Інформація призначена тільки для фахівців сфери охорони здоров'я, осіб,
які мають вищу або середню спеціальну медичну освіту.


Підтвердіть, що Ви є фахівцем у сфері охорони здоров'я.

International neurological journal 2 (64) 2014

Back to issue

Холинергическая стратегия в терапии когнитивных нарушений у пациентов пожилого и старческого возраста

Authors: Бачинская Н.Ю., Копчак О.О. - Институт геронтологии им. Д.Ф. Чеботарева НАМН Украины, г. Киев

Categories: Neurology

Sections: Specialist manual

print version


Summary

В статье рассматриваются вопросы лечения когнитивных дисфункций у пациентов пожилого и старческого возраста; подчеркивается, что на сегодняшний день воздействие на систему нейротрансмиттеров головного мозга является одним из наиболее перспективных направлений в лечении данной патологии. Одним из препаратов, действующих в этом направлении, является холина альфосцерат (Глиатилин), эффективность и безопасность применения которого подтверждена в европейских и украинских исследованиях.

У статті розглядаються питання лікування когнітивних дисфункцій у пацієнтів літнього й старечого віку; підкреслюється, що на сьогодні вплив на систему нейротрансмітерів головного мозку є одним з найбільш перспективних напрямків у лікуванні даної патології. Одним із препаратів, що діють у цьому напрямку, є холіну альфосцерат (Гліатилін), ефективність і безпека застосування якого підтверджена в європейських та українських дослідженнях.

The article examines the aspects of treatment for cognitive dysfunction in elderly and senile patients; is is emphasizes that today impact on the system of the brain neurotransmitters is one of the most promising in the treatment of this pathology. One of the drugs acting in this direction is the choline alphosceratus (Gliatilin), efficacy and safety of which was confirmed in European and Ukrainian researches.


Keywords

когнитивные нарушения, пожилой возраст, нейротрансмиттеры, Глиатилин.

когнітивні порушення, літній вік, нейротрансмітери, Гліатилін.

cognitive impairment, elderly age, neurotransmitters, Gliatilin.

Статья опубликована на с. 84-92

Нарушение когнитивных функций является одним из наиболее распространенных и социально значимых расстройств нервной системы. Цереброваскулярная патология, нейродегенеративные заболевания и их комбинации — основные причины возникновения когнитивного дефицита у пациентов пожилого и старческого возраста, проявляющиеся как синдромом умеренных когнитивных нарушений, так и тяжелыми деменциями [4, 6, 11].

Минувшее столетие характеризовалось существенными демографическими сдвигами и ростом в структуре популяции удельного веса лиц старших возрастных групп. В настоящее время 15 % населения составляют лица пожилого и старческого возраста, а в ближайшем будущем их численность еще больше возрастет. Однако увеличение ожидаемой продолжительности жизни имеет не только положительные стороны: с общим старением населения возрастает и число пациентов, страдающих нарушением памяти и другими когнитивными расстройствами, в основе которых могут лежать как естественные возрастные изменения, так и различные нейродегенеративные и сосудистые заболевания головного мозга. В последние годы во всех странах мира уделяется большое внимание проблеме когнитивных нарушений, что связано с постарением населения, особенно в развитых странах. По прогнозам демографов, к 2050 году в мире количество людей, страдающих деменцией, составит около 120 миллионов [14]. Актуальна эта тенденция и для Украины. Согласно данным статистики, доля лиц пенсионного возраста в Украине составляет 23–25 % всей популяции, а к 2025 году достигнет 30 % [2].

Следует отметить, что к основным причинам возникновения когнитивного дефицита у пациентов пожилого и старческого возраста относят синдром умеренных когнитивных нарушений и деменции, обусловленные как цереброваскулярной патологией, нейродегенеративными заболеваниями, так и их комбинацией [3]. К факторам риска относятся генетическая предрасположенность, черепно-мозговые травмы, неблагоприятные факторы окружающей среды, изменение биохимических процессов в организме [5].

Деменция представляет собой приобретенные нарушения памяти и других когнитивных функций, которые оказывают значимое влияние на поведение и повседневную активность пациентов. Клинически она проявляется нарушением памяти, внимания, пространственной ориентации, трудностями в принятии решений, расстройствами личности, нарушениями мышления, речи, потерей социальных и профессиональных навыков, адекватной оценки своего состояния. На сегодняшний день лидирующая роль в ее возникновении принадлежит болезни Альцгеймера, которая в 60 % случаев является причиной возрастных деменций [2, 12].

