Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" Гастроэнтерология (434) 2012 (тематический номер)

Back to issue

Новые возможности в лечении хронических токсических гепатитов и циррозов печени с использованием биогепаторегенерирующей сыворотки Гепазилтм Композитум

Authors: Н.Б. Губергриц, А.Е. Клочков - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Gastroenterology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

В статье проанализированы состав и фармакологическое действие комплексных средств Гепазил™ Композитум и Гепазил™. Центральное место занимает компонент маточного молочка в составе препарата Гепазил™ Композитум — белок 57 кДа. Этот белок стимулирует синтез ДНК и регенерацию гепатоцитов. Представлены результаты собственного исследования, по итогам которого продемонстрирована эффективность терапии.


Keywords

Белок 57 кДа, синтез ДНК, регенерация гепатоцитов, маточное молочко, цветочная пыльца, Гепазил™ Композитум и Гепазил™, хронические токсические гепатиты и циррозы печени.

Апитерапия (от лат. apis — пчела, therapia — лечение) — лечение продуктами пчеловодства и укусами пчел — издавна применяется в медицине.

Преимущества продуктов пчеловодства [30]:

— безвредность, отсутствие токсичности и возможность использования без дополнительной переработки;

— универсальность действия и возможность комплексного использования;

— быстрота действия, простота и надежность в применении, отсутствие побочных эффектов;

— использование для питания, лечения и профилактики заболеваний;

— синергичность организму человека и животных;

— возможность длительного хранения в обычных условиях (без холодильника, консервации и стерилизации);

— дешевизна и доступность.

Химический состав маточного молочка очень сложен: оно содержит около 110 разных биоактивных веществ и соединений [3, 9, 30, 41, 59]. Маточное молочко широко применяют в медицине, в том числе в гастроэнтерологии [30].

В эксперименте показана способность маточного молочка предотвращать увеличение печени, уменьшать показатели сывороточных трансаминаз (рис. 1), регулировать активность естественных клеток-киллеров, подавлять продукцию провоспалительных цитокинов туморнекротизирующего фактора a и интерлейкина-1 при алкогольном поражении печени [67].

В ЦНИИ гастроэнтерологии (г. Москва) было проведено обследование и лечение больных с циррозом печени (класс А по Чайльду — Пью). Дополнение традиционного лечения маточным молочком способствовало более быстрому снижению трансаминаз, щелочной фосфатазы [30].

Опубликованы и другие работы из ЦНИИ гастроэнтерологии об эффективности продуктов пчеловодства при хронических диффузных заболеваниях печени, холециститах, билиарных дисфункциях [30, 43, 46, 48].

Важным научным достижением апитерапии начала XXI века стало выделение из маточного молочка белка с молекулярной массой 57 кДа. Значение этого белка, который называют фактором роста, состоит в стимулировании синтеза ДНК, пролиферации и регенерации гепатоцитов, регуляции их апоптоза. Кроме того, белок 57 кДа оптимизирует синтетическую функцию гепатоцитов и обладает гепатопротекторными свойствами [69, 70].

Механизм действия белка 57 кДа в настоящее время расшифрован с помощью самых современных технологий. Показано, что белок 57 кДа активирует внутриклеточные сигнальные факторы, которые стимулируют синтез ДНК гепатоцитов, способствует восстановлению клеток, их защите. Механизмы этого действия следующие (рис. 2) [69, 70]:

1. Стимуляция синтеза ДНК через:

— активацию пути Ras/митоген-активированный белок киназы и внутриклеточных факторов сигнальной трансдукции, которые задействованы в стимуляции синтеза ДНК и делении клеток (через рецептор фосфолипаза С/протеинкиназа С);

— другие внутриклеточные трансдьюсеры сигнала (фосфатидилинозитол-3-киназа, р70-рибосомальная протеиновая S6 киназа), которые также задействованы в индукции синтеза ДНК.

2. Пролиферация и регенерация гепатоцитов благодаря влиянию через тирозин-киназные рецепторы на фактор роста гепатоцитов.

3. Гепатопротекция: регуляция апоптоза гепатоцитов.

4. Увеличение продукции альбумина: улучшение протеинсинтетической функции печени.

