Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

 

"News of medicine and pharmacy" 13 (464) 2013

Back to issue

Украина должна стать частью международных мероприятий по профилактике наркомании и превенции незаконного потребления наркотиков

Authors: Наталия Куприненко

Categories: Psychiatry, Narcology

Sections: Specialist manual

print version

Интервью с председателем Государственной службы Украины по контролю за наркотиками (ГСКН) Владимиром Андреевичем Тимошенко

— Владимир Андреевич, я встречалась с вами более года тому назад. Ваши ответы очень заинтересовали наших читателей, в большинстве своем — врачей и фармацевтов. Честно говоря, многие из них всерьез поверили, что в этом традиционно малопрозрачном поле наступят серьезные изменения… Наступили ли? Какова ваша оценка?

— Прежде всего надо сказать, что ­проблема наркомании стала больше ­освещаться в нашем обществе. В разноликом хоре участников дискуссии о путях решения наркопроблемы в Украине все отчетливее слышатся голоса специалистов (медиков, наркологов, психологов, социологов), все чаще истерия, нагнетаемая некоторыми средствами массовой информации и политиками, спекулирующими на проблемах наркомании, уступает место трезвому, взвешенному анализу наркоситуации в стране. К сожалению, не прекращаются еще попытки использовать проблему наркомании как жупел, которым постоянно пугают общество, ошибочно полагая, что таким образом осуществляется профилактическое воздействие на граждан. Несомненно, в профилактических целях общество нуждается в постоянном информировании об опасностях, которые несет в себе незаконное потребление наркотиков, обсуждать проблему могут все, кому заблагорассудится, но принимать решение все же должны профессионалы.

А для того чтобы решения были вер­ными, необходимо прежде всего располагать достоверной информацией о процессах, происходящих в наркосреде. Десятилетия гонений на наркопотребителей в Украине привели к тому, что латентная составляющая, кроме наркобизнеса, который всегда был и будет нелегальным в силу своей однозначной криминальности, стала в Украине неотъемлемой чертой и такого явления, как наркомания. То есть наркопотребители изо всех сил стараются скрыть факт своей наркозависимости и тем самым существенно сужают возможности компетентных ведомств по выявлению и предупреждению незаконного наркопотребления. Ибо нельзя победить то, что не идентифицировано. Наркопотребитель должен быть уверен, что, если о его личной проблеме узнают окружающие, они протянут ему руку помощи, а не будут стремиться побыстрее упрятать его в тюрьму, отрапортовать государству и обществу о «блистательной» победе в борьбе с наркоманией.

Транспарентность позволяет и нам, и обществу увидеть и осознать накопившиеся годами проблемы. В частности, давайте вспомним: стигма наступила когда? Именно тогда, когда потребитель наркотиков боялся самоидентифицироваться, поскольку это был для него прямой путь в тюрьму. Сейчас же мы убеждаем его в том, чтобы он не боялся признаться в этом.

С другой стороны, прозрачность взаимоотношений показала нам и некоторые неприглядные стороны явления в современной наркополитике. И мы теперь четко видим масштабы этой проблемы, видим, с какой стороны нам могут последовать те или иные угрозы. При всем при этом достигнутое ни в коем случае нельзя расценивать как конечный результат. Мы обязаны идти дальше и еще многое сделать для того, чтобы получить более весомые результаты в этом направлении.

Вся наша работа по реальной оценке наркополитики в Украине подтолкнула к тому, что в ближайшее время необходимо консолидировать все соответствующие государственные и общественные структуры, которые на единой государственной платформе могли бы комплексно, системно решать проблемы, связанные с законным и незаконным оборотом наркотиков. На мой взгляд, эту задачу вполне сможет решить Стратегия государственной политики в отношении наркотиков до 2020 года. Ее проект был разработан специалистами ГСКН, поддержан всемирно известными экспертами, она прошла согласование во всех соответствующих министерствах и ведомствах и в настоящее время находится на рассмотрении в Кабинете министров Украины.

