Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (05) 2013

Back to issue

Оптимизация ресоциализации пациентов с психической зависимостью от психоактивных веществ на фоне применения антидепрессанта Триттико (тразодон)

Authors: Брюханов А.В. - Военно-медицинский клинический центр Крымского региона, г. Севастополь

Categories: Psychiatry

Sections: Clinical researches

print version


Summary

Ресоциализация лиц с психической зависимостью от психоактивных веществ является актуальной проблемой наркологии. Настоящая работа рассматривает эффективность применения антидепрессанта Триттико (тразодон) с целью оптимизации ресоциализации лиц с психической зависимостью от психоактивных веществ. Результаты исследования подтверждались психологическими методиками.

Ресоціалізація осіб із психічною залежністю від психоактивних речовин є актуальною проблемою наркології. У цій роботі розглядається ефективність використання антидепресанту Триттіко (тразодон) із метою оптимізації ресоціалізації осіб із психічною залежністю від психоактивних речовин. Результати дослідження підтверджувалися психологічними методиками.

The resocialization of persons with psychological dependence on psychoactive substances is a topical problem of narcology. Present work examines the effectiveness of Trittico (trazodone) antidepressant use for optimization of resocialization of persons with psychological dependence on psychoactive substances. Research results were confirmed by psychological tests.


Keywords

ресоциализация, антидепрессант, Триттико, психотерапия, копинг-поведение, психические и поведенческие расстройства в результате употребления психоактивных веществ.

ресоціалізація, антидепресант, Триттіко, психотерапія, копінг-поведінка, розлади психіки та поведінки внаслідок вживання психоактивних речовин.

resocialization, antidepressant, Trittico, psychotherapy, coping behavior, mental and behavioral disorders due to use of psychoactive substances.

Введение

В результате активного употребления психоактивных веществ наблюдается десоциализация лиц, употребляющих психоактивные вещества, с утратой социального опыта и социальных связей, что, естественно, значительно затрудняет процесс реабилитации вышеназванных и повышает риск рецидива возврата к употреблению психоактивных веществ. Реабилитация психически больных понимается как их ресоциализация, как восстановление (сохранение) индивидуальной и общественной ценности больных, их личного и социального статуса. Главная цель реабилитации — восстановление или сохранение статуса личности пациента с психической зависимостью. Психотерапевтическая интервенция как неотъемлемая часть реабилитационного процесса направлена на восстановление личного и социального статуса наркозависимых [10, 11]. При этом точкой приложения психотерапии является личность пациента и система его отношения к действительности, и нацелена она в большей мере на повышение адаптивных возможностей, реорганизацию социальных отношений и укрепление социальных позиций личности. Групповая психотерапия во всех ее многочисленных вариантах рассматривается как наиболее адекватный метод реабилитации (ресоциализации) лиц, употребляющих психоактивные вещества, в связи с ее эффективностью в восстановлении межличностных отношений. В условиях группы осуществляется одновременное влияние на все основные компоненты отношений — познавательный, эмоциональный и поведенческий; достигается более глубокая перестройка важнейших свойств личности, к которым относятся сознательность, социальность и самостоятельность. Групповая психотерапия в большей степени, чем какой­либо другой метод психосоциального воздействия, способствует восстановлению системы отношений больных с микросоциальным окружением, приведению ценностных ориентаций в соответствие с онтопсихологическим образом жизни. Рассматривая психотерапию как процесс формирования позитивного восприятия и отношения к жизни, окружающим пациента близким людям, обществу необходимо отметить важную роль восстановления коммуникативных свойств личности. Ранее в моей монографии «Предиспозирующие факторы формирования психической зависимости от психоактивных веществ» были акцентированы психологическая деформация личности и аффективные нарушения как преморбидные факторы риска формирования психической зависимости от психоактивных веществ, что подтверждается и другими авторами [1–3, 7]. В последующей статье — «Преимущественные копинг­стратегии при психических и поведенческих расстройствах в результате употребления психоактивных веществ» — рассмотрена проблема социальной дезадаптации лиц, употребляющих психоактивные вещества, с точки зрения теории копинг­поведения, в выводах данного исследования указана роль низкого уровня развития у пациентов как личностных копинг­ресурсов в виде снижения возможностей оценки воздействия социальной среды, патологически измененной концепции «я», коммуникативных нарушений, нарушений ценностно­мотивационной структуры личности, так и копинг­ресурсов социальной среды (нежелание, страх, отсутствие доверия к социальной поддержке, стремление к социальной изоляции, предпочтение закрытой субкультуры), что формирует пассивное, неадаптивное копинг­поведение [4]. Взаимосвязь неэффективного копинг­поведения с употреблением психоактивных веществ рассмотрена в работах как отечественных, так и зарубежных авторов [5, 13–15]. Исходя из вышеизложенного, основными негативными факторами, усложняющими психотерапевтическую работу с пациентом и собственно процесс социальной интеграции с выработкой адаптивных моделей и стратегий социального поведения, являются аффективные нарушения (тревога, депрессия, дисфория) и коммуникативные нарушения, сопутствующие как аффективным нарушениям, так и декомпенсации личностных расстройств [2, 6, 8, 9]. В данной публикации изложены результаты исследования, проведенного на базе психиатрического отделения Военно­медицинского клинического центра Крымского региона в 2011–2012 гг. и Центра восстановления личности «Ренессанс», целью которого являлось определение обоснованности и эффективности применения антидепрессанта Триттико (тразодон) с целью коррекции аффективных нарушений у пациентов с зависимостью от психоактивных веществ и влияния применения препарата на процесс ресоциализации. Выбор антидепрессанта Триттико (тразодон) был обусловлен не только выраженным антидепрессивным, анксиолитическим, вегетостабилизирующим действием препарата и эффективностью по отношению к обсессивно­компульсивной компоненте психической зависимости от психоактивных веществ, но и быстрой коррекцией поведенческих нарушений в виде значимого снижения уровней агрессивности и враждебности, что, несомненно, облегчало проведение психотерапевтической интервенции.

