Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

International neurological journal 2 (56) 2013

Back to issue

Электроэнцефалографические корреляты психовегетативного синдрома при неврастении и генерализованном тревожном расстройстве

Authors: Гордеев С.А.1, 2, Ковров Г.В.2, Посохов С.И.2, Катенко С.В.2, Дьяконова Н.А.3, 1 Научный центр неврологии РАМН, г. Москва, 2 Первый московский государственный медицинский университет им. И.М. Сеченова, 3 Психиатрическая больница № 3 им. В.А. Гиляровского, г. Москва

Categories: Neurology, Psychiatry

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Цель исследования — сравнительный анализ особенностей электроэнцефалограммы (ЭЭГ) у пациентов с психовегетативными расстройствами при неврастении и генерализованном тревожном расстройстве. Обследованы 47 пациентов с неврастенией, 45 больных с генерализованным тревожным расстройством и 38 здоровых испытуемых с использованием клинико-неврологического и нейрофизиологического методов регистрации и компьютерной обработки ЭЭГ испытуемых. Общей электрофизиологической характеристикой больных с генерализованным тревожным расстройством и пациентов с неврастенией является увеличение по сравнению со здоровыми спектральной мощности ЭЭГ в тета- и бета-частотном диапазонах. Главной отличительной чертой обследованных групп больных является характер изменения ЭЭГ в альфа-частотном диапазоне — значительное усиление альфа-активности в центрально-теменной области левого полушария с распространением на передние отделы обоих полушарий при генерализованном тревожном расстройстве и снижение мощности альфа-ритма при неврастении по сравнению со здоровыми испытуемыми. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что перестройка функциональных взаимоотношений подкорковых лимбико-ретикулярных структур с корой полушарий головного мозга происходит различным образом у пациентов с психовегетативным синдромом при неврастении и генерализованном тревожном расстройстве.

Мета дослідження — порівняльний аналіз особливостей електроенцефалограми (ЕЕГ) у пацієнтів із психовегетативними розладами при неврастенії і генералізованому тривожному розладі. Обстежені 47 пацієнтів із неврастенією, 45 хворих із генералізованим тривожним розладом і 38 здорових випробуваних із використанням клініко-неврологічного й нейрофізіологічного методів реєстрації й комп’ютерної обробки ЕЕГ випробуваних. Спільною електрофізіологічною характеристикою хворих із генералізованим тривожним розладом і пацієнтів із неврастенією є збільшення порівняно із здоровими спектральної потужності ЕЕГ в тета- і бета-частотному діапазонах. Головною відмінною рисою обстежених груп хворих є характер зміни ЕЕГ в альфа-частотному діапазоні — значне посилення альфа-активності в центрально-тім’яній ділянці лівої півкулі з поширенням на передні відділи обох півкуль при генералізованому тривожному розладі і зниження потужності альфа-ритму при неврастенії порівняно зі здоровими випробуваними. Отримані дані дозволяють зробити висновок про те, що перебудова функціональних взаємовідношень підкіркових лімбіко-ретикулярних структур із корою півкуль головного мозку відбувається по-різному в пацієнтів із психовегетативним синдромом при неврастенії й генералізованому тривожному розладі.

The purpose of research — the comparative analysis of EEG features in patients with psychovegetative disorders in neurasthenia and generalized anxiety disorder. 47 patients with neurasthenia, 45 patients with generalized anxiety disorder and 38 healthy subjects had been examined using clinico-neurologic technique and the neurophysiological method of registration and computer processing of EEG. The general electrophysiological characteristic of patients with generalized anxiety disorder and patients with neurasthenia is the increase, in comparison with healthy subjects, of spectral EEG power in theta- and beta-frequency ranges. The main distinctive feature of the surveyed groups of patients is character of EEG change in an alpha-frequency range — significant strengthening an alpha-activity in central-parietal area of the left hemisphere with dissemination on anterior parts of both hemispheres in generalized anxiety disorder and decrease of spectral power of alpha-rhythm in neurasthenia in comparison with healthy subjects. Obtained data enable to draw a conclusion that reorganization of functional interrelation of subcortex limbic-reticular structures with cortex of hemispheres of the brain occurs in the various ways in patients with psychovegetative disorders in neurasthenia and generalized anxiety disorder.


