Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"Medical and social problems of family" 2 (том 18) 2013

Back to issue

Клинико-эпидемиологические особенности регистрации парвовирусной инфекции в донецком регионе

Authors: Медведева В.В., Скородумова Н.П., Кучеренко Н.П., Гончарова Л.А., Коваленко Т.И., Легкая В.А., Василенко С.М. - Донецкий национальный медицинский университет им. М. Горького

Categories: Obstetrics and gynecology, Infectious diseases, Pediatrics/Neonatology

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Цель: определение распространенности парвовирусной инфекции на территории Донецкой области и ее клинико-лабораторных особенностей.
Материалы и методы. Проанализированы случаи парвовирусной инфекции у 35 детей и исследованы сыворотки крови больных с экзантемными заболеваниями на наличие IgM-антител к вирусам краснухи и IgG- и IgM-антител к парвовирусу В19 (PVB19) человека.
Результаты. В статье представлены результаты регистрации парвовирусной инфекции (инфекционной эритемы) на территории Донецкой области. Показано, что в 2013 г. антитела класса IgM и IgG к парвовирусу В19 определялись в сыворотках крови больных экзантемными заболеваниями в среднем в 50 % случаев. Обсуждается вероятность ошибок клинической диагностики парвовирусной инфекции, подчеркивается важность вирусологического надзора за экзантемными вирусными инфекциями на современном этапе.
Выводы. Парвовирусная инфекция характеризуется неярко выраженными, общими для многих экзантемных заболеваний симптомами, что обусловливает ошибки в диагностике заболевания. Широкое распространение, принадлежность к группе TORCH-инфекций, большое количество чувствительных к инфекции лиц среди женщин репродуктивного возраста — все это диктует необходимость определения алгоритма лабораторной диагностики заболевания с целью осуществления эпидемиологического надзора, а в последующем — разработки методов контроля парвовирусной инфекции.

Мета: визначення поширеності парвовірусної інфекції на території Донецької області та її клініко-лабораторних особливостей.
Матеріали та методи. Проаналізовані випадки парвовірусної інфекції у 35 дітей і досліджені сироватки крові хворих з екзантемними захворюваннями на наявність IgM-антитіл до вірусів краснухи та IgG- і IgM-антитіл до парвовірусу В19 (PVB19) людини.
Результати. У статті подані результати реєстрації парвовірусної інфекції (інфекційної еритеми) на території Донецької області. Показано, що у 2013 році антитіла класу IgM та IgG до парвовірусу B19 визначалися у сироватках крові хворих на екзантемні захворювання в середньому в 50 % випадків. Обговорюється вірогідність помилок клінічної діагностики парвовірусної інфекції, підкреслюється важливість вірусологічного нагляду за екзантемними вірусними інфекціями на сучасному етапі.
Висновки. Парвовірусна інфекція характеризується неяскраво вираженими, спільними для багатьох екзантемних захворювань симптомами, що обумовлює помилки в діагностиці захворювання. Значне поширення, приналежність до групи TORCH-інфекцій, велика кількість чутливих до інфекції осіб серед жінок репродуктивного віку — все це диктує необхідність визначення алгоритму лабораторної діагностики захворювання з метою здійснення епідеміологічного нагляду, а в подальшому — розробки методів контролю парвовірусної інфекції.

Objective: to determine prevalence of parvovirus infection in the Donetsk region and its clinical and laboratory features.
Materials and Methods. We had analyzed cases of parvovirus infection in 35 children and investigated serum of patients with exanthematous diseases for the presence of IgM-antibodies to rubella virus and IgG- and IgM-antibodies to parvovirus B19 (PV B19) of human.
Results. The article presents the results of parvovirus infection (infectious erythema) detection in the Donetsk region. It is shown that in 2013 of IgM- and IgG- antibodies to parvovirus В19 were detected in the serum of patients with exanthematous diseases in average 50 % of cases. We discuss the possibility of errors of clinical diagnosis of parvovirus infection, highlight the importance of virological supervision of exanthematous viral infection at this stage.
Conclusions. Parvovirus infection is characterized by not significant, common to many exanthematous diseases symptoms that causes errors in the diagnosis of disease. Wide dissemination, belonging to the group of TORCH-infections, a large number of persons sensitive to infection among women of reproductive age — all this necessitates determination of the algorithm of laboratory diagnosis of the disease in order to implement epidemiological surveillance, and in the subsequent — to develop methods for control of parvovirus infection.


Keywords

парвовирус В19, регистрация парвовирусной инфекции, клинико-лабораторная диагностика.

парвовірус В19, реєстрація парвовірусної інфекції, клініко-лабораторна діагностика.

parvovirus B19, parvovirus infection detection, clinical and laboratory diagnosis.