Исследованиями, проведенными в Японии, продемонстрировано достоверное увеличение синтеза ДНК гепатоцитов под влиянием маточного молочка (рис. 3) [69, 70].

Белок 57 кДа в составе 1,5% нативного маточного молочка (150 мг) является основным компонентом диетической добавки Гепазил™ Композитум. То есть это средство обеспечивает регенерацию гепатоцитов, гепатопротекцию и улучшение функционального состояния печени на глубинном молекулярном уровне.

Таким образом, вековой опыт народной медицины в области апитерапии нашел современное научное обоснование. Белок 57 кДа в составе маточного молочка стимулирует синтез ДНК в гепатоцитах, их регенерацию, белковосинтетическую функцию печени. То есть Гепазил™ Композитум обеспечивает восстановление и защиту гепатоцитов на молекулярном уровне. На клинической базе кафедры внутренней медицины им. проф. А.Я. Губергрица Донецкого национального медицинского университета (ДонНМУ) им. М. Горького нами было проведено собственное исследование эффективности препарата Гепазил™ Композитум в лечении хронических диффузных заболеваний печени токсической этиологии.

Цель исследования: оценить эффективность и безопасность лечения хронических токсических заболеваний печени препаратами Гепазил™ Композитум и Гепазил™.

Материалы и методы

Обследованы 60 больных, среди которых 48 (80,0 %) страдали хроническим гепатитом, а 12 (20,0 %) — циррозом печени токсической этиологии. У 16 (26,7 %) больных этиология заболевания была связана со злоупотреблением алкоголем, у 44 (73,3 %) больных — с гепатотоксическим действием противотуберкулезных препаратов. Эти 44 пациента страдали различными формами туберкулеза легких, по поводу чего получали терапию.

Среди обследованных было 50 (83,3 %) мужчин и 10 (16,7 %) женщин. Возраст больных составлял от 35 до 64 лет. Давность заболевания печени — от 3 до 15 лет.

У всех больных выясняли жалобы, анамнез, проводили объективное исследование. До лечения, через 2 и 6 месяцев лечения изучали следующие показатели: билирубин общий, прямой и непрямой, аспартатаминотрансфераза (АСТ), АЛТ, щелочная фосфатаза (ЩФ), g-глутамилтранспептидаза (ГГТП), общий белок, белковые фракции, холинэстераза, общий холестерин, липопротеиды. Кроме того, до и после лечения выполняли УЗИ печени и желчного пузыря с ультразвуковой гистографией. 4 больным выполнена пункционная биопсия печени до начала терапии и через 6 месяцев лечения. Для исключения больных с вирусными заболеваниями печени выполняли ИФА для выявления маркеров гепатита В и С. Больные с положительными вирусными маркерами в исследование не включались.

Больные были разделены на 2 группы по 30 человек в каждой. Больные основной группы получали Гепазил™ Композитум по 1 ампуле 1 раз в день в течение месяца, а затем Гепазил™ по 1 капсуле 2 раза в день в течение 5 месяцев. Больные группы сравнения в качестве гепатопротектора получали препараты силимарина в средней терапевтической дозе в течение 6 месяцев. Кроме того, больные при необходимости получали инфузионную терапию, мочегонные препараты, лактулозу и т.д. Также были обследованы 30 практически здоровых пациентов, которые составили группу здоровых.

Результаты и их обсуждение

У больных основной группы отмечалась более выраженная положительная динамика относительно боли, тяжести в правом подреберье. Так, у больных основной группы через 2 месяца терапии дискомфорт в правом подреберье уменьшился или исчез в 23,3 % случаев, а в группе сравнения — только в 16,7 % случаев. Через 6 месяцев лечения положительная динамика отмечена в 83,3 % случаев в основной группе и в 60,0 % случаев в группе сравнения (рис. 4).

К концу лечения отчетливым стало преимущество основного варианта лечения и относительно астенического синдрома. Так, уменьшение общей слабости отмечали 22 (73,3 %) больных основной группы и только 14 (46,7 %) больных группы сравнения.

У здоровых показатели общего билирубина составили 18,2 ± 1,6 мкмоль/л, прямого билирубина — 3,4 ± ± 0,5 мкмоль/л. Через 2 месяца лечения уровень общего билирубина в основной группе составил 38,4 ± 2,3 мкмоль/л, в группе сравнения — 48,7 ± 3,6 мкмоль/л (p < 0,05). Соответственно показатели прямого билирубина составили 8,3 ± 0,9 и 12,1 ± 1,1 мкмоль/л (p < 0,05) (рис. 5).

