Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 13-14 (423-424) 2012

Back to issue

Государственная служба Украины по контролю за наркотиками: что нового?

Authors: Интервью с председателем ГСКН - Владимиром Андреевичем Тимошенко

print version

Владимир Андреевич, в прошлом году наше с вами интервью было опубликовано в газете «Новости медицины и фармации». Прошло некоторое время, и я обратила внимание на то, что возглавляемая вами Государственная служба Украины по контролю за наркотиками стала работать еще интенсивнее. Концепция государственной политики по контролю за наркотиками, проект Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года, очень содержательная майская Международная конференция высокого уровня в Киеве «Украинское общество и наркотики: создание нового стратегического подхода». Что это — попытка догнать время, упущенное страной в борьбе с наркотиками? Что вам удалось?

— Сама жизнь, процессы, происходящие в ней, очень быстро меняются. Поэтому, если хочешь быть, как говорится, на гребне волны — успевай за этими процессами. А умение быстро и адекватно реагировать на вызовы общества определяет эффективность работы любого органа власти, в том числе, конечно же, и Государственной службы Украины по контролю за наркотиками (ГСКН). В свое время наша страна избавилась от так называемого железного занавеса, стала открытой для свободного въезда и выезда людей, обмена информацией, технологиями, опытом. Но вместе с позитивом мы получили и негатив. В Украину хлынули наркотики, мы ощутили всплеск нарко-культуры и связанной с ней преступности. Теперь через Интернет свободно можно узнать, где приобрести наркотики, из каких ингредиентов их можно изготовить самому, как установить связь с наркодилером и так далее. И на все эти вызовы необходимо было срочно и адекватно реагировать. Ситуация заставляла нас максимально сжимать время. Мы действительно торопились, да и торопимся сейчас. Но при этом, к сожалению, за некоторыми процессами не совсем успеваем. Пример — мы долго тянули с реагированием на употребление курительных смесей. И это в то время, когда во всех странах их стали вытеснять с легального оборота, запрещать. Результат — вся эта нечисть хлынула в Украину. И только в мае 2010 года наша страна последней в Европе приняла соответствующие изменения в законодательстве.

Не лучшей была ситуация вообще с проблемой наркотиков. Да, были у нас некоторые программы. Ведомствам предписывалось осуществлять мероприятия по профилактике, контролю за наркотиками, проводились операции на определенные действия наркодилеров. Но все эти мероприятия имели ограничение во времени и местности и оказались малоэффективными. Это, естественно, сказывалось на качестве нашего ответа на вызовы современности. А в это же время мир пошел по пути разработки длительных по времени государственных стратегий, которые комплексно давали ответ на то, как решать эту проблему. В Украине такой программы не было. По неизвестным причинам мы и в этом плане оказались одними из последних. Но этот недостаток ГСКН постаралась превратить в преимущество, а именно: при разработке проекта Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков мы в полной мере использовали опыт других стран. В этом плане нам очень помогли Международный комитет по контролю за наркотиками ООН, Управление ООН по наркотикам и преступности, Группа Помпиду Совета Европы, эксперты с мировым именем из России, Европы, Америки, всего мира. Кроме того, над проектом нашей Стратегии плодотворно и профессионально работали многопрофильные институты, ведущие наши наркологи, юристы, эксперты, медики, психологи, представители негосударственных общественных организаций. Мы старались сделать Стратегию такой, чтобы она была не очередным лозунгом, а практическим мостиком, который позволял бы комплексно решать проблемы наркомании в Украине. Я думаю, достойным финалом этой широкой подготовки в этом году была майская Международная конференция высокого уровня «Украинское общество и наркотики: создание нового стратегического подхода», о которой Вы уже упомянули. Своей резолюцией она фактически подтвердила, что наша Стратегия является достойным вызовом наркоситуации, которая сложилась в Украине. С ее принятием мы можем уверенно говорить о том, что Украина имеет комплексную, государственную наркополитику, если хотите — свою наркоко-нституцию, которая затрагивает вопросы легального (законного) оборота наркотических средств и психотропных веществ, четко фиксирует позицию нашего государства, всех его органов относительно незаконного оборота наркотиков, борьбы с этим явлением. Наша Стратегия впервые четко фиксирует отношение к лицам-участникам наркооборота: жертвам наркотиков, наркодилерам, т.е. тем, кто на наркотиках наживает большие капиталы. Примечательно, что в этом процессе наша Стратегия четко розмежевывает их место и роль. Это один из важнейших ее пунктов. При этом жизнь, здоровье человека, его права и свободы не только провозглашены, но и поставлены, как говорится, во главу угла. Под эти задачи выписана вся Национальная стратегия Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года. Со всей уверенностью могу сказать — она отвечает всем требованиям современности относительно наркотиков.

