Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"News of medicine and pharmacy" 5 (449) 2013

Back to issue

Выдающийся ученый и врач Средневековья Моисей бен Маймонид (Рамбам)

Authors: Никберг И.И., д.м.н., профессор, чл.-корр. Российской академии естествознания

Sections: Нistory of medicine

print version

Присущие Средним векам жестокие походы крестоносцев, межфеодальные войны, мракобесие, ужасы инквизиции, кровопролитный религиозный антагонизм, низкая культура и бытовая антисанитария, разрушительные эпидемии чумы, оспы и другие социальные катаклизмы оставили неизгладимый тягостный след в исторической памяти многих поколений. На этом фоне ярким проявлением человеческого духа и гения является жизнь и деятельность мыслителей, ученых, писателей, художников, врачей, внесших огромный вклад в общечеловеческую культуру в древние времена. Гиппократ, Цельс, Гален, Аретей, Абу-Али ибн Сина, Парацельс, врачи салернской школы и многие другие известные медики Античности и Средневековья — таков далеко не полный перечень крупных ученых-медиков, весомо обогативших науку о здоровье и навечно вошедших в анналы ее истории. Почетное место среди них принадлежит выдающемуся израильско-арабскому философу, врачу и просветителю Маймониду (Рамбаму). В исторических архивах и литературе имя его фигурирует в разном написании: на иврите — Моше бен Маймон, Рамбам (акроним от рабби Моше бен Маймон), в европейских странах — Моисей Маймонид (Моисей Египетский), в арабских — Абу Имран Муса ибн Маймун ибн Абд-Алла аль-Курдуби.

Особенности жизни, творческой научной и врачебной деятельности Маймонида, как и большинства его соплеменников, во многом обусловлены тем, что в период раннего Средневековья на смену культуре античного греческого и восточного мира пришла культура арабских халифатов, в значительной мере связанная с жизнью и деятельностью еврейских мыслителей и ученых, тесно сотрудничавших тогда с арабами и писавших на арабском языке. Маймонид известен прежде всего как выдающийся ученый­философ и теолог­законоучитель. Однако он заслужил большое признание и как крупный ученый­медик и практический врач, оставивший значительный след в истории медицины.

Деятельность и наследие Маймонида как ученого­медика и практического врача во многом предопределили важные особенности его биографии. Он родился 30 марта 1135 года в испанском городе Кордова, в семье известного талмудиста, судьи, высокообразованного и уважаемого человека Маймона бен Иосифа. По сохранившися данным, его генеалогическое древо восходит от царя Давида. Своим глубоким начальным образованием Моше обязан именно отцу, каждодневно уделявшему большое внимание воспитанию и обучению своего сына, талант, способности, интерес и тяга к образованию которого проявились уже в раннем детстве. На воспитание и последующее научное становление юного Моше значительное влияние оказали и труды жившего в ХII веке в Кордове философа и врача Ибн Рушда (Аверроэса). В этом почти миллионном городе было много образовательных и научных учреждений, в частности Ученый дом с богатейшей библиотекой. Благодаря своей необыкновенной памяти, прилежанию и стремлению к учебе уже в юношеском возрасте Маймонид поражал окружающих своей разносторонней образованностью. Относительно спокойная и безбедная жизнь семьи судьи Маймона прервалась в 1148 году, в канун бар­мицвы Моше, когда власть захватили религиозные арабские экстремисты — альмохады, жестоко преследовавшие иноверцев и под угрозой смерти насильно принуждавшие их принимать мусульманскую веру.