Что же касается других изменений, в принятии которых была задействована ГСКН, то это существенные изменения в применении лекарств, содержащих наркотические и психотропные вещества. В Украине впервые начато производство таблетированного морфина, введен рецептурный отпуск кодеиносодержащих препаратов. Нами также уменьшено количество документов для получения лицензий на ведение деятельности, связанной с оборотом наркотических веществ, введен безличный порядок приема этих документов, упрощена процедура их оформления. По инициативе ГСКН в 2012 году принято постановление правительства о новых условиях культивирования технической конопли с низким содержанием тетрагидроканнабинола. Это способствует возрождению отечественного коноплеводства. Специалистами ГСКН разработаны два пилотных проекта: программа «ШАНС» (школа адаптации наркозависимых в социуме), предусматривающая изучение вопроса поиска и усовершенствования путей ресоциализации освобождающихся из заключения лиц, прекративших употребление наркотиков в местах лишения свободы; программа «ЗПТ» (заместительная поддерживающая терапия), которая дает возможность определить целесообразность внедрения этой системы лечения наркозависимых, их реабилитации.

В программу противодействия ВИЧ/СПИДу введен комплекс мер по снижению уровня распространения этой болезни среди потребителей инъекционных наркотиков.

Есть целый комплекс других вопросов, которые сейчас находятся в стадии решения. Мы знаем, что находимся на правильном пути. Нас поддерживают и внутри страны, и в международных организациях.

— Да, появление проекта Стратегии — серьезная динамика. Прежде такого не было. И мы, кстати, в свое время опубликовали этот документ. Он нам показался тогда выразительным, точным. Что сегодня, работает ли Стратегия?

— Как я уже сказал, Стратегия, как официальный документ, еще не принята, хотя положения ее настолько жизненно выверенные, что некоторые из них работают уже сейчас. Возьмите хотя бы факты, которые я привел в ответе на ваш первый вопрос. Те существенные изменения, которые сейчас происходят в наркополитике Украины, были заложены в проекте этого документа. Думаю, это служит убедительным аргументом в пользу его неотложного утверждения. Мы верим, что это будет сделано в ближайшее время.

— Все чаще и чаще мы слышим об угрозах, исходящих от социальных сетей Интернета. Некоторые высокие чиновники, и не только в Украине, предлагают закрыть сайты, пропагандирующие наркотики, позволяющие размещать в них технологии изготовления наркотических препаратов. Каково ваше мнение на этот счет?

— Очень хороший вопрос. Отвечая на него, скажу следующее. Любому образованному человеку Интернет открывает доступ к интересующей его информации, восполняет пробел в знаниях, обогащает культурно и нравственно, расширяет кругозор и т.д. Но, к сожалению, возможности Интернета часто используются и в неблаговидных целях: наркобизнесом активно распространяется информация о новых видах наркотиков, способах их синтеза из прекурсоров и различных химических веществ в бытовых условиях с целью использования для незаконного потребления. Интернет дает рекомендации, как можно бесконтрольно реализовывать наркотики, организовывать получение электронных денег и т.д. Для этого существуют целые интернет­сообщества, сети. Такая деятельность наркодилеров, а еще торговцев живым товаром, оружием в свое время вызвала некоторую растерянность среди правоохранительных органов. Прозвучали даже предложения о закрытии отдельных сайтов, а то и Интернета в целом.

Я убежден, этого делать нельзя, поскольку угроза исходит не со стороны Интернета, а со стороны тех, кто неблаговидно его использует. Наоборот, нам надо активнее использовать возможности Интернета для пропаганды здорового образа жизни, для превенции, для профилактики наркомании, контрпропаганды наркотической субкультуры. Такая деятельность будет огромным подспорьем в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. А незаконную деятельность в Интернете всевозможных дельцов, я думаю, могут пресекать соответствующие правоохранительные структуры. В связи с этим ГСКН совместно с правоохранительными органами Украины и мирового сообщества инициируют разработку соответствующей нормативной базы по активизации противодействия использованию интернет­сетей наркобизнесом.

— В связи с вышесказанным не могу не задать такой вопрос: а существует ли у нас в Украине система антинаркотической превенции?

— Если коротко, то, конечно же, есть. Хотя, надо признаться честно, профилактика наркомании и антинаркотическая превенция в Украине пока работают не очень эффективно. К сожалению, мы еще далеки от совершенства. Да, мы нарабатываем соответствующую законодательную базу, ведем разъяснительную работу, регулярно выступаем в СМИ. Причем все это строим не на каких­то страшилках, не на либеральных иллюзиях, а на профессиональных заключениях медиков, экспертов, специалистов международного класса. Все это делается для того, чтобы общество могло реально видеть и оценивать масштабы наркопроблемы.