Нередко когнитивные нарушения у пожилого человека выражены в легкой или умеренной степени, что не приводит к ограничениям повседневной активности, однако и не может быть объяснено только процессами естественного старения. Для обозначения таких состояний используют термин «умеренные когнитивные нарушения», которые занимают промежуточное положение между возрастной когнитивной дисфункцией и деменцией. Как правило, синдром умеренных когнитивных нарушений развивается на начальных этапах сосудистых и дегенеративных заболеваний головного мозга и является фактором высокого риска возникновения болезни Альцгеймера или других форм деменции. Данное состояние характеризуется изменением ряда нейропсихологических, нейрофизиологических инструментальных и нейровизуализационных маркеров, позволяющих провести его диагностику и своевременно начать соответствующую терапию [3, 18].

С учетом широкой распространенности, высоких показателей инвалидности и смертности у пациентов с когнитивными нарушениями продолжается поиск эффективных методов лечения, позволяющих уменьшить медицинское и социальное бремя данной патологии. Ключевыми задачами эффективной фармакологической терапии когнитивных нарушений являются вторичная профилактика нарастания и уменьшение степени выраженности существующих когнитивных нарушений [10].

На сегодняшний день наиболее перспективным направлением в лечении когнитивной дисфункции является воздействие на систему нейротрансмиттеров головного мозга. По данным современных исследований установлено, что ацетилхолин — один из наиболее важных нейромедиаторов в системе обеспечения когнитивных функций. Наибольшее количество холинергических нейронов располагается в области базальных ганглиев, в частности в области ядра Мейнерта, где они составляют примерно 90 %. Базальные ганглии обеспечивают холинергическую иннервацию коры больших полушарий, являясь связующим звеном между лимбико-паралимбической системой и неокортексом [1]. Развитие деменции, например при болезни Альцгеймера, обусловлено утратой холинергических нейронов, в первую очередь в области базальных ганглиев, причем степень нарушения холинергической системы коррелирует с тяжестью когнитивного дефицита. В свою очередь, было установлено, что увеличение концентрации ацетилхолина в мозге способствует росту нейронов и увеличению числа синапсов [2].

Известны два класса медикаментозных препаратов, действие которых направлено на преодоление холинергической недостаточности: 1) препараты, непосредственно восполняющие дефицит ацетилхолина, — нейромедиаторный препарат центрального действия холина альфосцерат (Глиатилин), являющийся прекурсором ацетилхолина, проходящий через гематоэнцефалический барьер; 2) ингибиторы ацетилхолинэстеразы (ИАХЭ) — донепезил, ривастигмин, галантамин [7].

В ходе клинических исследований был выявлен нейропротекторный эффект ингибиторов ацетилхолинэстеразы, приводящий к замедлению прогрессирования болезни Альцгеймера [20]. Тем не менее клиническая польза, а также экономическая эффективность применения ИАХЭ незначительны и, как показали некоторые исследования, имеют сомнительную клиническую значимость [17]. Одной из главных проблем терапии ингибиторами ацетилхолинэстеразы является динамическое (зависимое от времени) снижение эффективности лечения. Еще одна проблема заключается в том, что лечение ингибиторами ацетилхолинэстеразы противопоказано пациентам определенных категорий (людям старческого возраста — старше 85 лет, пациентам с брадикардией, бронхиальной астмой или хронической обструктивной болезнью легких) [15]. Применение ингибиторов ацетилхолинэстеразы в дозировках, обладающих большей эффективностью (высокие дозы), также связано с возможным развитием побочных эффектов, включая брадикардию, которая относительно широко распространена при данных обстоятельствах.

Согласно данным клинических исследований, перспективным препаратом для лечения сосудистых когнитивных нарушений является холина альфосцерат (Глиатилин) [15, 19, 22].