Более 10 лет пришлось скитаться семье Маймонов по различным городам Испании, пока в 1160 году она не поселилась в марокканском городе Фесе. В этом городе жил известный своей ученостью далеко за пределами Марокко рабби и врач Иегуда Эвен­Шошан. Стремление отца Моше предоставить своему талантливому сыну возможность общения с этим выдающимся человеком было одной из главных причин, побудивших избрать Фес для поселения в нем. Под руководством Иегуды Шошана Маймонид успешно продолжил общенаучное образование и начатое еще в Испании написание основных своих трудов («Комментарий к Мишне» и др.), в которых получили отражение и общемедицинские сведения. В те годы он также начал интересоваться и практической медициной. Но и в Фесе очередная вспышка религиозного мусульманского фанатизма в 1165 г. (во время которой погиб и учитель Моше Иегуда Эвен­Шошан, отказавшийся принять магометанство) прервала нормальную жизнь еврейской диаспоры. Благодаря предупреждению и содействию друга и почитателя Моше, арабского поэта и теолога Абу аль­Араб аль­Муиша, семья Маймона избежала участи праведника Иегуды Шошана и, успев бежать, после тяжелого морского путешествия достигла берегов Палестины. И хотя Маймоны были с большим почетом приняты на своей исторической родине, жизнь в этой полуразрушенной крестоносцами земле, где продолжались преследования евреев и предельно ограничивались условия их существования и учебы, вновь вынудила думать об ином пристанище. Не было в Иерусалиме и надлежащих условий для продолжения серьезной научной работы Моше. После смерти отца и внезапной гибели в морской катастрофе младшего брата Давида, материально обеспечивавшего всю семью, Моше Маймон, на руках которого, кроме его семьи, осталась вдова и маленькая дочка погибшего брата, принял решение жить в еврейской общине Старого Каира (главой которой в 1177 г. он стал). Признавая выдающиеся способности и известность Моше и желая создать ему нормальные условия для продолжения творческой работы, еврейская община Каира предложила ему свою финансовую поддержку, но из этических соображений он не счел возможным принять ее. Будучи выдающимся знатоком и комментатором Торы, он отказался и от заработка, который могло бы принести ему преподавание Торы, считая греховным получать деньги за эту богоугодную работу. По своим способностям и таланту Маймонид был не просто выдающимся энциклопедистом и широко эрудированным ученым. Он свободно владел ивритом, арабским, испанским, арамейским, греческим и латинским языками, в подлинниках мог читать произведения Гиппократа, Галена, Аверроэса, Авиценны, сочинения представителей салернской школы. И много времени посвятил фундаментальному изучению медицинской классики того времени. Одно из убедительных свидетельств его познаний в этой сфере — впервые осуществленный им перевод на арабский язык произведений Галена и Гиппократа.

Насущная потребность в заработке послужила одной из важных причин того, что уже в зрелом возрасте, будучи известным ученым­философом и талмудистом, с 1164–1165 г. Рамбам занялся практической медициной, ставшей одним из основных его занятий. Философской предпосылкой медицинских воззрений Маймонида, особенно его практических предписаний, был один из его законов, выведенных из Торы и Талмуда и касающихся обязанностей человека относительно самого себя и своего поведения в обществе. В качестве одной из основных личных обязанностей человека закон этот указывает на необходимость соблюдения правильного (здорового) образа жизни, чистоплотности, лечения во время болезни, сострадания к окружающим. Касаясь соблюдения здорового образа жизни, Маймонид указывает, что человек обладает свободой воли. Пожелает он пойти по пути добра и быть праведником — ему дано это; пожелает пойти по пути зла и быть грешником — у него есть и такая возможность.

