Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 6(16) 2007

Back to issue

Эпидемиология идиопатических генерализованных эпилепсий /Epidemiology of Idiopathic Generalized Epilepsies/

Authors: Pierre Jallon, Patrick Latour, Epilepsy and EEG Unit, University Hospital, Geneva, Switzerland

Categories: Neurology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

Идиопатические генерализованные эпилепсии (ИГЭ) — сравнительно новый вид расстройств, который определяется по четким клиническим и ЭЭГ-критериям, предложенным в классификации эпилептических синдромов Международной противоэпилептической лиги (ILAE). ИГЭ обычно легко диагностируемы на основании клинических проявлений и ЭЭГ, но эпилепсия не является синонимом эпилептического синдрома. ИГЭ изучаются в большой группе эпилепсий неустановленной или неизвестной этиологии, хотя в настоящее время наиболее распространенной является генетическая теория их происхождения. Критерии, предложенные ILAE, помогают в ведении пациентов с ИГЭ, но, по данным многих эпидемиологических исследований, все еще есть путаница между группами криптогенных и идиопатических эпилепсий. Некоторые синдромы, проявляемые в детском возрасте, которые полностью описаны по четким электроклиническим критериям, такие как абсанс-эпилепсия, ювенильная миоклоническая эпилепсия, обычно включены в эпидемиологические исследования. Однако другие эпилептические синдромы, особенно характерные для новорожденных, такие как доброкачественная миоклоническая эпилепсия новорожденных и доброкачественные семейные эпилептические приступы, являются довольно редкими и практически исключены из эпидемиологических исследований, так как их трудно описать полностью, особенно это касается электроклинических признаков. Другим фактором, ограничивающим изучение эпидемиологии ИГЭ, является недостаток данных ЭЭГ, потому что ЭЭГ снять либо невозможно, либо картина ЭЭГ не отличается от нормы. Особенно это характерно для пациентов, у которых наблюдаются только тонико-клонические приступы. ИГЭ включают несколько разных синдромов, и незначительное количество пациентов перемещаются из одного фенотипа в другой. Совпадение некоторых синдромов у новорожденных и у взрослых осложняет правильное выделение синдромов. Значительные расхождения наблюдаются при классификации синдромов группы ИГЭ, поскольку четкие критерии классификации этих синдромов, предложенные ILAE, не всегда соответствует описанным симптомам. Общая частота ИГЭ составляет 15–20 % от всех эпилепсий. Предпринимались попытки определять и обсуждать частоту встречаемости и преобладание тех или иных синдромов. Когда термин «идиопатический» употребляется соответственно критериям ILAE, показатели смертности, включая пациентов с идиопатическими эпилепсиями, не увеличиваются.


Keywords

эпилепсия, идиопатическая эпилепсия, эпидемиология.

Идиопатические генерализованные эпилепсии (ИГЭ) — сравнительно новый вид расстройств, который определяется по прямым клиническим и ЭЭГ-критериям, предложенным в классификации эпилептических синдромов Международной противоэпилептической лиги (ILAE). Эпидемиологических данных, касающихся ИГЭ, очень мало, потому что в большинстве исследований не проводился их специфический анализ или потому что исследования, в основном данных ЭЭГ, на которых основывается диагноз, в данном случае не всегда пригодны. В этом обзоре отражены эпидемиологические данные различных синдромов ИГЭ, которые описаны согласно критериям ILAE.

Методология

Дифференцирование ИГЭ является ключевым моментом для оценки числа случаев их возникновения и преобладания. Международная классификация эписиндромов предлагает четкие клинические и ЭЭГ-критерии для диагностики ИГЭ. Клинический опыт показывает, что эти критерии не всегда в полной мере возможно применить к пациентам и что ИГЭ развиваются при разных условиях и взаимодействии многих факторов: начало заболевания, внешние факторы, роль лекарственных препаратов, сон. Определить точный клинический и ЭЭГ-фенотип отдельного пациента часто бывает трудно. При проведении генетического обследования полагаются на клинические и ЭЭГ-критерии, установленные ILAE.