Синдром экзантемы — одно из наиболее часто встречаемых клинических проявлений инфекционных заболеваний. Сходство клинической картины при инфекционных экзантемах во многих случаях делает постановку диагноза затруднительной на основании только клинических данных. Одной из наиболее распространенных экзантемных инфекций, клинически сходных с краснухой, является парвовирусная инфекция, или инфекционная эритема Чамера. Согласно международной классификации болезней 10-го пересмотра, парвовирусная инфекция человека регистрируется под шифром В08.3 как «инфекционная эритема». Во многих странах это заболевание не входит в перечень инфекций, подлежащих обязательной регистрации [2–4, 6, 7, 11].

Инфекционная эритема была описана более 100 лет назад немецким педиатром, однако ее возбудитель — парвовирус В19 (PVB19) обнаружен в 1975 году австралийским вирусологом в сыворотке крови здорового донора. При электронной микроскопии были найдены мелкие изометрические частицы, поэтому название новому вирусу было дано с учетом его величины (parvum — маленький) и по номеру образца сыворотки крови на панели [10]. Парвовирусная инфекция широко распространена по всему земному шару и наблюдается в любой сезон года как в эпидемическом, так и спорадическом варианте. В умеренном климате количество вспышек инфекционной эритемы возрастает в зимне-весенний период. Основная возрастная группа, среди которой циркулирует вирус, — это дети. Наиболее распространенным путем передачи является воздушно-капельный. Имеются сообщения о восходящем пути передачи — от матери к плоду и возможном заражении через препараты крови [3, 6, 8, 12]. Инкубационный период при парвовирусной инфекции длится 7–14 дней. Следует отметить, что инфекция примерно у 20 % людей протекает бессимптомно [1, 5, 7]. Парвовирус В19 проявляет тропизм к поздним предшественникам эритроцитов, не влияя на клетки миелоидного ростка. Парвовирус В19 действует цитопатически на клетки эритроидного ростка, что приводит к ингибированию продукции эритроцитов. Имеются существенные доказательства, что парвовирус В19 может реплицироваться и в других тканях — клетках миокарда плода и лейкоцитах периферической крови. Обнаруженные особенности патогенеза парвовирусной инфекции объясняют характер клинических проявлений [2, 10, 13]. Инфекционная эритема — основное клиническое проявление парвовирусной В19 инфекции, однако заболевание может сопровождаться значительным многообразием и других синдромов (артропатии, гепатиты, миокардиты, хронические анемии) либо протекать бессимптомно [1, 5, 9]. У иммунокомпетентных лиц парвовирусная В19 инфекция — обычно нетяжелое заболевание, однако при инфицировании в период беременности описаны серьезные поражения плода [6, 8, 11]. У лиц с хроническими гемолитическими анемиями вследствие поражения парвовирусом В19 клеток эритроидного ростка возможно развитие апластического криза [9].

Цель исследования — определение распространенности парвовирусной инфекции на территории Донецкой области и ее клинико-лабораторных особенностей.

Материалы и методы

Были проанализированы случаи парвовирусной инфекции у 35 детей и исследованы сыворотки крови больных с экзантемными заболеваниями на наличие IgM-антител к вирусам краснухи и IgG- и IgM-антител к PVB19 человека. Все исследованные сыворотки крови получены на основе информированного согласия пациентов. Исследование проводилось на базе медицинской лаборатории «Синэво». В работе использованы следующие коммерческие тест-системы: recomWELL Parvovirus B19 IgM и recomWELL Parvovirus B19 IgG (MICROGEN GmbH, Германия), которые применялись в соответствии с инструкциями. Статистическая обработка материалов выполнена с помощью общепринятых методов.

Результаты и обсуждение

Начиная с февраля 2013 года в Донецкой области наблюдаются спорадические вспышки парвовирусной инфекции, преимущественно среди детей детских дошкольных и школьных учреждений. Вспышки носят затяжной характер, продолжаясь в организованных коллективах в течение нескольких месяцев. Повышение заболеваемости парвовирусной инфекцией наблюдается примерно каждые 5 лет. Этот год как раз и отмечен достаточной активизацией парвовируса В19 в Донецком регионе.

В Старобешевском районе Донецкой области среди учащихся школ младших классов и в детских садах в поселке Новый Свет были зарегистрированы случаи парвовирусной инфекции у 35 детей.

В поликлинику с жалобами на недомогание, сыпь на руках и ногах обратились родители детей в возрасте 4–10 лет. Заболевание протекало легко, температура оставалась нормальной. В течение двух — пяти дней до появления сыпи (в это время больные наиболее заразны) клинические симптомы ограничились гиперемией ротоглотки, небольшим ринитом, фарингитом, общим недомоганием, а также субфебрильной лихорадкой. В продромальном периоде в большинстве случаев (у 70 % детей) отсутствовали признаки инфекции. Однако у 30 % детей отмечались субфебрильная температура тела, недомогание, головная боль, миалгия, катаральные явления (боль в горле, насморк, кашель), лимфаде­нопатия (как правило, с вовлечением шейных, подчелюстных и затылочных лимфатических узлов).