Через 6 месяцев от начала лечения в отношении показателей билирубина также было отчетливым преимущество терапии Гепазилом™. У больных основной группы уровень общего билирубина составил 21,3 ± 1,4 мкмоль/л, прямого билирубина — 4,8 ± 0,9 мкмоль/л (p < 0,05). В группе сравнения эти показатели составили соответственно 32,1 ± 1,5 мкмоль/л (p < 0,05) и 8,2 ± 1,1 мкмоль/л (p < 0,05) (рис. 6). Важно, что показатели больных основной группы через 6 месяцев лечения не имели достоверных отличий от показателей здоровых.

Через 2 месяца от начала лечения активность АЛТ у больных основной группы составила 52 ± 4 U/L, у больных группы сравнения — 68 ± 6 U/L (p < 0,05); через 6 месяцев — 38 ± 3 и 52 ± 6 U/L соответственно (p < 0,05). У здоровых показатель АЛТ составил 36 ± 3 U/L. К концу полугодового курса лечения препаратами Гепазил™ Композитум и Гепазил™ активность АЛТ у больных не имела достоверных отличий от показателей здоровых. Аналогичные тенденции имели место и в отношении АСТ (рис. 7).

Активность ЩФ в основной группе через 2 месяца лечения составила 203 ± 12 U/L, через 6 месяцев — 158 ± ± 9 U/L; в группе сравнения — соответственно 229 ± ± 15 U/L (p > 0,05) и 210 ± 11 U/L (p < 0,05). У здоровых — 134 ± 10 U/L. То есть этот показатель стал существенно лучше у больных основной группы только через 6 месяцев. Тогда же разница в этой группе со здоровыми стала несущественной (рис. 8).

Через 2 месяца от начала лечения активность ГГТП у больных основной группы составила 84 ± 5 U/L, у больных группы сравнения — 112 ± 11 U/L (p < 0,05); через 6 месяцев — соответственно 63 ± 7 и 88 ± 9 U/L (p < 0,05). У здоровых показатель ГГТП составил 47 ± 5 U/L. К концу полугодового курса лечения препаратами Гепазил™ Композитум и Гепазил™ активность ГГТП у больных не имела достоверных отличий от показателей здоровых (рис. 8).

Активность холинэстеразы в основной группе через 2 месяца лечения составила 6700 ± 215 U/L, через 6 месяцев — 8400 ± 185 U/L; в группе сравнения — соответственно 5200 ± 158 U/L (p > 0,05) и 6500 ± 191 U/L (p < 0,05). У здоровых — 8900 ± 212 U/L. То есть этот показатель стал существенно лучше у больных основной группы уже через 2 месяца, а через 6 месяцев разница в этой группе со здоровыми стала несущественной (рис. 9).

Это свидетельствует об улучшении синтетической функции печени под влиянием лечения Гепазилом™ Композитум и Гепазилом™. Это подтверждается и результатами исследования белковосинтетической функции печени (табл. 1).

Показатели общего белка в сыворотке крови не имели достоверных различий ни между группами больных, ни между больными и здоровыми. Однако все же мы отметили недостоверную тенденцию к более высоким показателям общего белка в основной группе, особенно через 6 месяцев лечения (рис. 10).

Содержание альбуминов было достоверно выше в основной группе через 6 месяцев терапии. Важно, что у больных основной группы по окончании лечения этот показатель не отличался от нормы, а при лечении силимарином оставался существенно сниженным (рис. 10).

Аналогичная ситуация имела место и в отношении показателя общего холестерина крови, а также липопротеидов низкой плотности (табл. 1, рис. 11). То есть представленная терапия существенно корригировала не только белковый, но и липидный обмен.

При проведении УЗИ печени и желчного пузыря через 2 месяца после начала лечения мы не нашли существенной разницы между больными двух групп. Через 6 месяцев терапии размеры правой доли печени у больных основной группы составили 14,8 ± 1,3 см, группы сравнения — 15,7 ± ± 1,1 см (p > 0,05). У здоровых размер правой доли печени составил 13,8 ± 1,3 см. Следовательно, размеры печени после лечения не зависели от того, какой гепатопротектор мы назначали, и не отличались существенно от размеров печени у здоровых.