Холина альфосцерат является предшественником ацетилхолина и фосфатидилхолина. При попадании в организм холина альфосцерат расщепляется под действием ферментов на холин и глицерофосфат. Холин участвует в биосинтезе ацетилхолина — одного из основных медиаторов нервного возбуждения, который играет ключевую роль в формировании интегративных когнитивных функций. Глицерофосфат является предшественником фосфатидилхолина мембран нейронов и выполняет, таким образом, нейропротекторную и мембраностабилизирующую роль. Кроме того, доказано, что Глиатилин положительно влияет на функциональное состояние микроструктур клеток, нормализует передачу нервных импульсов, потенцирует анаболические процессы в нейронах [4, 9].

В 176 неврологических центрах Италии с участием 2058 пациентов было проведено многоцентровое плацебо-контролируемое исследование эффективности Глиатилина при остром нарушении мозгового крово-
обращения. Препарат назначался в дозе 1000 мг в/м ежедневно в течение 28 дней с последующим пероральным приемом 1200 мг в сутки в течение 5 месяцев. По данным диффузионно-взвешенной MРT было установлено, что уменьшение объема дефекта мозговой ткани при лечении Глиатилином достигается в течение месяца. После полугодового курса терапии отмечалось восстановление неврологического дефицита и способности больных к самообслуживанию [13] (рис. 1).

По данным метаанализа, Глиатилин продемонстрировал высокую эффективность в лечении сосудистой и дегенеративной деменции (болезни Альцгеймера), при этом авторы не наблюдали побочных эффектов, присущих ингибиторам холинэстеразы (синкопе, нарушения сердечного ритма и др.) [22].

В Украине также было проведено многоцентровое исследование по изучению эффективности и переносимости препарата Глиатилин у больных в восстановительном периоде ишемического инсульта. В исследовании приняли участие 225 пациентов в возрасте от 45 до 75 лет, которые находились под наблюдением врачей-неврологов в различных клиниках Украины. Все пациенты получали Глиатилин в дозе 1000 мг в/м 1 раз в сутки на протяжении 14 дней, затем 800 мг в сутки (по 1 капсуле 2 раза в день) в течение 2 месяцев. Состояние когнитивных функций до и после лечения препаратом Глиатилин было оценено с помощью шкалы MMSE. До лечения общий показатель когнитивной продуктивности по данной шкале составлял 24,1 ± 1,5 балла. Когнитивные функции пациентов характеризовались выраженным сужением объемов вербальной памяти и счетных операций. У обследованных больных характерными были нарушения в сфере внимания, признаки дисфункции лобных долей (импульсивность, некритичность, персеверации). Нарушения памяти сочетались с другими когнитивными расстройствами — дефектами переключения внимания, нарушением критики и поведения. Анализ динамики когнитивных функций в процессе лечения Глиатилином показал статистически значимое улучшение показателей когнитивной сферы у данных пациентов. После лечения показатель общей когнитивной продуктивности по MMSE составил 26,3 ± 1,7 балла. Отмечалось повышение умственной работоспособности, улучшились показатели памяти, внимания. Также оценивали влияние Глиатилина на уровень повседневной жизненной активности и степень инвалидизации больных, на динамику функционального состояния пациентов и их способность к самообслуживанию. Оценка проводилась с помощью индекса Barthel. В начале исследования средний балл по индексу Barthel у больных в восстановительном периоде ишемического инсульта составил 55,0  ± 5,0. На фоне проводимой терапии через 2 недели, а затем через 1,5 месяца у всех больных наблюдалось улучшение функционального состояния, а средний показатель индекса Barthel за этот период повысился на 10 баллов, составив 65,0 ± 5,5 балла. К концу лечения индекс Barthel был в пределах 75,0 ± 5,0, то есть возрос по сравнению с исходным показателем на 20 баллов. В начале исследования степень инвалидизации по шкале Rankin у больных в восстановительном периоде ишемического инсульта составляла 3,6 ± 0,3 балла. На фоне лечения препаратом Глиатилин отмечалось уменьшение степени инвалидизации больных по шкале Rankin, что свидетельствовало об улучшении функциональных возможностей пациентов в постинсультном периоде. В целом на основании результатов объективных клинических наблюдений и данных лабораторных исследований был сделан вывод о высокой эффективности и отличной переносимости препарата Глиатилин. Показано, что прием Глиатилина в восстановительном периоде ишемического инсульта позволяет ускорить восстановление неврологических функций и уменьшить степень выраженности субъективной и объективной неврологической симптоматики [8] (рис. 2).