Материал и методы исследования

В условиях психиатрического отделения Военно­медицинского клинического центра Крымского региона и Центра восстановления личности «Ренессанс» было обследовано 40 пациентов с диагнозом F11 — «Психические и поведенческие расстройства в результате употребления опиоидов» и 10 пациентов с диагнозом F10 — «Психические и поведенческие расстройства в результате употребления алкоголя». Исследование применения препарата Триттико проводилось как в стационарных, так и в амбулаторных условиях в режиме монотерапии при добровольном информированном согласии пациентов. Триттико (тразодон) назначался 4­недельным курсом в суточной дозе 50–150 мг однократно перед сном. Исследование полностью завершили все пациенты. Оценка эффективности Триттико (тразодона) проводилась клинико­психопатологическим методом с тестированием до начала терапии, на 14­й и 28­й дни исследования. Количественная оценка эффективности препарата Триттико и реабилитационного процесса проводилась с помощью:

1) оценки стратегий копинг­поведения и степени их выраженности с применением опросника SACS «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» С. Хобфолл, 1994; модификация Н.Е. Водопьяновой, Е.С. Старченковой [12];

2) оценки выраженности аффективных нарушений по трем осям (тревога, агрессия, депрессия) с помощью 8­факторного личностного опросника Спилбергера — Радюка;

3) оценки коммуникативно­характерологических тенденций с помощью теста «Коммуникативно­характерологические тенденции» (адаптированный тест Т. Лири).

Результаты исследования

Результаты исследования приведены в табл. 1–3.

 

Анализ результатов исследования

1. Сравнительный анализ результатов обследования пациентов, полученных с помощью опросника SACS (табл. 1), показывает статистически достоверные отличия использования преимущественных моделей и стратегий копинг­поведения. Значимое снижение в динамике использования у пациентов дезадаптивных моделей копинг­поведения, таких как «избегание», «асоциальные действия», «агрессивные действия», и повышение использования просоциальных моделей копинг­поведения — «ассертивные действия», «поиск социальной поддержки» и «вступление в социальный контакт».

2. Динамика степени выраженности аффективных нарушений по трем осям (тревога, агрессия, депрессия) с помощью 8­факторного личностного опросника Спилбергера — Радюка (табл. 2) заключалась в снижении показателей индикаторов стресса (тревоги, агрессии и депрессии как актуального состояния) и снижении тревожности, агрессивности и депрессивности как свойств личности.

3. Наиболее интересна динамика параметров коммуникативно­характерологических тенденций, полученных с использованием теста «Коммуникативно­характерологические тенденции» (адаптированный тест Т. Лири) (табл. 3), поскольку они напрямую связаны с эффективностью терапевтического альянса. Так, по результатам исследования показательны динамические изменения коммуникативных тенденций в сторону формирования эмпатии и аффилиации: снижение индекса III и IV тенденций, а именно — коррекция эмоционально­поведенческих коррелятов непримиримости, жестокости, раздражительности, негативизма, недоверчивости, обидчивости, и повышение индекса VII и VIII тенденций с коррелятами в виде общительности, доброжелательности, терпимости, стремления к проявлению заботы о близких.

4. Пациентами отмечены высокая переносимость антидепрессанта Триттико (тразодон), коррекция диссомнии, быстрое наступление ожидаемого эффекта, а именно — снижение раздражительности, улучшение настроения, увеличение дневной активности, появление интереса к психотерапевтической программе, восстановление позитивно окрашенных микросоциальных отношений. По завершении исследования достигнут комплайенс на продолжение терапии препаратом Триттико (тразодон).

Выводы

1. Таким образом, по результатам проведенного исследования с помощью клинико­психопатологического метода подтверждена эффективность антидепрессанта Триттико (тразодон) по отношению к аффективной патологии в структуре психической зависимости от психоактивных веществ.