Если эти критерии помогают клиническому и терапевтическому менеджменту ИГЭ, то такой случай заболевания не принимается во внимание при составлении эпидемиологического отчета. Во многих исследованиях стерты границы криптогенной и идиопатической групп ИГЭ. Например, в сельской местности в Исландии Olafsson и др. классифицировали 62 % случаев идиопатической эпилепсии как эпилепсии неизвестного происхождения. По первой классификации, предложенной ILAE, ИГЭ определялись как первичные генерализованные эпилепсии. В эту группу относили пациентов с различной клинической картиной приступов и отсутствием повреждения мозга, при этом ЭЭГ-признаки во внимание не принимались. Очевидно, что клинические критерии (например, тип приступа, возраст начала заболевания, собственный и семейный анамнез, развитие заболевания, реакция на лечение) и ЭЭГ-критерии (например, нарушения билатеральных «спайк-волн») остаются необходимыми для постановки диагноза и включаются в эпидемиологическое исследование.

Некоторые эпилептические синдромы, проявляющиеся в периоде новорожденности, например доброкачественные семейные неонатальные судорожные приступы (ДСНСП) и доброкачественные миоклонические эпилепсии новорожденных (ДМЭН), могут считаться ИГЭ. Эти синдромы встречаются достаточно редко и обычно не включены в эпидемиологические исследования, так как их трудно классифицировать и пронаблюдать.

С момента развития первого миоклонического приступа до первого визита к врачу может пройти некоторое время. У 37 % пациентов с абсансами этот период составляет 1 год и более. Большинство пациентов с ИГЭ, принимавших участие в исследовании CAROLE, — это те, у кого недавно диагностирована эпилепсия (33,8 %), и только у 17,4 % пациентов эпилепсия диагностирована при первом приступе.

ИГЭ включают в себя несколько различных синдромов, и немногие пациенты мигрируют из одного фенотипа в другой. Диагноз ювенильной миоклонической эпилепсии (ЮМЭ) часто ставится в случае развития тонико-клонических судорог.

Недавно мы наблюдали 24-летнюю женщину, у которой в периоде новорожденности были типичные абсансы, а когда она стала взрослой — миоклонические приступы. Она была госпитализирована по поводу абсансного статуса. Когда статус разрешился, мы записали на ЭЭГ типичный паттерн фантомного абсансного синдрома, недавно описанного Panayiotopoulos и др. Как же классифицировать эту эпилепсию?

ИГЭ обычно легко диагностируются по совокупности клинических данных и ЭЭГ, но эпилепсия — не синоним эпилептического синдрома. Диагноз ИГЭ может быть выставлен после изолированного приступа, даже если традиционное определение эпилепсии заключается в том, что заболевание характеризуется повторяющимися приступами. Наоборот, прямые диагностические критерии могут привести к недооценке ИГЭ. При проведении некоторых популяционных исследований представить записи ЭЭГ нет возможности, особенно в некоторых развивающихся странах. Более того, главным условием для определения идиопатического синдрома является чувствительность первичной ЭЭГ. Представленная ЭЭГ может быть неубедительной для диагноза, например, у пациентов с единственным приступом тонико-клонических судорог. В обзоре Loiseau и др. из юго-западной Франции у 66 пациентов выявили диагностические критерии ИГЭ. В течение года 13 пациентов предварительно были определены в группу криптогенной, или неклассифицированной, эпилепсии или изолированных приступов, но затем их диагноз переклассифицировали на ИГЭ из-за того, что на ЭЭГ, снятой позже, были выявлены билатеральные комплексы «спайк-волна». Недавно Marini и др. показали ценность ЭЭГ; проведение ранней постиктальной ЭЭГ, а затем ЭЭГ депривации сна, при негативной первой ЭЭГ, привело к увеличению диагностируемых случаев заболевания уже при первом приступе у пациентов любого возраста.

Использование метода классификации по истории болезни — ловушка для эпидемиологических исследований по эпилепсии и обусловливает расхождения результатов, включая уровень распространенности. Для наглядного подтверждения этого предположения Loiseau и др. попытались классифицировать имеющееся заболевание у 986 пациентов, пребывающих на лечении в университетской клинике (n = 334) или у врачей частной практики (n = 642). Больные ИГЭ чаще встречались среди пациентов, которые лечились у врачей частной практики (35,8 против 16,3) по двум причинам: для ИГЭ характерно возрастзависимое начало, и их легко диагностировать по электроклиническим признакам. Соотношение случаев идиопатической эпилепсии этого исследования зависит от состава исследуемой когорты: дети, взрослые или и те, и другие. О преобладании того или иного вида ИГЭ сообщается в очень ограниченном количестве исследований.