Чего ГСКН Украины не удалось пока еще осуществить?

— Отвечу так: что бы ни сделал, всегда хочется сделать лучше. Это своеобразная логика жизни. Решение одного вопроса тянет за собой еще несколько. Так и в нашем случае. Принятие Стратегии, Концепции, разработка порядка и условий мониторинга требуют последующих решений. Необходимо будет не только разработать ежегодную программу конкретных действий, но и наметить пути ее реализации.

Перед нами стоят очень серьезные вопросы интеграции в общеевропейскую и мировую системы борьбы с наркотиками и наркобизнесом, проблемами, которые с ними связаны, — медицинскими, психологическими, социальными. Это и ВИЧ/СПИД, гепатиты, туберкулез. Нерешенных вопросов еще очень много, их надо решать комплексно. И существенную помощь в их решении ГСКН оказывает Группа Помпиду Совета Европы. Последние два года мы с ними очень плодотворно сотрудничаем. Это и технические разработки, и подготовка к обучению учителей для профилактической работы с детьми. Сейчас мы вместе с ними планируем провести в Украине, в местах отбывания наказаний, программу «Шанс». Но, к сожалению, и тут у нас есть некоторые проблемы. Украина пока не входит в Группу Помпиду, хотя нас туда постоянно приглашают. Причина, можно сказать, банальная: не можем заплатить годовой членский взнос в 28 тысяч евро. И это при том, что ежегодная финансовая помощь Украине со стороны Группы Помпиду составляет сотни тысяч евро. Эти деньги идут на методологическую учебу учителей по проблеме профилактики наркомании в школах, на пилотные проекты по профилактике наркомании в семьях, разработку концептуальных документов по борьбе с наркотиками и т.д. Кроме того, обретение Украиной полноправного членства в Группе Помпиду Совета Европы даст нашей стране дополнительные возможности по изучению международного опыта в области борьбы с наркоманией и наркопреступностью. Как видите, все здесь очень серьезно. Поэтому ГСКН вместе с Правительством Украины сейчас очень скрупулезно работают над решением этой проблемы.

Следующая, очень серьезная проблема — необходимо отладить комплекс вопросов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Монополизация этой борьбы соответствующим подразделением МВД не дала ожидаемых положительных результатов. Мне кажется, мы где-то недооценили сам наркобизнес, его способность приспосабливаться, его коррупционные возможности и т.д. Поэтому в борьбе с ним ни один государственный орган наедине оставлять нельзя. И над этой проблемой ГСКН сейчас плодотворно работает. На выполнение Указа Президента Украины № 457 наша Служба совместно с другими заинтересованными органами государственной власти разработали и подали на утверждение проект закона о ГСКН как органа, который будет не только осуществлять контроль за легальным оборотом наркотиков, но и бороться с нелегальным.

Кстати, именно вы, а не Министерство здравоохранения Украины в свое время проявили инициативу, благодаря которой двое молодых психиатров стали членами Европейского клуба специалистов, занимающихся проблемами детской и подростковой наркологии. Вы, Владимир Андреевич, сделали это. Хотя и не врач. Почему?

