Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 1(55) 2013

Back to issue

Качество жизни больных с опухолями области III желудочка после нейрохирургического лечения

Authors: Базунов М.В. - Институт нейрохирургии им. акад. А.П. Ромоданова НАМН Украины, г. Киев

Categories: Neurology, Surgery

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Опухоли третьего желудочка являются редкими новообразованиями головного мозга и составляют от 5 до 8 % опухолей головного мозга, встречаются преимущественно в молодом возрасте. Диагностика опухолей данной области значительно улучшилась благодаря достижениям в развитии современных методов нейровизуализации (КТ, МРТ), которые расширили возможности распознавания и дифференциации этих новообразований. Основным методом лечения является хирургический, а также комбинированный: по показаниям в зависимости от гистоструктуры применяется комбинация с лучевой терапией, химиотерапией.
Целью хирургического лечения больных с опухолями области третьего желудочка является сохранение жизни пациентов и повышение ее качества, снижение риска рецидивирования процесса. Многие годы ведется поиск факторов, влияющих на продолжительность и качество жизни больных при лечении опухолей данной области.
Изучено и оценено качество жизни (до операции, непосредственно после нейрохирургического вмешательства и в отдаленный период) у 292 больных, находившихся на лечении в Институте нейрохирургии им. акад. А.П. Ромоданова НАМН Украины с 1993 по 2009 г., с опухолями области III желудочка.

Пухлини третього шлуночка є рідкісними новоутвореннями головного мозку і складають від 5 до 8 % пухлин головного мозку, зустрічаються переважно у молодому віці. Діагностика пухлин даної області значно покращала завдяки досягненням у розвитку сучасних методів нейровізуалізації (КТ, МРТ), що розширили можливості розпізнавання і диференціації цих новоутворень. Основним методом лікування є хірургічний, а також комбінований: за показаннями залежно від гістоструктури застосовується комбінація з променевою терапією, хіміотерапією.
Метою хірургічного лікування хворих з пухлинами області третього шлуночка є збереження життя пацієнтів і підвищення його якості, зниження ризику рецидивування процесу. Багато років ведеться пошук чинників, що впливають на тривалість і якість життя хворих при лікуванні пухлин даної області.
Вивчено і оцінено якість життя (до операції, безпосередньо після нейрохірургічного втручання й у віддалений період) у 292 хворих, які знаходилися на лікуванні в Інституті нейрохірургії ім. акад. А.П. Ромоданова НАМН України з 1993 до 2009 р., з пухлинами області III шлуночка.

Tumors of the third ventricle are rare brain neoplasms, representing from 5 to 8% of brain tumors, occur predominantly in young adults. Diagnosis of tumors of this area was greatly improved due to advances in the development of modern neuroimaging techniques (CT, MRI), which expanded opportunity for identification and differentiation of these tumors. The main treatment mode is surgical, and also combined — according to indications, depending on histostructure, combination with radiotherapy and chemotherapy is being used.
The aim of surgical treatment of patients with tumors of the third ventricle is saving the life and quality of life of patients, reducing the risk of recurrence of the process. For many years, the search of factors affecting the duration and quality of life of patients in the treatment of these tumors is being conducted.
We studied and evaluated the quality of life (before surgery, immediately after the neurosurgical intervention, and in the remote period) in 292 patients treated at the Institute of neurosurgery named after acad. A.P. Romodanova of National Academy of Medical Sciences of Ukraine, with the tumors of III ventricle.


Keywords

опухоли, III желудочек, хирургическое лечение, качество жизни.

пухлини, ІІІ шлуночок, хірургічне лікування, якість життя.

tumors, III ventricle, surgical treatment, quality of life.

Введение

Опухоли области III желудочка представляют собой особую неоднородную группу внутричерепных новообразований, располагающихся в глубинных отделах мозга. Опухоли классифицируют по локализации в III желудочке, гистологическому типу и степени злокачественности [1, 2, 29].