Несмотря на это, мы нашли в литературе некоторые данные, представляющие интерес.

Распространенность идиопатических генерализованных эпилепсий

Распространенность ИГЭ, указанная в некоторых выбранных нами исследованиях

Проанализировав когорты взрослых и детей, мы сделали вывод, что общая частота ИГЭ у них составляла 15–20 %, однако есть две крайности. В исследовании Manford и др. определена частота 6,8 %, в то время как в исследовании Gastaut и др. она составила 28,4 %. В исследовании CAROLE Jallon и др. сообщают, что частота ИГЭ составляет 16 % в группе, где наблюдался однократный судорожный приступ, и 27,4 % в когорте, где наблюдалось несколько таких приступов. В исследовании, проводимом Department de l’Oise во Франции, принимали участие 220 пациентов. ИГЭ зарегистрирована у 25 %. Это практически совпадает с цифрами 28 и 30 %, полученными соответственно в исследованиях Cavazutti у детей школьного возраста и Cornaggia у призывников итальянской армии. В развивающихся странах, где проведение ЭЭГ часто недоступно, в двух исследованиях получены такие же результаты. Murty и др. сообщили в проводимом ими исследовании, что частота ИГЭ в Индии равна всего 6,5 %. Частота ИГЭ в когорте детей — в пределах 20 %. Частота встречаемости ИГЭ оценивалась в Рочестере (Миннесота, США) в исследовании Zarrelli и др., проводимом с 1980  по 1984 гг., на основании данных, полученных у 157 пациентов. Распространенность случаев ИГЭ составляла 3,7 на 100 000 человек. Такие же данные получены в Женеве. В юго-западной Франции распространенность ИГЭ гораздо выше, как показано в исследованиях Joensen (2,9 на 1000 человек) и Loiseau (9,2 на 100 000 — среди людей младше 60 лет и 18,4 на 100 000 — среди людей младше 25 лет). В Литве распространенность ИГЭ равна всего лишь 0,65 на 1000 человек.

Распространенность синдромов ИГЭ

Доброкачественные семейные неонатальные судорожные приступы и доброкачественная миоклоническая эпилепсия новорожденных

ДСНСП и ДМЭН выделены сравнительно недавно, и они представлены в исследованиях очень малыми когортами. ДСНСП обычно не включают в эпидемиологические исследования. ДМЭН составляют менее 1 % случаев эпилепсии у детей и только 0,2 % в когорте заново диагностированных эпилепсий у детей.

Абсанс-эпилепсии

Абсанс-эпилепсии — это полностью возрастзависимые синдромы, которые будут по-разному рассматриваться, в зависимости от когорт — будут ли это дети или не только дети, но и взрослые.

В крупных когортах частота абсанс-эпилепсии детей (АЭД) колеблется от 1,5 до 12,1 %. Gastaut и др. выявили абсанс-эпилепсию у 9,9 % пациентов. Среди пациентов младше 15 лет абсанс-эпилепсия встречалась в 17,8 % случаев, а старше 15 лет — только в 2,8 %. Похожие результаты представил Hauser: 6 % в общей популяции, 12,8 % — у пациентов до 15 лет и 5,7 % — у пациентов старше 15 лет. В развивающихся странах эти цифры ниже: по данным Murthy — 0,5 % , а по данным Shan — 1,6 %.

Число случаев АЭД находится в пределах от 0,7 до 8 на 100 000 человек. В когортах детей этот показатель варьирует от 5,8 до 7,1 на 100 000 человек.

По данным исследований, проводимых в Дании и Швеции, общее число случаев АЭД равно 98 на 100 000 человек.

Доминирование АЭД варьирует от 0,1 до 0,7 на 1000 человек. В исследовании, проводимом Granieri и др., частота АЭД составляла 18,8 у пациентов младше 9 лет, 12 — у пациентов в возрасте 10–19 лет и 2,2 — у пациентов 20–39 лет. У пациентов в возрасте 40 лет и старше не было зафиксировано ни одного случая АЭД. В когорте детей частота доминирования АЭД колеблется от 0,4 до 0,7 на 1000 человек. В описании данного исследования упоминалось о малом количестве случаев АЭД у людей старшей возрастной группы; чаще у них описывали эпилептический абсансный статус. За некоторым исключением, отмечалось 2–5-кратное (11,4 % против 2,5 %) преобладание АЭД у девочек.