У всех детей заболевание началось с сыпи на коже. Первые элементы сыпи появились на щеках. Сначала на обеих щеках выявлялась ярко-красная сыпь — эритематозные очаги без четких границ, при этом вокруг рта кожа была бледная, что было похоже на следы от пощечин (рис. 1). На коже верхних и нижних конечностей, преимущественно на разгибательных поверхностях, и на ягодицах — пятнисто-папулезная сыпь розово-красного цвета, сливающаяся в причудливый «кружевной» рисунок (рис. 2).

В течение первых двух суток сыпь распространилась по всему телу, носила пятнисто-папулезный характер, затем приняла характер разводов с фестончатыми краями («кружевная» сыпь). Эти вторичные высыпания варьировали по выраженности и продолжительности. Через 2–4 дня сыпь исчезла, оставляя в течение недели пигментацию. В 70 % случаев высыпания сопровождались зудом кожи. Иногда (в 35 %) сыпь носила геморрагический характер, постепенно исчезая в течение 10 дней, не оставляя шелушения. Обращает на себя внимание тот факт, что почти у 90 % больных транзиторная, рецидивирующая сыпь наблюдалась в течение 3–4 недель.

Рецидивы были обусловлены инсоляцией, физическими нагрузками и стрессовыми ситуациями, воздействием воды. У всех детей течение заболевания было благоприятным, без осложнений.

В семьях заболевших детей случаев заболевания с сыпью среди взрослых не отмечалось. Медработниками амбулатории при осмотре на основании клинических данных первоначально был поставлен диагноз «краснуха» 33 % детям, остальным 67 % — «аллергический дерматит», 12 % заболевших были госпитализированы в местный стационар с единственной жалобой — высыпания на коже.

По результатам гемограмм: анемия нормохромная (гемоглобин — 95 г/л; эритроциты — 3,2 • 1012/л), легкой формы выявилась у 5 % детей, тромбоцитопения — у 3,5 %, лимфоцитоз — у 98 % детей. Остальные показатели крови были в норме.

С целью уточнения этиологии экзантемы у заболевших были отобраны сыворотки крови для вирусологических исследований методом иммуноферментного анализа, определяющие специфические иммуноглобулины класса М и G против парвовируса В19. По результатам лабораторных исследований, у 35 % заболевших были выделены IgM-антитела к парвовирусу В19, у 50 % детей — IgG к парвовирусу В19. Антитела IgM к краснухе у всех детей не были выявлены.

На фоне проведенного симптоматического лечения (гистаминолитики и сорбенты) у всех детей имел место благоприятный исход.

Полученные результаты являются предварительными, но свидетельствуют о широком распространении парвовирусной инфекции. Учитывая, что наличие IgM-антител в сыворотке крови является показателем острой инфекции, можно констатировать, что в период 2013 г. парвовирусная инфекция выявлена во многих регионах Донецкой области.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что, несмотря на широкую распространенность, парвовирусная инфекция до настоящего времени достаточно редко распознается практическими врачами. Подтверждением тому являются, в частности, полученные нами ранее результаты расследования вспышки экзантемного заболевания в Новом Свете Старобешевского района Донецкой области, когда клинический диагноз «краснуха» был заменен на лабораторно подтвержденный «парвовирусная инфекция».

Выводы

1. Парвовирусная инфекция характеризуется неярко выраженными, общими для многих экзантемных заболеваний симптомами, что обусловливает ошибки в диагностике заболевания.

2. Широкое распространение, принадлежность к группе TORCH-инфекций, большое количество чувствительных к инфекции лиц среди женщин репродуктивного возраста — все это диктует необходимость определения алгоритма лабораторной диагностики заболевания с целью осуществления эпидемиологического надзора, а в последующем — разработки методов контроля парвовирусной инфекции.

3. Лабораторное обследование пациентов с экзантемными заболеваниями является важной задачей вирусологического надзора на этапе элиминации парвовирусной инфекции PVB19.

4. Решение этой проблемы возможно при условии кооперации инфекционистов, акушеров-гинекологов, неонатологов, педиатров и гематологов для формирования мнения об актуальности обследования на маркеры вируса В19 с целью профилактики развития внутриутробных инфекций и хронических заболеваний крови.

5. Выраженное тератогенное действие возбудителя диктует необходимость определения чувствительности к парвовирусу В19 беременных женщин (составляющих группу риска). При отсутствии специфической профилактики наличие IgG-антител к парвовирусу В19 указывает на перенесенное ранее заболевание и наличие защиты от инфекции.

