Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Medical and social problems of family" 2 (том 17) 2012

Back to issue

Недифференцированные формы мезенхимальной дисплазии как фактор риска формирования патологии органов репродуктивной системы

Authors: В.К. Чайка, Э.Б. Яковлева, М.Ю Сергиенко, Л.В. Желтоноженко, Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького, Донецкий региональный центр охраны материнства и детства

Categories: Obstetrics and gynecology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Проведено вивчення частоти недиференційованих форм мезенхімальної дисплазії у дівчат з патологією молочних залоз та шийки матки. Виявлено найбільш характерні для кожного захворювання легкі та важкі ознаки. Зроблено висновок про необхідність лікування дівчат з патологією органів репродуктивної системи з позиції «сполучнотканинної хвороби»

Проведено изучение частоты недифференцированных форм мезенхимальной дисплазии у девочек с патологией молочных желез и шейки матки. Выявлены наиболее характерные для каждого заболевания легкие и тяжелые признаки. Сделан вывод о необходимости подхода к лечению девочек с патологией органов репродуктивной системы с позиции «соединительнотканной болезни»

Was studied the frequency of undifferentiated forms of mezenhimal dysplasia in girls with pathology of the breast and cervix uteri. Were identified the most specific mild and severe symptoms to each disease. Authors made conclusion about necessity to consider the girls reproductive system pathology in terms of "connecting tissue disease"


Keywords

молочна залоза, шийка матки, мезенхімальна дисплазія, дівчата-підлітки

молочная железа, шейка матки, мезенхимальная дисплазия, девочки-подростки

breast, cervix uteri, mesenchymal dysplasia, adolescent girls

В последние годы появляется все больше публикаций, посвященных изучению природы мезенхимальной дисплазии (МД), позволяющих рассматривать многие заболевания, в т. ч. и органов репродуктивной системы, с позиции «соединительнотканной болезни». В ряде работ показана распространенность нейро-эндокринных расстройств в виде нарушений менструального цикла, предменструального синдрома, дефицита эстрогенов у девочек с недифференцированными формами дисплазии соединительной ткани (НДСТ) [1, 6].

Традиционно о становлении репродуктивной системы судят по развитию вторичных половых признаков, срокам наступления менархе, характеру менструальной функции в первые годы пубертатного периода [6]. В настоящее время внимание детских гинекологов все более привлекает состояние молочных желез (МЖ) и шейки матки (ШМ) у девочек-подростков. По данным Ю.А. Гуркина (2004), доля девочек с заболеваниями МЖ среди обратившихся за консультативной помощью к детскому гинекологу составляет от 5 до 12%. Наши исследования показали, что с жалобами на особенности состояния или изменения со стороны МЖ обращается 7,6% пациенток, каждая четвертая в возрасте 13-15 лет, каждая вторая – 16-18 лет [5].

Российские исследователи выявили эктопию шейки матки у 92% подростков 13-14 лет, имеющих опыт половой жизни. Установлено, что вероятность возникновения предопухолевых изменений в эпителии у них в 10 раз выше, чем в общей популяции женщин [3].

Высокая частота заболеваний МЖ и ШМ в подростковом возрасте делает актуальным изучение факторов риска развития данной патологии, среди которых когут быть НДСТ, поскольку соединительная ткань является не только структурной основой МЖ и ШМ (базальная мембрана ШМ состоит из коллагена IV типа), но и источником нейроэндокринных клеток, участвующих в регуляции репродуктивных функций [4].

Цель исследования – изучение частоты и характера фенотипических и локомоторных проявлений дисплазии соединительной ткани у девочек-подростков с патологией МЖ и эктопией шейки матки (ЭШМ).

Материалы и методы

Под наблюдением находилось 92 девочки с патологией со стороны МЖ (Ι группа), 90 пациенток с патологией МЖ и нарушением менструальной функции (НМФ) (ΙΙ группа), 68 девочек-подростков с ЭШМ (ΙΙΙ группа). Контрольную группу составили 95 условно здоровых девочек (табл.).

Диагностика фенотипических и локомоторных проявлений дисплазии соединительной ткани осуществлялась с использованием критериев выраженности дисплазии соединительной ткани по Л.В. Адамян, Т.Ю. Смольновой с использованием модифицированной шкалы Е.В. Уваровой и соавт. Верификация диагноза НДСТ осуществлялась при выявлении отягощенной наследственности по дисплазии соединительной ткани, наличии одного большого и одного малого критерия из любых органов, при отсутствии семейного анамнеза для диагностики НДСТ выявлялось два больших и один малый критерий [4].

Всем пациенткам проводился осмотр, пальпация и эхомаммография МЖ с использованием современных УЗ сканеров с частотой датчика 7-9 Мгц, при наличии опыта половой жизни – кольпоскопия, цитологическое исследование.