Ювенильная абсанс-эпилепсия

Эпидемиология ювенильной абсансной эпилепсии (ЮАЭ) хорошо не изучена, так как во многих случаях встречается ее гиподиагностика: распознается только развернутый тонико-клонический приступ, а абсансы пропускаются. Частота ЮАЭ в некоторых крупных когортах составляет 0,2–2,4 %. Возможно, частота этой патологии еще меньше. Показатель доминирования ЮАЭ равен 0,1 на 1000 человек. В одном из исследований частота ЮАЭ была такой же, как ЮМЭ. ЮАЭ составляет 20 % всех ИГЭ.

Ювенильная миоклоническая эпилепсия

Точно определить частоту ЮМЭ часто бывает сложно, потому что этот диагноз нередко выставляется поздно и подтверждается ретроспективно, когда развивается тонико-клонический приступ. Установлено, что распространенность ЮМЭ составляет около 1 на 100 000 человек. Показатель доминирования этого синдрома равен 0,1–0,2 на 1000 человек. Частота ЮМЭ в крупных когортах равна 5–10 %. По данным Berg и др., эта цифра равна 2 %, группы OREp — 3,5 %, Gastaut и др. — 4,1 %, Jallon и др. — 5,3 %, Tsuboi — 5,4 %, Waaler — 5,1 %, Janz — 7–9 %, Wolf и Goosses — 11,4 %. В развивающихся странах, по данным Oka и др., случаев ЮМЭ не наблюдалось, а в исследовании Danesi частота ЮМЭ равна всего лишь 0,98 %. По сообщениям Murthy, частота ЮМЭ в Индии равна 5 %; в Саудовской Аравии, по сообщению Obeid и Panayiotopoulos, — 10,7 %. Sennayake и Roman сообщили, что частота ЮМЭ в когортах, исследуемых ими, равна 9,2 % (в этих когортах было представлено 53,7 % ИГЭ), в то время как более реальным значением частоты ЮМЭ являются цифры 17–18 % из общего числа ИГЭ.

Эпилепсия с grand mal при пробуждении

Генерализованные тонико-клонические приступы (ГТКП), или grand mal, встречаются при различных видах эпилептических синдромов, и их этиология многогранна. Этот диагноз бывает трудно поставить, так как у пациентов могут быть и малые приступы, такие как абсансы и миоклонии. Когда у пациента имеется только ГТКП и есть критерии ИГЭ, будет более правильно классифицировать такой случай как ИГЭ с ГТКП. Относительно эпилепсии с grand mal при пробуждении (ЭГМП) есть несколько достоверных эпидемиологических данных. Wolf в своем обзоре 5 статей по хронологии приступов grand mal выявил, что частота ЭГМП колеблется от 22 до 37 %. ГТПК без каких-либо четких условий развития были представлены у 23 % пациентов в исследовании Rochester, а в некоторых исследованиях вообще не сообщалось о случаях ЭГМП. Определено, что в юго-западной Франции распространенность ЭГМП равна 1,8 на 100 000 человек.

Эпилепсии, провоцируемые специфическими видами деятельности

По существу, эта группа состоит из фотосенситивных эпилепсий. По данным разных авторов, фотосенситивные эпилепсии составляют 0,5; 0,7; 1,08 и 1,5 % всех эпилепсий и 2,3–6,7 % синдромов ИГЭ. Shan и др. в когорте в Индии выявили, что фотосенситивные эпилепсии составляют 7,9 % всех эпилепсий и около 35 % ИГЭ. Частота фотосенситивных эпилепсий составляет 1,5 на 100 000 человек.

Другие идиопатические генерализованные эпилепсии

Когда типичный синдром четко выделить не представляется возможным, приступы, имеющиеся у пациентов, относятся к категории других ИГЭ. По данным разных исследований, в крупных когортах они составляют 3,2; 3,9; 6; 9 %, а также 30; 44; 55,6 % всех случаев ИГЭ.