Среди них встречаются: первичные внутрижелудочковые (истинные) опухоли, происходящие из элементов сосудистого сплетения, эпендимы, субэпендимарного слоя, сосудистого сплетения, арахноидеи, а также из эмбриональных клеточных остатков и растущие в полость III желудочка, расширяя и заполняя его просвет; вторичные (метастатические) опухоли; паравентрикулярные — опухоли, врастающие в III желудочек из соседних образований (супраселлярные краниофарингиомы, аденомы гипофиза, опухоли шишковидной железы и др.) [9].

Гистология опухолей достаточно разнообразна и иногда может определять локализацию процесса в желудочке [1–4, 7, 29]. Для области передних отделов характерны такие гистологические формы, как краниофарингиома, астроцитома, коллоидная киста, глиома хиазмы, с прорастанием в III желудочек, аденома гипофиза, киста кармана Ратке. Гистоструктуру опухолей области задних отделов III желудочка составляют: опухоли из ткани шишковидной железы (пинеоцитомы, пинеобластомы, опухоль паренхимы шишковидной железы промежуточной дифференцировки); парапинеальные опухоли (глиомы, ганглиоцитомы, менингиомы, липомы, эпидермоидные или дермоидные кисты); опухоли из эмбриональных клеток (герминомы, эмбриональные карциномы, хориокарциномы, тератомы, супраселлярные опухоли); глиальные кисты. Для опухолей, выполняющих полость III желудочка, чаще характерны: коллоидная киста, арахноидальная киста, астроцитома, плексуспапиллома [2, 3, 13, 14, 16, 25–27, 29].

Благодаря появлению современных методов нейровизуализации, совершенствованию техники операций, разработке адекватных доступов, использованию микрохирургической техники, достижениям нейроанестезио-логии результаты хирургического лечения опухолей III желудочка значительно улучшились [1–3, 5–8, 12, 15, 17, 18, 21, 29]. Однако существуют разные мнения о выборе тактики лечения.

Сложность хирургического лечения опухолей III желудочка объясняется труднодоступностью данной области головного мозга, а также соседством и тесной связью с важными подкорковыми структурами и стволовыми отделами головного мозга. Летальность при данной патологии достаточно высока и связана именно с этими факторами.

Степень радикальности оперативных вмешательств определяется распространением опухоли в жизненно важные структуры мозга (его ствол, подбугорье), а также наличием многочисленных сосудистых связей кровеносного русла опухоли с сосудами смежных анатомических образований [1–3, 8, 11–13, 18, 20, 22, 23, 28, 30].

Наряду с радикальными методами лечения имеет место и комбинированное лечение — ликворошунтирующая операция с последующей лучевой терапией (при неоперабельных опухолях, вызывающих нарушение ликворооттока), при необходимости — химиотерапией (в случаях верификации злокачественных опухолей) [19, 24, 31, 32].

Метод лечения, хирургический доступ, объем удаления, гистоструктура опухоли могут влиять на выживаемость и качество жизни пациентов с опухолями III желудочка после хирургического лечения.

Цель: изучить и оценить качество жизни больных с опухолями области III желудочка после нейрохирургических вмешательств для оптимизации условий радикального удаления и повышения эффективности лечения данной патологии.

Материалы и методы

В основу работы положены результаты анализа комплексного обследования и хирургического лечения 292 больных с опухолями области III желудочка, которые находились на обследовании и лечении в ГУ «Институт нейрохирургии имени академика А.П. Ромоданова НАМН Украины» в период с 1993 по 2009 г. Среди них 152 больных — мужского пола (52 %) и 140 — женского (48 %). В зависимости от места исходного роста и локализации опухоли по отношению к стенкам III желудочка они были разделены на опухоли передних отделов — 81 наблюдение (27,7 %), выполняющие полость — 70 наблюдений (24 %) и задних отделов III желудочка — 141 наблюдение (48,3 %). С целью оценки эффективности проведенного лечения сравнивалось состояние пациентов на момент выписки из стационара и в отдаленный период (катамнез) с состоянием при поступлении в институт на лечение (дооперационный период). Оценка качества жизни пациентов проводилась по шкале Карновского. Больные обследованы клинически (осмотр нейрохирурга, офтальмолога) и инструментально (компьютерная и магнитно-резонансная томография головного мозга — КТ и МРТ). КТ головного мозга до операции произведено у 234 пациентов, МРТ головного мозга до операции выполнено у 132 больных. Операция проведена в 285 случаях (97,6 %). Не оперированы 2 больных с опухолями передних отделов и 5 больных с опухолями задних отделов III желудочка.