Keywords

ЭЭГ, психовегетативные расстройства.

ЕЕГ, психовегетативні розлади.

EEG, psychovegetative disorders.

Возрастание темпа жизни и информационного объема, экономический кризис, локальные войны, угроза международного терроризма привели к резкому увеличению нагрузки на нервную систему и являются основными факторами, послужившими причиной значительного роста психогенных заболеваний [10]. Психовегетативный синдром занимает значительное место в клинической картине невротических заболеваний. Показано, что вегетативные расстройства облигатны при неврозах и проявляются с различной интенсивностью в зависимости от формы невротического расстройства, длительности болезни, выраженности эмоциональных нарушений и т.д. [3]. Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) и неврастения относятся к типичным невротическим заболеваниям с выраженным психовегетативным синдромом.

Актуальность изучения патогенетических механизмов психовегетативных расстройств определяется их чрезвычай­но высокой распространенностью (от 25 до 80 % в различ­ных группах популяции населения), большой долей данных расстройств в структуре причин временной нетрудоспособности (до 30 % поликлинических больных), наличием риска перехода функциональных расстройств в стойкую органическую патологию [1]. По современным представлениям, в основе патогенеза психовегетативного синдрома лежат изменение функционального состояния лимбико­ретикулярного комплекса и нарушение его интегративной роли, дезинтеграция синхронизирующих и десинхронизирующих влияний неспецифических структур мозга [5]. Для больных с невротическими расстройствами с выраженным психовегетативным синдромом характерно нарушение межполушарных взаимодействий [4, 7]. Вышеуказанные изменения усугубляются дисрегуляцией взаимодействия ЦНС, вегетативной, гормональной, иммунной систем. Исследуются вопросы наследственной предрасположенности к развитию психовегетативного синдрома при неврозах, ас­социации вегетативной дисфункции с антигенами главного комплекса гистосовместимости, изучаются нейрохимические особенности вегетативных расстройств [1]. Однако при всем богатстве фактического материала необходимо отметить недостаточность данных о состоянии вегетативного и нейрофизиологического обеспечения психической деятельности как важного фактора патогенеза невротических расстройств.

Целью настоящей работы был сравнительный анализ особенностей ЭЭГ у пациентов с психовегетативными расстройствами при неврастении и ГТР.

Материалы и методы

В исследование были включены 47 пациентов (33 женщины и 14 мужчин, средний возраст 36,23 ± 3,14 года) с неврастенией (F48.0 по МКБ­10) и 45 больных (31 женщина и 14 мужчин, средний возраст 32,18 ± 2,45 года) с ГТР (F41.1 по МКБ­10). Контрольную группу составили 38 испытуемых без какой­либо неврологической патологии, сравнимых с больными по полу и возрасту. Каждый пациент и здоровый испытуемый (ЗИ) были информированы о цели исследования, подписав информированное согласие. Пациенты в течение двух недель до момента первичного обследования не принимали медикаментозного лечения и не находились на лечении у психотерапевта. Все больные и здоровые испытуемые были правшами.

Использовались следующие методы исследования:

1. Клинико­неврологическое обследование с использованием вегетативной анкеты (ВА) для выявления признаков вегетативной дисфункции [3].

2. Нейрофизиологическое исследование, включавшее ре­гистрацию ЭЭГ с последующим спектральным анализом. Усиление и фильтрацию ЭЭГ осуществляли с помощью усилителей MBA­32 («Медикор», Венгрия). Полоса пропускания составляла 0,5–70,0 Гц, чувствительность — 100 мкВ/дел. Регистрацию проводили по 16 каналам в отведениях Fp1, Fp2, F3, F4, F7, F8, T3, T4, T5, T6, C3, C4, P3, P4, O1, O2 при монополярном монтаже электродов с объединенным ушным референтом. Заземляющий электрод помещали на лбу испытуемого. Сопротивление между заземляющим и регистрирующими электродами составляло менее 5 кОм. При регистрации ЭЭГ пациент находился в состоянии спокойного бодрствования с закрытыми глазами. Анализировали 10 безартефактных участков ЭЭГ длительностью 8 секунд каждый. Проводили спектральный анализ ЭЭГ с использованием алгоритма быстрого преобразования Фурье для вычисления показателей абсолютной (мкВ2/Гц) спектральной плотности мощности сигнала ритмов следующих частотных диапазонов: дельта — от 0,5 до 3 Гц; тета — от 4 до 7 Гц; альфа — от 8 до 13 Гц; бета­1 — от 14 до 18 Гц; бета­2 — от 19 до 32 Гц. Дельта­ и бета­2­диапазоны в дальнейшем не анализировали из­за невозможности достаточно полного исключения артефактов.