На формирование медицинских познаний Маймонида весьма большое влияние оказала его многолетняя работа по изучению Торы, Талмуда и созданию «Мишне Тора». Ведь в этих базовых документах еврейской религии содержится немало конкретных рекомендаций, касающихся лечения и профилактики различных заболеваний, рационального питания, здорового образа жизни и т.п. Врачебная практика Маймонида была весьма популярной и успешной, а его услугами как специалиста­медика с благодарностью пользовались и многие тысячи простых людей, и царствующие особы. Свидетельством его способностей как целителя является то, что он многие годы был личным врачом визиря Аль­Кади аль Фадиля аль Байсами. По рекомендации последнего также многие годы был врачом семейства султана Саладина. Известно, что в качестве личного врача приглашал его и король Ричард Львиное Сердце. Фактически Маймонид стал ведущим врачом подвластной Саладину территории, распростершейся от Египта до Сирии. О высокой занятости Маймонида медицинской практикой и огромной популярности как врача среди населения свидетельствуют и отрывки из некоторых его писем. В 1190 г. в одном из них он пишет своему ученику и другу, врачу Йосефу бен Иегуде ибн Акнину из сирийского города Алеппо: «Я пользуюсь большой славой в качестве врача у высших сановников... Целый день в Каире я трачу на посещение больных. Когда же возвращаюсь домой, то чувствую такую усталость, что не в состоянии изучать важные для меня медицинские книги. Ты ведь знаешь, сколько времени и сил требует это занятие и с какими трудностями сопряжено оно для того, кто религиозен, как я, и любит точность, и стремление подкрепить все надежными аргументами. Отсюда ясно, что времени на постижение религиозных проблем не хватает, я занимаюсь этим только по субботам. Что касается других наук, то для них уж окончательно нет времени, и это обстоятельство меня очень огорчает». В другом письме Шмуелю ибн Тиббону (1199) Маймонид рассказывает: «Каждое утро я должен являться к королю. Если ему, кому­нибудь из его сыновей или одной из жен нездоровится, мне приходится оставаться возле них целый день. Если в королевской семье все в порядке, я возвращаюсь домой пополудни. Там меня уже ждут многочисленные больные евреи и неевреи, важные и неважные, чиновники, судьи, друзья и враги. Умывшись и пообедавши, я приступаю к приему, пишу рецепты, назначаю лечение. Это продолжается до двух часов ночи, а иногда и позже. От такой жизни я ослабеваю настолько, что вынужден лежать и ни с кем не в состоянии беседовать. Только по субботам принимаю представителей общины и обсуждаю с ними наши дела». В своих воспоминаниях Маймонид описывает и такой знаменательный случай, произошедший в день его свадьбы: «В день нашей свадьбы, в самом разгаре радости, ворвался всадник на царской лошади. Я взволновался и не понял, кто это. Человек подошел ко мне и спросил: «Ты Муса Ибн Маймон?» — «Да». — «Наш султан болен, и никто не может его излечить, мы много слышали о тебе и просим твоей помощи». С того дня я стал личным врачом султана и обязан был приезжать к нему каждый день». Известность Рамбама как ученого и врача привлекала к общению с ним коллег из разных стран. Знаменитый арабский врач и теолог Абд­аль­Латиф из Багдада, посетивший Каир, говорил, что одной из причин, побудивших его к поездке в этот город, было желание встретиться с Мусой ибн Маймуном. Один из пациентов Рамбама, египетский поэт и судья Аль­Саид ибн Сурат аль­Мульк, воспел его искусство в следующем стихе (существуют разные его варианты):

Искусство Галена исцеляет тело,

Но мудрый еврей подарил нам

двойное искусство:

Исцеляет он и тело, и душу,

Указывает, как неведение душу

и тело калечит,

А мудрость, напротив, как ее лечит.

По мнению Маркуса Герца (переведшего и опубликовавшего в 1793 г. на немецком языке текст еврейской рукописи ХII века), Моисей Маймонид является автором «Клятвы (Молитвы) Маймонида», которой должны были руководствоваться врачи. В этом документе говорится:

Будучи весьма известным и почитаемым в Египте и за его пределами искусным практическим врачом, Маймонид написал и ряд медицинских произведений. Почти все они были написаны на арабском языке и частично при жизни автора, а в основном после его смерти переведены на другие языки (еврейский, испанский, итальянский, немецкий, французский и др). Маймонид был первым, кто успешно попытался научно обобщить медицинские положения и рекомендации еврейской религии в специальной светской литературе.

Медицинским проблемам посвящены следующие труды Маймонида или их крупные фрагменты (названия приведены не в точном переводе, а по смыслу содержания произведения): «Мишне Тора» («Яд а­Хазака»), «Поучения Мусы» («Пирке Моше»), «О гигиене (сборник советов относительно здорового образа жизни)»; «О половых сношениях», «Об астме», «О геморрое», «О ядах и противоядиях», «Книга заповедей». Одним из основных медицинских произведений Маймонида являются написанные в 1187–1190 гг. «Поучения Мусы» («Пирке Моше»), по форме изложения напоминающие «Афоризмы» Гиппократа. Книга содержит 25 глав, в числе которых сведения об анатомии человека и функциях отдельных органов, о жид­костях и крови, о пульсе, моче и др. В книге «О ядах и противоядиях» рассматриваются две группы вопросов. Первая часть (состоит из 6 глав) посвящена способам лечения после укусов змей, скорпионов, пауков, пчел и других животных. Во второй даются рекомендации по предотвращению отравлений ядами, попадающими в организм с пищей, и лечению таких отравлений, перечисляются ядовитые растения. В трактате упоминаются методы, ставшие классическими и сохраняющие свое значение и поныне: высасывание яда из места укуса, перевязывание выше этого места, меры защиты.