Сейчас в Европе проходит двойное слепое многоцентровое клиническое исследование ASCOMALVA [23], в котором оценивается эффективность комбинированного применения ингибитора холинэстеразы донепезила и холинергического предшественника холина альфосцерата у пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера, при наличии ишемических очагов поражения в головном мозге, по данным МРТ. Исследование проходит на базе специализированных клинических центров в Италии с участием 210 пациентов. В 2012 году представлены промежуточные результаты после года терапии.

На этапе включения пациенты имели от 15 до 24 баллов по краткой шкале оценки психического статуса (MMSE). У всех пациентов была диагностирована болезнь Альцгеймера и ишемическое поражение головного мозга, подтвержденное нейровизуализационными методами исследования (МРТ и КТ). Показатель по новой рейтинговой шкале оценки возрастных изменений белого вещества головного мозга (ARWMC) составлял ≥ 2 баллов. Первый этап исследования длительностью 12 месяцев был завершен 91 пациентом (58 женщинами и 33 мужчинами). Случайным образом пациенты были рандомизированы в группу активного лечения (донепезил + холина альфосцерат, n = 44) либо в группу сравнительного лечения (донепезил + плацебо, n = 47). Все пациенты прошли последующее контрольное обследование на 3, 6, 9 и 12-м месяце. Контрольное исследование включало: оценку общего состояния когнитивных функций по краткой шкале оценки психического статуса (MMSE) и по шкале оценки состояния когнитивных функций при болезни Альцгеймера (ADAS-cog); оценку основных видов деятельности и способности к самообслуживанию в повседневной жизни по шкале оценки основных видов деятельности в повседневной жизни (BADL) и по шкале оценки способности к самообслуживанию (IADL); оценку степени тяжести нейропсихиатрических симптомов пациента и оценку степени дистресса ухаживающих лиц при помощи нейропсихиатрического опросника, а именно разделов данного опросника, посвященных оценке степени тяжести состояния пациентов (NPI-F) и степени ди-стресса ухаживающих лиц (NPI-D). Показатели оценки когнитивных функций по шкалам MMSE и ADAS-cog, определяемые у пациентов с болезнью Альцгеймера, продемонстрировали следующие результаты: в группе сравнения (донепезил + плацебо) было выявлено их умеренное динамическое ухудшение; в группе активного лечения (донепезил + холина альфосцерат) была отмечена стабилизация процесса, что свидетельствовало об эффективности терапии. Показатели оценки по шкале BADL как в группе сравнения, так и в группе активного лечения остались стабильными. Однако по шкале IADL после года терапии было отмечено улучшение в группе пациентов, принимавших терапию на основе холина альфосцерата (снижение показателя с 3,5 до 2,0 балла), по сравнению с пациентами контрольной группы.

Данные, полученные посредством использования нейропсихиатрического опросника (NPI), включая анализ данных о степени тяжести состояния пациентов (NPI-F) и степени дистресса ухаживающих лиц (NPI-D), выявили значительное снижение показателей степени тяжести состояния пациентов согласно NPI-F (c 25 до 20 баллов), а также степени дистресса ухаживающих лиц (с 14 до 10 баллов) в группе пациентов, которые принимали лечение на основе холина альфосцерата, в сравнении с контрольной группой. Результаты различных психометрических, функциональных и поведенческих тестов, анализ которых также проводился независимым образом, в соответствии с показателями исходного уровня оценок по шкале MMSE были разделены на три группы: а) 24–21 балл; б) 20–18 баллов; в) 17–15 баллов. Показатели оценок в группе активного лечения продемонстрировали наиболее благоприятное воздействие данной терапии при наиболее низких показателях исходного уровня оценки по шкале MMSE. Лечение донепезилом в сочетании с холина альфосцератом оказывало более благоприятное воздействие на показатели оценок по шкале ADAS-cog прежде всего у пациентов, демонстрировавших показатели исходного уровня оценки по шкале MMSE в пределах 20–18 баллов. Положительное воздействие терапии с холина альфосцератом на показатели оценок по шкале BADL было отмечено у пациентов с оценками по шкале MMSE в пределах 24–21 балла, на показатели оценок по шкале IADL — с оценками по шкале MMSE в пределах 17–15 баллов. Результаты опросов при помощи NPI-F и NPI-D значительно улучшились у пациентов с оценками всех вышеуказанных групп показателей шкалы MMSE, а наибольшая эффективность наблюдалась у пациентов с оценками 20–18 баллов по шкале MMSE. После года успешной терапии в исследовании ASCOMALVA авторами был сделан вывод, что терапия на основе холина альфосцерата, максимально полно устраняя холинергический дефицит, оказывает выраженный клинический эффект в восстановлении когнитивных и двигательных функций, способности к самообслуживанию у пациентов с перенесенным ишемическим поражением головного мозга. Промежуточные результаты исследования ASCOMALVA и клинического наблюдения продемонстрировали, что комбинированное применение холинергических препаратов — холина альфосцерата и донепезила — замедляет прогрессирующее снижение терапевтического ответа, которое является распространенной проблемой в случае долгосрочного лечения ингибиторами ацетилхолинэстеразы (рис. 3). Таким образом, клиническое исследование ASCOMALVA показало, что предложенная холинергическая терапия может рассматриваться в качестве возможного метода лечения болезни Альцгеймера в сочетании с ишемическим поражением головного мозга.