— Недавняя моя служебная командировка в США подтвердила мысль о том, что когда мы боремся с наркобизнесом, с наркодилерами, которые расширяют свой рынок, мы часто забываем о тех, на кого их действия направлены, кто более уязвим. А как подсказывает практика, наиболее втягиваемые в наркопотребление — это дети и подростки. Наркомания очень помолодела. В среднем 7 % наших детей и подростков в возрасте 9–17 лет уже имеют практику употребления наркотиков. В отличие от США в Украине нет ни детских наркологов, ни детских психологов. А они крайне необходимы. Если бы они работали, ребенку или подростку был бы привит иммунитет против употребления наркотиков. А это как раз и есть тот существенный элемент, который крайне необходим в борьбе со спросом на наркотики. И как бы потом наркоман красочно не рассказывал о своем состоянии и фантастических ощущениях после употребления наркотиков, слушающий его должен четко осознавать: прием этого «зелья» — это отказ от реального мира, добровольный переход в мир иллюзий, а после и в мир иной. Проанализировав эту ситуацию, осознав ее злободневность для Украины, я и обратился к специалистам той же Группы Помпиду с предложением направить на учебу в Европу несколько наших молодых психиатров. Меня они поддержали, профинансировали участие наших психиатров в соответствующих мероприятиях, проводимых под эгидой Группы Помпиду. В результате — выиграла Украина. Более того, мы пошли дальше в этом вопросе. Понимая, что обучение большого количества наших специалистов за рубежом — дорогое удовольствие, ГСКН вместе с Минздравом предложили Группе Помпиду через семинары, курсы провести в Украине с помощью их специалистов подготовку профессиональной группы врачей, психологов, педагогов, которые научно обоснованно, на высоком профессиональном уровне могли бы вести соответствующую работу с подрастающим поколением. Это позволит нам не с помощью страшилок, запугиваний, надрыва, а доверительно, спокойно, разумно вести диалог с детьми, внимательно при этом прислушиваясь к их пожеланиям и предложениям. Думаю, при таком подходе соответствующий результат не заставит себя ждать.

Какие сейчас основные функции деятельности ГСКН как государственной структуры?

— Основные направления деятельности ГСКН Украины утверждены Указом Президента Украины № 457 от 13 апреля 2011 года. Согласно этому документу, ГСКН — главный орган в системе центральных органов исполнительной власти в сфере формирования и обеспечения реализации государственной политики по вопросам оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, противодействия их незаконному обороту, а также координации деятельности органов исполнительной власти по этим вопросам.

В числе наших основных задач — формирование и обеспечение реализации государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, противодействие их незаконному обороту, осуществление государственного регулирования и контроля за легальным оборотом наркотиков, координация деятельности органов исполнительной власти в этой сфере, обеспечение в соответствии с международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, взаимодействия и информационного обмена с международными организациями и компетентными органами иностранных государств в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров и противодействия их незаконному обороту, а также представление интересов Украины в указанной сфере в международных организациях. Как видите, задачи серьезные, государственные, ответственные. Над их решением мы постоянно и работаем.

Сейчас при каждом государственном органе модно иметь общественный совет, научный совет и т.д. Знаю, что в большинстве случаев эти советы декоративные, собираются они редко и работают формально. А как у вас, у ГСКН Украины?