Думаю, важнейшая составляющая такого подхода — изменение отношения общества к самому феномену наркомании и наркозависимому. Если до сих пор это отношение во многом выражалось нацеленностью на беспощадную войну как с наркопреступностью и наркоманией, так и непосредственно с людьми, употребляющими наркотики, то теперь мы должны активно бороться за наркозависимого, осознавая, что это борьба за конкретную личность, за человека, который в силу разных жизненных обстоятельств оказался в сложной ситуации и требует нашей помощи. При всем при этом мы ни в коей мере не должны снижать накал противоборства с наркоманией как опасным социальным явлением, не говоря уже о наркобизнесе.

Мы осознаем, что Украина должна стать частью международных мероприятий по профилактике наркомании и превенции незаконного потребления наркотиков, борьбы с наркобизнесом. Эта борьба все более унифицируется при помощи таких международных инструментов, как ООН, Международный комитет по контролю над наркотиками (МККН), где вырабатываются единые подходы, в основу которых положены три известные антинаркотические конвенции ООН, другие документы. Все это говорит о том, что профилактика и превенция сегодня не являются национальным изобретением. Они сегодня апробируются и действуют на многих площадках, и эффективность у них разная. Кому удается нащупать более эффективные приемы, методики профилактического воздействия превенции, кто более концентрирует средства и комплексно подходит к решению этих проблем, тот получает лучший результат. А значит, меньше вовлечено неофитов наркопотребления. Ясно, что это не на руку наркодилерам, которые заинтересованы в обратном. Поэтому с ними со стороны правоохранительных органов должна вестись непримиримая борьба и избираться жесткие меры пресечения их деятельности.

— Спасибо за честный ответ. Ответьте, пожалуйста, и на такой прямой вопрос: некоторые эксперты называют наши многочисленные, никем не сертифицированные центры «реабилитацией по­украински». Они говорят о полной анархии в этой деятельности на территории нашей страны, об имитации реабилитационных программ, наконец, о смертях жертв такой реабилитации… Что с этим делать? По­прежнему не замечать?

— Замечать. И не только не отказываться от них, а все делать для улучшения их работы. Одна из насущных задач сегодня — концептуальная разработка вопроса принятия стандартов функционирования таких центров, как государственных, так и частных. При всем при этом мы должны уметь отсеивать, как говорится, зерно от плевел. Нам надо поощрять создание таких центров, причем не только государственных, но и негосударственных. На мой взгляд, условие здесь одно: они должны не наживаться на чужой беде, а профессионально лечить наркозависимых! И это должно быть основой их функционирования. Да, это недешевое «удовольствие». Но государство должно понимать, что это наши больные люди и их надо лечить. А мы, к сожалению, на сегодняшний день даже не можем в полной мере удовлетворить потребности в лечении тех, кто хочет лечиться.

И еще об одном аспекте этой проблемы. У нас огромное, еще во многом не освоенное поле деятельности в части реабилитации наркозависимых. Тут надо помнить, что без длительной реабилитации и последующей ресоциализации наркозависимого эта работа идет насмарку. Если человек отвергнут обществом, у него нет средств на пропитание, у него нет специальности, он не может устроиться на работу, а есть только уйма проблем и неудовлетворенных потребностей, то, сколько его ни реабилитируй, он снова вернется в мир иллюзий.

— Раньше, лет десять тому назад, в Украине преобладала так называемая уличная наркомания. Сейчас мы все чаще слышим об аптечной наркомании. Что делать с этим? Радоваться, что подростки употребляют для получения кайфа более чистые средства?

— Не радоваться, а бороться надо и с уличной, и с аптечной наркоманией. Поскольку любая наркомания, независимо от ее названия и среды обитания, опасна для здоровья и жизни человека. Уличный ацетилированный опий, потребляемый внутривенно, сопряжен с заболеванием ВИЧ, гепатитами, другими болезнями. Точно так же и так называемые аптечные препараты могут употребляться в таком сочетании, что моментально вгоняют человека в гроб.

Мир уже нашел ответ на вопрос, как с этим бороться: большинство медицинских препаратов психоактивного действия реализуются только по рецепту врача. Что касается медицинских препаратов, содержащих сильнодействующие наркотические и психотропные вещества, то они реализуются только через номерные, специальные рецепты строгой отчетности. То есть аптека выполняет функцию фильтра — удовлетворяет потребности людей, которые имеют право на получение таких лекарств, и отсекает незаконный оборот.

У нас же, когда стал вопрос о том, чтобы вернуться к рецептурной форме, возник один из серьезнейших контраргументов: врачи разучились выписывать рецепты. Сегодня мы эту проблему решаем. Многие названные препараты введены в обязательную рецептурную форму. Мы вводим предметно­количественный учет таких препаратов в аптеках. При всем при этом понимаем: контроль реализации медпрепаратов психоактивного действия не должен отрицательно сказаться на их доступности для больных людей. Баланс удалось удержать благодаря постановлению Кабинета ­министров № 333.