Эпилептический абсансный статус

Эпилептический абсансный статус (ЭАС) развивается у пациентов с абсанс-эпилепсией в разные периоды жизни. Однако в большинстве случаев ЭАС встречается у пациентов младше 20 лет и может быть первичным проявлением ИГЭ. К другой подгруппе пациентов с ЭАС относятся те, у кого статус развился в более старшем возрасте, и до него судорожных приступов у пациентов не отмечалось. Приступы у этих пациентов спровоцировались применением психотропных препаратов, отменой бензодиазепинов или другими токсико-метаболическими причинами. Coeytaux и др. при проведении исследования EPIS-TAR, в котором определяли частоту ЭАС в общей популяции, выявили 4 случая ЭАС (2,3 % от общего числа абсанс-эпилепсии — 0,6 на 100 000 человек). Два случая из них отмечались у пациентов с абсанс-эпилепсией, и у двух больных (пожилого возраста) — абсансный статус de novo, спровоцированный отменой бензодиазепинов. В исследовании EPITEF Latour и др. наблюдали ЭАС у 2,2 % пациентов. У всех пациентов в анамнезе были приступы абсансов. Около 3 % пациентов с абсансами могут дать абсансный статус. Около 10 % взрослых, у которых продолжаются абсансы, в детстве подвергались риску развития ЭАС. Миоклонический эпилептический статус в сочетании с ЮМЭ — очень редкое явление, и данные по ее эпидемиологии отсутствуют.

Смертность

Уровень смертности и высокий риск летального исхода оценивались по стандартизованному соотношению смертности (SMR). Согласно SMR определяется соотношение количества летальных исходов и ожидаемого числа летальных исходов в популяции больных эпилепсией с учетом пола и возраста. SMR обычно выше у пациентов с симптоматической эпилепсией, чем у пациентов с идиопатической эпилепсией. В большинстве исследований показателей смертности название «идиопатическая эпилепсия» часто применяется в более широком смысле и включает в себя криптогенную эпилепсию или применяется в составе более обширного понятия, такого как «эпилепсии неустановленной этиологии». Когда название «идиопатический» применяется в соответствии с критериями ILAE, у пациентов с идиопатическими эпилепсиями SMR не увеличивается. Тем не менее, по данным двух исследований, SMR у пациентов со всеми типами идиопатических эпилепсий увеличивается до 1,6 (1,0–2,4) и 1,8 (1,4–2,3) соответственно. В британской когорте SMR при идиопатических эпилепсиях незначительно повысилось (1,3; 0,9–1,9) после более длительного наблюдения за больным.

Заключение

ИГЭ представлены хорошо известными, точно определенными синдромами. Тем не менее в оценке частоты некоторых симптомов сохраняются определенные трудности, потому что не определяются некоторые критерии, не выполнена ЭЭГ или не очень легко классифицировать тот или иной симптом. Важно иметь более четкое представление о встречаемости данных синдромов и их распространенности, потому что в дальнейшем генетические исследования эпилепсии будут основовываться на электролитических критериях.


Bibliography

1. Commission on Classification and Terminology of the International League Against Epilepsy. Proposal for revised classification of epilepsies and epileptic syndromes // Epilepsia. 1989; 30: 389-399.

2. Olafsson E., Hauser W.A., Ludvigsson P. et al. Incidence of epilepsy in rural Iceland: a population-based study // Epilepsia. 1996; 37: 951-5.

3. Olsson I. Epidemiology of absence epilepsy. I. Concept and incidence // Acta Paediatr Scand. 1988; 77: 860-6.

4. Jallon P., Loiseau P., Loiseau J. Newly diagnosed unprovoked epileptic seizures: presentation at diagnosis in CAROLE study. Coordination Active du Reseau Observatoire Longitudinal de l’Epilepsie // Epilepsia. 2001; 42: 464-75.

5. Panayiotopoulos C.P., Koutroumanidis M., Giannakodimos S. et al. Idiopathic generalised epilepsy in adults manifested by phantom absences, generalised tonic-clonic seizures, and frequent absence status // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1997; 63: 622-7.

6. Loiseau J., Loiseau P., Guyot M. et al. Survey of seizure disorders in the French southwest. 1. Incidence of epileptic syndromes // Epilepsia. 1990; 31: 391-6.

