тогда как в группе пациентов, получавших мексидол, — 13 (43,3 %).

Таким образом, в группе пациентов, получающих Актовегин в качестве нейропротектора, отмечены большее количество больных с адекватным восстановлением после ишемического инсульта (средний балл по шкале Бартела составил 67,3), более низкий процент летальности и инвалидизации.

В целом, анализируя опыт различных исследовательских центров РФ, можно констатировать, что в настоящее время Актовегин может быть рекомендован в качестве нейропротективной терапии в комплексном лечении больных с ОНМК.


Bibliography


Similar articles

Authors: Л.А. Шевченко, проф., д.м.н., Р.В. Кривошеев, В.А. Евдокимов, Запорожский государственный медицинский университет, кафедра нервных болезней
International neurological journal 2(6) 2006
Date: 2008.05.06
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: Т.В. Островая, В.И. Черний, Г.А. Городник, И.А. Андронова, Донецкий государственный медицинский университет им. М. Горького, Украина
International neurological journal 4(4) 2005
Date: 2008.05.15
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: А.А. CКOPOМEЦ, В.В. КОВАЛЬЧУК Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова, городская больница № 38 им. Н.А. Семашко, г. Санкт-Петербург, Россия
International neurological journal 2(12) 2007
Date: 2008.01.03
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: С.М. Виничук, В.А. Мохнач, М.М. Прокопив, Н.С. Турчина, П.П. Унич, Национальный медицинский университет, г. Киев; Л.Н. Трепет Центральная городская клиническая больница, г. Киев
International neurological journal 1(5) 2006
Date: 2008.05.07
Categories: Neurology

Back to issue