Вопросам индивидуальной гигиены посвящена одна из глав кодекса законов Маймонида «Яд а­Хазака» («Верная рука»). Содержащиеся в нем практические советы касаются повседневной жизни человека и в значительной мере основаны на соответствующих религиозных предписаниях Талмуда.

Рекомендации Маймонида относительно половой жизни не ограничиваюся упоминаемыми в его основных популярных произведениях — «Поучениях Моисея» («Фисуль Муса») и трактате «О гигиене», этой проблеме посвящены и два небольших трактата. Оба они рассматривают вопросы физиологии половой жизни, показания к ее ограничениям, гигиену сексуальных отношений и др. Говоря о наслаждениях — еде, питье, женщинах, одежде, роскошном жилье, драгоцен­ностях и т.п., — Маймонид указывает, что все эти наслаждения «суета и пустое» и стремление к ним оправдано лишь ради здорового тела.

Отдельного специального произведения, посвященного диабету, у Маймонида нет. Но его литературному творчеству присуща весьма существенная особенность. Какого бы заболевания он не касался, непременно затрагивал общие вопросы правильного питания, физической активности, отказа от вредных привычек, соблюдения правил личной гигиены и здорового образа жизни, При этом, в частности, подчеркивал их значение в профилактике и лечении диабета. Само это заболевание было хорошо известно Маймониду, часто упоминается в его трудах. Но, как и его предшественники, он не знал истинных причин заболевания и потому в качестве средств лечения акцентировал внимание прежде всего на сочетании специальной диеты с физическими упражнениями. При этом отмечал, что течение и прогноз заболевания у молодых лиц значительно хуже, нежели у пожилых. Определенный интерес представляет научно подтверженное его наблюдение, что в странах Ближнего Востока диабет распространен более широко, нежели на Западе; при этом Маймонид подчеркивал доминирующую роль в этом не географических (как полагал Гален), а расовых и наследственных факторов.

Признавая и подчеркивая роль природных факторов в профилактике и лечении болезней, Маймонид в то же время крайне отрицательно относился к гипотезе о влиянии на судьбу человека астрологических прогнозов и расположения звезд. Он считал, что вследствие признания и практического применения этой гипотезы человек как бы лишается желаемой цели жизни и превращается в раба судьбы, от него не зависящей. В ряде своих произведений Маймонид настойчиво проводит мысль, что эффективность лечения должна проистекать из разу­ма и эмпирического опыта. При этом он призывал воздерживаться от применения сильнодействующих средств, если лечебный эффект достигается разумной диетой, физическими упражнениями, отказом от вредных привычек, применением лекарственных трав и наиболее простых лекарств. В трактате «Об астме» он пишет о медицине как «науке, крайне необходимой для человека в любое время, в любом месте и не только тогда, когда он болен, но и даже тогда, когда он здоров...». Развивая эту мысль, Маймонид закладывает сохранившееся поныне понимание медицины как включающей в себя три основных и взамосвязанных направления — первичная (забота о здоровье здоровых), вторичная (лечение больного) и третичная профилактика (медицинское наблюдение за пожилыми, страдающими хроническими заболеваниями, инвалидами). В каком­то смысле Маймонида можно считать и основоположником рациональных методических подходов, направленных на популярное ознакомление населения с медицинскими знаниями. Он, в частности, призывал к дифференцированному подходу передачи таких знаний в зависимости от духовного развития и исходного уровня знаний слушателей (читателей).


