Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.

Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.



СІМЕЙНІ ЛІКАРІ ТА ТЕРАПЕВТИ

НЕВРОЛОГИ, НЕЙРОХІРУРГИ, ЛІКАРІ ЗАГАЛЬНОЇ ПРАКТИКИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

КАРДІОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, РЕВМАТОЛОГИ, НЕВРОЛОГИ, ЕНДОКРИНОЛОГИ

СТОМАТОЛОГИ

ІНФЕКЦІОНІСТИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, ГАСТРОЕНТЕРОЛОГИ, ГЕПАТОЛОГИ

ТРАВМАТОЛОГИ

ОНКОЛОГИ, (ОНКО-ГЕМАТОЛОГИ, ХІМІОТЕРАПЕВТИ, МАМОЛОГИ, ОНКО-ХІРУРГИ)

ЕНДОКРИНОЛОГИ, СІМЕЙНІ ЛІКАРІ, ПЕДІАТРИ, КАРДІОЛОГИ ТА ІНШІ СПЕЦІАЛІСТИ

ПЕДІАТРИ ТА СІМЕЙНІ ЛІКАРІ

АНЕСТЕЗІОЛОГИ, ХІРУРГИ

"Journal of Ukrainian psychiatrists Association" (05) 2013

Back to issue

Отзыв на статью об институте Сербского

Трудно найти верные слова, чтобы ответить на статью В.А. Пехтерева о книге Виктора Некипелова «Институт дураков» (Новости медицины и фармации, № 14(465), 2013). Стиль статьи таков, что ее трудно дочитать до конца. Статья написана в циничной и презрительной форме, с явной целью дискредитировать Некипелова и назвать его самого дураком. Пехтерев не предоставил никакой информации об авторе и не приложил никаких усилий, чтобы рассмотреть книгу в контексте того времени. Центром внимания автора стала попытка доказать, что московский Институт общей и судебной психиатрии не является тем ужасным учреждением, каким его попробовал описать Некипелов.

Давайте сначала обратимся к фактам. Кто такой Некипелов и что положено в основу его книги?

Виктор Александрович Некипелов родился в Харбине (Китай) в 1928 году, это русский поэт и писатель, который в 60­­е годы прошлого столетия стал диссидентом, а позднее — членом Московской Хельсинкской группы. Фармацевт по специальности, в 1968 году он принимал участие в протесте против ввода советских войск в Чехо­словакию. Впервые Некипелов был арестован в 1973 году и направлен в четвертый отдел (политический) Института судебной психиатрии им. Сербского, где находился с 15 января по 12 марта 1974 года, руководил отделом тогда небезызвестный Даниил Романович Лунц. Впоследствии Некипелов был признан здоровым и приговорен к двум годам заключения.

Книга «Институт дураков: заметки об Институте Сербского» была опубликована в самиздате в 1976 году, на Западе в английском переводе она появилась в 1980 году. За эту публикацию в 1980 году Некипелов был вновь арестован и приговорен к семи годам лагерей и пяти годам ссылки. Подобно многим другим политическим заключенным, он был выпущен на свободу в 1987 году и эмигрировал во Францию. К сожалению, через два года он умер от рака.

Те, кто знал Некипелова, вспоминают о нем как о мягком, добром и благородном человеке. Пехтерев описал его в оскорбительной манере.

Книга «Институт дураков» — это произведение, основанное на собственных наблюдениях автора, в нем Некипелов описал повседневную жизнь четвертого отдела института им. Сербского, иногда эмоционально, но при этом избегая собственных чувств и страхов. Представьте себе ситуацию: Некипелов знает, что у него высокие шансы быть объявленным психически больным (в то время от трети до половины политических заключенных в СССР помещались в психиатрические больницы для принудительного «лечения»). Являясь активным московским диссидентом, он знал об ужасе, который его ждет в этом случае.

Пехтерев, однако, снисходительно доказывает в своей статье, что институт Сербского не был таким уж плохим местом, а Некипелов преувеличивает и зло­словит о нем. Поступая так, он упускает главный вопрос. Да, условия жизни в институте были неплохими, те, кто проходил психиатрическое обследование в нем, находились в некотором смысле «на отдыхе» по сравнению с условиями жизни ГУЛага. И все­­таки каждому было известно, что институт им. Сербского был чем­­то большим, нежели «врата ада»: отсюда людей отправляли в специализированные психиатрические больницы в Черняховск, Днепропетровск, Казань, Благовещенск, и это еще не все. Жизнь превращалась в невообразимый ужас с ежедневными пытками насильственным введением медикаментов, избиениями и другими видами наказаний, которые нет надобности здесь описывать. Многие сходили с ума, не могли вынести того, что с ними происходило, некоторые даже умирали во время «лечения» (например, шахтер из Донецка Алексей Никитин). Написано много книг и воспоминаний о жизни в психиатрическом ГУЛАГе, при чтении которых каждый раз пробирает дрожь.

Как может кто­­то пытаться защищать этот центр медицинских недоразумений и недопустимых нарушений клятвы Гиппократа и медицинской этики? Даже хуже: Пехтерев не только защищает институт им. Сербского, он даже возмущен тем, что Некипелов не испытывает благодарности к небезызвестным бывшему директору института им. Сербского Георгию Морозову и доктору Лунцу за заботу и гостеприимство! Скольких людей эти двое сослали в советские тюрьмы­­больницы на пытки изо дня в день и из года в год лишь потому, что они были не согласны с политическими догмами коммунистической партии! Назовите мне хоть одну причину, почему Виктор Некипелов должен быть благодарным этим двум людям, опозорившим психиатрическую профессию?

Доктор Пехтерев пытается в своей статье представить себя как открытого, интеллигентного и вдумчивого психиатра, который видит ситуацию со стороны. Не знаю, с какой стороны он пытается показать написанное в статье, но для меня очевидно, что он дистанцировался от основных правил приличия, профессиональной этики и норм журналистики. Положительным является лишь то, что он не написал об этом в то время, когда мог попасть под колеса психиатрического обследования института им. Сербского с диагнозом «вялотекущая шизофрения», как многие друзья и приятели Виктора Некипелова. Доктор Пехтерев мог бы побояться написать такую грязь, чтобы не замараться.

 

Роберт ван Ворен,

исполнительный директор Федерации

«Глобальная инициатива в психиатрии»,

почетный член Британского королевского

колледжа психиатров

(текст получен редакцией на русском языке)



Back to issue