— В ГСКН общественный и научно-экспертный советы были созданы недавно, в конце 2011 года. Для их работы Службой созданы надлежащие материально-технические и организационные условия. Главное же в их деятельности — обеспечение широкого участия общественности в формировании и реализации государственной политики, реализации социально-экономических реформ, основных направлений деятельности ГСКН. С помощью своих членов, представителей институтов гражданского общества эти советы неоднократно совершали собственные квалифицированные экспертные оценки и экспертизы нескольких десятков проектов нормативно-правовых актов ГСКН, принимали непосредственное участие в проведении Службой консультаций с общественностью в форме публичного обсуждения ее деятельности. В частности, по их инициативе и при участии представителей этих советов в апреле 2012 года в Одессе, Львове и Харькове были проведены общественные слушания проекта Национальной стратегии Украины по наркотикам на период до 2020 года. Также общественный совет при ГСКН обратился к премьер-министру Украины Н.Я. Азарову по поводу нарушения сроков рассмотрения проектов наших нормативно-правовых актов Государственной службой Украины по вопросам регуляторной политики и развития предпринимательства. В правительстве этот вопрос был оперативно рассмотрен и положительно решен. И таких примеров могу привести немало. Они говорят о действенности научно-экспертного и общественного советов при ГСКН. Их деятельность дает возможность не только контролировать, но и совершенствовать работу ГСКН, а нашей Службе своевременно реагировать на критические замечания, учитывать конструктивные, квалифицированные предложения как специалистов, так и общества. Председатель общественного совета Леся Брацюнь — член коллегии ГСКН. Я, как председатель Службы, постоянно участвую в заседаниях этих советов, выслушиваю предложения и замечания их членов.

Владимир Андреевич, Украина — большая страна. Территориально в первую очередь. Исходя из этого, понятно, что оперативно и качественно управлять теми или иными процессами из центрального офиса в Киеве весьма затруднительно. В связи с этим имеет ли ГСКН свои региональные представительства? Если есть такие, то насколько они необходимы?

— Мы это учли. И согласно январскому решению 2012 года Кабинета Министров Украины, межрегиональные отделы ГСКН были образованы:

  • в Автономной Республике Крым, с распространением полномочий на Севастополь;
  • Виннице, с распространением полномочий на Винницкую, Житомирскую, Кировоградскую, Хмельницкую, Черкасскую и Черновицкую области;
  • Днепропетровске, с распространением полномочий на Днепропетровскую, Запорожскую, Харьковскую и Полтавскую области;
  • Донецке, с распространением полномочий на Донецкую и Луганскую области;
  • Львове, с распространением полномочий на Львовскую, Волынскую, Закарпатскую, Ивано-Франковскую, Тернопольскую и Ровенскую области;
  • Одессе, с распространением полномочий на Одесскую, Николаевскую и Херсонскую области;
  • Киеве, с распространением полномочий на Киевскую, Сумскую и Черниговскую области.

 

Как вы убедились, здесь вся Украина. Территориальные органы нашей Службы — это ее структурные подразделения. Они не имеют статуса юридического лица и созданы в пределах средств, предусмотренных госбюджетом на содержание ГСКН Украины.

А если говорить о их необходимости, то деятельность каждого из созданных межрегиональных подразделений ГСКН позволит усилить контроль за наркотиками, улучшить мониторинговую функцию Службы. Они будут предоставлять людям достоверную, нужную информацию, оказывать им действенную помощь по наркопроблематике.

Хочу вернуться к уже упомянутой майской Международной конференции высокого уровня «Украинское общество и наркотики: создание нового стратегического подхода», одним из организаторов которой стала Группа Помпиду Совета Европы. Были ли подобные публичные дискуссии с этими специалистами здесь, в Украине, прежде?

— Группа Помпиду и до этого организовывала и проводила в Украине некоторые локальные проекты. Но это не было поставлено на плановую, постоянную основу. Это не было частью системных мероприятий, осуществляемых государством. Мы же хотим наладить с ГП постоянное, действенное сотрудничество. Особенно с учетом того опыта, который она накопила в части борьбы со спросом на наркотики, а также в части профилактической работы со школьниками и студенческой молодежью. В этом направлении у них есть очень хорошие специалисты, методические пособия, которые они уже передали нам. Кроме того, мы уже проводим, намерены и в дальнейшем системно проводить обучение наших людей по вопросам наркополитики, а также организовывать семинары, конференции с участием специалистов Группы Помпиду.