Целью нашего исследования было оценить эффективность применения Глиатилина в лечении умеренных сосудистых когнитивных нарушений у пациентов с хронической недостаточностью мозгового кровообращения (ХНМК) и метаболическим синдромом (МС). В исследование включили 80 больных среднего и пожилого возраста (в среднем 64,3 ± 6,6 года) с ХНМК и МС. В зависимости от назначенной терапии все больные были разделены на две группы: основную (n = 40) и контрольную (n = 40), равнозначные по возрасту и полу, уровню образования, степени когнитивных нарушений и неврологического дефицита. У всех пациентов клинический диагноз формулировался как дисциркуляторная энцефалопатия (ДЭ) атеросклеротической, гипертонической, дисметаболической, а чаще смешанной этиологии. Всем пациентам проводили клинико-неврологическое обследование, общие лабораторные тесты (общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимический анализ крови, липидограмму), инструментальные (ЭЭГ, дуплексное сканирование брахиоцефальных сосудов, МРТ) исследования.

С целью оценки степени когнитивных нарушений использовали краткую шкалу оценки психического статуса (Mini Mental State Examination — MMSE) [16]. Дополнительно состояние когнитивных функций пациентов оценивали с использованием ряда современных экспериментально-психологических тестов: методики заучивания 10 слов (исследование процессов запоминания, сохранения и воспроизведения информации); теста заучивания парных взаимосвязанных слов (The Paired Associates Learning Test — PALT) (исследование немедленной и отсроченной отличительной памяти на вербальные стимулы) [21], таблицы Шульте (определение темпа сенсомоторных реакций, умственной работоспособности, объема активного внимания пациентов), теста цвето-словесного взаимодействия (the Stroop Color — Word Interference Test/SСWT) (оценка скорости процессов обработки информации и внимания, отражающей функционирование передней поясной извилины). До и после применения препарата оценивались коэффициенты спектральной мощности — соотношение различных диапазонов частот: альфа/тета, альфа/дельта, альфа/(тета + дельта), (альфа + бета)/(тета + дельта).

Все больные основной группы получали Глиатилин по 4 мл внутривенно струйно в течение 9 дней, с последующим переходом на пероральный прием по 400 мг 2 раза в сутки в течение 1 месяца на фоне стандартной терапии, включавшей гипотензивные средства, сахароснижающие препараты, статины, антиагреганты. Пациенты контрольной группы получали стандартную терапию. Курс лечения больных длился 6 недель. Больные после завершения курса лечения Глиатилином отмечали значительное уменьшение общей слабости, улучшение памяти, сна, уменьшение головной боли, головокружения, шума в ушах, шаткости при ходьбе. При этом наблюдали достоверное увеличение балла по данным ММSE: с 25,1 до 26,8 балла (p < 0,001), что указывало на уменьшение выраженности у них сосудистых когнитивных расстройств (СКР) (рис. 4).

В контрольной группе также выявлено увеличение балла по данным ММSE с 24,7 до 25,3 (p < 0,05), однако при сравнении результатов терапии в обеих группах эффективность лечения Глиатилином была достоверно более высокой (p < 0,001).