Распределение больных по степени радикальности удаления опухоли третьего желудочка (158 наблюдений) выглядит таким образом: тотальное удаление было произведено у 60 больных (44 % наблюдений составили опухоли передних отделов, 33 % наблюдений — опухоли, выполняющие полость III желудочка, и 23 % наблюдений — опухоли задних отделов); субтотальное удаление произведено у 39 пациентов (44 % наблюдений составили опухоли, выполняющие полость III желудочка, а по 28 % составили опухоли передних и задних отделов); частичное удаление произведено у 59 пациентов (42 % наблюдений заняли опухоли передних отделов, 39 % — опухоли, выполняющие полость, и 19 % наблюдений — опухоли задних отделов третьего желудочка).

Ликворошунтирующая операция применена у больных с опухолями передних отделов III желудочка — 8 наблюдений; с опухолями, выполняющими полость желудочка, — 6 наблюдений; с опухолями задних отделов III желудочка — 99 наблюдений.

Гистология у прооперированных больных достаточно разнообразна и в основном была представлена: краниофарингиомой — 60 наблюдений, астроцитомой — 49 наблюдений, опухолью паренхимы шишковидного тела (ОПШТ) — 11 наблюдений, герминативно-клеточными опухолями (ГКО) — 10 наблюдений, коллоидной кис-той — 20 наблюдений.

Катамнез исследован у 260 больных (89 % наблюдений) и варьировал от 3 до 353 месяцев (медиана — 42 месяца).

Летальность в наших наблюдениях составила 41 наблюдение (14 %) среди оперированных больных и у 1 неоперированного больного. В раннем послеоперационном периоде — 31 наблюдение, из них 17 больных умерло после удаления опухолей, выполняющих полость III желудочка; в отдаленном периоде — 10 летальных случаев, причем большая часть больных умерла после удаления опухолей задних отделов третьего желудочка (6 наблюдений).

Статистическая обработка проводилась с использованием пакета программ Statistica, версия 6.0 [10].

Результаты и их обсуждение

Динамика результатов хирургического лечения опухолей третьего желудочка представлена на рис. 1, 2.

После операции (при выписке) улучшение качества жизни после удаления опухоли третьего желудочка наступило у 54 % пациентов (158 наблюдений), у 4 % пациентов (11 наблюдений) наступило ухудшение состояния по сравнению с дооперационным периодом.

Улучшение состояния пациентов подразумевает увеличение количества баллов по шкале Карновского по сравнению с осмотром при первоначальном обращении в институт и контрольном осмотре при выписке или в отдаленном периоде; соответственно, уменьшение количества баллов оценивалось как ухудшение состояния пациентов; отсутствие динамики в состоянии пациентов устанавливалось в тех случаях, когда количество баллов по шкале Карновского было одинаковое как при поступлении, так и при последующих осмотрах.

Проведенное лечение, как видно на рис. 2, улучшило состояние у 72 % пациентов после операции в отдаленном периоде по сравнению с дооперационным периодом, в 9 % наблюдений (23 пациента) наступило ухудшение состояния, без динамики выявлено 15 % наблюдений (40 пациентов).

Но при сравнении оценок изменения качества жизни пациентов в ближайшем и отдаленном периодах с осмотром до операции отчетливо проявляется улучшение состояния пациентов в отдаленном периоде, которое отображено на рис. 3.