Неизбежный лаконичный вопрос: почему ГСКН, а не Минздрав или Министерство социальной политики?

— И при подготовке проекта Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года, и во всей своей деятельности ГСКН никогда не ставила вопрос «или/или». Мы всегда говорили и говорим «и». Вместе с нами и Министерство здравоохранения, и Министерство труда и социальной политики, и Министерство образования и науки, молодежи и спорта, и Министерство внутренних дел, и таможня, и другие министерства и ведомства. Да, при подготовке проекта Стратегии ГСКН играла, как говорят, первую скрипку. Но мы были координирующим органом между соответствующими профильными министерствами и ведомствами, общественными организациями. А они, кстати, при подготовке этого документа поработали также очень плодотворно и профессионально. И мы не имеем права это замалчивать. Теперь с поддержкой на международной конференции нашей Стратегии мы все вправе сказать: наркополитика — это государственная политика, поскольку это вопрос государственной безопасности. И тут работы хватит всем.

Вы ответили как дипломат. На самом деле мой вопрос серьезный, сам по себе многое объясняющий… Что ж, позвольте следующий вопрос: уверены ли вы, что созданная ГСКН Национальная стратегия не останется декларативным и декоративным документом?

— Хороший вопрос. Когда ГСКН готовила проект этого документа, мы провели, как я уже говорил, его общественное обсуждение в Одессе, Львове, Харькове. Собирались полные залы с участием наркологов, медиков, психологов, представителей научных кругов, общественности. И каждый раз это обсуждение заканчивалось одним и тем же вопросом: а вы уверены, что вам удастся этот проект Стратегии институтизировать? Примет ли его наше государство? На этот вопрос я всегда отвечал положительно. Уверенность в этом нам придавал интерес, небезразличие к решению наркопроблемы со стороны специалистов, представителей государственных и общественных институтов. Сейчас проект Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года находится в Кабмине, в Администрации Президента Украины, и я думаю, что в ближайшее время он будет подписан и станет планом действий всего государства.

На Ваш вопрос в части декларативности Стратегии я отвечу — нет, не станет. Эту уверенность во мне вселяет ситуация, в результате которой мы всколыхнули общество. И теперь общество, в свою очередь, возлагает на нас, и на Стратегию большие надежды. Отступать некуда. И еще. Над проектом Стратегии работали лучшие интеллектуалы общества. Это и Таций Василий Яковлевич, академик, президент Национальной академии правовых наук Украины, и Шемшученко Юрий Сергеевич, академик, директор Института государства и права, и Тихий Владимир Павлович, академик, вице-президент Национальной академии правовых наук, и Селиванов Анатолий Александрович, академик, постоянный представитель Верховной Рады в Конституционном суде, и Борисов Вячеслав Иванович, академик, директор Института изучения проблем преступности Академии правовых наук. Активно работали над проектом Стратегии также Минко Александр Иванович, главный нарколог МЗ Украины, Виевский Анатолий Николаевич, директор Украинского медицинского и мониторингового центра по алкоголю и наркотикам, Глузман Семен Фишелевич, президент Ассоциации психиатров Украины, международные эксперты с мировым именем, видные специалисты МККН ООН, УНЗ ООН, уже упомянутой Группы Помпиду, Международный фонд «Відродження», представители соответствующих украинских негосударственных общественных организаций. Все эти, как и многие другие неравнодушные к проблеме наркомании люди искренне, профессионально работали над проектом Стратегии, всячески помогали нам. Все это дает нам уверенность в том, что проект Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года будет принят.

Медицинский вопрос. Известно, что именно вы спасли антидепрессивный препарат амитриптилин. Расскажите, пожалуйста, нашим читателям эту почти детективную историю.