Все пациентки и их родители дали информированное согласие на участие в исследовании, статистическая обработка полученных данных проводилась с помощью пакета компьютерных программ Excel для Windows.

Результаты и их обсуждение

Частота единичных внешних фенотипических признаков дисплазии соединительной ткани достигает 94% лиц молодого возраста, распространенность собственно НДСТ – от 13 до 65% [2]. В нашем исследавании не выявлено ни одного признака мезенхимальной дисплазии у 2,2% девочек первой группы, 4,4% - второй, 1,5% - третьей, у каждой восьмой обследованной в контроле.

У представительниц первой группы в 67,4% выраженность признаков дисплазии соединительной ткани оценена в 5 и более баллов, что позволило поставить диагноз НДСТ. Во второй и третьей группах (девочек с патологией МЖ и НМФ, ЭШМ) этот процент был примерно одинаковым (81,1% и 83,8% соответственно), достоверно превышал показатель в первой группе (р<0,05). Такая же закономерность прослеживалась при подсчете среднего значения выраженности недифференцированных признаков МД (7,29 в первой группе; 8,21 и 8,1 соответственно во второй и третьей). Несмотря на разную выраженность признаков дисплазии, во всех группах степень НДСТ оценена как легкая. У здоровых девочек НДСТ как диагноз удалось поставить только в 18,9% случаев со средним баллом выраженности признаков – 5,72.

Одна из основополагающих характеристик дисплазии соединительной ткани как дисморфогенетического феномена – фенотипические признаки НДСТ могут отсутствовать при рождении или иметь очень незначительную выраженность (даже в случаях дифференцированных форм ДСТ) и, подобно изображению на фотобумаге, проявляться в течение жизни. С годами количество признаков ДСТ и их выраженность нарастает прогредиентно.

В нашем исследовании достоверных отличий среднего значения выраженности недифференцированных признаков МД в разных возрастных подгруппах не выявлено, однако у девочек 16-18 лет с патологией МЖ и НМФ оно значительно превышало показатели младшей подгруппы (8,35 и 7,85 соответственно).

Наиболее часто среди легких признаков МД выявлялись вегетососудистые дисфункции, астенический тип телосложения, неправильный рост зубов и кариес. По данным литературы, вегетативная дисфункция отмечается в 97% случаев наследственных синдромов, при недифференцированной форме ДСТ – у 78% пациентов. В формировании вегетативных нарушений у пациентов с НДСТ, несомненно, имеют значение генетические факторы, лежащие в основе нарушения биохимизма обменных процессов в соединительной ткани и формировании морфологических субстратов, приводящих к изменению функции гипоталамуса, гипофиза, половых желез, симпатико-адреналовой системы [1].

Вегетативная дисфункция нами была выявлена у каждой третьей девочки с патологией МЖ, у каждой четвертой – с ЭШМ, была недостоверно выше у представительниц второй группы (33,3% по сравнению с 29,3% в первой), достоверно превышала показатель в контроле – 7,4% (р<0,05).

У девочек с патологией МЖ наибольшая частота астенического типа телосложения выявлена в младшей подгруппе – 45,8% (р<0,05), в подгруппах 13-15 и 16-18 лет он выявлялся в каждом 7-м случае, при ЭШМ – в каждом 4-м, в контроле – в каждом 12-м.

Достоверные отличия в частоте неправильного роста зубов и кариеса выявлены только между группами с заболеваниями МЖ, ЭШМ и контролем (р<0,05), патология встречалась у каждой третьей девочки Ι- ΙΙΙ групп, у каждой восьмой – в контрольной.

Среди признаков недифференцированной МД средней степени тяжести преобладали нарушения со стороны позвоночника (сколиоз, кифоз, кифосколиоз); плоскостопие 1-2 степени; гипермобильность суставов; склонность к аллергическим реакциям, простудным заболеваниям; хронический гастрит, дуоденит, панкреатит, холецистит, пиелонефрит, бронхолегочные заболевания; ДЖВП, перегородка или перегиб желчного пузыря.

Частота нарушении со стороны позвоночника составила 33,7; 35,6 и 27,9% соответственно в Ι- ΙΙΙ группах, была достоверно выше, чем в контроле (р<0,05). Не существует единого мнения по вопросу – какие нарушения опорно-двигательного аппарата можно считать стигмами, а какие приобретенными. Так нарушения осанки, искривление ног, грыжи могут быть проявлением как мезенхимальной неполноценности, так и родовой травмы и одновременно следствием очень быстрого роста. Гипермобильность суставов чаще наблюдается у девушек, следовательно, ее природа не всегда церебральная, можно допустить эстрогензависимые механизмы ее развития. Эту гипотезу подтверждает тот факт, что гипермобильность суставов, пигментные пятна, расширение мелких подкожных сосудов чаще встречается у гиперэстрогенных юношей [1].