3. Статистическую обработку данных проводили с использованием статистического пакета программ Statistica 6.0 for Windows. Для оценки достоверности изменений показателей применялся однофакторный дисперсионный анализ, парный t­критерий Стьюдента.

Результаты исследования

Обе группы больных по результатам ВА достоверно (р < 0,001) отличались от группы контроля выраженными вегетативными расстройствами (42,12 ± 1,31 балла при ГТР и 44,91 ± 1,43 балла при неврастении по сравнению с 19,91 ± 1,24 балла у ЗИ). Между собой ГТР и неврастения по степени вегетативных нарушений достоверно не различались (p > 0,1).

Спектральный анализ спонтанной биоэлектрической активности мозга выявил значительные изменения мощности ритмов ЭЭГ во всех анализируемых диапазонах частот у пациентов с ГТР и неврастенией по сравнению с ЗИ (табл. 1, 2). Группа больных ГТР отличалась от группы здоровых более высокими значениями спектральных мощностей ЭЭГ во всех частотных диапазонах. Однако групповые различия выраженности отдельных ритмических составляющих ЭЭГ имели регионарно­специфичный характер. У больных ГТР по сравнению с группой контроля были зарегистрированы достоверно более высокие значения мощности альфа­ и тета­колебаний в лобных областях (Fp1, Fp2, F3, F4) обоих полушарий (p < 0,01–0,05) и в центрально­теменной (C3, P3) области левого полушария (p < 0,02–0,05), а бета­ритма — в центрально­теменных (C3, C4, P3, P4) областях обоих полушарий (p < 0,03–0,05) и затылочной (O2) области правого полушария (p < 0,05).

У больных неврастенией (так же как и в группе больных ГТР) по сравнению с ЗИ были обнаружены более высокие мощности тета­колебаний в передних и центрально­теменных отделах обоих полушарий, которые носили характер статистической достоверности (p < 0,04–0,05) в правых лобных (Fp2, F4), центральных (С3, С4) и левом теменном (P3) отведениях.

Однако по характеру изменений ЭЭГ в альфа­ и бета­частотных диапазонах группа неврастении отличалась от группы ГТР. Во­первых, у пациентов с неврастенией выявлялось не усиление, а снижение альфа­активности по сравнению со здоровыми. Больные неврастенией имели достоверно более низкие значения мощности альфа­колебаний в затылочных (O1, O2) областях обоих полушарий (p < 0,01–0,02), а также в задней лобной (F8), центральной (С4) и теменной (P4) областях правого полушария (p < 0,01–0,05) по сравнению с ЗИ. Во­вторых, в отличие от ГТР у больных неврастенией усиление (по сравнению с ЗИ) бета­активности в центрально­теменных областях не имело характера статистической достоверности (p > 0,1).

Обсуждение результатов

В результате проведенного нейрофизиологического исследования у пациентов с ГТР и больных с неврастенией были обнаружены как общие, так и специфические изменения ЭЭГ по сравнению со здоровыми испытуемыми.

Общим для ГТР и неврастении являлось увеличение (по сравнению с ЗИ) мощности тета­ и бета­ритмов в обоих полушариях, которое в передних отделах было выражено в большей степени в правом полушарии, а в задних областях — в левом полушарии.

Различие состояло в том, что при ГТР тета­активность была максимально увеличена в лобных, а при неврастении — в центрально­теменных областях полушарий. Кроме того, у больных неврастенией увеличение мощности бета­активности было выражено незначительно, а у больных ГТР отмечалось значительное усиление бета­активности в центрально­теменных областях. Увеличение представленности бета­активности на ЭЭГ у пациентов с ГТР может указывать на усиление активирующих влияний мезэнцефальной ретикулярной формации. Существует мнение, что десинхронизация, т.е. замена доминирующего альфа­ритма на высокочастотную бета­активность, вообще характерна для тревожных расстройств [6, 15]. Высокие величины мощности тета­ритма у пациентов с ГТР и неврастенией преимущественно в лобных и центральных областях коры, вероятнее всего, свидетельствуют об изменении функционального состояния модулирующих структур гипоталамо­септо­гиппокампальной системы.