Ограниченный контингент лиц, обследованных на IgM-антитела в PVB19 в рамках данной работы, не позволяет делать какие-либо выводы об особенностях эпидемического процесса парвовирусной инфекции в Донецкой области. Этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Авторы выражают благодарность районному педиатру Старобешевского района Донецкой области С.М. Василенко, зав. инфекционным отделом Докучаевской ЦРБ Г.В. Шаповалову, зав. пульмонологическим отделением ОДКБ г. Донецка Т.В. Ленарт за содействие в выполнении настоящего исследования.


Bibliography

1. Дудина К.Р. Парвовирусная 19 инфекция и ее клинические проявления / К.Р. Дудина, О.О. Знойко, Н.Д. Ющук // Тер. архив. — 2007. — Т. 79, № 11. — С. 75-78.

2. Hubschen J.M. Phylogenetic analysis of human parvovirus b19 sequences from eleven different countries confirms the predominance of genotype 1 and suggests the spread of genotype 3b / J.M. Hubschen [et al.] // J. Clin. Microbiol. — 2009. — Vol. 47, № 11. — P. 3735-3738.

3. Elnifro E. Seroprevalence of parvovirus B19 among pregnant women in Tripoli, Libya / E. Elnifro [et al.] // J. Infect. Dev. Ctries. — 2009. — V. 3. — P. 218-220.

4. Enders M. Current epidemiological aspects of human parvovirus B19 infection during pregnancy and childhood in the western part of Germany / M. Enders, A. Weidner, G. Enders // Epidemiol. Infect. — 2007. — V. 135. — P. 563-569.

5. Клинико-лабораторная характеристика В19 парвовирусной инфекции / В.А. Матвеев, Н.В. Прощаева, Е.О. Самойлович, М.А. Ермолович // Инфекционные болезни. — 2008. — Т. 6, № 3. — С. 33-37.

6. Mossong J. Parvovirus B19 infection in five European countries: seroepidemiology, force of infection and maternal risk of infection / J. Mossong [et al.] // Epidemiol. Infect. — 2008. — V. 136. — P. 1059-1068.

7. Nicolay N. Clinical and epidemiological aspects of parvovirus B19 infections in Ireland, January 1996 — June 2008 / N. Nicolay, S. Cotter // Euro Surveill. — 2009. — V. 14. — P. 1-5.

8. Riipinen A. Parvovirus b19 infection in fetal deaths / A. Riipinen [et al.] // Clin. Infect. Dis. — 2008. — V. 47, № 12. — Р. 1519-1525.

9. Прощаева Н.В. Острая парвовирусная инфекция у детей с гематологическими заболеваниями / Н.В. Прощаева [и др.] // Рецензируемый научно-практический журнал для врачей и провизоров ARSmedica. — 2009. — № 8(18). — С. 126-134.

10. Servant-Delmas A. Advances in human B19 erythrovirus biology / A. Servant-Delmas [et al.] // J. Virol. — 2010. — V. 84, № 19. — Р. 9658-9665.

11. Stelma F.F. Occupational risk of human cytomegalovirus and parvovirus B19 infection in female day care personnel in the Netherlands; a study based on seroprevalence / F.F. Stelma [et al.] // Eur. J. Clin. Microbiol. Infect. Dis. — 2009. — V. 28. — P. 393-397.

12. Филатова Е.В. Определение маркеров парвовируса В19 в крови доноров / Е.В. Филатова [и др.] // Журн. микробиологии. — 2010. — № 5. — С. 67-70.

13. Young N.S. Mechanisms of disease Parvovirus B19 / N.S. Young, K.E. Brown // The new England Journal of Medicine. — 2004. — V. 350, № 6. — P. 586-597.

Similar articles

Authors: Дмитраченко Т.И., Семенов В.М., Редненко А.В., Волкова М.В.,Егоров С.К., Марченко А.А.
Витебский государственный медицинский университет, г. Витебск, Республика Беларусь

"Actual Infectology" Том 6, №5, 2018
Date: 2018.11.20
Categories: Infectious diseases
Sections: Medical forums
Authors: Л.Р. ШОСТАКОВИЧ-КОРЕЦКАЯ, профессор, зав. кафедрой факультетской педиатрии и детских инфекционных болезней Днепропетровской государственной медицинской академии
"News of medicine and pharmacy" 12(218) 2007
Date: 2007.11.19
Clinical case of parvovirus B19 infection in adult immunocompetent patient
Authors: Маркевич О.В., Піддубна О.В., Кузьміна В.О.
Хмельницька міська інфекційна лікарня, м. Хмельницький, Україна

"Actual Infectology" Том 6, №1, 2018
Date: 2018.03.22
Categories: Infectious diseases
Sections: Specialist manual

Back to issue