Синдром патологии стопы является одним из самым ранних проявлений несостоятельности соединительнотканных структур. Мы не выявили достоверных отличий в частоте плоскостопия между девочками Ι- ΙΙΙ групп (22,8; 20,0 и 20,6% соответственно), но она оказалась достоверно выше. чем в контрольной группе (р<0,05).

Функциональное состояние иммунной системы при ДСТ характеризуется как активацией иммунных механизмов, обеспечивающих поддержание гомеостаза, так и их недостаточностью, ведущей к нарушению способности адекватно освобождать организм от чужеродных частиц и, следовательно, к развитию рецидивирующих инфекционно-воспалительных заболеваний бронхолегочной системы.

Частота аллергических реакций и простудных заболеваний в группах девочек с патологией МЖ была достоверно выше, чем в третьей группе и контроле (23,9; 25,5;. 17,6 и 8,2% соответственно) (р<0,05).

Синдром гипермобильности суставов в большинстве случаев определяется уже в раннем детском возрасте. Максимальная гипермобильность суставов наблюдается в возрасте 13–14 лет, к 25–30 годам распространенность снижается в 3–5 раз. Частота гипермобильности суставов была достоверна выше у девочек с ЭШМ, встречалась в каждом пятом случае. Примечательно, что данного признака МД не было выявлено в контрольной группе.

У каждой третьей девочки с патологией МЖ диагностирована хроническая патология желудочно-кишечного тракта и гепато-билиарной системы, что было достоверно чаще, чем в третьей группе и контроле (р<0,05).

Признаки МД тяжелой степени, оцениваемые в 3 балла, редко встречались во всех группах, по их частоте достоверных отличий выявлено не было.

Выводы

У девочек с патологией МЖ и ШМ НДСТ была выявлена в 67,4 – 83,8 % случаев, что в 3,5 – 4,5 раза превышает ее частоту в контрольной группе. Это позволяет говорить о недифференцированной МД как факторе риска развития патологии этих органов, дополнить знания о роли МД в развитии заболеваний репродуктивной системы.

Среди признаков недифференцированной МД преобладали вегетососудистые дисфункции, астенический тип телосложения, неправильный рост зубов, кариес; нарушения со стороны позвоночника; плоскостопие 1-2 степени; гипермобильность суставов; склонность к аллергическим реакциям, простудным заболеваниям; хроническая патология желудочно-кишечного тракта и гепатобилиарной системы.

Вышеизложенное дает возможность прийти к выводу о необходимости комплексного лечения заболеваний органов репродуктивной системы (молочных желез и шейки матки) у девушек-подростков. Изолированное рассмотрение патологии каждого органа в период незавершенного физического и полового развития можно считать стратегической ошибкой.


Bibliography

  1. Проявления неклассифицированной дисплазии соединительной ткани в зависимости от возраста: прогноз / [Н.Я. Доценко, Л.В. Герасименко, С.С. Боев и др.] // Український ревматологічний журнал.- № 1 (47).- 2012.- С. 19-23.
  2. Железная А.А. Менструальная лисфункция у женщин с синдромом дисплазии соединительной ткани / А.А. Железная, К.В. Чайка, В.В. Гайдадым // Репродуктивная эндокринология.- № 1.- 2011.- С.22-26.
  3. Кумыкова З.Х. Распространенность и естественное течение ВПЧ-ассоциированных поражений шейки матки у девочек-подростков / З.Х. Кумыкова, Е.В. Уварова // Репродуктивное здоровье детей и подростков.- № 5.- 2009.- C. 36-46.
  4. Кудинова Е.Г. Особенности формирования репродуктивной системы у девочек-подростков с недифференцированными формами мезенхимальной дисплазии / Е.Г. Кудинова. Е.В. Уварова // Репродуктивное здоровье детей и подростков. - № 1. – 2012. – C. 40-45.
  5. Сергиенко М.Ю. Анализ структуры и современных подходов к терапии заболеваний молочных желез в детском и подростковом возрасте / М.Ю. Сергиенко // Питання експериментальної та клінічної медицини: зб. статей. – Донецк, 2012. – Вып. 16, Т. 2. – С. 278- 292.
  6. Уварова Е.В. Пособие по обследованию состояния репродуктивной системы у детей и подростков / Е.В. Уварова, Д.И. Тарусин. – М., «Триада Х», 2009. – 232 с.
  7. Чайка В.К. Заболевания шейки матки и гиперпластические процессы эндометрия / В.К. Чайка, Э.Б. Яковлева, Н.Г. Прядко. – Севастополь: Вебер, 2002. – 159 с.

Back to issue