При сравнении показателей динамики состояния больных при выписке и в отдаленном периоде выявлено, что показатель улучшения качества жизни возрос на 18 % в отдаленном периоде (увеличение достоверно, р < 0,00001), а ухудшение состояния пациентов в отдаленном периоде увеличилось на 5 % (р < 0,00001), показатель отсутствия динамики снизился с 31 до 15 % (р < 0,00001).

Проведен сравнительный анализ качества жизни пациентов в зависимости от степени радикальности удаления, гистоструктуры опухоли.

Результаты хирургического лечения в зависимости от степени радикальности удаления опухоли третьего желудочка

Сравнительная оценка качества жизни больных в зависимости от степени радикальности удаления опухоли и момента исследования представлена в табл. 1.

Улучшение состояния пациентов после операции на момент выписки достигнуто в 76 наблюдениях: 33 пациента — после тотального удаления (21 % наблюдений от 158 прооперированных), 18 — после субтотального удаления (12 % наблюдений), 25 пациентов — после частичного удаления (16 % наблюдений). Ухудшение наступило у 33 пациентов (по 10 пациентов (6 % наблюдений) — после тотального и частичного соответственно, 13 пациентов — после субтотального удаления (8 % набл)). Без динамики выписаны 49 пациентов (17 — после тотального, 8 — после субтотального, 24 — после частичного удаления, что составило 11, 5, 15 % соответственно).

Сравнительная оценка состояния больных в зависимости от степени радикальности удаления опухоли и качества жизни в отдаленном периоде представлена в табл. 2.

При анализе результатов хирургического лечения в отдаленном периоде в зависимости от степени радикальности улучшение достигнуто у 88 пациентов (из 131 оцененного катамнестически), среди которых тотальное удаление опухоли было произведено у 41 пациента (31 %), субтотальное — у 17 пациентов (13 %), частичное — у 30 пациентов (23 %). Ухудшение наступило у 20 пациентов: 4 случая — после тотального удаления (3 %), 6 случаев — после субтотального удаления (6 %) и 10 случаев — после частичного удаления (7 %). Без динамики наблюдалось 23 пациента: 6 — после тотального удаления (5 %), 7 больных — после субтотального удаления (5 %) и 10 пациентов — после частичного удаления (7 %).

Наибольшее количество пациентов с улучшением качества жизни наблюдалось после тотального удаления опухоли, а в группе с ухудшением состояния превалировали пациенты после частичного удаления.

Сравнительная характеристика качества жизни пациентов в отдаленном периоде в зависимости от степени радикальности удаления опухоли третьего желудочка представлена на рис. 4.

Влияние степени радикальности удаления опухоли на состояние пациентов в отдаленном периоде очевидно.

После тотального удаления опухоли третьего желудочка количество пациентов (80 % наблюдений) с улучшенным качеством жизни достоверно больше (p = 0,02) при сравнении с группами пациентов после субтотального удаления опухоли (57 % наблюдений) и после частичного удаления опухоли (60 % наблюдений).

Также отмечено снижение количества пациентов с ухудшением качества жизни в группе с тотальным удалением опухоли третьего желудочка — до 8 % наблюдений в сравнении с 20 % наблюдений после субтотального и частичного удалений соответственно.

Таким образом, при изучении качества жизни пациентов после удаления опухолей третьего желудочка в зависимости от радикальности удаления улучшение в состоянии пациентов достигнуто во всех группах с разной степенью радикальности, но результат после тотального удаления превалировал над остальными как при выписке (21 % наблюдений по сравнению с субтотальным и частичным — 12 и 16 % наблюдений соответственно), так и в отдаленном периоде (31 % наблюдений в сравнении с субтотальным и частичным удалением — 13 и 23 % наблюдений).