У пациентов контрольной группы на фоне проведенной терапии наблюдали достоверное повышение только показателей кратковременной вербальной и семантической памяти (с 26,6 ± 4,59 до 30,3 ± 5,67, p < 0,05), объема немедленной (с 16,3 ± 3,54 до 19,7 ± 4,39, p < 0,01) и отсроченной памяти (с 32,3 ± 5,51 до 40,5 ± 8,01, p < 0,01) по методике PALT. Изменения других экспериментально-психологических показателей были недостоверными.

У пациентов на фоне терапии Глиатилином отмечено достоверное улучшение показателей кратковременной вербальной и семантической памяти по методике заучивания 10 слов по сравнению с таковыми до лечения (с 31,80 ± 5,03 до 41,70 ± 5,49, р < 0,001). Достоверно повысился объем немедленной памяти (с 22,70 ± 3,77 до 28,80 ± 3,35, р < 0,001) и отсроченной памяти (с 50,30 ± 7,45 до 57,70 ± 6,58, р < 0,001) по методике PALT. Также после проведенного лечения у больных отмечено значительное возрастание скорости процессов обработки информации, внимания (с 65,8 ± 10,83 до 83,5 ± 14,01, р < 0,001) по методике SCWT; зарегистрировано достоверное увеличение темпа сенсомоторных реакций по таблицам Шульте (с 217,8 ± 13,06 до 195,6 ± 17,14, р < 0,001). Под влиянием лечения Глиатилином достоверно увеличивались коэффициенты спектральной мощности (альфа + бета)/(тета + дельта) во всех отведениях, альфа/тета в большинстве отведений (за исключением Р3, Р4, Т5, Т6, О1, О2) и альфа/(тета + дельта) в ряде отведений (Fp1, F3, F7, Fp2, F4, F8), что свидетельствует о положительном влиянии курсового применения препарата Глиатилин на функциональное состояние головного мозга.

Препарат переносился хорошо, на фоне терапии Глиатилином у пациентов не выявлено аллергических реакций и других побочных эффектов.

С учетом полученных результатов препарат Глиатилин может быть рекомендован для широкого применения в комплексной терапии умеренных СКР у больных с дисциркуляторной энцефалопатией и МС.

Таким образом, проведенные исследования свидетельствуют об эффективности применения Глиатилина для коррекции когнитивных нарушений при различных патологических состояниях — в остром и реабилитационном периоде ишемических инсультов, при дисциркуляторной энцефалопатии, деменциях различного генеза. Терапия на основе холина альфосцерата позволяет улучшить клиническую эффективность холинергической терапии при болезни Альцгеймера в сочетании с ишемическим поражением головного мозга.


Bibliography

1. Афанасьев В.В. Восстановление сознания и когнитивной функции — фармакологическое обоснование эффектов Глиатилина / В.В. Афанасьев // Укр. неврол. журн. — 2011. — № 3. — С. 98-100.

2. Бачинская Н.Ю. Болезнь Альцгеймера // Нейро News: психоневрология и нейропсихиатрия. — 2011. — № 2–1. — С. 14-23.

3. Бачинская Н.Ю. Синдром умеренных когнитивных нарушений при старении // Здоров’яУкраїни. — 2011. — Темат. номер. — С. 32-35.

4. Дамулин И.В. Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция / И.В. Дамулин / Под ред. Н.Н. Яхно. — М., 2002. — 85 c.

5. Бачинська Н.Ю., Полєтаєва К.М., Демченко О.В. та ін. Діагностика легких та помірних когнітивних порушень:  Методичні рекомендації. — 2012. — 49 с.

6. Захаров В.В. Когнитивные расстройства в пожилом и старческом возрасте: Метод. пособие для врачей / В.В. Захаров, Н.Н. Яхно. — М., 2005. — 71 с.

7. Кадыков А.С. Возможности холинергической терапии больных с хроническими прогрессирующими сосудистыми заболеваниями головного мозга / А.С. Кадыков, Н.В. Шахпаронова, Е.М. Кашина // Нервные болезни. — 2006. — № 2. — С. 1-3.

8. Мищенко Т.С. Глиатилин в лечении постинсультных больных / Т.С. Мищенко, В.Н. Мищенко, И.А. Лапшина // Здоровье Украины. — 2012. — № 3 (22). — С. 36-37.

9. Применение глиатилина для лечения деменций альцгеймеровского типа / Н.Д. Селезнева, И.В. Колыханов, Н.П. Герасимов и др. // Глиатилин. Сборник клинических наблюдений. — М., 2004. — С. 10-21.