7. Marini C., King M.A., Archer J.S. et al. Idiopathic generalised epilepsy of adult onset: clinical syndromes and genetics // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 2003; 74: 192-6.

8. Loiseau P., Duche B., Loiseau J.. Classification of epilepsies and epileptic syndromes in two different samples of patients // Epilepsia. 1991; 32: 303-9.

9. Manford M., Hart Y.M., Sander J.W. et al. The National General Practice Study of Epilepsy. The syndromic classification of the International League Against Epilepsy applied to epilepsy in a general population // Arch. Neurol. 1992; 49: 801-8.

10. Gastaut H., Gastaut J.L., Goncalves e Silva G.E. et al. Relative frequency of different types of epilepsy: a study employing the classification of the International League Against Epilepsy // Epilepsia. 1975; 16: 457-61.

11. Granieri E., Rosati G., Tola R. et al. A descriptive study of epilepsy in the district of Copparo, Italy, 1964–1978 // Epilepsia. 1983; 24: 502-14.

12. Chiron C., Luna D., Dulac O. et al. Problеmes mеthodologiques d’une enquеte еpidеmiologique rеtrospectives des еpilepsies de l’enfant а l’еchelle d’un dеpartement franсais // Boll Lega It Epil. 1986; 54(55): 269-75.

13. Cavazzuti G.B. Epidemiology of different types of epilepsy in school age children of Modena, Italy // Epilepsia. 1980; 21: 57-62.

14. Cornaggia C.M., Canevini M.P., Christe W. et al. Epidemiologic survey of epilepsy among Army draftees in Lombardy, Italy // Epilepsia. 1990; 31: 27-32.

15. Danesi M.A. Classification of the epilepsies: an investigation of 945 patients in a developing country // Epilepsia. 1985; 26: 131-6.

16. Senanayake N., Roman G.C. Epidemiology of epilepsy in developing countries // Bull World Health Organ. 1993; 71: 247-58.

17. Murthy J.M.K., Yangala R., Srinivas M. The syndromic classification of the International League Against Epilepsy: a hospital-based study from South India // Epilepsia. 1998; 39: 48-54.

18. Berg A.T., Shinnar S., Levy S.R. et al. Newly diagnosed epilepsy in children: presentation at diagnosis // Epilepsia. 1999; 40: 445-52.

19. Zarrelli M.M., Beghi E., Rocca W.A. et al. Incidence of epileptic syndromes in Rochester, Minnesota: 1980-1984 // Epilepsia. 1999; 40: 1708-14.

20. Jallon P., Goumaz M., Haenggeli C. et al. Incidence of first epileptic seizures in the canton of Geneva, Switzerland // Epilepsia. 1997; 38: 547-52.

21. Joensen P. Prevalence, incidence, and classification of epilepsy in the Faroes // Acta Neurol. Scand. 1986; 74: 150-5.

22. Endziniene M., Pauza V., Miseviciene I. Prevalence of childhood epilepsy in Kaunas, Lithuania // Brain Dev. 1997; 19: 379-87.

23. OREp. ILAE classification of epilepsies: its applicability and practical  value of different diagnostic categories // Epilepsia. 1996; 37: 1051-9.

24. Oka E., Ishida S., Ohtsuka Y. et al. Neuroepidemiological study of childhood epilepsy by application of international classification of epilepsies and epileptic syndromes (ILAE, 1989) // Epilepsia. 1995; 36: 658-61.

25. Hauser W.A. Seizure disorders: the changes with age // Epilepsia. 1992; 33 (Suppl. 4): S6-I4.

26. Shah K.N., Rajadhyaksha S.B., Shah V.S. et al. Experience with the International League Against Epilepsy classifications of epileptic seizures (1981) and epilepsies and epileptic syndrome (1989) in epileptic children in a developing country // Epilepsia. 1992; 33: 1072-7.

27. Blom S., Heijbel J., Bergfors P.G. Incidence of epilepsy in children: a follow-up study three years after the first seizure // Epilepsia. 1978; 19: 343-50.

28. Sidenvall R., Forsgren L., Blomquist H.K. et al. A community-based prospective incidence study of epileptic seizures in children // Acta Paediatr. 1993; 82: 60-5.