При сравнительном анализе качества жизни в группах пациентов после тотального удаления опухолей в зависимости от момента осмотра количество наблюдений с улучшением качества жизни достоверно больше при осмотре в отдаленном периоде — 81 % наблюдений по сравнению с осмотром при выписке — 54 % наблюдений (p = 0,004).

Результаты хирургического лечения в зависимости от гистоструктуры опухоли третьего желудочка

Сравнительная оценка состояния пациентов при поступлении с состоянием при выписке и в отдаленном периоде произведена по всем наиболее встречаемым гистологическим формам: коллоидная киста, краниофарингиома, астроцитома, ОПШТ, герминативно-клеточные опухоли.

После операции на момент выписки (153 наблюдения с верификацией гистологического диагноза) улучшение состояния отмечено у 75 пациентов (49 %), ухудшение выявлено у 33 пациентов (22 %), без динамики выписано 45 пациентов (29 %).

В отдаленном периоде (126 наблюдений с верификацией гистологического диагноза) повышение качества жизни наблюдалось в 83 случаях (67 %), с ухудшением состояния прослежено 22 пациента (17 %), отсутствие динамики отмечено в 21 случае (16 %).

Сравнительная характеристика качества жизни пациентов после операции и в отдаленном периоде в соответствии с гистологией представлена на рис. 5.

Пациенты с улучшением качества жизни преобладают по количеству над группами с ухудшением и без динамики как при выписке, так и в отдаленном периоде. Выявлено, что в отдаленном периоде количество пациентов с улучшением качества жизни достоверно больше (83 наблюдения), чем после операции — 75 наблюдений (p = 0,004).

При сравнении показателей ухудшения состояния и отсутствия динамики определена тенденция к снижению в отдаленном периоде.

Сравнительная характеристика влияния разной гистоструктуры на состояние пациентов после операции и в отдаленном периоде представлена в табл. 3.

Как видно из табл. 3, после удаления опухолей разных гистологических структур выявлено улучшение качества жизни у большинства пациентов при выписке и в отдаленном периоде. Исключение составляют опухоли паренхимы шишковидного тела в отдаленном периоде, где почти равное количество случаев улучшения и ухудшения (5 и 6 наблюдений соответственно из 13 случаев).

Динамика качества жизни пациентов после удаления опухолей с разной гистологией представлена на рис. 6.

При сравнении состояния пациентов с опухолями различной гистоструктуры в группе наблюдений с улучшением наибольший процент на момент выписки отмечен у больных после тотального удаления коллоидной кисты (80 %) по сравнению с краниофарингиомой (33 %) и астроцитомой (53 %), увеличение достоверно (p < 0,05).

При оценке состояния больных после удаления краниофарингиомы на момент последнего обращения выявлено, что количество пациентов с улучшением состояния возросло до 56 % наблюдений по сравнению с моментом осмотра при выписке с 33 % наблюдений (увеличение достоверно, p = 0,02).

Преимущественность улучшения состояния после удаления коллоидной кисты по сравнению с астроцитомой и краниофарингиомой характерно и в отдаленном периоде: 90 % наблюдений и соответственно 68 и 56 % наблюдений (увеличение достоверно, p = 0,01).

Таким образом, после анализа качества жизни пациентов с опухолями области третьего желудочка установлено значительное улучшение состояния после хирургического вмешательства в данной области.

Выводы

1. Для выбора оптимальной тактики лечения опухолей области III желудочка большое значение имеют локализация опухоли, соотношение ее с прилежащими структурами головного мозга, адекватный хирургический доступ, степень радикальности удаления, характер роста и гистоструктура опухоли.

2. Хирургическое лечение больных с опухолями области III желудочка значительно улучшает качество жизни пациентов в отдаленном периоде при сравнении с послеоперационным периодом (р < 0,00001).

3. Тотальная степень удаления опухолей области III желудочка обеспечила улучшение качества жизни большего числа пациентов (80 % наблюдений), чем после субтотального (57 % наблюдений) и частичного удаления (60 % наблюдений), независимо от локализации опухоли в III желудочке (p = 0,02).