 

 

«Всемогущий Боже, Ты создал человеческое тело с бесконечной мудростью, чтобы сохранить его в красоте и полном порядке. Если, сталкиваясь с другими силами, нарушается этот порядок и эта гармония, возникает заболевание. Чтобы избежать этого, ты благословил земли, горы и воды лечебными веществами, которые позволяют людям облегчить их страдания и лечить свои болезни. Ты наделил врача мудростью, чтобы облегчить боль, чтобы диагностировать их болезни, чтобы извлечь целебные вещества, чтобы использовать их наиболее подходящим образом в каждой болезни Твоих созданий. Сейчас я готов посвятить себя обязанностям моей профессии. Поддержи меня, Всемогущий Бог, в этой большой работе. Не допусти меня к жажде наживы или слепому подражанию авторитетам, способным навредить моей работе и являющимся врагами истины и любви к человечеству и благосостоянию Твоих созданий. Настрой мое тело и мой дух так, чтобы они всегда были готовы помогать бедным и богатым, плохим и хорошим, врага лечи как друга. Просвети мой ум, чтобы понять, что представлено моим глазам и что отсутствует и скрыто. Не дай мне присваивать власть придумывать то, что навредит искусству сохранения жизни и здоровья. Не позволяй, чтобы никакие посторонние мысли не отвлекли мое внимание от кровати больного. Всемогущий Бог! Сделай так, чтобы мои пациенты имели доверие ко мне и моему искусству и следовали моим предписаниям и советам. Отврати их от шарлатанов, неграмотных родственников и других людей, которые могут испортить самые лучшие намерения нашего искусства и привести к смерти сотворенных тобой. Заполни мою душу кротостью, спокойствием и вниманием к старшим коллегам, имеющим больший опыт, готовым поделиться им со мной, отврати меня от гордыни и нежелания учиться у них. Не дай мне напасть на мысль, что я знаю достаточно. Вместо этого дай мне силы, радости и амбиций, чтобы узнать больше каждый день. Сейчас я готов посвятить себя обязанностям моей профессии. Поддержи меня, Всемогущий Бог, в этой большой работе, чтобы делать добро людям, потому что без твоей помощи не добиться успеха».

(Текст приводится в сокращенном объеме и с незначительной коррекцией слов и фраз, мало применяемых в современном разговорном языке. — И.Н.)

 

Хотя многочисленные переводы с одного языка на другой могли привести к неточностям, а может быть, и к несанкционированным изменениям в тексте, медицинские труды Рамбама в ряде случаев сохраняют свое научно­практическое значение и в наше время. Весьма показателен в этом плане эпизод, связанный с современным англоязычным изданием книги Рамбама об астме. Известный лондонский специалист, которого попросили написать предисловие к переводу, был поражен скрупулезно­точным описанием механизма заболевания, сделанным восемь столетий назад, когда не было современной медицинской аппаратуры (Вальман Д. Рамбам. Нью­Йорк, 1985, с. 34).


 

Отдельные аспекты медицины и врачевания попутно затрагивались Маймонидом во многих других его произведениях, в частности в фундаментальном и наиболее известном и почитаемом теологическом труде «Мишне Тора». В нем популярно, в доступном для восприятия стиле излагаются основные законы и предписания повседневной жизни евреев В отличие от большинства других своих работ этот труд Маймонид изначально написал на иврите.

Авторитет и известность Рамбама как выдающегося врача в арабском мире был чрезвычайно велик, и нередко Рамбам использовал его для общей пользы еврейской общины. Благодаря его стараниям, например, арабскими правителями был принят декрет о праве евреев возвратиться и жить в Иерусалим (что ранее было запрещено крестоносцами).

Умер Рамбам 13 декабря 1204 года и похоронен в Эрец­Исраэль, в г. Тверии, вблизи озера Кинерет, рядом с могилой его отца. Бытует предание, что Маймонид похоронен именно в том месте, где остановился и не пожел идти дальше верблюд, перевозивший тело усопшего. После смерти Маймонида в Каире был объявлен трехдневный траур, который соблюдали как евреи, так и магометане, в в Иерусалиме — однодневный пост. «От Моше до Моше» — это крылатое выражение характеризует роль и место этого человека в памяти еврейского народа как личности, сопоставимой с личностью Моисея.