Однако мы проводили не только сонографию, но и ультразвуковую гистографию печени. Оказалось, что через 6 месяцев лечения в основной группе показатель L правой доли печени составил 21,2 ± 1,1, в группе сравнения — 28,5 ± 1,2 (p < 0,05). У здоровых — 17,7 ± 0,9 (рис. 12). Это свидетельствует о том, что представленная схема лечения способствовала уменьшению выраженности жировой дистрофии печени, так как именно она является одной из основных причин повышения показателя L. Причиной может быть также фиброз печени, но больные с циррозом печени были распределены равномерно в двух группах, то есть это не может объяснить разницы показателя L после лечения.

Основной вариант лечения способствовал уменьшению частоты обнаружения билиарного сладжа в желчном пузыре. У больных основной группы через 6 месяцев лечения его выявляли в 26,7 %, а в группе сравнения — в 46,7 % случаев. Вероятно, эффект Гепазила™ в этом отношении связан с эффективной коррекцией липидного обмена.

Как было указано выше, 4 больным, получавшим Гепазил™ Композитум и Гепазил™, до и после лечения выполнена пункционная биопсия печени. Результаты представлены на рис. 13–16.

При лечении препаратом Гепазил™ мы наблюдали только один случай аллергической реакции в виде крапивницы. Пациенту пришлось отменить этот препарат, а крапивница была купирована антигистаминными средствами. При лечении препаратом Гепазил™ Композитум побочных реакций мы не наблюдали.

Таким образом, использование препаратов Гепазил™ Композитум и Гепазил™ приводит к достоверному уменьшению выраженности клинических проявлений хронических диффузных заболеваний печени токсической этиологии, уменьшению уровней АСТ, АЛТ, общего и прямого билирубина и способствует выраженному усилению регенераторных процессов в печени по результатам пункционной биопсии.

Выводы

1. Препараты Гепазил™ Композитум и Гепазил™ — патогенетически обоснованный подход к лечению хронических гепатитов и циррозов токсической этиологии.

2. Под влиянием терапии достоверно уменьшается выраженность клинических проявлений хронических диффузных заболеваний печени токсической этиологии.

3. Лечение Гепазилом™ Композитум и Гепазилом™ способствует достоверно более выраженному, чем при назначении силимарина, снижению показателей общего и прямого билирубина.

4. При использовании разработанного подхода к лечению достигается существенное снижение выраженности цитолиза гепатоцитов, холестаза, улучшение синтетической и детоксикационной функций печени, уменьшение атерогенности липидного спектра крови.

5. По результатам ультразвуковой гистографии печени лечение с применением разработанного подхода способствует уменьшению выраженности ее стеатоза; снижается частота выявления билиарного сладжа в желчном пузыре.

6. Инновационный подход позволяет уменьшить выраженность гистологических изменений печени: дистрофии гепатоцитов, внутриклеточного холестаза; отмечается усиление регенераторных процессов.


Bibliography

1. Балтушкявичус А.И. Применение пыльцы (информация для врачей) / А.И. Балтушкявичус. — М.: Риуцкис, 1985. — 13 с.

2. Бози Г. Количество определенных аминокислот в некоторых сортах пыльцы, собранных медоносной пчелой / Г. Бози, Д. Ричардент, Д. Альбаре // Мат-лы XXV Международного конгресса по пчеловодству в Гренобле. — Бухарест: Апимондия, 1975. — С. 466-471.

3. Брайнес Л.Н. Маточное молочко в свете вопросов био­логии и медицины / Л.Н. Брайнес. — М.: Минсельхозгиз, 1958. — 111 с.

4. Бурмистрова Л.А. Аминокислоты маточного молочка / Л.А. Бурмистрова, Т.В. Вахонина // Пчеловодство. — 1990. — № 8. — С. 46-47.

5. Бышевский А.Ш. Биохимия для врача / А.Ш. Бышевский, О.А. Терсенов. — Екатеринбург: Уральский рабочий, 1994. — 383 с.