2. Результаты психологических исследований подтверждают позитивную коррекцию личностного профиля, а именно снижение в динамике использования исследуемыми дезадаптивных моделей копинг­поведения и повышение использования просоциальных моделей копинг­поведения; снижение показателей индикаторов стресса и снижение тревожности, агрессивности и депрессивности как свойств личности; динамические изменения коммуникативных тенденций в сторону формирования эмпатии и аффилиации.

3. На фоне применения антидепрессанта Триттико (тразодон) благодаря достигнутой коррекции аффективных нарушений с первых дней приема, позитивных изменений психологического профиля у исследуемых отмечены повышение эффективности терапевтического альянса, восстановление коммуникативных свойств личности и улучшение микросоциальных отношений, что в целом отвечает ожидаемым результатам исследования по оптимизации ресоциализации пациентов с психической зависимостью от психоактивных веществ.


Bibliography

1. Бараненко А.В. Роль аффективных расстройств в преморбидном периоде формирования алкогольной зависимости (обзор литературы) // Український вісник психоневрології. — 2001. — Т. 9, вип. 3. — С. 125­127.

2. Бараненко А.В. Современные взгляды на лечение коморбидных аффективных расстройств при синдроме алкогольной зависимости [Электронный ресурс] // Новости украинской психиатрии. — Харьков, 2001. Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/articles/paper013.htm.

3. Брюханов А.В. Предиспозирующие факторы формирования психической зависимости от психоактивных веществ. — Севастополь: ВМКЦ КР, 2009. — С. 2­11.

4. Брюханов О.В. Преимущественные копинг­стратегии при психических и поведенческих расстройствах в результате употребления психоактивных веществ // Таврический медико­биологический вестник. — 2012. — № 1(57). — С. 42­49.

5. Видерман Н.С. Медико­психологические характеристики копинг­поведения больных с зависимостью от алкоголя: Автореф. дис… канд. мед. наук: 19.00.04. — М., 2002. — С. 50­53.

6. Гончарова Е.Ю. Результаты исследования ситуативной и личностной тревожности у алкогользависимых пациентов в процессе терапии [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвященный 210­летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П.Т. Петрюка, А.Н. Бачерикова. — Киев — Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper024.htm.

7. Завьялов В.Ю. Психологические аспекты формирования алкогольной зависимости. — Новосибирск: Наука, 1988. — 198 с.

8. Марута Н.О., Мінко О.І. Емоційні порушення при пограничних психічних розладах та алкогольній залежності (діагностика та принципи лікування): Методичні рекомендації. — Харків, 2003. — 20 с.

9. Минко А.И., Линский И.В., Суслова Л.В., Маркозова Л.М., Самойлова Е.С., Бараненко А.В. Современные взгляды на лечение аффективных расстройств в клинике зависимости от психоактивных веществ (обзор) // Архів психіатрії. — 2003. — Т. 9, № 1. — С. 96­99.

10. Мусієнко Г.О. Щодо питань сучасної організації лікувально­реабілітаційних комплексних програм для хворих наркологічного профілю // Український вісник психоневрології. — 2002. — Т. 10, вип. 4. — С. 103­104.

11. Мусиенко Г.А. Особенности психотерапии при алкогольной зависимости у лиц молодого возраста [Электронный ресурс] // Актуальные вопросы современной психиатрии и наркологии: Сборник научных работ Института неврологии, психиатрии и наркологии АМН Украины и Харьковской областной клинической психиатрической больницы № 3 (Сабуровой дачи), посвященный 210­летию Сабуровой дачи / Под общ. ред. П.Т. Петрюка, А.Н. Бачерикова. — Киев — Харьков, 2010. — Т. 5. — Режим доступа: http://www.psychiatry.ua/books/actual/paper073.htm.

12. Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / Под ред. Г.С. Никифорова, М.А. Дмитриевой, В.М. Снеткова. — СПб.: Речь, 2001. — С. 276­282.

13. Ялтонский В.М. Копинг­поведение здоровых и больных наркоманией: Автореф. дис… д­ра мед. наук. — СПб., 1995. — 396 с.

14. Wills T.A. Stress and Coping factors in epidemiology of substace use / Ed. by Kozlowski et al. // Research advances in alcohol and drug problems. — N.Y.: Plenum, 1990. — P. 215­250.

15. Wills T.A. Multiple networks and substance use // J. of Soc. and Clinic. Psychol. — 1990. — V. 9(1). — P. 78­90.

Similar articles

Суицидальное поведение в регионе (методология мониторинга и профилактики)
Authors: Буденный П.В.
Главный врач Лисичанской областной психиатрической больницы, г. Лисичанск, Украина

"News of medicine and pharmacy" Неврология. Нейрохирургия. Психиатрия (637) 2017 (тематический номер)
Date: 2017.12.04
Categories: Neurology, Surgery, Psychiatry
Sections: Specialist manual

Back to issue