— Одной из серьезных проблем в украинской медицине является ограниченный доступ тяжелобольных людей, в первую очередь онкологических, к сильным, эффективным болеутоляющим средствам. Но вот наконец у нас появился таблетированный морфин. А больные и их родственники по­прежнему жалуются. Что происходит?

— Прежде всего скажу о том, что в мае этого года постановлением Кабинета ­министров Украины впервые у нас был зарегистрирован таблетированный морфин. А соответствующим приказом Министерства здравоохранения была значительно упрощена процедура использования медиками наркотических лекарственных препаратов в своей практике. Это существенно облегчает доступ тяжелобольных к обезболиванию, особенно в сельской местности, где лечебные учреждения и аптеки удалены от пациента. Думаю, названная в вашем вопросе проблема в том, что наши врачи еще не совсем готовы к реализации этого постановления. Наверное, имеет место недостаточное информирование врачей о присутствии на рынке указанной формы наркотического обезболивающего, некоторая боязнь его применения. А это надо делать незамедлительно. Думаю, что в ближайшее время ситуация исправится.

Подытоживая вышесказанное, хочу отметить: ГСКН Украины приложил максимум усилий по улучшению доступа к эффективному обезболиванию пациентов и, в частности, введению таблетированного морфина. В этом вопросе мы имеем полную поддержку со стороны ­Кабинета министров Украины, вице­­премьера К. Грищенко.

Что же касается механизма использования упомянутого таблетированного морфина в медицинской практике, то это относится исключительно к компетенции Министерства здравоохранения.

— Не могу не задать вопрос о ситуации с известным антидепрессантом амитриптилином. Сначала ваша служба перенесла его в список «А», тем самым, ограничив к нему доступ. Затем вы его «освободили»… Что за всем этим стоит? Наши читатели — медики, у них очень понятный интерес к этой истории.

— В начале декабря прошлого года Кабинетом министров Украины было принято постановление № 1129 «О внесении изменений в перечень наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров». Среди других веществ, обращение которых запрещалось данным постановлением, были производные группы триптамина.

Основанием для такого решения стало совместное с МВД, Минздравом, СБУ, Таможенной службой Украины обоснование необходимости исключения их из свободного обращения. При этом считалось, что предложенная поправка позволит правоохранительным органам еще на этапе досудебного следствия принимать соответствующие процессуальные решения. Стоит отметить, что такое решение никоим образом не противоречило Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года, Конвенции о психотропных веществах 1971 года, Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года, к которым в свое время присоединилась Украина.

Однако уже через неделю­другую с момента вступления вышеупомянутого постановления КМУ в силу оказалось, что первичная информация МВД не совсем соответствовала тем угрозам злоупотребления, которые были задекларированы. Принятые меры были более жесткими, чем это было необходимо. В ГСКН Украины стали поступать обращения от субъектов фармацевтического рынка, общественных организаций и отдельных граждан относительно осно­ваний и целесообразности запрета обращения производных группы триптамина. Анализ этих обращений, дополнительное изучение данного вопроса с привлечением специалистов­медиков показали, что некоторые лекарственные средства, зарегистрированные в Украине и содержащие производные триптамина, широко используются при лечении и профилактике мигрени. Например, препараты с торговым названием «суматриптан» и «золмитриптан» входят в стандарты лечения приступов мигрени в странах Европы, Америки, а также в Украине и назначаются 50–70 % пациентов. В нашей стране этой болезнью страдает более 5 миллионов человек.

Еще одним препаратом, в состав которого входит триптамин, является лекарственное средство вита­мелатонин, который используется для профилактики и лечения нарушения сна, повышения умственной и физической работоспособности, облегчения стрессовых реакций и депрессивных состояний, имеющих сезонный характер. Как вы понимаете, в сложившейся ситуации возникла острая необходимость скорейшего пересмотра решения о запрете обращения производных триптамина. Принятое ГСКН Украины вместе с Минздравом, другими центральными органами исполнительной власти, это постановление было пересмотрено, и уже 9 января этого года правительством принято постановление № 15, которым снимались ограничения по лекарственным средствам, в состав которых входят производные триптамина. То есть за период чуть больше одного месяца вопрос, который мы с вами обсуждаем, был решен: больные вновь получили доступ к лекарствам, в которых они нуждаются.