6. Вавилов Ю.Л. Биохимические компоненты маточного молочка медоносной пчелы и морфологическое действие / Ю.Л. Вавилов // Автореф. дис… канд. мед. наук. — Горький, 1971.

7. Ванг Б. Исследование гамма-глобулина, содержащегося в маточном молочке / Б. Ванг, Б. Ши // Мат-лы XXXI Международного конгресса по пчеловодству в Варшаве. — Бухарест: Апимондия, 1987. — С. 510.

8. Вахонина Т.В. Биологически активные продукты пчеловодства / Т.В. Вахонина. — Рязань, 1993. — С. 20-23.

9. Вахонина Т.В. Маточное молочко и его свойства / Т.В. Вахонина, Л.А. Бурмистрова // Апитерапия сегодня (сб. V): Мат-лы V научно-практ. конф. по апитерапии «Пчелы и ваше здоровье». — Рыбное, 1997. — С. 74-76.

10. Влияние цветочной пыльцы на клинико-лабораторные и иммунологические показатели у детей, больных вирусным гепатитом / Н.В. Беляева, В.В. Ульянов, И.Ф. Бондаренко [и др.] // Биологически активные продукты пчеловодства и их использование. — Горький, 1990. — С. 102-104.

11. Гарник Т. Гепатопротекторное действие фитосредств в комплексной терапии и реабилитации больных хроническим гепатитом / Т. Гарник // Ліки України. — 2002. — № 11. — С. 2-5.

12. Георгиева Е. Лечение и профилактическое действие обножки при кровоточащей язве / Е. Георгиева, В. Василев // Продукты пчеловодства — пища, здоровье, красота. — Бухарест : Апимондия, 1982. — С. 85–86.

13. Георгиева Е. Применение пыльцы в лечении хронических печеночных заболеваний / Е. Георгиева, В. Василев // Мат-лы XXIX Международного конгресса по пчеловодству в Будапеште. — Бухарест: Апимондия, 1983. — С. 390.

14. Георгиева Е. Результаты лечения больных язвенной болезнью маточным молочком / Е. Георгиева, В. Василев // Международный симпозиум по применению продуктов пчеловодства в медицине и ветеринарии в Моск­ве. — Бухарест: Апимондия, 1972. — С. 148-149.

15. Гепатопротекторы-антиоксиданты в терапии больных с хроническими диффузными заболеваниями печени / И.И. Дегтярева, И.Н. Скрыпник, А.В. Невойт [и др.] // Новые мед. технологии. — 2002. — № 6. — С. 18-23.

16. Гончаренко В.Ф. Применение продуктов пчеловодства в практике врача-гастроэнтеролога / В.Ф. Гончаренко // Апитерапия сегодня (сб. XI): Мат-лы XI Всероссийской научно-практ. конф. «Апитерапия — XXI век». — Рыбное, 2004. — С. 63-64.

17. Грек О.Р. Новые аспекты фармакологического действия оригинальных полифенольных комплексов, выделенных из растительной флоры Сибири и Алтайского края / О.Р. Грек // Введение в общую микронутриентологию / Под ред. Ю.П. Гичева, Э. Огановой. — Новосибирск, 1999. — С. 111-150.

18. Грек О.Р. Растительные биофлавоноиды и их биологические и фармакологические свойства / О.Р. Грек // Введение в частную микронутриентологию / Под ред. Ю.П. Гичева, Э. Огановой. — Новосибирск, 1999. — С. 219-239.

19. Губергриц А.Я. Лекарственные растения Донбасса / А.Я. Губергриц, Н.И. Соломченко. — Донецк: Донбасс, 1990. — 280 с.

20. Еремия Н.Г. Биохимический состав пыльцы / Н.Г. Еремия, Н.И. Еремия // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 2. — Дн., 1988. — С. 19-30.

21. Жакова Е.И. Мед и перга в комплексном лечении туберкулеза в санатории / Е.И. Жакова // Апитерапия сегодня (сб. V): Мат-лы V научно-практ. конф. по апитерапии «Пчелы и ваше здоровье». — Рыбное, 1997. — С. 170-171.

22. Застосування силімаріновмісних препаратів для лікування хронічних токсичних гепатитів і жирової дистрофії печінки / І.І. Дегтярьова, Г.В. Осьодло, І.М. Скрипник [та ін.] // Здоров’я України. — 2001. — № 10. — С. 14.