Рассказывая о жизни Маймонида, будет уместно вкратце остановиться на таком исключительно важном и интересном вопросе, имеющем прямое отношение к профессионально­врачебной деятельности Маймонида, как взаимоотношения арабов и евреев в период раннего Средневековья. Эти взаимоотношения, как и история возникновения религии иудеев и ислама в целом, достаточно сложны и противоречивы. Тем не менее подавляющее большинство исследователей этой проблемы единодушны в признании исходной роли иудаизма в возникновении и становлении как христианства, так и ислама. Имеются многочисленные свидетельства наличия и заимствования исламом многих положений и требований (в том числе медицинских), ранее сформулированных в иудаизме и соблюдавшихся в повседневной жизни евреями. Как подчеркивают историки, на роль теологических воззрений иудаизма и заветов Моисея в становлении ислама неоднократно обращал внимание и сам его создатель Мохаммед. Не случайно поэтому, а также в силу складывавшихся в различные периоды исторических и социально­бытовых обстоятельств многовековая история взаимоотношений евреев и арабов насыщена подчас самыми диаметральными событиями — от кровавой вражды до доброжелательного взаимопонимания, поддержки и сотрудничества. И хотя в религии мусульман присутствует запрет на обращение за медицинской помощью к врачам­иноверцам (из опасения, что, «овладев» телом больного, они могут овладеть и его душой), пример Маймонида служит ярким свидетельством того, что просвещенные арабы раннего Средневековья не только не соблюдали этот запрет, но и весьма тесно сотрудничали с медиками­евреями, учились у них. С другой стороны, столь же очевидна и благотворная роль арабской культуры в формировании и деятельности еврейских ученых и врачей того периода. Достаточно вспомнить о том, что Маймонид (как и многие другие его соплеменники того времени) не только свободно владел арабским языком, но и писал на этом языке свои произведения. Известно, например, что большинство произведений Маймонида, изданных в последующем на других языках, были переведены из первоисточников, написанных на арабском.

Знаменательна в этом плане и резолюция юбилейной конференции ЮНЕСКО, состоявшейся в 1985 году, в 850­ю годовщину рождения Рамбама, в Париже, участниками и спонсорами которой были даже не признавшие государство Израиль страны. В резолюции отмечено: «...Рамбам, вероятно, единственный философ Средних веков, a может быть, и нашего времени, который символизирует единение четырех культур: греко­римской, арабской, еврейской и западной. Рамбам — самый влиятельный еврейский мыслитель Средневековья и, вполне возможно, всех времен». В 1985 г., в 850­ю годовщину его рождения, президент США Рональд Рейган прислал в Израиль и Египет свое юбилейное приветствие.

В ряде стран (в том числе мусульманских) функционируют еврейские синагоги (Maimonides Sinagoges). Одна из наиболее известных — полностью восстановленная синагога Маймонида в Каире, объект паломничества и туристических посещений.

Косвенным свидетельством признания значимости Маймонида как одного из наиболее выдающихся ученых­медиков прошлого является наличие в ряде стран лечебных центров, больниц и учебных заведений, носящих его имя. В их числе, например, крупный медицинский центр Рамбама международного значения в г. Хайфе (Израиль), Медицинский центр Маймонида в Нью­Йорке, Школа Маймонида в Массачусетсе (США), Российско­израильский медицинский центр «Рамбам» (Москва) и ряд других.

Упоминания о Маймониде как об искусном врачевателе и авторе важных медицинских произведений содержатся во многих современных энциклопедиях, монографиях и учебниках. В частности, о роли Маймонида как одного из основоположников гигиенической науки и автора трудов по профилактической медицине рассказывается в изданном в Киеве в 1995 и 2000 гг. и удостоенном Государственной премии Украины учебнике для высших медицинских учебных заведений «Пропедевтика гигиены». Именем Маймонида названа созданная в 1992 г. в Москве Государственная классическая академия. В память о Маймониде Банк Изра­иля выпустил банкноту достоинством 1000 шекелей, в 2004 г. изготовлена специальная юбилейная медаль, выпущены в обращение почтовые марки с его изображением.

Прошло более 800 лет со дня смерти Моисея бен Маймонида, но его жизнь и деятельность как одного из выдающихся философов, теологов, врачей и пропагандистов медицинских знаний и здорового образа жизни навсегда остается в благодарной памяти человечества.



Back to issue