10. Применение нейромидина в терапии сосудистых когнитивных нарушений разной выраженности / М.С. Головкова, В.В. Захаров, М.Ю. Лифшиц, Н.Н. Яхно // Журнал неврологии и психиатрии. — 2007. — № 9. — С. 20-26.

11. Синдром умеренных когнитивных нарушений (mild cognitive impairment) у лиц старшего возраста / Н.Б. Маньковский, Н.Ю. Бачинская, В.А.Холин, К.Н. Полетаева // Украинский неврологический журнал. — 2006. — № 1. — С. 47-53.

12. Эффективность применения альфосцерата холина (глиатилин) при легких когнитивных нарушениях сосудистого генеза / Т.Т. Батышева, К.А. Зайцев, П.Р. Камчатнов и др. // Журн. неврологии и психиатрии. — 2011. — № 8. — С. 29-32.

13. Alpha-Glycerophosphocholine in the mental recovery of cerebral ishemic attacks. An Italian multicenter clinical trial / S. Barbagallo, M. Barbagallo, Giodano M. [et al.] // Annals of the NY Academy of science. — 1994. — Vol. 717. — P. 253-269.

14. Alzheimer's disease and vascular dementia in developing countries: prevalence, management, and risk factors / R.N. Kalaria, G.E. Maestre, R. Arizaga [et al.] // Lancet Neurol. — 2008. — № 7 (9). — Р. 812-26.

15. Cholinergic precursors in the treatment of cognitive impairment of vascular origin: ineffective approaches or need for reevaluation / L. Parnetti, F. Mignini, D. Tomassoni [et al.] // Neurol. Sci. — 2007. — Vol. 257. — P. 264-9.

16. Folstein M. Mini-mental state: a practical method for grading the cognitive state of patients for the clinical / M. Folstein, S.Folstein, P.R. McHugh // J. Psychiatr. Res. — 1975. — № 12. —
P. 189-198.

17. Kavirajan H., Schneider L.S. Efficacy and adverse effects of cholinesterase inhibitors and memantine in vascular dementia: a meta-analysis of randomised controlled trials / H. Kavirajan, L.S. Schneider // Lancet Neurol. — 2007. — 6. — P. 782-92.

18. Mild cognitive impairment and cognitive impairment, no dementia: Part A, concept and diagnosis / H. Chertkow, Z. Nasreddine, Y. Joanette [et al.] // Alzheimer’s & Dementia: The Journal of the Alzheimer’s Association. — 2007. — Vol. 3. — P. 266-282.

19. Moreno M. Cognitive improvement in mild to moderate Alzheimer dementia after treatment with the acetylcholine precursor choline alfoscerate: a multicenter, double-blind, randomized, placebo-controlled trial / M. Moreno // Clin Ther. — 2003. — V. 25 (1). — P. 178-193.

20. Neurochemical basis for symptomatic treatment of Alzheimer's disease / P.T. Francis, M.J. Ramirez, M.K. Lai // Neuropharmaco-logy. — 2010. — Vol. 59. — P. 221-9.

21. Parmenter B.A., Denney D.R., Lynch S.G. The cognitive perfomance of patients with multiple sclerosis during periods of high and low fatigue / B.A. Parmenter, D.R. Denney, S.G. Lynch // Multiple Sclerosis. — 2003. — № 9. — Р. 111-118.

22. Safety/effectiveness of cholinesterase inhibitors versus the cholinergic precursor choline alphoscerate in adult-onset dementia / F. Amenta, A. Carotenuto, A.M. Fasanaro [et al.] // G. Gerontol. — 2010. — Vol. 58. — P. 64-68.

23. The ASCOMALVA trial: association between the cholinesterase inhibitor donepezil and the cholinergic precursor choline alphoscerate in Alzheimer's disease with cerebrovascular injury: interim results / F. Amenta, A. Carotenuto, A.M. Fasanaro [et al.] // J. Neurol. Sci. — 2012. — 322 (1–2). — P. 96-101.

Similar articles

Authors: Мищенко В.Н., Лапшина И.А., ГУ «Институт неврологии, психиатрии и наркологии НАМН Украины», г. Харьков
International neurological journal 5 (43) 2011
Date: 2011.09.27
Categories: Neurology

Back to issue