23. Кадзяускене К.В. Биологическое действие цветочной пыльцы (обножки) при интоксикации и голодании / К.В. Кадзяускене, А.Э. Кранаускас, Р.Н. Барткявичус // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 2. — Дн., 1988. — С. 41-50.

24. Каширская Н.Ю. Значение пробиотиков и пребиотиков в регуляции кишечной микрофлоры / Н.Ю. Каширская // Рус. мед. журн. — 2000. — № 13–14. — С. 572-576.

25. Клинические и экспериментальные результаты лечения гепатитов пыльцой и пергой / М. Яломицяну, В. Дагне, Н. Николау [и др.] // Продукты пчеловодства — пища, здоровье, красота. — Бухарест: Апимондия, 1982. — С. 120-126.

26. Кривцов Н.И. Получение и использование продуктов пчеловодства / Н.И. Кривцов, В.И. Лебедев. — М.: Нива России, 1993. — 285 с.

27. Крикштопайтис М.Й. Использование смеси цветочной пыльцы с медом при нарушении пищеварения / М.Й. Крикштопайтис, П.С. Юодвалькис // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 1. — Дн., 1988. — С. 41-52.

28. Крикштопайтис М.Й. Использование цветочной пыльцы в лечении больных эрозивно-язвенной патологией гастродуоденальной зоны / М.Й. Крикштопайтис, П.С. Юодвалькис, А.Й. Гричайте // Продукты пчеловодства и апитерапии. — Вильнюс, 1986. — С. 93-98.

29. Ламберти Х.Р. Гамма-глобулин маточного молочка и его фармакологическое применение в восстановительных процессах / Х.Р. Ламберти, Л.Г. Корнеко // Продукты пчеловодства — пища, здоровье, красота. — Бухарест: Апимондия, 1982. — С. 60-62.

30. Лечение медом, продуктами пчеловодства и лекарственными травами / А.П. Сельцовский, Л.Б. Лазебник, В.И. Касьяненко [и др.]. — М.: Анахарсис, 2007. — 328 с.

31. Лизунова А.С. Перспективы использования моно­флерной пыльцевой обножки / А.С. Лизунова, И.В. Хныкина // Передовые технологии в пчеловодстве: Мат-лы научно-практ. конф. — Рыбное, 2003. — С. 132-135.

32. Лудянский Э.А. Апитерапия / Э.А. Лудянский. — Вологда, 1994. — 462 с.

33. Макарова В.Г. Гепатопротекторные свойства биологически активных продуктов пчеловодства / В.Г. Макарова, Д.Г. Узбекова // Апитерапия сегодня (сб. XI): Мат-лы XI Всероссийской научно-практ. конф. по апитерапии «Апитерапия — XXI век». — Рыбное, 2004. — С. 24-27.

34. Малоштан Л.Н. Гепатозащитное действие липофильного комплекса пчелиной обножки / Л.Н. Малоштан // Апитерапия в клинической практике. — Дн., 1991. — С. 23-24.

35. Матушевский А. Иммунодепрессивное действие маточного молочка / А. Матушевский, К. Кагор, А. Колтек // Продукты пчеловодства — пища, здоровье, красота. — Бухарест: Апимондия, 1982. — С. 131-133.

36. Мачекас А.Ю. Анализ вероятного распределения аминокислот в белках цветочной пыльцы растений / А.Ю. Мачекас, К.В. Кадзяускене, А.Э. Астраусскене // Био­логически активные продукты пчеловодства и их использование. — Горький, 1990. — С. 154-158.

37. Мачекас А.Ю. Исследование динамики изменения витаминов в законсервированной обножке / А.Ю. Мачекас, А.Э. Астраусскене // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 2. — Дн., 1988. — С. 30-36.

38. Монахова В.Г. Некоторые вопросы получения, хранения и использования пыльцы / В.Г. Монахова // Биологически активные продукты пчеловодства и их использование. — Горький, 1990. — С. 90-96.

39. Наумкин В.П. Сравнительная оценка аминокислотного состава цветочной пыльцы / В.П. Наумкин // Биологически активные продукты пчеловодства и их использование. — Горький, 1990. — С. 97-101.