Главное различие между ГТР и неврастенией состояло в том, что у больных ГТР наблюдалось значительное усиление альфа­активности в центрально­теменной области левого полушария с распространением на передние отделы обоих полушарий, а у больных с неврастенией — снижение мощности альфа­активности, преимущественно в задних отделах обоих полушарий, по сравнению с ЗИ. В электрофизиологии общепринятым является положение о множественности генераторов ритмов ЭЭГ и существуют многочисленные данные о функциональной и топографической гетерогенности альфа­ритма [9, 11]. Некоторые виды альфа­активности, такие как альфа­веретена, по данным современных исследований, сочетающих анализ ЭЭГ и нейровизуализационные методы [12, 14], генерируются ритмогенными структурами миндалины, медиального таламуса и гипоталамуса. Усиление билатерально­синхронной активности в широком диапазоне частот от 6–7 до 14 Гц на ЭЭГ спокойного бодрствования, а также нарушение пространственной организации альфа­ритма в коре (в виде его генерализации или смещения фокуса активности в передние отделы) наблюдается у пациентов с диэнцефальным синдромом [8] и может рассматриваться как результат дисфункции лимбико­кортикальных и лимбико­диэнцефальных систем [2]. Увеличение представленности альфа­колебаний в лобных отведениях обоих полушарий у пациентов с ГТР позволяет предположить билатерально­синхронный характер этой активности. Это, в свою очередь, может служить основанием для предположения о ее глубинном происхождении и связи с дисфункцией лимбико­диэнцефальной системы, играющей существенную роль в процессах эмоционально­мотивационной регуляции поведения.

Таким образом, в настоящем исследовании у больных ГТР было обнаружено нарушение зонального распределения ритмов ЭЭГ с изменением затылочно­лобного градиента для альфа­ и тета­колебаний наряду со значительным усилением бета­активности в центрально­теменных областях. Увеличенная мощность альфа­колебаний в передних отделах мозга, по всей видимости, отражает повышенную активность синхронизирующих систем, входящих в лимбико­диэнцефальный комплекс. Однонаправленность повышения активности синхронизирующих и десинхронизирующих систем мозга свидетельствует о напряженном функционировании как систем активации, так и систем инактивации, которое отражает непродуктивный тип мозговой деятельности, что, по­видимому, и находит свое выражение в генерализованном характере тревоги у пациентов с ГТР. Активация лобной коры у больных ГТР, по мнению Д. Натт [13], связана с симптомами беспокойства, характерными для генерализованной тревоги.

Менее выраженное увеличение мощности бета­ритма и значительное увеличение представленности тета­активности в центрально­теменных областях у пациентов с неврастенией свидетельствуют о незначительном усилении активирующих влияний со стороны ретикулярной формации среднего мозга и о преобладающем влиянии септо­гиппокампальных структур на кору обоих полушарий головного мозга. Уменьшение мощности альфа­ритма в задних областях обоих полушарий при неврастении отражает снижение активности таламо­кортикальной системы.

Выводы

1. Общей электрофизиологической характеристикой больных с генерализованным тревожным расстройством и пациентов с неврастенией является увеличение по сравнению со здоровыми мощности тета­ и бета­активности с преобладанием в передних отделах в правом, а в задних отделах — в левом полушарии. При этом у больных с ГТР тета­активность максимально увеличена в лобных, а при неврастении — в центрально­теменных областях полушарий. Кроме того, при неврастении увеличение мощности бета­активности выражено незначительно, а при ГТР отмечается значительное усиление бета­активности в центрально­теменных областях.

2. Главной отличительной чертой обследованных групп больных является характер изменения ЭЭГ в альфа­частотном диапазоне — значительное усиление альфа­активности в центрально­теменной области левого полушария с распространением на передние отделы обоих полушарий при ГТР и снижение мощности альфа­ритма при неврастении по сравнению со здоровыми испытуемыми.