— История такова. В прошлом году я был приглашен на съезд психиатров Украины, выступал там. Была жаркая дискуссия. В ее ходе ГСКН была подвергнута резкой критике за то, что мы включили в перечень контролируемых веществ антидепрессивный препарат амитриптилин, который, по мнению делегатов этого съезда, не является предметом злоупотреблений и крайне необходим больным людям. Вместо него рынок медпрепаратов заполнили более недоступные и дорогие для наших пациентов зарубежные препараты. Для меня это было новостью. Пришлось глубже изучить проблему. Оказалось: да, действительно, в Перечень контролируемых веществ мы внесли этот препарат в числе других, которыми некоторые лица злоупотребляют с целью получения наркотического эффекта. Сделали мы это по соответствующему письму МВД. Ситуацию надо было срочно исправлять. ГСКН обратилась в МВД, другие министерства и ведомства, к ученым, экспертам, врачам и поинтересовалась, где и когда были зарегистрированы случаи злоупотреблений препаратом амитриптилин. В результате мы выяснили: злоупотреблений этим препаратом не было. После этого мы подготовили изменения в Перечень и изъяли из него амитриптилин. Более того, для себя мы сделали вывод: необходимо очень тщательно, комплексно, взвешенно подходить к решению этого вопроса. В связи с этим ГСКН разработала проект постановления Кабинета Министров, в котором четко расписана процедура принятия решений о внесении изменений в упомянутый Перечень. При этом мы постоянно консультировались с нашими коллегами из МККН ООН, УНЗ ООН, Группы Помпиду СЕ.

ГСКН имеет очень содержательный сайт. Другие министерства и ведомства не столь искренни с украинскими налогоплательщиками. Ваш комментарий.

— Сайт ГСКН в первую очередь предназначен для людей, которые нуждаются в нашей информации. Попав в наркобеду, они находятся в шоке, изо всех сил пытаются узнать не только всю правду о ней, но и легальные пути выхода. Думаю, наш сайт такую помощь им оказывает. То есть мы старались и стараемся дать ту информацию, те сведения, в которых нуждаются люди, которые им остро необходимы. Мы убеждены — человека нельзя оставлять один на один в борьбе с наркобедой, ему всячески необходимо помогать — с точки зрения медицины, психологии, знаний нормативно-правовой базы и т.д. Все это есть на сайте ГСКН. Чтобы нуждающийся человек, однажды прочитав необходимую ему информацию, доверился ей.

Наша информация необходима и лицензиатам: как правильно оформить лицензию, какие для этого необходимы документы, какие наркотические вещества есть подконтрольными, как правильно оформить их ввоз, вывоз с территории Украины — все это, как и многое другое, на сайте есть. Считаю эффективным и общение через сайт ГСКН с нашими лицензиатами. Они знают о том, что мы убрали посредников с этого дела, упразднили фирмы и фирмочки, которые в свое время за немалые деньги оказывали консультационные услуги, большое внимание уделяем вопросам дерегуляции, упрощению получения тех или иных разрешительных документов.

При всем при этом мы понимаем — сайт ГСКН не идеален. Поэтому постоянно его актуализируем, хотим, чтобы он был лучше, содержательнее, отвечал требованиям нуждающихся людей и вызовам современности.

Почему ваша структура, ваше ведомство не стало правоохранительным? Это осознанное решение или сложившиеся реалии?

— В свое время, в соответствии с Конвенцией ООН, странам-участникам было предписано учредить у себя компетентные органы, на которые были бы возложены функции контроля и регулирования оборота наркотиков. Создан был такой орган и в Украине — Комитет по контролю за наркотиками. В странах мира этот орган наделен не только правом контролировать легальный оборот наркотиков, но и правом борьбы с нелегальным оборотом, т.е. имеет правоохранительные функции. У нас же это право было предоставлено Министерству внутренних дел, которое создало специальное подразделение по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