40. Никулин Н.П. Апилак / Н.П. Никулин, Н.Ф. Лукачев. — Саранск, 1976. — 98 с.

41. Никулин А.А. Продукты пчеловодства (маточное молочко, цветочная пыльца, мед) при лечении экспериментально вызванных патологических состояний / А.А. Никулин, Е.И. Якушева // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 1. — Дн., 1988. — С. 8-13.

42. Ногаллер А.М. Эффективность применения продуктов пчеловодства при язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки / А.М. Ногаллер, А.П. Музыченко. — Вологда, 1987. — С. 43-47.

43. Опыт использования продуктов пчеловодства в комплексной терапии заболеваний желчного пузыря и печени / Е.А. Дубцова, Л.Б. Лазебник, В.И. Касьяненко [и др.] // Мат-лы V Международной научно-практ. конф. и координационного совещания по пчеловодству. — Рыбное, 2004. — С. 281-282.

44. Орлов Б.Н. Физиологическое обоснование и узловые вопросы современной апитерапии / Б.Н. Орлов, Н.Н. Асафова // Мат-лы Международной научно-практ. конф. «Пчеловодство — XXI век». — М., 2000. — С. 25-27.

45. Применение апилака при лечении больных язвенной болезнью / Е.Д. Мищенко, Л.С. Актова, О.Н. Ковалева [и др.] // Продукты пчеловодства в сельском хозяйстве и медицине. — Вологда, 1987. — С. 57-58.

46. Применение меда при нарушении сократительной функции желчного пузыря / Л.Б. Лазебник, В.И. Касьяненко, Ю.Н. Орлова [и др.] // Мат-лы IV Международной (XII Всероссийской) научно-практ. конф. «Успехи современной апитерапии». — Рыбное, 2006. — Сб. 12. — С. 133.

47. Продукты пчел и токсический гепатит / А.А. Никулин, Е.Н. Якушева, Б.К. Романов [и др.] // Пчеловодство. — 1991. — № 7. — С. 45-46.

48. Продукты пчеловодства в комплексной терапии заболеваний желчного пузыря и печени / Е.А. Дубцова, Л.Б. Лазебник, В.И. Касьяненко [и др.] // Мат-лы IV Международной (XII Всероссийской) научно-практ. конф. «Успехи современной апитерапии». — Рыбное, 2006. — Сб. 12. — С. 131.

49. Русакова Т.М. Проблема монофлерных медов / Т.М. Русакова // Мат-лы II Международной научно-практ. конф. «Интермед-2001». — Рыбное, 2001. — С. 125-128.

50. Рыжикова М.А. Влияние лекарственных растений на процессы свободнорадикального окисления в модельных системах / М.А. Рыжикова, Р.Р. Фархутдинов, Ш.З. Загидуллин // Здравоохр. Башкортостана. — 1998. — № 5–6. — С. 38-41.

51. Скакун Н.П. Клиническая фармакология гепатопротекторов / Н.П. Скакун, В.В. Шманько, Л.М. Охримович. — Тернополь: Збруч, 1995. — 272 с.

52. Современное состояние лечения кишечных энзимопатий и перспективы использования препаратов цветочной пыльцы / В.И. Тихонов, Т.И. Будникова, Г.Ю. Меркурьева [и др.] // Биологически активные продукты пчеловодства и их использование. — Горький, 1990. — С. 167-174.

53. Теория и практика производства лекарственных препаратов прополиса / А.И. Тихонов, Т.Г. Ярных, В.П. Черных [и др.] / Под ред. акад. А.И. Тихонова. — Х.: Основа, 1998. — 384 с.

54. Фархутдинов Р.Р. Хемилюминесцентные методы исследования свободнорадикального окисления в биологии и медицине / Р.Р. Фархутдинов, В.А. Лиховских. — Уфа, 1995. — 87 с.

55. Филиппов Ю.А. Влияние цветочной пыльцы на исход хронического гепатита / Ю.А. Филиппов, А.И. Черкасов, П.А. Дудов // Апитерапия. Биология и технология продуктов пчеловодства: Мат-лы Всесоюзной конф. Ч. 2. — Дн., 1988. — С. 234-238.