4. При сравнении гистологических форм улучшение качества жизни пациентов преобладало после удаления (тотального) коллоидной кисты (90 % наблюдений), краниофарингиомы (56 % наблюдений) и астроцитомы (68 % наблюдений) (p = 0,01).


Bibliography

1. Вербова Л.Н. Диагностика и хирургическое лечение опухолей области III желудочка: Дис… д-ра мед. наук. НИИ нейрохирургии им. А.П. Ромоданова. — К., 1999. — С. 29-31, 136-140.

2. Гринберг Марк С. Нейрохирургия. — М.: МЕДпресс-информ, 2010. — С. 474-497.

3. Дзейтова А.С. Опухоли паренхимы шишковидного тела: клиника, диагностика и лечение: Автореф. дис… канд. мед. наук: 14.00.28 / НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко. — М., 2006. — С. 21-23.

4. Коновалов А.Н., Вихерт Т.М. Оценка радикальности удаления краниофарингиом III желудочка у детей и возможные источники продолженного роста и рецидивов // Вопр. нейрохирургии. — 1988. — № 6. — С. 7-12.

5. Коновалов А.Н., Горелышев С.К. Хирургические доступы к опухолям передних отделов III желудочка // Вопр. нейрохирургии. — 1988. — № 2. — С. 6-12.

6. Коновалов А.Н., Корниенко В.Н. Компьютерная диагностика в нейрохирургической клинике. — М.: Медицина, 1985. — С. 296.

7. Коновалов А.Н., Корниенко В.Н., Пронин И.Н. Магнитно-резонансная томография в нейрохирургии. — М.: Видар, 1997. — С. 188-189, 241.

8. Коновалов А.Н., Пицхелаури Д.И. Лечение опухолей пинеальной области: монография. — М., 2004. – С. 17, 18, 65, 262-268, 271.

9. Легконогов В.А. Опухоли третьего желудочка мозга: монография. — М., 1973. — С. 3-18.

10. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. — М.: Медиа Сфера, 2002. — 305 с.

11. Al-Tamimi Y.Z., Bhargava D., Surash S. et al. Endoscopic biopsy during third ventriculostomy in paediatric pineal region tumors // Childs Nerv. Syst. — 2008. — 24(11). — 1323-6.

12. Bosch D.A., Rahn T., Backland E.O. Treatment of Colloid Cysts of the Third Ventricle by Stereotactic Aspiration // Surg. Neurol. — 1978. — 9. — 15-8.

13. Bostrцm A., Bostrцm J.P., von Lehe M. et al. Surgical treatment of choroid plexus tumors.

14. Bruce J.N., Connoly E.S. Pineal cell and germ cell tumors // Brain tumors. — 1995. — 725-755.

15. Bruce J.N., Stein B.M. Supracerebellar approaches in the pineal region // Brain surgery: complication, avoidance and management / Ed. Apuzzo M.l.J. — New York: Churchil-Livingstone, 1993. — 511-536.

16. Carmel P.W., Antunes J.L., Chang C.H. Craniopharyngiomas in children // Neurosurgery. — 1982. — V. 11. — P. 382-389.

17. Chang T., Teng M.M., Guo W.-Y et al. CT of pineal tumors and intracranial germ-cell tumors // AJNR. — 1989. — V. 153. — P. 1039-1044.

18. Easwer H.V., Bhattacharya R.N., Nair S. et al. Pre-coronal, paramedian minicraniotomy: a minimal access approach for microsurgical, transcallosal, transforaminal removal of colloid cysts of the third ventricle // Minim. Invasive Neurosurg. — 2008. — 51(5). — 253-7.

19. Ellenbogen R.G., Moores L.E. Endoscopic management of the pineal and suprasellar germinoma with associated hydrocephalus: technical case report // Minim. Invas. Neurosurg. — 1997. — Vol. 40. — P. 13-16.