29. Juul-Jensen P., Foldspang A. Natural history of epileptic seizures // Epilepsia. 1983; 24: 297-312.

30. Pazzaglia P., Frank-Pazzaglia L. Record in grade school of pupils with epilepsy: an epidemiological study // Epilepsia. 1976; 17: 361-6.

31. Doose H., Sitepu B. Childhood epilepsy in a German city // Neuropediatrics. 1983; 14: 220-4.

32. Coeytaux A., Jallon P., Galobardes B. et al. Incidence of status epilepticus in French-speaking Switzerland: (EPISTAR) // Neurology. 2000; 55: 693-7.

33. Waaler P.E., Blom B.H., Skeidsvoll H. et al. Prevalence, classification, and severity of epilepsy in children in western Norway // Epilepsia. 2000; 41: 802-10.

34. Berg A.T., Levy S.R., Testa F.M. et al. Classification of childhood epilepsy syndromes in newly diagnosed epilepsy: interrater agreement and reasons for disagreement // Epilepsia. 1999; 40: 439-44.

35. Reutens D.C., Berkovic S.F. Idiopathic generalized epilepsy of adolescence: are the syndromes clinically distinct? // Neurology. 1995; 45: 1469-76.

36. King M.A., Newton M.R., Jackson G.D. et al. Epileptology of the first-seizure presentation: a clinical, electroencephalographic, and magnetic resonance imaging study of 300 consecutive patients // Lancet. 1998; 352: 1007-11.

37. Hauser W.A., Kurland L.T. The epidemiology of epilepsy in Rochester, Minnesota, 1935 through 1967 // Epilepsia. 1975; 16: l-66.

38. Tsuboi T. Epidemiology of febrile and afebrile convulsions in children in Japan // Neurology. 1984; 34: 175-81.

39. Janz D. Epilepsy with impulsive petit mal (juvenile myoclonic epilepsy) // Acta Neurol. Scand. 1985; 72: 449-59.

40. Wolf P., Goosses R. Relation of photosensitivity to epileptic syndromes // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1986; 49: 1386-91.

41. Obeid T., Panayiotopoulos C.P. Juvenile myoclonic epilepsy: a study in Saudi Arabia // Epilepsia. 1988; 29: 280-2.

42. Wolf P. Epilepsie avec crises grand mal du rеveil // Les syndromes еpileptiques de l’enfant et de l’adolescent // Ed. by J. Roger, M. Bureau, C. Dravet et al. — 3rd ed. — United Kingdom: John Libbey, 2002: 357-67.

43. Latour P., Le Bihan J., De Grissac-Moriez N. et al. Incidence and short-term prognosis of status epilepticus in Finistere Departement, France (EPISTEF). Submitted.

44. Andermann F., Robb J.P. Absence status. A reappraisal following review of thirty-eight patients // Epilepsia. 1972; 13: 177-87.

45. Cascino G.D. Nonconvulsive status epilepticus in adults and children // Epilepsia. 1993; 34 (Suppl. 1): S21-8.

46.  Hauser W.A., Annegers J.F., Elveback L.R. Mortality in patients with epilepsy // Epilepsia. 1980; 21: 399-412.

47. Cockerell O.C., Johnson A.L., Sander J.W. et al. Mortality from epilepsy: results from a prospective population-based study // Lancet. 1994; 344: 918-21.

48. Klenerman P., Sander J.W., Shorvon S.D. Mortality in patients with epilepsy: a study of patients in long term residential care // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. 1993; 56: 149-52.

49. Loiseau J., Picot M.C., Loiseau P.  Short-term  mortality after a first epileptic seizure: a population-based study // Epilepsia. 1999; 40: 1388-92.

50. Arts W.F., Visser L.H., Loonen M.C. et al. Follow-up of 146 children with epilepsy after withdrawal of antiepileptic therapy // Epilepsia. 1988; 29: 244-50.

51. Sillanpaa M., Jalava M., Kaleva O. et al. Long-term prognosis of seizures with onset in childhood // N. Engl. J. Med. 1998; 338: 1715-22.

52. Lindsten H., Nystrom L., Forsgren L. Mortality risk in an adult cohort with a newly diagnosed unprovoked epileptic seizure: a population-based study // Epilepsia. 2000; 41:1469-73. 


Back to issue