ГСКН Украины — правопреемник Комитета по контролю за наркотиками. Мы, как и они, только контролируем легальный оборот наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Но теперь, в соответствии с Указом Президента Украины № 457, нами разработан проект закона, в соответствии с которым ГСКН будет наделен еще и правоохранительными функциями. Хочу сказать, что нелегко далось это решение. Потребовалось много согласований, поиска консенсуса со многими министерствами и ведомствами. Но каким бы трудным ни был этот путь, он уже пройден, проект закона о ГСКН направлен в Кабинет Министров. Надеемся, что после рассмотрения там его направят в Верховную Раду для принятия. С утверждением этого документа мы будем иметь возможность компетентно решать вопросы как легального, так и нелегального оборота наркотиков. При этом закон затрудняет возможность коррумпирования органа государственной власти, который решает проблемы наркомании.

Мы, здоровые люди, часто забываем, что наркотические средства необходимы тяжело больным, например страдающим онкологическими заболеваниями. С этим в Украине серьезные проблемы. Сложившаяся ситуация печальна: многие онкобольные, в силу всевозможных запретов на применение тех или иных наркотиков, фактически лишены возможности утоления болей. Знаете ли вы об этом? Может ли ГСКН что-то предпринять для решения этой постыдной для европейской страны проблемы?

— С этой проблемой я столкнулся сразу же после назначения на должность председателя ГСКН Украины. И тут надо понимать, что наша Служба — не медицинское учреждение. Мы устанавливаем правила контроля за легальным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров. Тем не менее мы посмотрели на эти правила с точки зрения больного человека, потребителя. Так ли нужны эти подконтрольные наркотические вещества для обеспечения больных? Нет ли тут злоупотреблений? Такой критический подход показал — в этом вопросе существует, к сожалению, много ненужных перестраховок. Ясно и то, что документ, регламентирующий легальный оборот наркотиков и использование их в медучреждениях, был подписан с точки зрения контроля за наркотиками. Но при этом тогда о балансе почему-то забыли, недоучли интересы больных. Надо было срочно менять ситуацию, пересматривать ведомственную нормативную базу, которая изобиловала разными ограничениями, снятие которых не сказывалось на качестве контроля за наркотиками. С этим предложением ГСКН обратилась к партнерам из Минздрава и МВД. Хорошим подспорьем в этом была позиция Кабинета Министров Украины в части дерегуляторных функций. Мы этим активно воспользовались и постарались максимально снять те преграды, которые негативно влияли на легальную доступность больных к необходимым им обезболивающим наркотическим средствам. При этом, думаю, надо несколько слов сказать и об Ассоциации паллиативной и хосписной помощи. Создание этой общественной организации, ее активное воздействие на соответствующие государственные инстанции в части доступности, контроля и ограничения незаконного оборота наркотиков было очень хорошей помощью для нас. При этом многое зависит и от позиции Минздрава, поскольку для решения проблемы доступности к обезболивающим средствам необходима целая сеть аптек, которые имеют лицензии на оборот наркотиков, психотропных и психоактивных препаратов. Все эти проблемы постоянно в поле зрения ГСКН. Пример: в проекте Национальной стратегии Украины в отношении наркотиков на период до 2020 года мы впервые учли баланс мер контроля и мер доступности наркотиков.

 

Спасибо вам, Владимир Андреевич, за интервью. В свою очередь, хочу сказать: вы всегда можете рассчитывать на публикацию в нашей газете материалов, документов, обзоров Государственной службы Украины по контролю за наркотиками. Нас читают десятки тысяч врачей и медицинских сестер. Ваша тематика — зона их профессионального интереса.

— Благодарю и вас за это интервью. Мы будем стараться, чтобы интересная, профессиональная информация, документы нормативно-правовой базы ГСКН относительно легального оборота наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, наши нововведения публиковались в вашей газете. Мы готовы также отвечать на письма, вопросы читателей относительно проблем наркополитики, поскольку читательская среда этой газеты — это как раз та среда, с которой мы с удовольствием сотрудничаем.

 

Подготовила
Наталия Куприненко



Back to issue