3. Перестройка функциональных взаимоотношений подкорковых лимбико­ретикулярных структур с корой полушарий головного мозга происходит различным образом у пациентов с психовегетативным синдромом при неврастении и генерализованном тревожном расстройстве.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно­исследовательского проекта РГНФ «Механизмы развития вегетативных расстройств и их роль в процессе социальной дезадаптации у больных с тревожно­фобическими расстройствами», проект № 11­06­01051а.


Bibliography

1. Арьков В.В., Бобровницкий И.П., Одинец А.Г. и др. Современные представления и комплексная восстановительная коррекция функционального состояния больных с психовегетативным синдромом // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. — 2010. — № 2. — С. 49­54.

2. Болдырева Г.Н. Электрическая активность мозга человека при поражении диэнцефальных и лимбических структур. — М.: Наука, 2000. — 181 с.

3. Вегетативные расстройства: клиника, диагностика, лечение / Под ред. А.М. Вейна. — М.: Медицинское информационное агентство, 2003. — 752 с.

4. Гордеев С.А. Изменения ЭЭГ у пациентов с социальными фобиями // Международный неврологический журнал. — 2006. — № 6(10). — С. 41­44.

5. Гордеев С.А. ЭЭГ анализ функционального состояния мозга у больных с вегетативными кризами (паническими расстройствами) в межприступный период // Вестник Российской академии медицинских наук. — 2007. — № 9. — С. 9­12.

6. Гордеев С.А. Изменения спонтанной и вызванной электрической активности мозга при тревожно­фобических расстройствах // Неврологический вестник им. В.М. Бехтерева. — 2008. — Т. XL, вып. 1. — С. 81­87.

7. Гордеев С.А., Ковров Г.В., Посохов С.И., Катенко С.В., Дьяконова Н.А. Отличия изменений межполушарной асимметрии ЭЭГ при пароксизмальном (паническое) и перманентном (генерализованное) тревожных расстройствах // Асиммет­рия. — 2010. — Т. 4, № 4. — С. 29­37.

8. Латаш Л.П. Гипоталамус, приспособительная активность и электроэнцефалограмма. — М.: Наука, 1968. — 295 с.

9. Русинов В.С. Биопотенциалы мозга человека. — М.: Медицина, 1987. — 256 с.

10. Bruce S.E., Yonkers K.A., Otto M.W. et al. Influence of psychiatric comorbidity on recovery and recurrence in generalized anxiety disorder, social phobia, and panic disorder: a 12­year prospective study // Am. J. Psychiatry. — 2005. — V. 162. — P. 1179­1187.

11. Lopes da Silva F.H. Neural mechanisms underlyng brain waves: from neural membranes to networks // Electroencephalogr. a. Clin. Neurophysiol. — 1991. — V. 79. — P. 81­93.

12. Menendez R.G., Morie P., Picard F. et al. Simple techniques for EEG source imaging // Int. J. of Bioelectromagnetism. — 2006. — V. 8, № 1. — Р. 1­8.

13. Nutt D.J. Neurobiological mechanisms in generalized anxiety disorder // J. Clin. Psychiatry. — 2001. — V. 62 (Suppl. 11). — P. 22­27.

14. Sadato N., Nakamura S., Oohashi T. et al. Neural networks for generation and suppression of alpha rhythm: a PET study // Neuroreport. — 1998. — V. 9, № 5. — P. 893.

15. Siciliani O., Schiavon M., Tansella M. Anxiety and EEG alpha activity in neurotic patients // Acta Psychiatr. Scand. — 1975. — V. 52. — P. 116­131.

Similar articles

Authors: С.А. Гордеев, Кафедра неврологии ФППОВ ГОУ ВПО ММА им. И.М. Сеченова Росздрава
International neurological journal 6(10) 2006
Date: 2008.03.05
Categories: Neurology
Sections: Clinical researches
Authors: Черний В.И., Андронова И.А., Черний Т.В., Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького
International neurological journal 4(26) 2009
Date: 2009.09.02
Categories: Neurology
Authors: Черний В.И., Черний Т.В., Андронова И.А., Городник Г.А. Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького Беленичев И.Ф. Запорожский государственный медицинский университет
"Emergency medicine" 2(21) 2009
Date: 2009.07.03
Categories: Family medicine/Therapy, Medicine of emergency

Back to issue