20. Erdoğan E., Cansever T. Transcallosal transbiforaminal approach to the third ventricle // Turk. Neurosurg. — 2009. — 19(2). — 192-6.

21. Ganti S.R., Hilal S.K., Silver A.J. et al. CT of pineal region tumors // AJNR. — 1986. — V. 7. — P. 97-104.

22. Grondin R.T., Hader W., MacRae M.E. et al. Endoscopic versus microsurgical resection of third ventricle colloid cysts // Can. J. Neurol. Sci. — 2007. — 34(2). — 197-207.

23. Hori T., Kawamata T., Amano K. et al. Anterior interhemispheric approach for 100 tumors in and around the anterior third ventricle // Neurosurgery. — 2010. — 66(3 Suppl. Operative). — 65-74.

24. Kihlstorm L., Lindquist C., Lindquist M., Karlsson B. Stereotaxic radiosurgery for tectal low-grade gliomas // Acta Neurochir. — 1994. — Vol. 62. — P. 55-57.

25. Kleihues P., Cavenee W. Tumors of Nervous System; Pathology and Genetics: World Health Organization International Classification Of tumors. — Lyon: IARC press, 2000.

26. Little J.R., McCarty C.S. Colloid Cysts of the Third Vent-ricle // J. Neurosurg. — 1974. — 39. — 230-5.

27. Manor R.S., Rar-Ziv J., Tadmor R. еt al. Pineal germinoma with unilateral blindness. Seeding of germinoma cells with optic nerve sheath // J. of Clinical Neuroi. and Ophthtalmol. — 1990. — V.10. — P. 239-243.

28. Mishra S., Chandra P.S., Suri A. et al. Endoscopic management of third ventricular colloid cysts: eight years’ institutional experience and description of a new technique // Neurol. India. — 2010. — 58(3). — 412-7.

29. Neuro-Oncology of CNS Tumors / J.-C. Tonn, M. Westphal, J.T. Rutka, S.A. Grossman. — Berlin: Springer, 2006. — Р. 145-159, 207-217, 491-499, 505-517, 529-539.

30. Rahme R., Rahme R.J., Hourani R. et al. Endoscopic third ventriculostomy: the Lebanese experience // Pediatr. Neurosurg. — 2009. — 45(5). — 361-7.

31. Regis J., Bouillot P., Rouby-Volot F., Figarella-Branger D., Dufour H., Peragut J. Pineal region tumors and the role stereotaxic biopsy: Review of the mortality, morbidity and diagnostic rates in 370 cases // Neurosurgery. — 1996. — Vol. 39, № 5. — P. 907-914.

32. Saenz A., Zamorano L., Matter A., Bucius R., Diaz F. Interactive Image Guided Surgery of the Pineal Region // Minim. Invas. Neurosurg. — 1998. — Vol. 41. — P. 27-30.

Similar articles

Выживаемость больных с опухолями области  III желудочка после нейрохирургического лечения
Authors: Базунов М.В. - Институт нейрохирургии им. акад. А.П. Ромоданова АМН Украины, г. Киев
International neurological journal 5 (51) 2012
Date: 2013.03.21
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: Базунов М.В., Институт нейрохирургии им. акад. А.П. Ромоданова АМН Украины, г. Киев
International neurological journal 7 (29) 2009
Date: 2010.07.21
Categories: Neurology
Authors: А.С. ПЕРЕВЕРЗЕВ, Д.В. ЩУКИН, А.Ю. ЩЕРБАК, Харьковская медицинская академия последипломного образования, Национальная медицинская академия последипломного образования, г. Киев
"News of medicine and pharmacy" Урология и нефрология (258) 2008 (тематический номер)
Date: 2009.01.09
Categories: Nephrology, Surgery, Oncology
Sections: Clinical researches
Authors: В.Ю. Черебилло, Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова, г. Санкт-Петербург, Россия
International journal of endocrinology 5(17) 2008
Date: 2009.03.04
Categories: Endocrinology, Oncology
Sections: Clinical researches

Back to issue