56. Хоботок Г. Клиническое радиоэндоскопическое изучение применения пыльцы в терапии язвы двенадцатиперстной кишки / Г. Хоботок, К. Кира // Мат-лы XXXI Международного конгресса по пчеловодству в Варшаве. — Бухарест: Апимондия, 1987. — С. 508-509.

57. Хюгель М.Ф. О составе пыльцы / М.Ф. Хюгель // Пчеловодство. — 1961. — № 3. — С. 45.

58. Чекман И.С. Растительные лекарственные средства / И.С. Чекман, Г.Н. Липкан. — Киев: Колос, 1993. — 384 с.

59. Шкендеров С. Пчелиные продукты / С. Шкендеров, Ц. Иванов. — София: Земиздат, 1985. — 193 с.

60. Эффективность применения Холивера при заболеваниях гепатобилиарной системы / И.И. Дегтярева, Н.Н. Козачек, О.И. Лыховский [и др.] // Сучасна гастроентерологія. — 2003. — № 3. — С. 80-86.

61. Якушева Е.Н. Применение цветочной пыльцы при заболеваниях печени / Е.Н. Якушева, М.В. Семенченко, Л.Г. Чугунова // Апитерапия сегодня (сб. V). Мат-лы V научно-практ. конф. по апитерапии «Пчелы и ваше здоровье». — Рыбное, 1997. — С. 138-140.

62. Яломицяну М. Пыльца / М. Яломицяну. — Бухарест: Апимондия, 1978. — 48 с.

63. Ball S.S. Antioxidants and immune response / S.S. Ball, R. Weindruch, R.I. Walford // Free radic., aging and degenerative diseases. — 1986. — Vol. 5. — P. 427-456.

64. Bogdanov S. The bee products: the wonders of the bee hexagon / S. Bogdanov // www.bee-hexagon.net

65. Effect of Chokeberry (Aronia melanocarpa) juice on the metabolic activation and detoxication of carcinogenic ­N-nitrosodiethylamine in rat liver / V. Krajka-Kuźniak, H. Szaefer, E. Ignatowicz [et al.] // J. Agric. Food Chem. — 2009. — Vol. 57, № 11. — P. 5071-5077.

66. The effects of royal jelly on liver damage induced by paracetamol in mice / M. Kanbur, G. Eraslan, L. Beyaz [et al.] // Exp. Toxicol. Pathol. — 2009. Vol. 61, № 2. — P. 123-132.

67. The efficacy of Royal Jelly in the restoration of alcoholic liver injury in mouse model / C. Li, M.K. Mannoor, N. Toma [et al.] // Biomedical Research. — 2011. — Vol. 22, № 1. — P. 1-8.

68. Functional food properties of non-digestible oligosaccharides: a consensus report from the ENDO project (DGXII AIRII-CT94-1095) / V. Loo, J.A. Cummings, J.A. Delzenne [et al.] // Br. J. Nutr. — 1999. — Vol. 81, № 2. — P. 121-132.

69. Kamakura M. 57-kDa protein in royal jelly enhances proliferation of primary cultured rat hepatocytes and increases albumin production in the absence of serum / M. Kama­kura, N. Suenobu, M. Fukushima // Biochem. Biophys. Res. Commun. — 2001. — № 282. — P. 865-874.

70. Kamakura M. Signal transduction mechanism leading to enhanced proliferation of primary cultured adult rat hepatocytes treated with royal jelly 57-kDa protein / M. Kamakura // J. Biochem. — 2002. — Vol. 132. — P. 911-919.

71. Cyclic hydroxamic acid inhibitors of prostate cancer cell growth: selectivity and structure activity relationships / K.P. Roberts, R.A. Iver, G. Prasad [et al.] // Prostate. — 1998. — Vol. 34, № 2. — P. 92-99.

72. Roberfroid M.B. Prebiotics and probiotics: are they functional foods? / M.B. Roberfroid // Am. J. Clin. Nutr. — 2000. — Vol. 76, № 6 (suppl.). — P. 1682-1687.

73. Samochowiec L. The effect of pollen on the changes in the liver of laboratory rats evoked by ethionine, carbon tetrachloride, allyl alcohol and galactosamine / L. Samochowiec, J. Wojcicki // Arch. Exp. Veterinar. Med. — 1989. — Vol. 43, № 4. — P. 521-532.


Back to issue