— Владимир Андреевич, ответьте, пожалуйста, на такой вопрос: все чаще мы слышим о каких­то новых, дизайнерских наркотиках. Что это такое?

— Прежде всего скажу: никакие они не новые. Просто темпы и количество новых изобретенных психоактивных соединений и их анализ несопоставимы. Они приобрели лавинообразный характер. Наука осваивает новые рубежи в этом плане, химики синтезируют новые вещества, развивается фарминдустрия, наркодилеры изощряются в своей деятельности. И, как результат, в мире и, естественно, в Украине массово начали появляться новые «радости» для наркоманов — это синтезированные, или, как их еще называют, дизайнерские, наркотики, поскольку они получены путем небольшого изменения уже существующих веществ. Особенность их состоит в том, что юридически они не числятся в списках запрещенных наркотиков, поскольку имеют новую формулу. Появляются подобные вариации настолько быстро, что соответствующие структуры просто не успевают обнаружить новинку, проверить ее состав и внести в список запрещенных препаратов. Опасность таких новинок заключается еще и в том, что ученые не знают их состав, а значит, не могут прогнозировать последствия, которые в любом случае будут ужасными. Хотя известно: если на героине наркоман может протянуть лет 10, то от этих новинок рискует сгореть буквально за год.

С проблемой дизайнерских наркотиков столкнулся весь мир. Над ее решением сейчас очень активно работает ООН, европейские специализированные структуры. Идет широкий обмен информацией, принимаются соответствующие резолюции, другие адекватные меры, с тем чтобы минимизировать время с момента появления того или иного нового дизайнерского наркотика до принятия решения о контроле за его оборотом.

— Скажите, ваша служба, ваши эксперты варятся в собственном соку? Проблема, которой вы занимаетесь, не может быть мононациональной, монотерриториальной? Знаю, что Служба безопасности Украины «обслуживает» эту проблему в плотном контакте с многими полицейскими системами мира. Позволительны ли вам, Владимир Андреевич, и вашему ведомству международные профессиональные контакты?

— Я бы не сказал, что мы варимся в собственном соку. Международные профессиональные контакты ГСКН являются постоянными, всесторонними и разноплановыми. Это прежде всего сотрудничество с экспертными органами ООН — Комиссией по наркотическим средствам (КНС), Управлением по наркотикам и преступности (УНП), Международным комитетом по контролю над наркотиками (МККН), Группой Помпиду Совета Европы (СЕ) и целым рядом других компетентных правительственных и неправительственных международных организаций.

В общем в период с апреля 2011 года, включая первое полугодие 2013 года, представители ГСКН приняли участие в 62 наиболее важных форумах. Это конференции, тематические сессии, координационные совещания в сфере контроля за наркотиками, которые проводились на международном уровне.

В частности, я возглавлял делегацию Украины на 55­й сессии КНС ООН, которая состоялась в мае прошлого года в Вене. По инициативе Украины сессия КНС ООН приняла разработанный ГСКН проект резолюции по реинтеграции освобожденных из заключения лиц, которые имели вынужденный перерыв в употреблении наркотиков. ГСКН совместно с УНП ООН, Группой Помпиду СЕ, Национальной академией правовых наук Украины, Всемирной федерацией лечения опиоидной зависимости организовали и провели в мае прошлого года в Киеве международную конференцию высокого уровня «Украинское общество и наркотики: построение нового стратегического подхода». В форуме приняли участие представители более 30 стран. 6 февраля 2013 г. в Вильнюсе подписано Соглашение о сотрудничестве в сфере контроля за оборотом психоактивных веществ между ГСКН Украины и Департаментом по контролю за наркотиками, табаком и алкоголем Литовской Республики. Ведется работа по подготовке аналогичных договоров с соответствующими органами России, Таджикистана и других стран. Сейчас специалистами ГСКН прорабатывается вопрос о присоединении Украины к Группе Помпиду Совета Европы.

Подытоживая, скажу: постоянные, всесторонние и разноплановые международные контакты дали возможность ГСКН ознакомиться с опытом ведущих стран Европы и мира по анализу методики создания и реализации антинаркотических проектов, способами определения механизмов возникновения склонности к наркопотреблению, а также практическими решениями многих вопросов профилактики наркомании.

— Спасибо, Владимир Андреевич. Уверена, что нашим читателям будет интересен этот материал. Мы, как и прежде, готовы информировать наших читателей о деятельности вашей cлужбы.



Back to issue